УСТОЙЧИВОЕ   РАЗВИТИЕ

 

ЗАКОН КАЧЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

Качеством жизни занимаются многие научные центры. Его пытались определять и по числу автомобилей или  денег в банке, и по таким параметрам, как «уровень ценности библиотеки» или «уровень медитативного контакта», причем ученые,   использовавшие «материальную» шкалу, считали чушью шкалу духовных ценностей и наоборот.
Но каждый непредубежденный человек скажет, что к качеству жизни имеет прямое отношение и достаток, и наличие хорошего компьютера, и чистота текущей из крана  воды,  и доступность лечения, образования, отдыха и многое, многое другое. Качество жизни описывается и измеряется   десятками показателей. А прежде всего – временем активной жизни человека, полезной мощностью, приходящейся на человека и состоянием его жизненной среды.
Так утверждает теория устойчивого развития в системе «природа – общество – человек». Что очень важно, теория не частная, а интегральная.
Знание – сила, это известно с  незапамятной древности, но используемое сегодня человечеством знание дает ему явно не ту силу, что требуется для решения   безотлагательных проблем,  оно явно не адекватно «вызовам времени». И во многом потому, что это знание частное. Частных наук около двух тысяч, их представления зачастую противоречат друг другу.   Не хватает силы и у так называемого  междисциплинарного знания,  например, экологии. Традиционные механизмы решения проблем стали работать  медленно и плохо или вообще  отказывают. Дело в том, что законы, на которых они основаны, которые правят нашей жизнью, по которым живут государства и люди, стали тормозом цивилизации. Следовательно, нужна система других законов, причем, не просто политических, экономических, социальных, а всеобщих, универсальных законов бытия.   Нужны базирующиеся на них практические идеи и технологии решения сложных современных проблем.
Такую систему и  такие технологии предлагает теория устойчивого развития, созданная в России  Побиском Кузнецовым, Олегом Кузнецовым и Борисом Большаковым.
Сегодня в гостях у редакции Борис Большаков – доктор технических наук, профессор, действительный член Российской академии естественных наук, директор департамента проблем устойчивого развития окружающей среды Международного университета природы, общества и человека «Дубна».



