ВЕРХНИЙ  УРОВЕНЬ



НОВОЕ КАЧЕСТВО ЖИЗНИ


Исполненное порыва и оптимизма, ноосферное движение разворачивается совсем не так широко, как могло бы. Оно наталкивается на серьезные объективные преграды. Систему профессиональной жизни построить трудно. И не в последнюю  очередь потому, что средний уровень благоприятных факторов в жизни человека очень ограничен и составляет всего лишь 6,3 процента. Иными словами, из каждых ста обстоятельств, которые в каждый момент присутствуют в нашей жизни, благоприятствующими, конструктивными, гармоничными являются только шесть. Девяносто четыре фактора неблагоприятны, деструктивны, дисгармоничны. К такому  результату  пришли ученые Центра Интегральных исследований «Рай-Мундо» Международного фонда Ортега.  Течение обыкновенной человеческой жизни, без преувеличения, драматично. Можно ли увеличить число благоприятных факторов  на нашем жизненном пути, повысить благосклонность мира к человеку?  Можно. Теоретически – до 75,5 процента, а по персональной программе – до 92 процентов. Как?  Следуя рекомендациям  ученых Фонда Ортега. Они  разработали и представили программу «Новое качество жизни».
«Качеством жизни», сказано в  представлении программы, занимаются многие научные центры. Его пытались определять по числу автомобилей или  денег в банке, и эта чушь довольно долго официально фигурировала в международном обращении в качестве научного аргумента.  Такие попытки нельзя назвать иначе, как недомыслием, потому что «в жизни человека  есть кое-что еще». Это  «кое-что» - 40 параметров. В их число не входит размер банковского счета, зато входят такие показатели как «уровень ценности библиотеки» или «уровень медитативного контакта». Ибо только за счет этого «кое-что еще» и можно увеличить благоприятствование мира человеку.
«Фигура человека в истории драматична, - читаем в преамбуле к программе «Рай-Мундо». -  Окруженный со всех сторон силами порабощения, человек открыт для внезапного удара. Защищаясь от судьбы и опасностей, он иногда достигал социального могущества и богатства, но затем с горечью убеждался  в слабости своего преимущества и в равенстве смертных перед фатальностью событий.
С древнейших времен оказывалось, что власть над судьбой, незначительная или очевидная, принадлежит знанию: не примитивной азбуке плебеев, но высокому знанию мудрецов, умеющих видеть очертания причин сквозь формы вещей и событий. Человек способен тревоге жизни противопоставить разумную предосторожность и преграду порабощению.
История Знания сложилась как приближение к Первопричине (Герметизм), постижение спиритуальной жизни (Пневматология), законов Вселенной (Апотелезматика), управления причинами (Спагирика) и разгадывание микроэнергий (Стеганостфрофия). Есть еще более высокие знания, скрытые в недрах Интракультуры.
Конечно, это слишком скупые слова о Беспредельности.
Благоразумие, как жизненный принцип, может быть обосновано. 
А благоразумие очень даже необходимо: мир деструктивен, в нем активны силы порабощения, и слишком многое, созданное Человечеством, - несовершенно.
Наука все еще бессильна перед главными проблемами Человечества: происхождением Вселенной, Сознания,  Человека. Футурология прикрыта лозунгом «человеку не дано и лучше не знать будущего». Геронтологи и генетики предлагают правительствам способы умножения «пушечного мяса».
Медицина часто беспомощна. Чего строит открытие лондонских медиков, опровергающее многомудрые рецепты других медиков по важнейшей семейной проблеме. Теперь доказано, что гравидность большинства женщин, оказывается, одинаково возможна в любой день лунного периода. Непоколебимая уверенность медицины в существовании диапазона овуляции оказалась справедливой только для 30 процентов женщин. Как говорится, премного благодарны, грамотеи!..»
Программа Центра Интегральных исследований при Международном фонде Ортега носит название «Индекс Джуги». Это – современный вариант греческого Зоизма,  профессионального понимания жизни, обогащенного  новейшими информационными технологиями.
К ним относятся:
Модератор Диего. Условно его можно назвать суперкомпьютером, лучше – онтологическим метакомпьютером, хотя  модератор не должен ассоциироваться со счетом – в нем нет цифрового устройства.  Он основан на совершенно иных принципах, нежели вычислительные машины.  Наиболее совершенная исследовательская технология в мире, предназначенная для вскрытия причин событий  с максимальной погрешностью в два процента. Базируется на генеральной системе категорий науки, разработанной в Центре Интегральных исследований.
Меллограф Ортега. Логический и цифровой детектор, предназначенный для  исследования информационных характеристик систем. Это, в сущности, меллоновый счетчик, счетчик меллонов. Меллон – это семантическая единица информации. Его фундаментальное открытие принадлежит Луису Ортега (1990). Меллограф позволяет измерять параметры процессов, качественные характеристики явлений, числовые показатели и многое другое. Меллограф умеет то, чего не умели раньше: измерять количество качества.
Биокод. Семьдесят  лет назад испанский ученый, профессор Динча  Гадиали из Малаги открыл принцип биопризмы. Ею является каждый живой организм, разлагающий свет подобно известной со школы стеклянной призме. Спектр разложения строго индивидуален. Этот индивидуальный спектр неповторим и неизменен точно так же, как генетический код. Иными словами, это биокод индивидуальности. Его следы остаются повсюду, где находился человек, ими помечены все вещи,  к которым он прикасался. На этом фундаментальном открытии основан метод голографической биопризмы, разработанный Радомиром Фере (Италия). На основе метода работает   прибор под названием «Синолон» (Synolon), созданный в Испании в 1997 году.  Этот прибор обнаруживает биокод  где угодно - на земле и под водой, на Луне или в другой галактике,  причем давность лет не является преградой. Другой прибор – Меллограф Ортега – биокод измеряет. Таким образом выстраивается цепочка информационных следов, сохранившихся в местах, где  бывал человек. А что такое последовательность этих  следов? Жизненный путь.
Биокод, кроме того, служит точкой отсчета в индивидуальном применениии  таких эзотерических (точнее – онтологических) технологий, как генитура, символы медитации, вафки, пантакли, лечебные гоги, сенсоры, коломинарисы, рамплионы, пирамидионы, медицинские дозаторы, терапевтические конденсаторы и так далее.
Здесь, разумеется, не все понятно. Возможно, некоторые слова встречаются читателю впервые. Что такое, например, рамплион? Этим  греческим  словом  называется специальная диаграмма для  измерения стеганострофических энергий с помощью специальных приборов, скажем,  коломинариса. А что такое коломинарис? Маятник.  Проще говоря, рамплион – это таблица для работы с маятником. Но не с гаечкой  на ниточке, а  с  профессиональным маятником  очень высокого качества и очень высокой точности. Такой специально изготовленный маятник и называется коломинарисом.
С помощью этих технологий и   с учетом Радикса – персональной карты Апотелезматики, то есть точнейшего и подробнейшего индивидуального гороскопа, составленного методами  высшей астрологии,  проводится исследование личности и здоровья человека,   делается экспертиза  медицинских анализов, диагнозов, уточняются врачебные назначения, выстраиваются курсы лечения, определяются пищевые предпочтения, выявляется персональная цветовая гамма, тестируются продукты, медицинские методы и  препараты. Иными словами, определяется индивидуальная биологическая норма, индивидуальная норма здоровья и даются рекомендации по  ее поддержанию. Результаты исследований сводятся в таблицу, называемую Реден-Матрикс.  Эта таблица, собственно, и есть  программа увеличения благоприятных факторов  в жизни конкретного  человека.
2004

ЭВОЛЮЦИОННЫЙ  КРЕСТ МИРА


С тех пор, как древний мудрец решил, что  Земля стоит на трех слонах, человечество перепробовало много моделей реальности и языков ее описания. История знания являет собой смену  «портретов» Вселенной, иначе, научных парадигм. Переход к новой парадигме всегда требовал огромного напряжения духа и мысли, всегда был гигантским прорывом. Такой прорыв совершается сегодня. В поисках  новых концепций бесстрашная мысль уходит в дальнюю разведку и возвращается с багажом знания, которое могут понять, оценить и сопоставить с уже известными идеями и фактами лишь несколько человек на планете. В их числе – Владимир Лисин, специалист по синтезу парадигм.

