«…СОБРАНЬЕ ПЕСТРЫХ ГЛАВ…»

ЕВГЕНИЙ ПАНОВ: ПУБЛИЦИСТИКА, РАЗНОГОЛОСАЯ И МНОГОЛИКАЯ

Среди многих приятных черт Интернета есть и такая, особенно милая сердцу пишущего -  возможность запросто обзавестись  собранием собственных сочинений.   Раньше об этом можно было только мечтать. И вот  время   воплощения мечтаний все-таки пришло – причем, что удивительно и важно,  «издаться» можно  без участия  издателей и прочих персонажей, еще не так давно совершенно необходимых  для появления не то что многотомного собрания, но даже отдельной книги. Теперь не надо клянчить денег,  платя за это прочувствованными посвящениями спонсорам, о коих вы вчера не подозревали, а  нынче вынуждены рассыпаться в благодарностях. Не надо думать о рекламе и распространении тиража. Не надо составлять калькуляцию, выбирать бумагу, обложку, иллюстрации и прочая, прочая, прочая.

Надо лишь одно: найти того, кто поможет вам оформить персональный сайт и разместить на нем ваши опусы. Я такого человека, к счастью, нашел. Вернее, это он  обо мне вспомнил. Его зовут Виталий, он зять моего давнишнего покойного друга, отец троих его внуков. Увидев, что я никак не примерю на себя возможность напечататься в Интернете, Виталий твердо сказал – «Пора!»

« Может, и вправду пора?» - подумал я. И вот стою перед тобой, читатель, «словно голенький» - но писатель, в том числе   и публицист, к этому приговорен, и что забавно, самим собой. Не буду ничего объяснять и комментировать написанное. Ты, читатель, разберешься. Например, почему одна и та же вещь встречается в разных томах, книгах, подборках статей. Правильно:  не ради раздувания "листажа",  а исходя  из тематического, блочного принципа компоновки, повелевающего не сваливать написанное в кучу, а структурировать в виде книг или сборников. Одна и та же вещь  нужна  в разных томах и подборках - без нее они будут неполны, окажутся беднее.

Итак, читатель, «рукой пристрастной прими собранье пестрых глав».  Не подумай, манией величия автор не страдает. Просто лучше Пушкина не скажешь. Как всегда.

Интернет-собрание моих сочинений состоит из 14 интернет-томов.

Однако пора и представиться.

Я, Евгений Деонисович Панов, появился на свет в Москве 1 февраля 1946 года. Как и положено Водолею, подчиняюсь Урану – планете перемен, неожиданностей, революций. Нельзя сказать, что его власть милостива к тем, на кого она распространяется. Стабильности и покоя в моей жизни было маловато. Я учился в трех институтах (причем два из них умудрился окончить – Московский энергетический и Литературный имени Горького), служил техником в вертолетном полку, подвизался инженером и старшим научным сотрудником в сотрясаемом реформами НИИ, работал, кроме Москвы, в Ленинграде, на Таймыре, в Казахстане. Сколько раз пришлось переезжать с одного местожительства на другое, сосчитать затрудняюсь. Как журналист, объездил всю страну по имени Советский Союз – от Бреста до Колымы, от Надыма до Самарканда. Список изданий, в штате которых я состоял - где корреспондентом, где обозревателем, где заместителем главного редактора, - насчитывает не меньше десятка пунктов, а в которых печатался – не менее полусотни. Такое было время: газеты и журналы рождались и вскоре умирали, успев выйти два-три раза, а то и один раз. Жизнь куда-то неслась, время сжалось и уплотнилось.



Это, конечно, утомляло, но расширяло кругозор, обогащало впечатлениями, недоступными в спокойные эпохи и в конце концов отливалось в строки. Творческий процесс практически не прерывался. Он интенсивно подпитывался возможностью познания мира через путешествия и встречи с людьми. А люди попадались совершенно уникальные. Многие стали мне товарищами, некоторые – друзьями. И все – учителями…

Уран непредсказуем и оттого опасен, но именно он, как считается, дает Водолею свободу, именно он позволяет соединить вроде бы несоединимое, установить связи между разрозненными элементами мира, синтезировать противоречия. Чего-чего, а противоречий – граней единой реальности - на моем человеческом и профессиональном пути было более чем достаточно. Так что рабочего материала хватало. Его набралось на целых 14 «томов». И точка, надеюсь, еще не поставлена.