- Давайте начнем не с науки, а с политики, - предлагает Борис Евгеньевич. – В марте мы избрали  президента страны. Что скажет он народу через четыре года? Счастлив тот президент, который в конце своего правления может сказать: граждане России, я хочу порадоваться вместе с вами – наша жизнь стала лучше, безопаснее, веселее, ее качество выросло вдвое, наши неисчезающие потребности удовлетворяются гораздо эффективнее. И добились мы этого без внешних заимствований и не за счет мировой конъюнктуры на нефть,  а исключительно благодаря мобилизации, реализации и развитию творческого потенциала человек и использования прорывных технологий жизнеобеспечения.
- Услышать такое было бы прекрасно. Как же сделать сказку былью?
- Рост качества жизни обеспечивается устойчивым развитием в системе «природа – общество - человек». Оно согласовано с  фундаментальными законами мироздания, выраженными на языке пространства-времени. Этот универсальный язык дал возможность  установить связь разнородных законов физики, химии, биологии, экологии, экономики, социологии с общим законом развития планетарной жизни. На нем  строится практическая повседневная деятельность по удовлетворению самых простых, но неотменяемых потребностей. Хотите, например,  пить чистейшую природную воду? Пожалуйста! Ее можно получать в любых количествах   по технологиям,   основанным на теории устойчивого развития. Вода в  нашей науке рассматривается как идеальная «природная машина», как обобщенный канал передачи мощности от источника к нагрузке. Вода – это динамическая энергонесущая структура. Накачивайте в  нее энергию, с помощью  технологий оптимизации параметров придавайте такие свойства, которые необходимы для решения конкретной задачи – допустим,  для повышения продуктивности работы живых систем или для массового производства экологически чистых пищевых продуктов. 
- Это и есть прямой выход в практику?
- Именно. Он стал возможен потому, что учитывается основной закон жизни. В непрерывно изменяющемся мире неизменной остается величина полной мощности, благодаря чему связываются в   единое целое все природные, общественные и духовные процессы. Развитие обеспечивается ростом  полезной составляющей мощности. И ее доля, оказывается, растет, оказывается, поток свободной энергии увеличивается! Это и есть закон развития жизни. К его открытию  подводили работы русских космистов. Еще в 1880 году к  нему вплотную приблизился Сергей Андреевич Подолинский. В первой половине ХХ века  эти представления активно развивались в научных трудах Н.А. Умова, К.А.Тимирязева, Д.И. Менделеева, В.В. Докучаева, И.П. Павлова, В.И. Вернадского, Э. Бауэра, Р. Бартини и других выдающихся ученых.   Окончательно сформулировал закон наш выдающийся современный мыслитель и ученый-энциклопедист Побиск Георгиевич Кузнецов, которого на Западе назвали «русским Леонардо да Винчи ХХI века». Мировое сообщество   приняло   концепцию устойчивого развития подход только в 1987 году, то есть почти через 20 лет после открытия Кузнецова.
- Свободная мощность, свободная энергия растут, что называется, сами по себе? Или рост обеспечивается новыми знаниями, машинами,  технологиями?
- Рост идет за счет материализации идей, возникающих в людских головах. И другого способа, кроме этого, вообще говоря, не существует. Когда реализации  замысла позволяет строить тот же самый дом не за год, а за неделю – а такие технологии есть! – то это означает, что полезная мощность резко возросла. Ведь за год можно будет возвести 52 дома. Как видим, явный прирост мощности ведет к явному росту качества жизни. Поэтому его можно измерять в единицах полезной мощности.
- Иными словами, измеряется так называемая энерговооруженность работника?
- Не совсем и не только. В единицах мощности выражается приходящееся на человека жилище. Продукты питания. Всевозможные блага.
- А качество питьевой воды? Эффективность лекарств?  Это тоже выражается в единицах мощности?
- И это и многое другое. Здоровье. Безопасность. Качество среды тоже оценивается полезной мощностью. Или, если хотите, производительностью в единицу времени леса, воздуха, горного курорта, социального окружения.  В нашем распоряжении интегральный измеритель качества жизни. С его помощью мы можем выражать свои действия, решения,  программы и согласовывать их с законом развития жизни, устанавливающим неубывающие темпы роста полезной мощности.
- Если закон объективен, то, видимо, не просто «можем», но «должны». И не только мы, но и менеджеры и политики всех уровней, вплоть до президента страны.
- В нашей истории есть такой пример. При Петре Россия имела 10-процентные годовые темпы роста экономики, опережая Англию, которая  в тогдашнем мире была могущественнее, чем Соединенные Штаты в сегодняшнем. Как это удавалось? Прочитайте работу Лейбница «Экономика и общество» и вы многое поймете. Лейбниц известен миру как философ, математик, физик, но совершенно не известен как экономист. А именно в этом качестве он был советником Петра и  разрабатывал по его просьбе проекты развития государственного управления в России. Они основывались, говоря  современным языком, на идее, что действительный рост качества жизни связан с использованием творческого потенциала человека, который реализуется в новых технологиях, первым делом в прорывных. Прорывная технология сокращает время, затраты, увеличивает работоспособность – это  очевидно. Но прежде всего она меняет сознание. Когда осознается, что точно такой же дом можно построить не за год, а за неделю, происходит скачок в сознании. А через развитие сознания и происходит удовлетворение неисчезающих человеческих потребностей.
Вот эту идеологию, воплощенную в технологических решениях, Лейбниц и предложил Петру. Советник представил царю проекты машин для горного дела, лесозаготовок, возведения набережных, зданий, мостов…
- Так что блестящий Петербург построен так быстро не столько «на костях», сколько на технологиях и идеях?
- А спросите-ка наших экономистов, знают ли они об этом? Не знают.  Впрочем, не удивительно. Петровская эпоха – исключение. Обычно новые технологии тяжело прорываются в экономику. Экономисты принципиально не готовы к оценке инноваций. У технологий свой язык – язык мощности: сколько единиц мощности потребляется на входе и сколько получается на выходе. Именно этот язык Лейбниц предложил принять Петру. И Петр его принял. И Россия обогнала Англию. Потому что только на языке мощности или энергии можно выразить, способствует ли технология росту качества жизни. Но этого сейчас не умеет ни один экономист. Он не умеет переводить единицы мощности в рубли, доллары или евро, а потому требует от изобретателя того, что тому чаще всего противно и чуждо – составления бизнес-плана.
-Экономика Лейбница это умела?
- Умела. В начале  ХХУIII века! Но принципиальный недоброжелатель  Лейбница Ньютон сделал все, чтобы похоронить   идеи  оппонента. А сам Ньютон, возглавив королевское казначейство, кончился как ученый и занялся выколачиванием  денег  из колоний. Он стал прародителем метода колониальной ренты,  который сегодня активно применяют американцы. Мощь США   возрастает не за счет роста полезной мощности внутри страны, а за свет максимизации потребления из внешних источников. И так как внутренняя мощность Штатов не увеличивается, то мир наводняется долларами, не обеспеченными реальной мощностью,  или товаром. Это стало всемирным бедствием. Его масштаб – 400 триллионов долларов. Пустых.
- Откуда эта цифра?
- Ее дает теория устойчивого развития. Мы с Олегом Леонидовичем Кузнецовым, президентом Российской академии естественных наук, получили  эту цифру еще в 1999 году. В 2002 году ее подтвердил парламент Италии, установив, что мировой реальный продукт составляет всего 40 триллионов долларов.  Размер спекулятивного капитала в 10 раз больше.  Рано или поздно он лопнет, как мыльный пузырь. Такого же мнения придерживаются лауреаты Нобелевских премий по экономике М. Аллэ, Ф.А. фон Хайек, кандидат в президенты США Л. Ларуш, финансист Дж. Сорос и многие  другие авторитеты.
- Далекий Лейбниц, оказывается, имеет непосредственное отношение к нашей жизни. Как и Ньютон…
- Как и Клаузиус, сформулировавший второй  закон термодинамики. Он гласит, что  преобладающие изменения в  природе, в обществе, в человеческой жизни направлены в сторону деградации и хаоса. С этим представлением и сражался русский космизм. По сути, он боролся против идеологии «золотого миллиарда» и геноцида населения.
- То есть?..
- Международный капитал с трудом дает кредиты на питание, здравоохранение, образование. А кредиты на развитие нефтяной отрасли – охотно. Эта политика направлена на то, чтобы оставить в России примерно 30 миллионов жителей – их хватит для обслуживания интересов энергетических компаний.
- Вы полагаете, это совершенно сознательная политика?
- Скажем так: сознательно-бессознательная.  Принципы, сформулированные идущей от Ньютона возобладавшей ветвью знания, внедрились  в общественное сознание и подсознание. На них воспитываются поколения. В том числе будущие депутаты,  министры, премьеры, президенты.  «Судьбоносные» решения лидеров на самом деле запрограммированы. Все они руководствуются, пусть и неявно, знакомыми со школы законами термодинамики.     У них в  извилинах отложилось,  что энергия  обязательно убывает, энтропия обязательно возрастает, хаос всегда берет верх над порядком, а следовательно, история есть вполне предсказуемый процесс, сам по себе ведущий  только к разрухе, поэтому порядок надо наводить железной рукой и уменьшать число едоков,  ибо «на всех не хватит».
Но дело в том, что законы термодинамики справедливы  для косного мира. Жизнь, как установил русский космизм,  подчиняется другим законам – она развивается не в сторону  увеличения хаоса, а в сторону роста свободной – созидающей, творческой – энергии.
- И каков практический вывод?  Вот общественный процесс привел к развилке. Правительство стоит на ней, как витязь на распутье. Направо пойдешь – коня потеряешь. Налево – того хуже: кресло. Надо выбирать путь. Куда двигаться?
- Ответ, по-моему, ясен.
- Надо идти в сторону роста свободной энергии? Однако никто и никогда не говорит: «давайте двигаться к хаосу». Говорят: «давайте двигаться к рынку».
- Но разве рынок цель? Это лишь средство.
- Понятно. Но подмена произошла не вчера, а очень давно.
- Почему же наша элита не сумела распознать подмену?
- Потому что элиту тоже «подменили». Настоящая   оказалась на задворках. Что ж, не путается  под ногами, не умничает.
-     Значит, формирование новой элиты - первое условие  роста качества жизни  в России. Он действительно находится в прямом противоречии со вторым началом термодинамики, согласно которому  полезная мощность действительно не может расти, она действительно может только убывать.  Так что жизнь, собственно,  есть не что иное, как   превращение невозможного  в возможное.  Подлинная национальная элита   должна   сверяться с законами жизни, с законами порядка, а не хаоса. Политики, берущие на себя ответственность за судьбу страны, обязаны уметь правильно выбирать пути развития. Значит, необходимо давать людям образование, позволяющую принять и реализовать идеологию устойчивого развития.
Второе условие -  формирование человека, способного материализовывать свой творческий потенциал. К неисчезающим потребностям относится не только потребность брать, но и потребность отдавать.
- Изобретательство – ее проявление, верно? Поэтому   изобретатели в России будут строить свои машины  даже в сараях и даже на последние копейки.
- Это наш вариант того, что на Западе называют способностью к инновациям. Поэтому несмотря ни на что в стране созданы десятки прорывных технологий. Если бы их не было, мы в Дубне просто не взялись бы за разработку общенациональной программы устойчивого  роста качества жизни.
В Европе и отчасти в  Штатах он обеспечивается идеологией, получившей название «фактор четыре». Качество жизни растет за счет технологий, вдвое уменьшающих затраты и дающих двойной эффект. Но нас такой критерий роста не устраивает. Нам нужен как минимум восьмикратный эффект – из-за издержек климата, в среднем в два раза  превышающих  издержки любой другой страны. Стены в наших домах должны быть толще, топить надо сильнее, приходится чистить дороги от снега, переодевать армию в зимнюю форму и прочее. Если мы будем ориентироваться на «фактор четыре», то всего лишь компенсируем дополнительные затраты, которых нет на Западе.  А  необходимо большее.
- Чтобы президент в конце срока правления выглядел счастливым и радовался вместе с народом?
- Хотя бы. Поэтому в базу данных по прорывным технологиям мы отбирали проекты, дающие восьмикратный и десятикратный эффект. Возьмите, например,  струнный транспорт Юницкого.  Затраты по сравнению с железной дорогой вчетверо–впятеро  меньше,  скорость в шесть раз больше. Для России с ее просторами это куда как важно. А транснациональные, трансконтинентальные магистрали Европа-Азия? Здесь  «фактор десять» достигается без особых усилий.  А ниточка Норильск-Красноярск? Она же мгновенно окупится!
Или возьмите воду. Это переносчик  полезной мощности от солнца к клеточкам тела, канал снабжения организма свободной энергией. Чем чище этот канал, тем эффективней снабжение, тем выше работоспособность клеток в единицу времени, тем выше качество жизни. В природе нет химически чистой воды, каналы загрязнены различными соединениями. Прочистите их, и клетка расцветет, время активной жизни возрастет, а это, напомню, один из трех главных показателей качества жизни.  Напомню также, что прорывные технологии позволяют получать кристально чистую воду в любых количествах. Домашний аппарат дает 10 литров в час, промышленный может дать тысячи. Втыкаете вилку в розетку, и все.  Эффект – до  десятикратного: в машиностроении и в медицине, в автосервисе и в микробиологии, в кинофототехнике и в сельском хозяйстве и конечно, в приготовлении пищи. Хлеб на такой воде  необыкновенно душист и вкусен, он не черствеет в два-три раза дольше обычного, припек больше, расход муки и дрожжей меньше, не нужно сахара и  масла, тесто подходит всего за два часа.
- Хлеб, вода, дом, дорога. Очень простые вещи. Но  человек без них не может. Наверно, с них и надо начинать, чтобы  ощутить реальный рост качества жизни.
-   Начинать нужно было вчера или даже позавчера. Но и сегодня еще не поздно.
2004


ТОЛЬКО ВЕЧНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ СПАСЕТ РОССИЮ?