-Как далеко забрели передовые группы интеллектуалов-разведчиков, Владимир Николаевич? В каких пространствах обживается сегодня человеческий разум?
- А где вообще находится наш разум? Возможно, он находится совсем в другом пространстве, нежели тело.  Разум принадлежит ментальному пространству, где и работает с идеями, а тело –  физическому. Они как бы принадлежат разным мирам. К тому же,  информация приходит не только  в виде логических моделей,  но и по интуитивным каналам.  Цепочки логических доказательств нет,  а информация очень правдоподобна, ее подтверждают расчеты. Мы стремимся к единому знанию,   начинаем мыслить в другом стиле, сознавать себя частью мироздания, структурным элементом реальности и   благодаря этому действительно проникаем  в новые пространства.
- И все-таки, в какие?
- Чтобы определить это, надо уточнить, что понимается под универсальными категориями бытия – природой, вселенной, космосом, пространством, временем… Ведь  в разных моделях им придается разное значение, только теорий времени, например,  существует около ста. Значит, наступило время синтеза науки и философии, гуманитарного и естественнонаучного знания, создания целостной  науке о мире,  которая с единых позиций опишет  развитие иерархичных многослойных систем, расшифрует  строение материи. Поэтому универсальная парадигма должна быть не физической или философской, а парадигмой единой науки, единого знания.
-Парадигма  понимается так, как понимал ее Томас Кун, то есть как общепринятая концепция,  система убеждений, ценностей, исследовательских методов, разделяемых членами данного научного сообщества?
-Примерно так. Она должна быть не просто новой системой науки, а, как говорят сейчас, «теорией всего», всеобъемлющим универсальным знанием. Попытки интегрировать разобщенные  дисциплины предпринимались и 100, и 200 лет тому назад, но дифференциация  всегда шла успешнее. Частных наук  около двух тысяч, частных картин мира нарисовано множество, и  все они остались незавершенными – и механическая, и электромагнитная, и квантовая, и релятивистская, и новейшие биотропные, и те, что  полагают Вселенную разумной… Новых теорий сейчас очень много, а вот концепций  интегрального уровня по-прежнему мало. Но интегрирование продолжается.      Его, например, производит доктор философских наук Беляев  в своем капитальном  труде «Милогия».
- И что за мир предстает из этой модели? Похож он на тот мир, в котором мы живем и действуем, который  познаем  органами чувств? Или для интегральной модели мироздания такое сходство  не обязательно?
- Мир Беляева очень красив…то есть, красив как модель.  Стройная иерархия пространств. Эволюционный алгоритм, задающий эволюционный процесс, единый закон эволюции.  Периодическая система элементов расширяется  за счет периодической системы элементарных частиц, пристроенной «снизу», и периодической систем космических объектов – планет, звезд, галактик, метагалактик, помещенных «сверху». Что-то похожее встречается и у других серьезных авторов парадигм.
- И сколько их, серьезных авторов и, стало быть, серьезных парадигм?
- Не менее ста.  И это только у нас, в России. За рубежом тоже есть заслуживающие  уважения работы, претендующие на то, чтобы стать парадигмами. Нам они известны далеко не все.
-  И все-таки: универсальные модели описывают именно тот мир, который мы знаем? Они адекватны нашей земной реальности?
- Более-менее. Они описывают обширные группы явлений. При всех неизбежных недостатках каждая из универсальных парадигм имеет право на жизнь. Хотя авторы, как правило, преувеличивают их значение. Это понятно. Для ученого создание «теории всего» - действительно грандиозное достижение. Вот, например, мощнейшая модель доктора технических наук Крикорова из подмосковного Зеленограда. Он взял древнейшую Книгу Дзиан, по которой написана «Тайная доктрина» Блаватской, и стал расшифровывать станцы как физик и математик. Вместо высших существ у него появились числа, функции, операторы, вектора, но это просто другой язык.
В парадигме устойчивого развития Побиска Кузнецова присутствует так называемый тензор мощности, в виде   которого записан фундаментальный закон сохранения. Этот тензор помещен в клеточку предлагаемой Кузнецовым и Бартини матрицы мира. Этих клеточек – хронопространств - всего 48, или 24 парных. В них находятся все виды известных физических величин – физической части Генома мира. Это уже серьезный шаг к единому знанию, о котором раньше можно было только мечтать.
- Вы упомянули о Геноме мира…
- Да. Иначе его можно назвать эволюционным алгоритмом мира. Графически это крест. У него 4 ветви, 4 типа бытия…Физическая ветвь -  как бы световая часть матрицы, она создана светом.
- Термин «Геном мира», видимо, предложил биолог?
- Первым, пожалуй, действительно был биолог, профессор Астафьев,  сформулировавший  свою концепцию в 1997 году. Его построения превосходят всяческое воображение. Он говорит, что есть единая  структура, управляющая распределением всех видов энергии, в том числе – энергий Творца…
- Она выше Всевышнего?! Что же это такое?
- Чтобы определить ее, надо пользоваться категориями апофатического богословия. Астафьев утверждает, что в ядрах галактик и звезд живут Логосы. Физически это нуклонные структуры. Логосы – высшая форма разума, имеющая возраст в десятки миллиардов лет. Они управляют процессами во Вселенной, для нас совершенно непостижимыми. Их энергия – это энергия гравитонов и нейтрино. Потоками этих частиц создается эволюционный алгоритм миров. Астафьев формулирует 12 фундаментальных и  19 универсальных законов мироздания плюс главный  закон, относящийся к единой управляющей структуре, и закон, соединяющий Геном с фундаментальными законами.
Вслед за книгой Астафьева выходит книга Бондаренко. Он дает 13 фундаментальных законов…Как вы думаете, каких?
- Неужели же отличных от законов Астафьева?
- Именно. Они совершенно не совпадают…и при этом очень похожи. Перевести одни законы в другие, видимо, можно, но для этого потребуется очень большая аналитическая работа. У Бондаренко неподготовленный человек не прочтет больше двух строк, серьезный ученый не осилит больше двух страниц. В диалектике Алексея Лосева, например, есть категории «подвижного покоя» и «покоящегося движения». Пока не вгрызешься, не поймешь. В модели Бондаренко таких категорий  несколько  десятков, в том числе связанных с духовностью человека. В них   надо  вгрызаться с утроенной силой. У него все разворачивается не из единой структуры, как у Астафьева, а  из заряда…
- Электрического?
-Нет, какого-то обобщенного, электрический – частный случай. Предположительно, сей заряд есть атом времени. И человек «заряд» – заряд истории. У Бондаренко  миром правит закон Кулона. Этот же закон  главенствует в парадигме  Шабетника. Земля у него – полый шар, заполненный водородной  плазмой, ее масса в 1200 раз меньше, чем   установлено ортодоксальной наукой, вращением галактики и планет управляют электрические и магнитные силы. И при этом почти никаких пересечений с моделью Бондаренко! Эта последняя описывает человеческую историю и человека, модель Шабетника – космос.
Бондаренко и Шабетник обходятся без закона всемирного тяготения Ньютона, а другие авторы, наоборот, придают ему очень большое значение, расширяют его действие. Их аргументы тоже достаточно весомы, их нельзя отбросить. Например, Черняев в своей «русской механике» вводит в уравнение Ньютона еще один член и восстанавливает картину мира по Аристотелю. Черняев доказывает, что физические тела обладают внутренней активностью. Главное в его парадигме – телесность. Пространство и время – свойства конкретных тел, пространство, к тому же, есть вещественный эфир, иначе, метрическое вещество. Оно, как и хрональное вещество Вейника, вероятно, является какой-то тонкой субстанцией, известными древним «атомами пространства» и «атомами времени». Я полагаю, что они объединяются и образуют планкеон – базовую частицу академика Маркова, масксимон,  которую признает наука. От нее, пожалуй, и можно отталкиваться в синтезе парадигм. То, что они поддаются синтезу, профессионалу ясно. Но работа потребуется огромная.