Недавно президент  напомнил, что задачу  роста ВВП, поставленную в 2003 году, никто не отменял. Она, напротив,  становится все более актуальной. Качество жизни  большей части населения России недостойно великой страны. Его рост начнется только тогда, когда  начнется рост ВВП.
Но чтобы ВВП действительно пошел в рост, нам надо обеспечить 10-процентный годовой рост экономики, полагает доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой устойчивого развития Международного университета природы, общества и человека «Дубна» Борис Большаков.     За всю свою историю Россия развивала такие темпы только трижды: при Петре, при Александре III и при Сталине, да и то – краткосрочно.
Удастся ли сделать это в четвертый раз, Борис Евгеньевич? Нет, если действовать теми методами,  что есть в распоряжении министра  Грефа и его команды либеральных экономистов, говорит ученый.   Расчеты на модели страны показывают, что правительство, выполняющее  программы  правых партий,  может  поначалу немного повысить качество  жизни, но затем наступит катастрофический спад. Либеральные установки – децентрализация ресурсов, передача функций государства на места или в частный сектор, приоритет торговли, ориентация на Запад, надежды на зарубежную помощь – противоположны тому, что необходимо России для укрепления социально-экономического могущества.  Исследования с помощью модели позволили строго доказать то, что было понятно и так: монетаризм, навязываемый России еще со времен «ельцинских завлабов»,– губительная ошибка. 
Основа модели – теория устойчивого развития,  новое знание, добытое плеядой блестящих ученых и мыслителей, начиная с философа  ХУ века Николая Кузанского и кончая нашим современником Побиском Георгиевичем Кузнецовым, которого на Западе назвали «русским Леонардо ХХI века». В этой плеяде и Лейбниц, и Менделеев, и Подолинский, и Лагранж, и Докучаев, и Крон, и Вернадский… Принципы устойчивого развития провозглашены на конгрессе в Рио-де-Жанейро 20 лет тому назад, приняты и рекомендованы «всем-всем-всем»  Генеральной Ассамблеей ООН 18 лет назад и не так давно еще раз подтверждены на глобальном саммите в Йоханнесбурге.
Но  перейти к  устойчивому развитию не удается. Дело в том,  что законы, по которым строится  наша жизнь,  существуют государства,  социумы и люди, стали тормозом цивилизации. Миром правят деньги, в них измеряются все и вся,   но деньги подвержены инфляции, зависят от котировок на биржах, от курсовых соотношений и вообще от множества чистой воды спекуляций.  Поэтому-то   в решениях йоханнесбургского саммита подчеркнуто, что ни для оценки настоящего, ни для проектирования будущего   финансовые показатели не годятся. На взгляд профессора Большакова, его учеников и единомышленников, входящих в вооруженную новым знанием команду, это мягко сказано.  Денежные измерители- доллары, рубли или евро – дают  совершенно искаженную картину действительности. Основанные на них представления об   экономических возможностях  государств, уровне и качестве жизни, критерии эквивалентности обмена, проявленные в курсовых соотношениях валют,  -  ложны. Даже хуже: мировая финансовая система  стала главным источником глобальных и локальных, явных и скрытых угроз, ибо существует зияющий разрыв  между спекулятивным капиталом и фактически произведенным мировым продуктом. Мир наводняется деньгами, за  которыми нет ни вещей, ни услуг, ни технологий, ни идей. Это стало всемирным бедствием. Его масштаб – 400 триллионов долларов. Пустых.
Эту цифру, способную вогнать цивилизацию в шок, Борис Большаков и Олег Кузнецов, президент Российской академии естественных наук, получили  еще в 1999 году. В 2002 году   их вывод подтвердил парламент Италии, установив, что мировой реальный продукт составляет всего 40 триллионов долларов.  Такого же мнения придерживаются лауреаты Нобелевских премий по экономике М. Аллэ, Ф.А. фон Хайек, бывший кандидат в президенты США Л. Ларуш, финансист Дж. Сорос и многие другие. Размер спекулятивного капитала в 10 раз больше, чем размер «наполненного», обеспеченного, реального.   Рано или поздно  этот мыльный пузырь лопнет  - с треском, от которого содрогнется планета. 
Крах мировой финансовой системы будет катастрофой и для России, поскольку именно  она фактически обеспечивает доллар, говорит ученый.  Каким же, извините,  образом? Разве он не обеспечивается самой мощной в  мире американской экономикой?  Мощь экономики держится на энергетическом фундаменте, поясняет Большаков.  Россия обеспечивает доллар энергетически – своими энергетическими возможностями, запасами энергоносителей.  Когда мы обращаем наш золотой  резерв в американские ценные бумаги, то  компенсируем энергетическую ущербность доллара.  В  России энергетическая обеспеченность американской валюты в 40 раз больше, чем в самих Соединенных Штатах! И это не безответственное ура-патриотическое заявление, это можно доказать – по соотношениям выработанной мощности и произведенного продукта в США и в России. Так что, в известном смысле, доллар – это вовсе не американская, а наша валюта. Если выражать ее в единицах мощности.  Мощность - тот универсальный измеритель, роль которого не могут играть деньги. В единицах мощности выражаются потоки всех ресурсов – угля, нефти, газа, воды, воздуха, руды и прочего. Управлять ими на самом  куда важней, чем финансовыми потоками. Вспомните недавнюю историю со спасением замерзающей Карякии, говорит профессор.  Что туда направили в первую очередь? Деньги, о которых сегодня все наши мысли? Нет, топливо, то есть – энергию!
Обратите внимание, в английском энергия, мощь, сила, власть обозначаются одним словом – «power». И это же слово значит «держава». В языке не бывает случайностей, он всегда отражает суть вещей. Американцы, отдадим им должное,  поступают в соответствии с сутью.  Они прекрасно знают, что контроль над мощностью гарантирует власть, в том числе и в мировом масштабе. Тот, кто, находясь в  нужное время  в нужном месте, может перевести потоки на себя, и есть настоящий хозяин,  властитель. По его усмотрению    потоки можно направить в тот или иной регион или пустить в обход, и тогда качество жизни начнет падать, а население – вымирать.  Что мы с прискорбием наблюдаем в России.
Почему же потоки наших ресурсов минуют наши просторы? Почему работают на американцев? Из-за незнания,  непонимания и неумения использовать новое знание в управлении государством? Будем пока считать, что так. Хотя незнание, непонимание и неумение для государственных мужей непростительны, хотя для руководителей экономики и финансов это показатель непрофессионализма, за который указывают на дверь…   Да, знание не было востребовано вчера,  но сегодня-то ситуация критическая, а другого эффективного инструмента у нас нет! Можно написать тома разных партийных или правительственных программ и глубокомысленных рекомендаций экспертов со словами «повысить», «ускорить», «обеспечить», «усилить», но все это, по мнению Большакова,  суп в разобранном виде.  Как его сварить, неизвестно. Как  точно оценить последствия реализации программ,  просчитать рост экономики, уровень,  качество и продолжительность жизни,  состояние  природы, политический курс страны, перспективы ее развития?
К великому сожалению, говорит ученый,  у наших политиков нет ни малейшего представления обо всем этом.  Они неверно понимают   ситуацию.  Они, например,  принимают на веру  оценки  западных «авторитетов»,  утверждающих,     что за последние 100 лет мировой валовой продукт вырос  в десятки раз, и если развитие продолжится такими темпами, то ресурсы планеты истощатся быстро, так как они ограничены.  Отсюда вытекает  знаменитая доктрина «пределов роста», суть которой выражается простой фразой «на всех не хватит». Хватить должно так называемому «золотому миллиарду», на остальных наплевать, пусть вымирают. В том числе, разумеется, и на Россию – чтобы снабжать нефтью и газом цивилизованные страны,  здесь достаточно оставить 50 миллионов человек. Эту цифру озвучил бывший британский премьер-министр Джон Мейджор. Потом ее с удовольствием повторяли многие «доброжелатели» России. И в их числе – наши собственные отечественные либералы. А в их числе и те, кто и  по сей день сидит на важных государственных постах.
Но дело в том, что  для открытых систем, к которым относится и мировая экономика, пределов роста  не существует, и перед нами не научный анализ, а откровенные корыстные спекуляции, к тому же выдержанные в духе двойных стандартов.   Кроме того, за весь ХХ век мировой продукт  вырос не в 30 раз, как пишут «авторитеты», а только удвоился, потому что КПД по миру в целом вырос  только вдвое – с 0,12 до 0, 24. Поэтому до истощения планетарных ресурсов далеко. Да и вообще за все время существования человечества, с Адама и Евы до наших дней, уровень жизни вырос всего-навсего в 36 раз. В ХХ веке, с 1900 до 2000 года уровень жизни вырос только в два раза! Выросло и качество жизни – за счет более эффективного использования ресурсов, то есть, КПД  применяемых технологий. Это - ключевой показатель. Его рост всего на один процент дает у нас эффект в четыре раза больший, чем продажа энергоносителей. Один процент роста КПД – это примерно двойная сумма всей зарплаты по стране.  А если еще соединить этот рост с какой-нибудь эффективной моделью экономки…
В поисках этой модели команда Большакова оценила перспективы использования в России  «шведской модели»,  «китайского пути», вариантов «железный занавес», «мертвая петля», «отсос». Что такое «занавес», понятно. «Петля» - это конфронтация с Западом, гонка вооружений, «отсос» - фактически нынешний  способ обеспечения доллара и евро российскими энергоресурсами, чего и добиваются идеологии стратегии «пределов роста».  Оказалось, что даже заимствование  самого лучшего из опыта  других стран обеспечивает нам прирост качества жизни лишь на один-два процента. Что касается других моделей, то они категорически не годятся. Потери растут, население сокращается.  Все варианты, по сути, сводятся к альтернативе: или особый русский путь, или движение вместе с миром. «Особый путь» - тот же «занавес», та же  «петля». А путь «вместе с миром» распадается на три дорожки. На первой выкачивают из нас, как то и происходит сейчас, на второй – выкачиваем мы… Да-да, теоретически можно заставить насос качать ресурсы в  обратном направлении, обеспечивая рубль мощью американской и европейской экономики, но предпочтительнее свернуть на третью тропку, на которой происходит эквивалентный обмен. Не «взаимовыгодный», потому что неэквивалентность тоже может быть кому–то выгодна, а именно  равноценный.
Как к нему перейти, в принципе ясно. Чтобы вести обмен, надо иметь, чем обмениваться. Нам – есть.   Природные богатства, славу Богу, еще не кончаются. Они нужны миру. Но не в  меньшей степени  сегодня востребован интеллектуальный продукт – идеи, технологии. Именно они дают рост качества жизни. В Европе и отчасти в  Штатах  он обеспечивается идеологией, получившей название «фактор четыре»: качество жизни  растет за счет технологий, вдвое уменьшающих затраты и дающих двойной эффект. Но нас такой критерий роста не устраивает. Нам нужен как минимум восьмикратный эффект -  из-за издержек климата, в среднем в два раза  превышающих  издержки любой другой страны. России  нужны технологии не просто эффективные и даже не просто лучшие, а те, что лучше самых лучших. Сейчас наш средний КПД по стране – 0,31. Чтобы выйти на устойчивое развитие,  требуется 0,62.  Наиболее «продвинутые» мировые энергетические технологии дают 0,43. Мало!..
Поэтому давайте искать, развивать  и применять прорывные технологии, говорит Большаков. Такие, как трансмутация химических элементов, струнный транспорт, резонансная синхронизация. В открытых системах  прорывные технологии могут давать КПД больше единицы,  это вполне реально.  Иными словами, реально строить вечные двигатели. Но большинство прорывных технологий в России «вне закона», вне науки.  Все, что может привести Россию к выходу из кризиса, к прорыву тут же объявляют лженаукой!.. Так что «борьба» с ней - не какие-то  разборки внутри научного сообщества, не академическая полемика. Это прямой вклад в усиление социальной напряженности. Она растет, если падают уровень и качество жизни, а именно это происходит, когда  подвергаются гонениям прорывные технологии.  События российской истории это подтверждают. Как стало понятно после исследований на модели Большакова, пик социальной напряженности в   России  пришелся на 1917 год. Революция была отнюдь не случайной, она готовилась  200 лет, на протяжении которых уровень жизни монотонно падал, а социальная напряженность росла. Почему? Да потому, утверждает ученый, что после Петра Россия практически перестала развивать прорывные технологии. А при Петре страна говорила на их языке,  имела 10-процентные годовые темпы роста экономики и  опережала Англию, которая  в тогдашнем мире была могущественнее, чем Соединенные Штаты в сегодняшнем. 
2005