-А нужен ли синтез? Если каждая из серьезных моделей имеет право на жизнь, если каждая описывает какую-то часть мира, то пусть себе сосуществуют.
- Какую именно часть мира описывает та или иная парадигма? Мы этого не знаем, не знаем, где можно применить ту или иную модель. Сидим на таком богатстве и не понимаем, как его использовать.
- Использовать на практике? Создав какие-то приборы, устройства, технологии?
- Почти все авторы новых парадигм предлагают  в конце своих трудов что-нибудь практическое, обычно либо  удивительный летательный аппарат, либо, фактически, вечный двигатель. Однако практического эффекта пока нет и  до него, думаю, страшно далеко. Большинство моделей – красивое космическое знание, не привязанное ни к чему земному и не стремящееся к заземлению. И когда тот или иной мыслитель обещает разработать новые источники энергии и новые транспортные средства, это вызывает большие сомнения. Другое дело – нооосферные проекты. Когда автор милогии Беляев предлагает периодическую систему знаний наподобие системы элементов Менделеева, когда,   по его словам,  строит ствол древа знания, ветвями которого  будут все ныне существующие науки, то это предложение вполне практическое. Такая система послужит преподавателям при переходе на ноосферный этап развития. Его признаки, кстати говоря, уже просматриваются. Действует 200 общественных, то есть, условно говоря, ноосферных академий. Некоторые работают «на дому», это распределенные, иной раз  по всей Европе, «сотовые» структуры.     
-  Считается, что  ноосферная эпоха  - эпоха многих равноправных истин,   а не единственной, конечной, универсальной истины. Ее просто нет. Так может, нет и универсального знания, единой «теории всего»?
- Похоже, что все-таки она есть, что все пути ведут к единому эпицентру.
- К Богу? Творцу? Абсолюту?
- Синтезируя парадигмы, неизбежно приходишь к монизму. А с другой стороны, разобрав «по косточкам» 5-6 моделей, видишь, что они, во-первых, не мешают друг другу, так как не закреплены в эксперименте, во-вторых, что ни одну нельзя ни доказать, ни опровергнуть. И это вполне в духе ноосферного этапа, устанавливающего равноправие многих истин. В-третьих, обесценивается  знание, добытое на предыдущем этапе тяжким трудом.  До сих пор новые элементарные частицы получали на ускорителях, опыты длились годами, десятилетиями. А вот Герловин взял да и рассчитал характеристики всех элементарных частиц, которые когда–либо будут открыты физиками. Теперь строительство гигантских ускорителей в значительной мере  теряет смысл. Зачем нужны десятки тысяч тонн магнитов, сложнейшие и чрезвычайно дорогие вакуумные системы? И вообще, что мы ищем? Одних только моделей протона около двухсот. С ними надо разобраться. И моделей электрона тоже предложено множество.
Уже понятно, что и электрон, и протон  - не только физические, но и информационные объекты. В модели украинца Полякова электрон есть информационный блок, в котором содержится  десять в тридцать третьей степени бит информации. А для старых физиков это просто кусочек вещества. Информационная грань реальности очень важна. Разум, память человека – это ведь информационные блоки. Информация просится в парадигмы и как философская, и как онтологическая категория. Информация при письме передается буквами алфавита. Если посмотреть на 33 русские буквы под определенным углом зрения, можно вывести все основные законы мироздания. Плешанов так и сделал.
- Он вывел из русского алфавита физические законы, допустим, те же законы Ньютона?
- И физические тоже. Одна из четырех ветвей Генома мира относится к физическому плану. Тот мир, в котором мы живем, с его тремя измерениями, со временем, текущим от прошлого к будущему,  с гравитацией,   инерцией и прочим абсолютно реален как мир физических величин. Другое дело, что он создан творящим светом в соответствии с эволюционным алгоритмом, что за ним стоят грандиозные космические процессы, в которых участвуют могущественные сущности... Несмотря на все это, наш земной мир остается  особым видом реальности. Он имеет так называемую масштабную ось. В модели  Сухоноса вычислена ее длина. На оси расположены 12 объектов:  максимон, фотон, электрон, протон, живая клетка – она находится ровно посредине, человек, планета, ядро звезды, ядро галактики, галактика, метагалактика. Все они отстоят друг от друга на равные интервалы. Человек больше клетки своего тела в 100 тысяч раз и меньше планеты в 100 тысяч раз. А десять в пятой – не что иное, как фундаментальная инварианта в Геноме мира.
- Скажите, Владимир Николаевич… У вас не бывает ощущения, что все эти парадигмы – от лукавого, что мир на самом деле  устроен гораздо проще?
- Три сингулярных центра в Геноме мира, в принципе, аналогичны  трем  слонам, на которых у древних держалась Земля.  Это действительно «слоны» - на них  держится модель. Просто и хорошо, верно? Но давайте исходить из диалектики. Есть вещи очень сложные и есть очень простые вещи. Одного без другого не бывает. За самой простой простотой стоит колоссальная сложность. Кибернетические теории выделили 7 уровней сложности. Четвертый – уровень животного – уже не поддается компьютерному анализу. Пятый – человека – тем более. Седьмой уровень вообще запредельный. Критерием простоты нужно пользоваться для контроля, чтобы не терять чувство меры, но от сложного знания отказаться нельзя. Опроститься мы всегда успеем…
Высший класс работы со сверхсложными концепциями  продемонстрировали основные  философские школы. Они показали, что на Земле есть Кристалл Разума, где сохраняется абсолютное знание. Кристалл активируется и знание возвращается, когда завершен какой-то космический цикл, в терминологии Лосева – эон, и начинается новый. В этот момент человечество снова прикрепляется к абсолютному началу. В середине эона связь обрывается, тянутся «темные столетия», интеллект  сосредотачивается на прикладных науках.
- Вы полагаете,  наше время – светлый период поисков истины? Как говорится, ни дня без  парадигмы?
- Смотрите, вот только что обнародованы новые эзотерические знания, модели,   возможно, описывающие  какие-то сохранившиеся проекции предыдущей манвантары -  «мелькающую» реальность. Уверенно, как о вполне понятном и  обычном    сообщается об астральном и ментальном плане, где периодически находится все сущее, которое затем периодически выплывает   в физический мир. Причем, об этом «мелькании» говорится не так,  как в эзотерике Востока. Эзотерика – знание гуманитарное, а здесь на языке точной науки дается описание конкретных процессов. Одна из таких концепций утверждает, что, например, акулы и другие обитатели морского дна непрерывно производятся некоей  морфоплазмой, их рождает сам океан. Мы полагаем, что акула – живородящее, но это всего лишь «сборка» по отношению к чувственному разуму человечества.  Мы видим так, а на самом деле все происходит совершенно  иначе – в другом пространстве, другом времени.
Ортодоксальная наука задержалась в «темных веках» и  продолжает эксплуатировать технические достижения, думая, что ей все известно. Наверно, так и должно быть: разные типы мировоззрений нужны не только для стабильности популяции и социума, но и для устойчивости на других планах бытия, в ментальных пространствах.
Владимир Николаевич Лисин окончил Московский энергетический институт. Профессионально занимался электротехникой. Кандидат технических наук. Инженер и изобретатель, обладатель 110 авторских свидетельств и патентов. Более 30 лет изучал философские,  научные, религиозные и эзотерические модели мира, синтезируя панпарадигму, включающую  феномен человека.  20 лет руководил знаменитым руководил московским семинаром «Интеллектон». Ушел из жизни в 2012 году.