КАК ПРОРВАТЬ КРУГ КРИЗИСОВ

Беседа научного обозревателя «Форума» Евгения Панова с
лидером российской школы устойчивого развития,  доктором  технических наук, профессором, заведующим кафедрой устойчивого инновационного развития Университета природы, общества и человека «Дубна» Борисом Большаковым


Не надо думать,  что  нынешний планетарный кризис  - какое-то  неординарное событие. За свою долгую историю человечество  прошло через множество  кризисов и катаклизмов, и так как  выжило и продолжало развиваться, то, стало быть, сумело их преодолеть. За счет чего? За счет опережающих идей и технологий, говорит Борис Евгеньевич.  Другого способа просто не существует. Для своего времени такой идеей была идея добывать пищу не только собирательством и охотой, но также земледелием  и скотоводством. Реализованная в соответствующих технологиях, она невероятно расширила ресурсную базу человечества. Столь же прорывными были мысли о замене мускульной силы силой воды или пара, об использовании угля, нефти, газа, атомной энергии…  Поэтому как выйти из кризиса, в принципе известно. Сегодня, утверждает Большаков, прорывные идеи, порождающие новые эффективные технологии и новые эффективные носители мощности в сочетании  с более эффективным управлением должны обеспечить устойчивое развитие общества. 
Начать движение к устойчивому развитию жизненно необходимо для всех постсоветских государств – у всех у них  сходные проблемы, хотя, конечно, их острота везде различна. В авангарде сейчас идет Казахстан, где Концепция  перехода к устойчивому развитию является основополагающим государственным документом. Примеряются к новым подходам Кыргызстан и Белоруссия. Нет сомнения, что совершенно необходимы они Украине. В недрах постсоветской цивилизации зреет понимание того, что в нелегкие времена надо объединять усилия, что важнейшим условием развития становится сотрудничество и что конкуренция отступает на второй план. Что ж, нам привычно жить и работать вместе. Куда привычней, чем порознь.
Полагаем, что, открывая новую рубрику, стоит представить нашего собеседника пополнее. Борис Евгеньевич Большаков родился 24 мая 1941 года в Москве. Геофизическое, математическое, экономическое образование получил в МГУ. Проблемой  устойчивого развития занимается около 40 лет. Автор нескольких монографий и  более 100 научных работ в области анализа и синтеза естественных, технических и гуманитарных систем, прогнозирования, управления устойчивым развитием. В соавторстве с Президентом РАЕН О.Л.Кузнецовым написал «Учебник ХХI века» - «Устойчивое развитие: научные основы проектирования в системе природа-общество-человек». В 80-е годы был научным руководителем работ  по разработке системы динамических моделей «Устойчивое развитие страны», Главным конструктором системы «Контроль» для Председателя Правительства России. Автор научной теории устойчивого развития общественно-природных систем в терминах физических величин. Неоднократный победитель конкурса на грант Президента РФ среди ведущих научных школ России.

Четыре глобальных противоречия

- Итак, Борис Евгеньевич, спасение в устойчивом развитии?
- Несомненно. Переход в режим устойчивости роста и развития  есть одновременно и способ преодоления кризиса, и стратегическая цель посткризисной цивилизации.
- Но о какой устойчивости может идти речь, когда мир буквально лихорадит? Когда глубокий кризис переживают практически все страны?
- Именно сейчас и надо говорить об устойчивом развитии. Потому что другие меры не помогают и, скорее всего, помочь не могут. Правительства многих стран в растерянности, они ищут, но не могут найти  адекватные ответы на поставленные кризисом вопросы. Между тем, есть золотое правило: «Ответ на вопрос, на который нет ответа, заключается в том, чтобы поставить этот вопрос иначе».
Поставить вопрос иначе – значит перейти в другую систему координат, другое измерение, где ответ существует, где он достаточно ясен, может стать основой программы практических действий и эффективно реализован.
- Насколько я понимаю, прежде всего необходимо поставить вопрос о причинах кризиса – ведь не зная диагноза, не подберешь правильного лекарства. Это чисто финансовый кризис или его природа значительно глубже?
- Современный мир переживает системный многомерный кризис. Его проекциями являются экологический, демографический, продовольственный, энергетический, валютно-финансовый и другие кризисы, в основе которых лежат глобальные противоречия.
Во-первых, противоречие между пространственной ограниченностью Земли, ее ресурсов и необходимостью сохранения развития человечества в неограниченной перспективе.
Во-вторых, противоречие между смертностью индивидуума и геологической вечностью явлений жизни.
В-третьих, противоречие между опережающим ростом потребления природных ресурсов и ограниченным воспроизводством полезной мощности биосферы Земли.
В-четвертых, разрыв между реальной  величиной произведенного обществом валового продукта и спекулятивным капиталом, необеспеченным реальной мощностью.
Многочисленные глобальные и локальные проблемы, агрессивно-деструктивные процессы и кризисы, с которыми сталкивается современная цивилизация, есть не что иное, как форма проявления этих противоречий. Так, пресловутые «пределы роста», пропагандируемые как якобы научное обоснование концепции «золотого миллиарда», являются прямым следствием первого противоречия; проблема здоровья и долголетия человека логически вытекает из второго; экологический, продовольственный, энергетический кризисы являются следствием третьего, а мировой валютно-финансовый кризис – прямое  порождение четвертого.