2003

 

КУДА  ВЕДЕТ  ЕСТЕСТВЕННЫЙ  ПУТЬ  ВЕЩЕЙ


Александр Александрович Иванченко по специальности – инженер-строитель. Ещё в СССР он более  двадцати лет строил атомные электростанции и обустраивал газоконденсатные и нефтяные месторождения Западной Сибири, прошел  путь от мастера до президента корпорации. Затем занялся системными исследованиями. Практика  сооружения крупных стратегических объектов дала неоценимый экспериментальный материал, на его основе родилась теория, принесшая автору степени доктора философских и доктора экономических наук и звание академика Российской  академии естественных наук.
Как считает Александр Александрович, ему удалось создать Всеобщую универсальную комплексную концепцию системной жизнедеятельности природы, общества, бизнеса, человека и основанную на ней  практическую методологию развития. Для ее внедрения  Иванченко учредил «Центральный институт системного развития государства, бизнеса, человека». Эта автономная некоммерческая организация занимается вопросами самого разного калибра – от масштабных проблем СНГ и Евро-Азиатского союза до локальных проблем   творческих коллективов, проблем долголетия и здорового образа жизни людей. 
Раз концепция Иванченко претендует на роль универсальной и комплексной, она должна  помочь нам в понимании сложной и противоречивой российской действительности, в которой сегодня, по ленинскому выражению, не разобрались бы и «семьдесят семь Марксов». Отчего столь неудачны российские реформы? Отчего почти все преобразования, задуманные правительством, одобренные   Думой и утвержденные Президентом, приводят к обратным результатам? Почему, например, мы имеем то, что имеем в результате реформы здравоохранения?