Новые подходы к старым проблемам

- Можно ли преодолеть эти противоречия, оставаясь в рамках доминирующих представлений?
- Думаю, нет.
- Но  если  так, то невозможно обеспечить и устойчивое развитие, не говоря уж о возможности выхода из кризиса.  
- Поэтому я и говорю о необходимости новых подходов. Ведь ситуация критическая - под угрозу поставлена сама возможность существования цивилизации. Впрочем, про это сказано более чем достаточно. Давно пора переходить от слов к действиям, но можно ли предложить тут не какие-то спонтанные, судорожные, а выверенные, просчитанные действия,  опирающиеся на общие законы природы? Существуют ли здесь общие правила, пропущенные через сито тысячелетий,  применяя которые можно создать прорывные технологии и, используя их, разрешить существующие глобальные противоречия?
- Вы хотите сказать, что они существуют и проблема, таким образом, имеет научное решение?
- Давайте рассмотрим  названные противоречия внимательнее. Первое из них разрешается путем расширения  жизненного пространства, а с ним и ресурсов земной цивилизации – переходом человечества в новую космическую эру, обеспечением развития мирового сообщества в космическом измерении. И это вполне реально и достижимо, так как Земля со всеми нами, землянами, - неотъемлемая часть безграничного Космоса, порожденная пространственно-временными потоками энергии и информации. Мы непрерывно потребляем эти потоки, ежесекундно подвергаемся их воздействию, и сами влияем на Космос, производя как полезную мощность, так и отходы.
- Простите, но где же здесь строгая наука? Скорее, это рассуждения в духе русского космизма.
- Наука в том, что разрешение этого противоречия полностью находится под контролем закона сохранения мощности – первого закона открытых систем.
Второе противоречие разрешается на пути постижения и правильного применения человеком в повседневности фундаментального закона развития жизни как космического процесса, о котором человечество узнало благодаря великим представителям русской научной школы и, прежде всего, С.А.Подолинскому, В.И.Вернадскому, К.Э.Циолковскому и П.Г.Кузнецову.
Развитие живой системы имеет место, если со временем увеличивается ее возможность действовать или, говоря научным языком, имеет место рост реальной мощности - вот, упрощенно, суть закона. И наоборот, если реальные возможности живой системы со временем убывают, то есть уменьшается ее реальная мощность, то налицо деградация и ее последующая смерть.
В качестве фундаментальной основы стратегии устойчивого развития используется именно этот закон.
Третье противоречие - между опережающим ростом потребления природных ресурсов и ограниченным воспроизводством полезной мощности биосферы Земли, - разрешается путем реализации таких идей и технологий, которые уменьшают потребление природных ресурсов за счет повышения  эффективности их использования и увеличивают скорость воспроизводства ресурсов биосферы Земли.
- Это, чтобы было понятно, так называемые энергосберегающие и ресурсосберегающие технологии?
- Совершенно верно. Среди инновационных идей и технологий выделяются такие, которые дают максимальный эффект по сравнению с уже существующими, то есть имеют бòльший обобщенный коэффициент полезного действия. Такие идеи и технологии относятся к классу прорывных. Им отводится особая роль. Анализ показал, что для перехода России к устойчивому развитию требуются инновации, обеспечивающие обобщенный КПД по стране не ниже 0,62.
- Вы имеете в виду отечественные или закупленные на Западе разработки?
- Если ориентироваться в основном на закупаемые на мировом рынке технологии, то можно увеличить обобщенный КПД лишь до 0,49, что явно недостаточно для перехода страны к устойчивому развитию. Значит, нам крайне необходимы не просто инновационные, а собственные прорывные технологии. На них должна базироваться  промышленность устойчивого развития, создающая условия для вхождения страны в группу мировых технологических лидеров.
Ну и, наконец, - четвертое противоречие, наиболее очевидное для всех,  материализовавшееся в мировом финансовом кризисе. Оно выражается в разрыве между реальным мировым валовым продуктом и спекулятивным капиталом. Премьер-министр России В.В. Путин, открывая недавний Давосский экономический форум, назвал этот разрыв «колоссальным дисбалансом» между масштабами финансовых операций и реальной стоимостью активов. Чтобы понять, почему возник разрыв или дисбаланс, нужно уяснить простую вещь. Не существует ни одного продукта, товара или услуги, создаваемых в любой сфере жизнедеятельности общества (идеологической, правовой, политической, научной, образовательной, социальной, экономической, технологической, экологической и других), на производство которых не надо было бы тратить время и мощность.
Со времени Бреттон-Вудской конференции 1944 года, принявшей решение об обратимости доллара в золото,  реальный мировой валовой продукт (в пересчете на реальную мощность в кВт) вырос в четыре раза, а в денежном выражении ($ США) – в 40 раз.  Отсюда, как говорится, и растут ноги. «Проявление кризиса  мировой финансовой системы характеризуется зияющим разрывом между объемом спекулятивного капитала в 400 трлн. $ США (из которых 140 трлн. $ США приходится на США) и размерами мирового валового продукта всего в 40 трлн. $ США». Заметьте, это записано в  резолюции Парламента Италии  еще в сентябре 2002 года!
В конце 70-х годов XX века разрыв составлял немногим более 20 трлн. $ США. За последние 30 лет в результате игр на бирже и работы «печатного станка» он возрос до 400 и более трлн. $ США. Мы вместе с П.Г. Кузнецовым и О.Л. Кузнецовым опубликовали этот вывод еще в 2001 году в монографии «Система природа-общество-человек: устойчивое развитие». На мой взгляд, не случайно эта монография была поставлена в вестнике Кембриджского университета (Англия) в ряд с лучшими работами, вышедшими накануне XXI века.

Спекулятивный «пузырь»

- Почему же все-таки образовался этот «зияющий разрыв»? Можно ли объяснить это на языке, доступном любому грамотному человеку?
- С 1971 года США отказались от обратимости доллара в золото, с 1973 года была введена система плавающих валютных курсов. С тех пор дензнаки обеспечены не золотым эквивалентом, а производственной структурой той или иной страны, которая сама оценивается дензнаками. Возник замкнутый круг: деньги обеспечиваются  деньгами. При этом некоторые банковские круги получили возможность бесконтрольно допечатывать денежные знаки в необходимых, по их мнению, количествах. За счет печатного станка и создавался «сверхдоход», не обеспеченный реальной продукцией, реальным товаром, то есть, фактически, реальным временем и реальной мощностью, затраченными на производство «дохода».
Вот пример такого «гениального» коммерческого творчества, который мы привели в нашей книге 2001 года. Международный валютный фонд, Мировой банк и еще несколько банков использовали  печатные станки стран «семерки» и печатали  денежных знаков на  сумму бóльшую, чем  совокупный продукт стран «семерки». Превышение составляло всего 10%, но этого вполне хватало для поддержания аферы глобального масштаба. Поскольку  на мировом  рынке ни продать, ни купить без «устойчивой» валюты стран «семерки» ничего нельзя, то весь мир был вынужден обменивать свой продукт на «конвертируемую валюту», а, по сути, на пустые зеленые бумажки. Об этом прямо сказал в Давосе Путин, разве что другими словами. В результате такого обмена авторы «ноу хау» получали 5% мирового продукта, который «возрастал» на 10% в год. 
По классической экономической теории, в основе  этого роста должен  лежать «рост производительности». Однако совершенно очевидно, что росла не производительность, а денежная масса, не обеспеченная реальной мощностью. А раз она увеличивалась, увеличивалась и инфляция. А вместе с  ней нарастало  искажение действительной картины мира. Фантом постепенно вытеснял реальность. Росла иллюзия развития. Власть утрачивала способность объективно оценивать долгосрочные последствия принимаемых решений. В мировой экономике утвердились негласные правила, установленные мировой финансовой олигархией. Вся связка валют претерпевала  «запланированную» инфляцию в 5% в год. Она оплачивалась действительными результатами действительного производства «нецивилизованного мира». При стоимости общего мирового продукта в 20 триллионов долларов 5-процентный «налог» на «нецивилизованность», непринадлежность к «золотому миллиарду»   составлял  один  триллион долларов в год.
- Что ж, мир безропотно подчинялся этим правилам целых 37 лет – с 1971 по 2008 год, мир покорно платил дань «золотому миллиарду» и даже не пытался взбунтоваться. Почему? Потому что никто не понимал сути происходящего?
- Нет, понимание было – вспомните резолюцию итальянского парламента 6-летней давности.  Неоднократно также предпринимались попытки уменьшить спекулятивный капитал. Но  разрыв не только не уменьшился, а, как убедительно показал  Линдон Ларуш (лидер научного направления «Физическая экономика», бывший кандидат в Президенты США от демократической партии), достиг критической отметки, аналогичной мировому кризису 20-х годов прошлого века. В своей работе «Грядущий стратегический кризис или глобальная валютно-финансовая система на пороге краха» Ларуш  весной 2006 года  предупреждал, что рост мировых цен на основные сырьевые материалы вытолкнул мир в гиперинфляцию, что без изменения политического курса США и Европы мир скоро подойдет к точке крушения доллара, а вместе с ним и мировой валютно-финансовой системы, что администрация Буша демонстрирует «вырвавшуюся  из-под контроля финансово-экономическую идиотию».
Глава ФРС Гринспен, писал Ларуш, «управляя» гиперинфляционным циклом в  1987-2006 годах, для спасения банков пустил в оборот ценные бумаги «Фэнни Мэй» и «Фредди Мака». Выдулся пузырь недвижимости, разросшийся до размеров раковой опухоли. Это, в свою очередь, спровоцировало основную денежную и производные финансовые эмиссии, обеспечившие гиперинфляционное раздутие физически усыхающей экономики. В конечном итоге, получился насос для выдувания глобального валютно-финансового пузыря.   Поэтому мировая валютно-финансовая система в ее сегодняшнем состоянии обречена.  Но, судя по всему, в США до сих пор пребывают в уверенности, что обладают «безразмерной возможностью сотворять деньги», то есть, печатать «столько долларов, сколько пожелают, и без существенных затрат».
- Так оно и есть. Печатают. И спрос на доллары не падает.
- Верно. Купюр можно напечатать сколько угодно, а вот киловатт-часов – нельзя. Их нельзя раздать, как денежные бумажки. Сколько энергии производится, столько и потребляется. И в этом корень проблемы. Мировой спекулятивный капитал, разбухший до непомерной величины в  400-500 трлн. $ США, не обеспечен реальной мощностью, а между тем именно мощность и является универсальной мерой фундаментальной стоимости, а деньги – бумажным документом, подтверждающим наличие реальной мощности. Это известно еще с 1880 года, с работ С.А.Подолинского, и впоследствии было развито в трудах русской научной школы устойчивого развития.
Если бумажные денежные сертификаты не обеспечены мощностью, они образуют спекулятивный  «мыльный пузырь», который, достигнув критической массы, лопается в ходе мирового валютно-финансового кризиса. Поэтому первый реальный шаг к его преодолению - осознание ложности денежной меры, не обеспеченной реальной мощностью. Это даст действительные основания для прорыва замкнутого круга сопряженных валютно-финансового, экологического, продовольственного, энергетического, демографического и других кризисов. Пытаться выбраться из них, имея надежной и устойчивой меры, принципиально ошибочно.