- Потому, -  говорит Александр Александрович, - что она не была системной, а ведь здравоохранение – система. Просто попытались  «расшить  узкие места». Что было  намечено? Поднять зарплату каким-то категориям медработников. Подняли. И не решили ни одной проблемы здравоохранения, наоборот, породили новые, например, зависть и ревность других врачей. Реформа не ставила целью превратить медицину из «пожарной команды» с явным коммерческим креном в систему, занимающуюся профилактикой и здоровьем людей. Если часть здравоохранения переводится на рыночные рельсы,  надо же одновременно позаботиться  о том, чтобы  людям было чем платить на медицинском рынке. Значит, надо поднимать   доходы населения, в первую очередь увеличивать пенсии.  Короче, реформа здравоохранения не может ограничиться одним здравоохранением,  она   должна распутать целый клубок проблем, а для этого следует определить, за какую ниточку потянуть в первую очередь.  А то, что сделано, всего лишь устранило какие-то «следствия следствий», а первопричины даже не затронуло.
- То же самое справедливо и в отношении других реформ – военной, пенсионной, реформы ЖКХ, науки, образования, жилищной? Ведь все они или провалились, или явно буксуют. Что говорит по этому поводу ваша концепция?
- Она говорит, что, прежде, чем  приступать к  реформам,   надо  определить, на каком этапе развития находится страна, понять проблемы этого этапа, выделить самые опасные болезни   и  начинать лечение с них.
- Болезни у всех на слуху. Та же коррупция. Дело за лекарствами…
- Есть и лекарства. Мы знаем, какие шаги предпринять, чтобы, например,  заработала система местного самоуправления, муниципальные  органы стали выполнять свое назначение. Знаем, в каком направлении должна идти жилищная реформа.  Строительство жилья объявлено государственным приоритетом, и что получилось? Подскочили цены, только и всего. И это понятно: в стране нет ни современной строительной базы, ни дорог, ни качественных строительных материалов, а тех, что есть,  не хватает. А вот желающих использовать ситуацию для собственного обогащения нашлось предостаточно.
- «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Закон Черномырдина в действии!
- Сейчас в строящемся микрорайоне на  пять домов работает пять компаний. Каждая возводит свой дом и хочет продать квартиры побыстрее и подороже. А кто будет думать об общих вопросах – о коммуникациях, о дорогах, о школах?  Об этом должно думать государство. Поэтому ему надо браться не за жилье как таковое, а за социальную инфраструктуру. Финансировать не строительство домов, а развитие социальной сферы. А строить будет бизнес.
- Звучит логично. И перейти к такому порядку вроде бы несложно…
- Но и не совсем просто. Для этого надо перестроить существующую систему, разделить административное, экономическое, хозяйственное управление и управление техническое, технологическое, инженерное. В муниципальном масштабе, в областном, в государственном. Для этого нужны новые организации и новые специалисты. Нужно достроить высший уровень государственной власти, введя пост вице-президента, отвечающего за техническую политику, за жизнеобеспечение, то есть – за заводы, дома, электричество, тепло, воду, транспорт, дороги.
Зачем? Затем, что  такова  единая логика мироздания. Везде существует разделение на мужские и женские функции. На предприятии женское начало персонифицировано в директоре,  отвечающем  за  стратегию развития, за администрирование, за экономику, а мужское – в главном инженере, который занимается технической политикой, развитием производительных мощностей. В государстве это президент и вице-президент.  Мировая практика свидетельствует, что как только административные функции в корпорациях были отделены от технических, производство, экономика в целом сделали громадный шаг вперед. К тому же, для базисного периода развития, в котором мы сейчас находимся, разделение  тем более необходимо.
- Что это за период? Полагаю, нам не обойтись без основ вашей теории.
- Мне удалось увидеть и раскрыть единую универсальную логику построения, функционирования, действия и взаимодействия, одним словом, жизнедеятельности природных и социальных систем. Эта логика не линейная, а объёмная, матричная, связанная и меняющаяся во времени, четырехуровневая,  направленная одновременно и по горизонтали, и по вертикали системного построения. Поэтому ее так долго не могли раскрыть и сформулировать. А на самом деле она проста,  ее может понять любой здравомыслящий человек, как таблицу умножения или таблицу Менделеева. На ее основе можно установить, как зарождаются, развиваются, деградируют, функционируют системы – звездные, социальные,  биологические, почему  со временем меняется их структура. 
Любая система, будь то наша галактика, наша стран или мы с вами, имеет свой жизненный цикл. Он делится на  периоды.  Периодов развития – четыре.  Первый – пионерный, это детство. Второй – образовательный, это отрочество. юность. Третий – базисный, это юность. Четвертый – головной развивающий, это первая зрелость.   Каждый период характеризуется  собственным жизненным укладом со своими структурами, мозговым аппаратом, целями, задачами, организацией и управлением. При смене периодов все это меняется, меняются также  социально-психологические и экономические отношения, материальные ресурсы, способы координации и оптимизации жизнедеятельности.
Отсюда следует,  что нельзя построить дом или провести реформы в стране, если у вас от начала до конца принят  единый порядок организации и управления.  Система за время реформ или строительства должна переродиться четыре раза – по числу периодов. И если на первом этапе требуются так называемые универсальные методы управления, то на последнем – технологические, самые высокие. Однако система сама не  перестраивается, ее приходится перестраивать. Поэтому при проведении реформ или строительстве дома нужно сознательно переходить от одних методов и принципов к другим. А эти «другие» постепенно  вызревают в недрах предыдущего уклада. Приходят новые люди, с новыми идеями, новыми технологиями, новым мышлением, а вчерашние лидеры, кумиры, властители дум сходят со сцены.
- То, что вы говорите, кажется таким  знакомым… Детство, отрочество, юность, зрелость, смена поколений -  просто естественный путь вещей.
- Вот именно! Это естественный путь развития. Естественная логика мира. Поэтому следовать ей, действовать в  соответствии с ней – естественно.  Почему же мы ее не учитываем? Я был  участником и организатором пяти крупных экономических экспериментах,  строил четыре атомные электростанции и проанализировал опыт строительства пятнадцати. Я ответственно заявляю, что никакого осмысленного, системного подхода нигде и в помине не было.  Через четыре года после начала стройки объявлялся пуск, звучали торжественные рапорты, а после этого  шесть-семь лет тянулся пусковой период. На протяжении всех десяти лет использовался тот же безумный «инфарктный метод» с превышением затрат над проектными в два с  лишним раза, с планерками  за полночь, с «выговорами с занесением».
А ведь перестроить систему, превратить ее  разумную, рациональную, эффективную можно было всего за год. И мы с единомышленниками это делали в разное  время на разных стройках,  повышали эффективность работы в два-три раза.  Исходили  из того, что периоды  жизненного цикла   на стройке длятся в среднем два года. Только что был пионерный период, и вот уже образовательный, а на горизонте уже маячит базисный.  Значит, успевай приспосабливайся. Меняй алгоритмы, перевоспитывай людей… Алгоритмы я, в основном, вычислил уже тогда.   Теперь  создана  и единая модель жизненного цикла любых систем.
- Вы говорите: Россия – в базисном периоде своего жизненного цикла. И что отсюда следует?
- Этот период – следствие  всего предыдущего пути. Поэтому давайте взглянем на нашу историю. К 1917 году капитализм в России уже развился,  Ленин доказал это в своей известной     работе. Но капиталистический уклад был до основания  сметен революцией. В его недрах не успел вызреть следующий, поэтому сложная, разветвленная государственная и социально-экономическая система не трансформировалась, а обрушилась. На развалинах, что совершенно логично, воцарился первобытно-общинный уклад с вождем (Ленин) и   натуральным хозяйством. Сталинский период – это феодальный, а, по сути, рабовладельческий уклад, с использованием рабского труда заключенных. В хрущевско-брежневский период мы имели партийно-монархический государственный уклад,   поддерживаемый  армией послушных исполнителей-технократов. Общественные, экономические  отношения были заморожены, развитие личности совершенно игнорировалось, инициатива, предприимчивость преследовались. Неэффективная, расточительная система противоречила естественному пути вещей, она не могла развиваться,  в недрах советского уклада не мог вызреть новый. Хотя отдельные его представители появлялись.
- Авторы экономических экспериментов в промышленности, строительстве, сельском хозяйстве? О них трубили газеты, о них снимали фильмы, а потом их душили. Не высовывайся!
-  Я испытал это на собственной шкуре. Нас с единомышленниками тоже душили. А первых  советских бизнесменов – «цеховиков», «спекулянтов» -  сажали. Но без предпринимательства система загнивает и деградирует. Хотела власть или не хотела, но общая логика развития заставила ее  пойти на обычные для России «реформы сверху» в виде горбачевской перестройки. Предпринимательская среда создавалась введением кооперации и   ельцинской приватизацией. Выиграли от нее,  понятно, те, кто стоял «у руля». Ничего не поделаешь, такова человеческая природа.
-Если бы у начинавших реформы Горбачева и его команды была хоть какая-то  разумная стратегия, если бы Ельцин не был тем, кто он есть, то…
-  Горбачев просто позаимствовал на Западе какие-то поверхностные представления о демократии и рынке, он видел, что застой ведет страну к краху, но его партийная команда была совершенно не готова проводить реформы. По сути же  благодаря действиям Горбачева стал возможным любопытный   исторический парадокс. Он как бы запустил обратный исторический процесс. Смотрите: в феврале 917-го в России произошла буржуазная революция, потом был период двоевластия, потом – большевистский переворот, потом   перешли к новой экономической политике. Объявив в 1985 году перестройку, Горбачев перешел к  нэпу в виде кооперации. В 1991 году кончилась власть КПСС, то есть свершилась  антибольшевистская революция. Потом был период двоевластия – противостояние президента Ельцина и Верховного Совета РСФСР. Наконец, в 93-и произошла буржуазная революция. Она смела советскую власть. Ее победу закрепило принятие новой конституции, узаконившей частную, акционерную собственность и многопартийность.
- С тех пор мы, по-вашему, прошли через пионерный и образовательный периоды, то есть, через детство и отрочество государства и дожили до юности – базисного периода. И что же, все-таки, отсюда следует?
-  Нельзя сказать, что государственная власть в России сегодня эффективна, но ситуацию в стране она, в целом, стабилизировала.  А вот реформы, как показывает наш  анализ,  идут неправильно. Главное для базисного периода развития – создание инфраструктуры: дорог, коммуникаций, в целом – системной базы общества. На этом этапе очень важно поднимать уровень технического руководства. А у нас выпячиваются политическая и экономическая стороны  развития. Перед каждыми выборами начинается «новая» политика. Дума не упускает случая принять какое-нибудь политическое заявление, каждый год «подправляет» закон о выборах, партии сливаются, делятся… Молодежь рвется в экономисты, юристы, менеджеры, политологи… А инженерная сторона  сегодня – в загоне. И это тревожит.  Мало того, что перекос противоречит смыслу и потребностям базисного периода. Беда еще и в том, что в этих областях профессионализм невысок. Дело обстоит как раз наоборот: инженерные, технические школы у нас традиционно сильны, экономические, управленческие, юридические, политические – слабы. Поэтому, кстати, отсутствует представление о необходимости трансформации государственной, социально-экономической системы под разные уклады жизни.
- А в Европе, Америке, Японии такие представления есть?
- Проанализировав мировой опыт, могу сказать, что методологии построения государства для каждого уклада жизни нет нигде.  Мы ее сейчас создаем.  Разработав системные модели, мы поймем, как, за счет чего можно ускорить процесс прохождения этапов. Это будут модели взаимодействия государственной власти с разными хозяйственными и региональными структурами, с бизнесом, с институтами гражданского общества,  основанные на природных, системных принципах. А они гласят, что жизнь одних систем не противоречит жизни других,  каждая система обязана решать свои задачи и при этом создавать возможности для развития других. Это справедливо для управления любым объектом, любой фирмой, но главное для нас, конечно, -  системная методология государственного строительства.
-   Вы чувствуете интерес со стороны государства? Конкретно, со стороны управленцев?
- Они «сами с усами». Считают, что знают и умеют достаточно. У нас нет иллюзий, что они вдруг вцепятся в нашу методологию. Однако результаты их «знаний и умений» налицо. Поэтому больше надежд на тех, кто видит ошибки и хочет их исправить. Скажем, на какие-то группы влияния. Иллюзий нет, но есть надежда на здравый смысл.
2006