Прощай, доллар?..

- Но как это сделать, Борис Евгеньевич? Естественный вопрос, не правда ли?
- Сделать это, конвертируя одну денежную единицу в другую, принципиально невозможно, так как все национальные валюты в большей или меньшей степени «заражены» спекулятивным капиталом. За 5 лет, с 2000 по 2005 год, он, например, вырос до 435 млрд. $ в Китае, до 486 млрд. $  в России, до 526 млрд. $  в Японии, до 799 млрд. $ в Великобритании, до 853 млрд. $ в Германии и до 2,2 трлн. $  в США. Поэтому полезным делом будет создание нескольких региональных финансовых центров, о чем сказал в Давосе Владимир Путин.  Это повысит самостоятельность национальных валют и уменьшит их  зависимость от спекулятивного капитала.
Однако этого недостаточно.  Прежде всего, потому, что мир един и должен иметь единую меру, а с созданием множества региональных центров и мер будет много, что неизбежно усилит диспропорции между валютно-финансовым и товарным балансом в единой глобальной системе. Поэтому нужна единая универсальная мера, общеобязательная для всех стран мира и выбранная на законной основе.
- Как-то не верится, что США смирятся с утратой долларом роли мировой резервной валюты.
- Не знаю, не знаю… На протяжении последних лет в политических кругах  США, Канады и ряда других стран североамериканского континента серьезно обсуждается  вопрос создания Союза Американских стран, использующего новую денежную единицу – AMERO.
- А доллар?
- Его судьба неопределенна. Вполне возможно, что в Американском союзе будет одна валюта, также как и в Европейском, то есть, не исключено, что доллар уйдет в небытие,   останется только AMERO.
- Как говорится, комментарии излишни…
- Да, но все-таки зададим вопрос по существу: хорошо это или плохо для устойчивости развития в мире? Возможны, как минимум, два варианта ответа.
Если AMERO будет обеспечено реальной мощностью (то есть в его структуре не будет спекулятивного капитала), то это, в конечном счете, позитивно скажется на мировом развитии и послужит примером для других стран.
Если AMERO не будет обеспечено реальной мощностью (то есть в его структуре будет присутствовать спекулятивный капитал), то  результат будет плачевным,  и не только для США, но и многих стран мира. Кроме того, эти «многие» получат массу проблем и по причине исчезновения доллара – они  действительно «останутся с экспортированной инфляцией на руках».
Но мир, скорее всего,  это «проглотит».  И переживет введение AMERO.  По той простой причине, что США является очень мощной в военном отношении державой.

И все-таки это не утопия!

- А можно ли выбрать новую всемирную валюту без потрясений, мирно, научно, как вы сказали, на законной основе?
- Такое возможно при использовании устойчивой меры, каковой является  мощность. Во-первых, как я уже говорил, это универсальная мера фундаментальной стоимости. Во-вторых, на ее языке наиболее адекватно описываются прорывные технологии,  необходимые для преодоления кризиса и перехода к устойчивому развитию.
- Но ведь нельзя взять и перейти на новые измерители с завтрашнего дня, будь они хоть трижды адекватными. На это уйдет немало времени. А ситуация критическая.
- Сразу перейти, конечно, не удастся. Понадобится многому учиться - определять потребление и производство в единицах мощности, рассчитывать мощность денежной единицы  в киловаттах, переходить от единиц мощности к более привычному денежному выражению ресурсов, представлять показатели социально-экономических объектов в двух измерителях, физическом и стоимостном, и так далее. Все эти процедуры  позволят эффективно управлять процессом выхода из кризиса через увеличение темпов роста полезной мощности и социального могущества - благодаря реализации прорывных проектов и технологий, повышению качества на всех уровнях управления.
При разработке стратегии устойчивого развития страны  придется использовать два независимых измерителя – мощность и деньги, между которыми с помощью показателя «единичная мощность валюты» устанавливается соразмерная и соизмеримая связь. Тогда целевые установки стратегии и механизмы их достижения удастся выразить на законной основе устойчивых мер. Сложно?.. Но специалисты меня поймут. Для них эта информация очень важна, ибо методология, созданная русской научной школой устойчивого развития, является по-настоящему прорывной. Такой результат получен впервые  в мире. Он  будет остро востребован всеми странами. И он доступен. На его основе и должна формироваться стратегия устойчивого развития страны и мирового сообщества с активным использованием прорывных идей и технологий.
- А где взять таких специалистов? Где и как их готовят, если вообще готовят?
- Хороший вопрос… Таких специалистов  готовят в Международном университете природы, общества и человека  «Дубна» по магистерской программе «Проектное управление устойчивым развитием». На базе кафедры Устойчивого инновационного развития сформирована Международная научная школа устойчивого развития, разрабатывающая  методики, которые используются во многих городах России - Новосибирске, Улан-Удэ, Архангельске, Екатеринбурге, а так же в регионах Казахстана, Белоруссии, Кыргызстана.
Наиболее активно  мы сотрудничаем с  Казахстаном.  Разработаны Концепция перехода этой страны к устойчивому развитию и план ее реализации, одобренные Президентом и Правительством. Некоторый опыт в подготовке специалистов, таким образом, есть, но специалистов нужного класса катастрофически мало…
- Но если их мало даже в «продвинутом» Казахстане, то большая часть мирового сообщества, как говорится, просто «не в теме». Почему она  должна с энтузиазмом встретить идею «обеспеченной валюты»?
- Поиск новой финансовой архитектуры идет уже давно. На научных конференциях, проводимых под эгидой ООН, активно обсуждается вопрос об измерителях устойчивого развития,  в которых выражались бы объективные законы развития планетарной жизни. Итальянский парламент в 2002 году  наделил Правительство мандатом «на выдвижение на соответствующих международных форумах инициативы по разработке и введению новой финансовой архитектуры, способной поддерживать реальную экономику и предотвращать возникновение спекулятивных «пузырей» и финансовых обвалов». Аналогичное решение было принято на Саммите 20-ти ведущих стран мира в ноябре 2008 года.
Наконец, в конце января 2009 года Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев,  предложил ввести единую мировую валюту под эгидой ООН. "Я  думаю, - заявил  он на казахстанско-индийском бизнес-форуме в  Дели, - что будущая мера заключается в том, чтобы мы имели совершенно справедливую мировую валюту, и не с одним эмитентом, как это сейчас происходит. Это недемократическая, несвободная, неконкурентная, неконтролируемая мировая валюта (американский доллар. – Б.Б.). Вместо этого страны мира должны договориться о том, чтобы создать всемирную доходную единицу для обмена товарами, которая была бы принята ООН и контролировалась соответствующими комиссиями, и мы имели отношение к такой мировой валюте".
- Похоже, ее введение - все-таки не утопия?
- Надеюсь. Ведь нужду в новой адекватной мере признают сами финансисты. Небезызвестный Джордж Сорос в своей монографии «Алхимия финансов» считает, что для стабилизации мирового финансового рынка и устойчивости ценных бумаг «необходимо принять идею буферного запаса нефти…Учетная единица должна быть основана на нефти». Так как в структуре всех потребляемых обществом энергоресурсов доля нефти  на протяжении большей части ХХ века превышает 30%,  предложение Сороса заслуживает внимания. Однако, по нашему мнению, в нем есть и ущербный элемент, связанный с  различным качеством нефти, входящей в общий нефтяной запас. Если же  за учетную  единицу мировой валюты принять киловатт-час, то эта единица  понадобится человечеству на протяжении всей его будущей истории. Еще более удачным выбором, как мы говорили, будет мощность – количество энергии в единицу времени, выражаемая в киловаттах.
К такому выводу пришел и Линдон Ларуш. Он предложил  вернуться к решениям Бреттон-Вуддской конференции 1945года, то есть  к постоянному  валютному  курсу с мерой-эквивалентом, но не в золоте, а  в единицах мощности, закрепив  его в долгосрочных межправительственных соглашениях на 25-50 лет. Тем  самым,  по  мысли Ларуша, будут созданы  надежные финансовые условия для обмена современными технологиями жизнеобеспечения и  перехода к устойчивому развитию.


Мировые деньги и их мера мощность

- Какова ваша позиция по этим вопросам? Каков механизм образования мировой валюты? Что взять за базу постоянного валютного курса?
- В 2003 году   мы совместно с О.Л. Кузнецовым  предложили ввести  понятие «мировые деньги».   По нашему убеждению, необходим новый форум, аналогичный  Бреттон–Вудскому,  с восстановлением постоянного валютного курса.  С этим солидарны многие  крупные политики, ученые, финансисты. Что взять за базу постоянного валютного курса? Такой базой может быть мощность валюты, принимаемая за валютную константу. Начиная с определенного года, например с 2012-го, мощность по миру в целом принимается за мировую валютную константу. Относительно мировой валютной константы рассчитывается  мощность национальной конвертируемой валюты. Она  также принимается за константу.
В условиях мировой рецессии этот тезис особенно важен, так как дает возможность  строго определить мировые деньги  как произведение мировой валютной константы на совокупное производство стран мира, выраженное в единицах мощности.
Единица мировой валюты может быть названа MERA и приравнена к одному ватту.
- То есть, уточним,  1 MERA  равняется  1 ватту?
- Именно. Далее, на основе мировой валюты можно определить единицы региональных валют: американской - A[MERA], азиатской  - AS[MERA], африканской - AFRO[MERA], европейской - EVRO[MERA], российской - RUS[MERA] и так далее. В результате может быть получена стройная мировая валютно-финансовая архитектура. Внутри  самой системы содержится гарантия от печатания «лишних»,  необеспеченных  денег  и образования спекулятивных «пузырей»,  финансы, производство и потребление становятся соразмерными, сбалансированными и в силу этого начинают работать как единое целое на устойчивое развитие общества.
- А что будет при этом с национальными валютами? Без предварительной подготовки введение мировой валюты может негативно отразиться на национальных экономиках.  Есть ли механизм  увязки национальных валют с мировой валютой?
- Да, есть. Не вдаваясь в подробности, скажу, что в основе этого механизма лежит   понятие «мощность национальной валюты» как реального денежного потока, очищенного от инфляции. С его помощью можно переходить от единиц мощности к более привычному денежному выражению ресурсов, а также представлять все социально-экономические показатели в двух измерителях: стоимостном и физическом.
Уже просматривается и организационный механизм введения мировой валюты.  Его «принципиальная схема» дана в статье Президента Казахстана Н.А. Назарбаева «Ключи от кризиса», напечатанной в «Российской газете» 2 февраля этого года. Эта статья - образец конструктивного подхода. Именно конструктивности, конкретности  часто не хватает в выступлениях первых лиц, а у Нурсултана Абишевича  все конкретно и кристально ясно. Например, почему  являющийся де-факто мировой валютой доллар не имеет права оставаться в этой роли. Чтобы доказать нелегитимность и непригодность доллара как мировой валюты, достаточно задать «семь простых  вопросов». В статье казахстанского Президента  они заданы:
1. Является ли существующая де-факто мировая валюта законной де-юре?
2. Является ли процедура деятельности эмитента мировой валюты истинно демократической?
3. Является ли механизм баланса спроса и предложения мировой валюты конкурентным и свободным?
4. Является ли рынок мировой валюты цивилизованным?
5. Является ли система генерации и эмиссии мировой валюты контролируемой основными ее субъектами-пользователями (странами, компаниями и гражданами) и мировым сообществом в целом?
6. Является ли система генерации и эмиссии мировой валюты ответственной перед ее основными субъектами-пользователями (странами, компаниями и гражданами) и всем мировым сообществом?
7. Является ли система мировой валюты эффективной и результативной, то есть насколько результаты ее работы соответствуют целям развития человечества и мира в целом?
Честные ответы на все вопросы одинаковы – «не является». Семь «нет», то есть – семь «черных шаров» доллару. И это, как  пишет Назарбаев, делает «вопрос об адекватности существующей мировой валюты вызовам нового века чисто риторическим».  А, добавлю от себя,  вопрос о переходе  на новую мировую валюту – законным, всесторонне обоснованным и жизненно важным.
- Хорошо. Доказательства получены. На всех уровнях. И?..
- По расчетам известного футуроролога А. Кларка, дававшего реалистичные прогнозы, переход должен начаться в 2012 и закончиться в 2016 году. Собственно, это будет необходимой подготовкой к реализации прорывных технологий устойчивого развития. Но действовать надо незамедлительно,  и действовать адекватно, спонтанные, судорожные движения бесполезны, даже вредны. План адекватных действий предложен в статье Н.А. Назарбаева. Первоочередные действия  относятся  к «этапу транзита»,  подготавливающего условия для экологичного перехода всего мира от старой семикратно ущербной валюты к новой -  семикратно бездефектной.   На этом  этапе  необходимо снять (или хотя бы перераспределить) нагрузку со старой дефектной системы, перенеся ее на систему региональных и континентальных Эмиссионных центров. Напомню, что о региональных центрах говорил в Давосе и  В.В. Путин. Они будут эмитировать наднациональные межгосударственные валютно-расчетные единицы.
- Образцом такой единицы служит, например, евро?
- Да, процесс разработки и создания региональных наднациональных межгосударственных расчетных единиц идет в мире уже не первый десяток лет. Пподготовка к их введению начала разворачиваться в разных регионах мира задолго до глобального мирового кризиса.  Наш мир уже спонтанно готовится к очередной стадии своего самообновления. Назарбаев, по сути,   предлагает придать этому процессу законный характер,    поставить его под контроль мирового сообщества и считать первым этапом   глобального Плана Радикального Обновления (ПРО).  Вопросы перехода  к новой мировой валюте должны, по мысли Назарбаева,  войти в повестку дня всех крупнейших политических и экономических органов, саммитов и форумов мира - Совета Безопасности ООН, специальной сессии ООН, "большой восьмерки" (G8), "большой двадцатки" (G20), Всемирного экономического форума в Давосе и так далее. Никакие органы, организации или саммиты, говорит Президент Казахстана,  не могут считаться продуктивными и эффективными, если они не разрабатывают и не реализуют ПРО как главную  мировую задачу  первой четверти XXI века. А планы обновления субъекта любого уровня и региона, как и мира в целом, должны предлагать ключевые технологии конвертации старой нестабильной и дефектной валюты в новую, сценарии создания и развития региональных эмиссионных центров,  конкретные меры помощи по переходу наций, народов и стран от старого уклада к новому.
- Не знаю, каким будет  сам план, но предложения, конечно, радикальные… 
- Думаю, Нурсултан Абишевич отдает себе отчет в том, какого «джинна» он выпускает в мир. Можно не сомневаться, аплодировать будут не везде.  Но смотрите, в начале января этого года в Париже на саммите "Новый Мир, Новый Капитализм" лидеры Евросоюза обсуждали похожие проблемы,  только в несколько других категориях. А раз так, почему бы совместно не рассмотреть инициативу ПРО силами ЕврАзЭС, ШОС и ЕС? Судя по материалам дискуссий, прошедших в Париже и  в других местах, мир все больше   говорит на  схожих языках и об одних проблемах. Из этого и исходит  Президент Казахстана. Представленный столь серьезной группой, План  мог бы  подвигнуть ООН на пересмотр и существенную  коррекцию Повестки третьего тысячелетия.
- Представляется, что подход российской школы устойчивого развития и подход, изложенный в статье Назарбаева, хорошо дополняют друг друга. Или я ошибаюсь?
- В наших работах  упор делается на универсальной мере бездефектной мировой валюты. А в работе Президента - на механизме ее реализации.  В этом смысле оба подхода взаимно дополняют, обогащают и развивают понимание сути проблемы. Совершенно ясно, что выход из кризиса должен одновременно  стать входом в режим устойчивого развития. Это одновременно и тактическая, и стратегическая цель.  По этой причине мера устойчивого развития является одновременно и мерой бездефектной мировой валюты и наоборот -  бездефектная мировая валюта должна быть мерой   устойчивого развития