РЕФОРМЫ В СВЕТЕ ЖИЗНЕННОЙ МУДРОСТИ


Космизм о  необходимости и допустимости общественных преобразований


То, что половина  страны зовет на царство Владимира Путина, - явление из ряда   «умом Россию не понять». Ведь прежде всего и больше всего наши люди жаждут справедливости,   они не соглашаются и, видимо,  никогда не согласятся с порядком, установленным приватизацией, а Путин справедливости не обещает, наоборот, он не раз заявлял, что сей порядок не подлежит отмене. На страже несовместимой с  народной жизнью системы стоит и партия «Единая Россия», которую фактически  возглавил президент…
Мучительные противоречия бытия страны  очевидны, и общественное сознание в них запуталось. Оно страдает, оно расколото, оно  отрицает само себя.  Обреченно цепляясь,  будто за соломинку, за путинскую «стабильность», оно все заметнее  смещается к радикализму. Все слышнее требования национализации стратегических отраслей. Не умея провести толковые реформы,  обессилив и  озверев от разрушительных бестолковых, разуверившись в  социализме и в капитализме, в диктатуре и в демократии, Россия готова свернуть с эволюционного пути на  испытанный революционный, чтобы снова попробовать «переделать все». 

«Переделать все. Устроить так, чтобы все стало новым, чтобы лживая, грязная, скучная, безобразная наша жизнь  стала справедливой, чистой, веселой и прекрасной жизнью». Так писал Александр Блок в статье с характерным и многозначительным названием «Интеллигенция и революция».  Нет, не писал – воспевал революцию, как может лишь великий поэт.  Когда такие замыслы (переделать отвратительное, несправедливое  «все»!), искони таящиеся  в человеческой душе, в душе народной, разрывают сковывающие их путы и бросаются бурным потоком, доламывая плотины, обсыпая куски берегов, это называется революцией.  Революция – это, по Блоку, не мятеж, не переворот, не пресловутый и пугающий русский бунт, бессмысленный и беспощадный; нет, переворот, бунт, мятеж – нечто куда более умеренное и низменное. Революция – сродни природе, она как грозовой вихрь, как снежный буран всегда несет новое и неожиданное, она жестоко обманывает многих, легко калечит в своем водовороте достойных и часто выносит на сушу невредимыми недостойных, но это частности, это не меняет ни общего направления потока, ни грозного гула, который он издает. Этот гул всегда – о великом. Тем более, гул русской революции, желающей охватить весь мир (меньшего истинная революция желать не может).
Статья поэта Александра Блока увидела свет в январе 1918 года. Книга русского философа Семена Франка «Свет во тьме»   вышла  в Париже 1949 года. Поэт воспевал революцию, философ размышлял о реформах. Поэт видел выход в полной «переделке всего». Философ полагал, что это невозможно, ибо помнил  о словах  Гегеля «все изменяется и остается неизменным», причем таким образом, что каждому  изменению соответствует нечто не изменяющееся. Поэт говорил от имени «человеческой, народной души» Философ – от имени философии русского космизма.
Осмысливая исторический путь России, космизм – в лице Франка - сформулировал итоговую  позицию  философской школы   относительно того, что считать реформами. Какие из попыток улучшить или просто изменить российскую действительность  являются ими в истинном смысле слова? Отвечая на этот совсем не простой вопрос, философия  космизма, что очень важно, не ограничивала реформы политическими или экономическими переменами. Речь шла о несравненно большем - реформах жизни, реформах бытия.
И не случайно: ведь    исторический путь России усеян обломками несостоявшихся, не доведенных до  конца политических, экономических, социальных, правовых,  судебных, военных и прочих  реформ. Вот только один пример.
«Насколько мы понимаем дух крестьянской реформы, она должна разрешить два вопроса: эманципацию личности и эманципацию труда»,  - писал в своих публицистических заметках  другой знаменитый русский поэт Афанасий  Фет, он же успешный помещик пореформенного периода. Удалось ли их разрешить? Выводы Фета пессимистичны: «Немцы все делают руками да капиталом, а мы достигаем того же нравственным уровнем».  На пути замыслов реформаторов  по обыкновению встала «стена безрукости и бедности». Как сказали бы мы сейчас, эта сложнейшая реформа должна была носить системный характер, поддерживаться комплексом мер для «эманципации личности и эманципации труда». Но таких мер не предложило правительство и не выработало общество. «Вспомним судьбы всевозможных акций и акционеров, - продолжал Фет. – Над их нравственными или материальными могилами история пишет: «Сюда не надо ходить…» Странно спрашивать: нужны или не нужны нововведения, когда все, кто волей, кто неволей, несутся по самой их быстрине и когда сама нужда заставляет им сочувствовать. Только не будем искать таких нововведений, которые неминуемо приведут нас к стене. Вот хотя бы моей экономии необходима зерносушилка…. А мало-мальски удовлетворительной зерносушилки нет. Вся Россия кричит: дайте зерносушилку! – а ее все нет… Вот тут всякое поощрение со стороны ревнителей земледелия будет уместно. Назначьте хоть миллион премии за практическую, всем доступную по цене зерносушилку, и премия в первый     же год окупится одним зерном, пропадающим по дороге к ригам и овинам. Такая премия будет полезнее мнимо-образцовых ферм и иных затей в подобном роде. Попробуйте выставить значительную премию на всемирную конкуренцию, и у нас через год будут зерносушилки…»
Предчувствия не   обманули успешного помещика Фета: крестьянская реформа оказалась незавершенной, половинчатой, а сам царь-реформатор погиб от рук революционеров-террористов. Ее завершением   могла стать аграрная реформа Петра Столыпина. По свидетельству русского философа, историка и публициста Ивана Ильина, для конструктивного решения извечного русского вопроса условия  тогда были. «Отбирались и крепли интенсивные помещичьи хозяйства, тогда как остальные распродавали свою землю крестьянам и оставались культурными гнездами в крестьянском океане… А о чиновничестве, осуществлявшем аграрную реформу Столыпина, берлинский ученый, профессор Зеринг, обозревавший все производство на местах, говорил и писал: «Это европейски образцовая бюрократия: люди идейные, убежденные, знающие, честные, инициативные; любая страна могла бы позавидовать такому кадру…» 
Но столыпинские реформы тоже были оборваны. Та же участь постигла судебную реформу, а ведь в этой области Россия сумела опередить Европу. Суд присяжных был обоснован знаменитыми юристами и русскими философами на основе философии права, утверждал Иван Ильин. Заметим, что аграрный, земельный, крестьянский вопрос, по сути, не решен в России до сих пор, а судебная система сегодня находится в удручающем состоянии.
Может быть, российские реформы систематически заканчивались неудачами потому, что всегда «спускались сверху», в противовес Европе, где они положенный срок вызревали в народной толще под воздействием насущных потребностей жизни, а уж затем принимались обществом? Может  быть, в них всегда недоставало чего-то очень важного, возможно, наиглавнейшего, того самого «нравственного уровня», о котором  писал в своих публицистических заметках  поэт и помещик Фет? Может быть… Полвека назад все эти предположения решился разобрать и  прояснить в своей итоговой парижской книге Семен Людвигович Франк.
Подводя итог размышлениям философов-космистов о необходимости и  допустимости общественных преобразований,  он задается вопросом: а что, собственно, есть реформа?  Перво-наперво, это процесс экстремальный,  поскольку  значительная, даже наибольшая часть человеческой активности направлена на простое поддержание жизни на раз достигнутом уровне. Хозяйственная энергия человечества тратится на постоянное восстановление потребленных благ, а также на сохранение  знания и культуры. Поэтому всякий прогресс – это «добавочное приобретение», которое  не обязательно, потому что не обеспечено энергией. Прогресс  не может быть единственной целью нашей активности, поэтому он не предопределен и не непрерывен.  Но не может быть  целью и незыблемая прочность раз установившегося уклада, хотя достигнутое кажется установленным навсегда, неуничтожимым. Поэтому прогресс «наслаивается» на сохранение уже достигнутого. Он творится силами, накопленными в прошлом - нельзя возводить новый этаж дома через разрушение его фундамента. Всякое  успешное и прочное творчество нового всецело определено устойчивостью здоровых сил общественного организма, твердо укорененного в родной, привычной, старой почве.
Все это общие соображения элементарной жизненной мудрости, замечает философ. Но именно они позволяют понять, что такое истинная реформа и по каким законам  она осуществляется. Реформаторская деятельность, по Франку, - это повышение уровня бытия, обогащение его новыми благами, исправление жизни в смысле ее улучшения. «Реформа жизни оправдана и благотворна не тогда, когда она есть плод простого человеческого замысла сделать жизнь вообще «лучше», открыть и ввести в мир лучший, более идеальный по нашим соображениям порядок жизни; она оправдана и благотворна только тогда, когда она отвечает какой-то насущной, остро ощущаемой нужде, т. е. когда она отменяет  какую-то вопиющую несправедливость, уничтожает какой-то нестерпимый беспорядок, вновь устанавливает какое-то разладившееся общественное равновесие, спасает от какого-то  мучительно испытываемого бедствия».
Критерии Франка позволяют понять, почему,  по большому, историческому счету, окончились неудачей  реформы Петра. Не освободив крестьян, сохранив нищету и дикость крестьянства, Петр не просто не устранил препятствия  на пути социально-экономического развития страны и роста ее влияния в мире. Хуже, что реформы не покончили с самым «мучительно испытываемым бедствием» – рабством. После тысячи лет существования  большинство русского народа пребывало в рабском состоянии. И это имело три важнейших следствия.
Первое - экономическое и культурное: «троглодитский уровень материального благосостояния и соответствующий ему уровень требований к жизни», что есть полное, безотносительное зло, не возвышающее, а принижающее человека. (Даниил Андреев. «Роза Мира».)  Многое из того, что впоследствии происходило и по сей день происходит в России, мыслимо лишь в обществе, приученном к всевозможным лишениям, убожеству и нищете.
Второе следствие – нравственно-психологическое. «Это -  устойчивые, глубоко вкорененные в психологию народных масс навыки рабского мироотношения: отсутствие комплекса гражданских чувств и идей, унизительная покорность, неуважение к личности и, наконец, склонность превращаться в деспота, если игра случая вознесла раба выше  привычной для него ступени». (Там же.) Что ж, это тоже про нас нынешних. Как ни горько в этом признаться, многим и многим приходится, говоря словами Чехова, всю жизнь «по капле выдавливать из себя раба».
Третье следствие – духовно-творческое и религиозное. «Из рабской психологии, из убожества требований и стремлений, из узости кругозора, из нищеты проистек и паралич духовно-творческого импульса. Нельзя сидеть при лучине с раздутым от голода животом, с  необогащенным ни одною книгою мозгом  и с оравой голодных и голых ребят и  творить «духовные ценности». Отсюда – «позднейший разлив  примитивного материализма во всю ширь необозримого рабочего класса и полуинтеллигентских слоев», «религиозное невежество новых советских поколений». (Там же.)
Критерии Франка приложимы и сталинскому СССР, подразумевавшемуся Даниилом Андреевым, и к современной России. Вооружившись ими, мы  обнаружим, что те реформы, что идут в стране вот уже 22 года, не отменили вопиющих несправедливостей, не уничтожили нестерпимого  беспорядка, не восстановили разладившееся общественное равновесие, не спасли людей от мучительных бедствий.  Наоборот! Они привели к беспорядку, хаосу, «беспределу», породили и закрепили вопиющие несправедливости,  расшатали и разложили общество, вызвали  катастрофические последствия – нищету, болезни, унижение  и вымирание народа. Значит, они не благотворны и поэтому неоправданны. Уровень нашего бытия не повысился, а понизился,  его обогащения и улучшения не произошло. Реформы бытия, реформы жизни в действительности не состоялось.
Сегодня, как и 300, 100 или 20 лет назад, Россия нуждается в реформе жизни, бытия. Локальные реформы – в экономике, здравоохранении или жилищно-коммунальной сфере – будут вытекать из нее как частные случаи  общего преобразования. Повышение уровня бытия – это, на современном языке, в современных представлениях – повышение качества жизни в широком смысле слова, обогащение ее новыми благами.  Средствами для этого должны служить и политика, и наука, и экономика, или,  понимая шире, - «хозяйство».
Этот более широкий, нежели традиционный экономический, взгляд впервые предложил   профессор политэкономии Сергей Булгаков, он же – философ-космист о. Сергий Булгаков в своей докторской диссертации «Философия хозяйства». Здесь Булгаков оказался предшественником Владимира Вернадского, позднее написавшего: «Эпоха хозяйства есть эпоха в истории Земли, а через нее и в истории Космоса». «Хозяйство», то есть, обобщенно говоря, хозяйственная, производственная, экономическая, социальная деятельность человека становится незаменимым звеном космического творчества и в этом качестве должно подчиняться космическим законам. О. Сергий   писал о «земном строительстве навстречу небесному», о «божественности» хозяйства, в котором «просвечивает  София Премудрость», о необходимости создания хозяйства по «идеальному плану Мирового Целого», построения вертикали от крестьянского надела до космоса и от космоса до крестьянского надела.   На это и должны быть направлены планы реформы хозяйственных структур.
Но это – частность. В целом же, согласно философии космизма, реформами в России  можно будет считать только такие преобразования, которые покончат с «троглодитским»  уровнем материального благополучия, с вопиющими несправедливостями, нестерпимым беспорядком, человеческим унижением, спасут людей от мучительных бед, обогатят нашу жизнь новыми благами,  выведут ее на  новый, несравненно более высокий уровень качества.  Мы, вслед за космистами, сможем назвать подлинными реформами в России только подлинные реформы народного бытия.
По мысли С.Л. Франка, проводить их в жизнь должна такая власть, которая явится носительницей права, будет обладать моральным авторитетом,  и проводить  посредством государственных механизмов. Государство обязано ограничивать хозяйственную свободу там, где она приводит к недопустимой эксплуатации слабых сильными, с помощью принудительных мер защищать бедных, налагать запрет на действия или отношения,  недопустимые с точки зрения социальной справедливости, - в остальном же не стеснять хозяйственной свободы граждан… Которым, разумеется,  присущи неизменные закономерности человеческой природы. И это  очень серьезный фактор,  ибо, как говорил Кант, «из того кривого дерева, из которого сделан человек, нельзя смастерить ничего совершенно прямого». Реформы плодотворны и ведут к добру только постольку, поскольку учитывают нравственный уровень людей, для которых они предназначены.  Наилучшие замыслы  остаются бесплодными, более того, ведут к гибельным результатам, если они не имеют опоры в соответствующем человеческом материале.
Так полагали русские философы. Отнюдь, заметим, не социалисты. Наоборот,   они   считали   социализм   замыслом   принудительного осуществления правды и братства между людьми, который прямо противоречит христианскому сознанию свободного братства во Христе. И тем не менее именно государство должно обеспечивать высшую цель реформ - повышение уровня бытия, обогащение его новыми благами. Именно государство обязано поддерживать социальную справедливость реформ. Справедливость, которой прежде всего и больше всего жаждут наши люди, и с точки зрения космизма - непременное условие, обязательное требование. По тому, достигнута справедливость или нет, судят о нравственности реформ. Справедливость и нравственность - высший критерий их успешности. Безнравственные, аморальные реформы - неудачны.
2007