Сумма технологий


- Давайте теперь обратимся к тому, за счет чего растет реальное обеспечение валюты,  то есть мощность, - к прорывным технологиям.
- Результаты компьютерного моделирования показали, что обобщенный КПД технологий, существующих в настоящее время в стране, составляет 0,30 – 0,32, а для вхождения России в режим устойчивого развития он должен быть не менее 0,62. Повышение КПД является задачей первостепенной важности, поскольку рост  всего на один процент дает у нас эффект в четыре раза больший, чем продажа энергоносителей, а один процент роста – это примерно двойная сумма всей зарплаты по стране. Как же его поднять? Единственным путем – реализацией  прорывных проектов и технологий. Что это такое?
Прорывная технология – это такой инновационный продукт, который, первое, востребован каждым человеком, второе, доступен каждому человеку, третье, имеет КПД не менее 0,62. В открытых системах  прорывные технологии могут давать КПД больше единицы. А поскольку все системы – открытые, это вполне реально.
Ну, а прорывной проект – это проект, в основе которого лежит система прорывных технологий.
- Что является их научной базой? Они генетически связаны, растут из одного корня или существуют в отрыве друг от друга и общей базы у них нет?
- Система прорывных технологий, иначе, технологий устойчивого развития согласована с фундаментальными законами мироздания, выраженными на языке пространства-времени, так называемом  LT-языке Бартини-Кузнецова, в первую очередь законом сохранения мощности и законом развития жизни. Этот универсальный язык дал возможность  установить связь разнородных законов физики, химии, биологии, экологии, экономики, социологии с общим законом развития планетарной Жизни. На нем строится практическая повседневная деятельность по удовлетворению самых простых, но неисчезающих потребностей. Хотите, например, пить чистейшую природную воду? Пожалуйста! Ее можно получать в любых количествах по технологиям, основанным на теории устойчивого развития. Вода в  нашей науке рассматривается как идеальная «природная машина», как обобщенный канал передачи мощности от источника к нагрузке. Вода – это динамическая энергонесущая структура. Накачивайте в  нее энергию, с помощью  технологий оптимизации параметров придавайте такие свойства, которые необходимы для решения конкретной задачи – допустим,  для повышения продуктивности работы живых систем или для массового производства экологически чистых пищевых продуктов. 
Пространственно-временная система служит фундаментом таких прорывных    направлений, как  трансмутация химических элементов, струнный транспорт, резонансная  синхронизация,  новые виды энергии и материалов, информационные технологии, нанотехнологии, биотехнологии. Она незаменима для технологического обеспечения устойчивого развития страны и является универсальным инструментом проектирования, интеграции и гармонизации разнородных структур (экологических, технологических, экономических, социальных и гуманитарных). Она применима для конструирования прорывных технологий в разных областях, включая практически все жизнеобеспечивающие отрасли - управление, образование,  продовольствие, жилье, здоровье…
- Технологии здоровья, да еще прорывные? Звучит непривычно.
- Сейчас появляется возможность создавать лечебные и оздоровительные методы, основанные не на интуитивных догадках и туманных рассуждениях, а на точных измерениях. На этой идеологии создаются актуальные механизмы гармонизации внутренней среды организма человека и окружающей его среды, вплоть до космической, имеющие выход в разнообразных волновых технологиях – цветовых, звуковых и прочих. Их принцип действия понятен. Разрушительные воздействия на организм со стороны внешней агрессивной среды надо компенсировать встречными восстановительными процессами, которые замедляют разрушение «на стыке» прямого и обратного волновых потоков мощности. На языке физики это означает, что нужно сформировать «ситуацию стоячей волны», в котором губительное воздействие извне нейтрализуется внутренними силами. А раз так, агрессия среды не приводит к болезням и не требуется никакое дополнительное специальное лечение. Вот в этом – в частотной нейтрализации – и должна, по идее, заключаться самая естественная и разумная технология здоровья.
Поистине прорывной видится и волновая технология поддержания энергетического баланса организма. Энергетическую подпитку мы, как открытые системы, получаем из окружающего мира через потоки частот. И так как любой звук, любая мелодия, любое произнесенное слово, в том числе Божественное (молитва) есть вибрация, то есть частотный поток, то энергетическую зарядку человеку могут давать звуки, слова и мелодии. Это, в общем-то, известно – прекрасная музыка, прекрасная поэзия, бодрят нас, дают силы, возвышают. Но выясняется, что не всякая, а только синхронизированная и гармонизированная с собственным частотным спектром организма.
Здесь тоже никакой фантастики. Дело, как и в случае нейтрализации болезней, за реализацией пространственно-временных технологий жизнеобеспечения.  Это, в итоге даст возможность управлять  временем активной жизни человека,  по сути, преодолевать возраст. По прогнозам А.Кларка, П.Николса, она появится уже к 2018 году.
- А дальше?
- На 2022 год  прогнозы относят  технологию управления мыслями, на 2040 - технологию воспроизведение молекулярных дубликатов любых предметов и веществ, на 2043 - технологию автотрофного питания по типу солнцеедов, на 2045 – технологию мысленной  материализации предметов, на 2051 - технологию невидимости, на 2095 - создание аппаратов со скоростью, близкой к световой. А расцвет нанотехнологий с получением одного вещества из другого ожидает нас уже в ближайшие годы.
Внедряя прорывные технологии, осуществляя   прорывные проекты, мы создаем и совершенствуем механизмы управления темпами роста полезной мощности, фактически   получаем власть над ее потоками и через них – над реальными денежными потоками. А раз эти последние практически совпадают с реальными потоками товаров и услуг, то мы получаем в руки необходимые рычаги согласованного, гармоничного управления экономикой, социальной сферой и экологией, то есть на деле прорываем круг кризисов и переходим на путь устойчивого развития.
- И последний вопрос, Борис Евгеньевич. Когда, по вашему мнению, закончится мировой валютно-финансовый кризис?
- На мой взгляд, выход из кризиса прежде всего означает устранение «мыльного пузыря», который образовался  за последние 40 лет. Его величина – 400 трлн. $. За прошедший год США избавились примерно от  15 трлн. пустых $. Совершенно ясно, что избавиться за год или два от  оставшейся суммы невозможно. Кроме того,  мировое сообщество пока не понимает причин бедствия, не  осознает его масштаб и не предпринимает результативных мер к его преодолению. В такой ситуации спрашивать у экономистов и политиков, в каком квартале какого года закончится кризис, совершенно бессмысленно. «Не спрашивай, по ком звонит колокол, он звонит по тебе…» И все же кризисное сознание постепенно уходит от ностальгии по «добрым старым временам». Оно проясняется, расширяется  и начинает понимать, что вернуться в  былой мир невозможно, что  господствующая парадигма развития исчерпана, что нужно использовать тот  уникальный шанс, что дала нам судьба и история  – построить новый мир, осмысливший и преодолевший несовершенства прежнего.
2009