СВОЙ  ПУТЬ  В  НООСФЕРУ


Всемирный форум духовной культуры, организованный   общественными и научными организациями Казахстана, России и Европейских стран, собрал в октябре в Астане участников из 70 с лишним стран. В столицу Казахстана приехали религиозные и общественные деятели, проповедники гуманистических учений, творцы новых картин мира, политики, антиглобалисты, люди искусства, ученые, представляющие как  академическую науку, так и альтернативные направления, среди которых выделялась сплоченная команда ноосферологов.
Все эти группы участников Форума по-разному   определяли и понимали духовную культуру, а поэтому подчас плохо понимали друг друга. И в самом деле, вряд ли возможно полное взаимопонимание между медитировавшими прямо в зале буддистскими монахами, бывшим кандидатом в президенты США, европейскими правозащитниками и разработчиками невиданной прежде ноосферной конституции человечества. Объединяло участников Форума одно: активное неприятие  существующего порядка вещей, порождающего  хищническую экономику, самоубийственное отношение к природе, вопиющее социальное и имущественное неравенство, бесконечные кризисы, голод, нищету, болезни и войны. Собравшиеся на Форум  были убеждены в том, что потребительская цивилизация исторически обречена, что мир находится на крутом изломе, что переход к новому этапу в развитии планеты неизбежен и неотвратим, ибо обусловлен объективной сменой космических циклов, что новая  эра – на пороге. Ее имя – эпоха  Водолея или ноосферная эпоха.    
Слово «ноосфера» впервые произнес в 20-х годах прошлого века в Париже  математик и логик  Эдуар Леруа (Ле Руа). Первым начал обсуждать особенности эпохи ноосферы Пьер Тейяр де Шарден. Первым сформулировал идеи и проблемы этой грядущей эпохи во всей их остроте Владимир Иванович Вернадский,    поставивший  учение на твердую почву эмпирических обобщений. Оно было   дополнено и продвинуто наследующей русскому космизму современной российской школой, разработавшей теорию, методологию и проектологию устойчивого  развития.
Как писал академик Н.Н. Моисеев, едва начавшись, ноосферная эпоха  поставила перед человечеством неотложные задачи. Она потребовала выработки планетарной стратегии спасения (чем, по большому счету, и занимался астанинский Форум) и ее коллективной  реализации (что, как хотели думать участники, впереди), целенаправленного  и разумного развития - при постоянной осторожной коррекции курса, при неизбежной взаимной адаптации природы и общества, без катастрофических провалов, откатов назад,  без разрушительных кризисов. То есть по возможности  устойчиво. И в самом деле, такое  - ноосферное - развитие не может быть ничем иным, кроме как устойчивым развитием.      Никита Моисеев полагал, что его следует рассматривать как   маршрут пути  в эпоху ноосферы, а  переход к  подобному развитию и будет означать вступление в  грядущую эпоху.
Такое развитие носит нарастающий характер и в то же время  идет в границах допустимости. Мы можем сказать, что это развитие устойчиво, потому что не грозит обвалом окружающей среды, не  заставляет «переступать черту», и в то же время это именно развитие.  В глобальном смысле устойчивое развитие есть развитие, согласованное с законами эволюции живой природы и законами исторического развития человечества, эволюции социальной материи. Главный из этих законов  -  Закон развития жизни сформулированный выдающимся российским ученым  П.Г. Кузнецовым (значительная часть жизни которого, кстати, тесно связана с Казахстаном).  Закон гласит, гласит, что в ходе космопланетарного процесса в непрерывно изменяющемся мире сохраняются неубывающие темпы роста полезной мощности. Развитие как раз и обеспечивается ее ростом: чтобы оно происходило,  доля полезной составляющей мощности должна расти,  поток свободной энергии увеличиваться. И она, как выясняется, в системе природа-общество-человек  действительно растет. Полезная мощность не иссякает, а - вопреки второму началу термодинамики, провозглашающему неизбежность  наступления энтропии, - прирастает. А раз   так, то развитие – страны, человечества или  всей планетарно-космической системы может сохраняться и поддерживаться, то есть быть устойчивым.
Так как развитие происходит в системе «природа-общество-человек», мы  должны  понимать его как   реализацию творческого потенциала человека. Он реализуется в новых технологиях, первым делом в прорывных. Прорывная технология сокращает время, затраты, увеличивает работоспособность — это очевидно. Но прежде всего она меняет сознание. Когда те же усилия дают десятикратный эффект, происходит скачок в сознании. А через развитие сознания и происходит удовлетворение неисчезающих человеческих потребностей.
Эффект прорывной технологии можно  выразить точно – через показатель эффективности использования ресурсов (ЭИР). Этот универсальный является, по сути дела, коэффициентом полезного действия -  страны, ее экономики, ее  промышленности ее  социальной системы, регионов  и отраслей промышленности,  а также отдельных предприятий, тех или иных профессиональных групп, даже конкретных специалистов.
Условием входа в режим устойчивого развития, утверждает современная школа, является определенная величина эффективности использования ресурсов.
Результаты компьютерного моделирования показали, что обобщенный КПД технологий, существующих в настоящее время в России, составляет 0,30 – 0,32, а для вхождения  страны в режим устойчивого развития он должен быть не менее 0,62. Повышение КПД является задачей первостепенной важности, поскольку рост  всего на один процент дает в России эффект в 4 раза больший, чем продажа энергоносителей, а один процент роста – это примерно двойная сумма всей зарплаты по стране. Как же его поднять? Единственным путем – реализацией  прорывных проектов и технологий.
Анализ ситуации в Казахстане показывает, что здесь экономический рост до сих пор достигается преимущественно за счет роста цен и потребления значительных ресурсов — при огромных потерях, опустошении кладовых полезных ископаемых  и деградации природной среды. На каждый тенге произведенной продукции потребляется три тенге ресурсов, которые фактически заимствуются у будущих поколений. Для обеспечения конкурентоспособности страны и ее дальнейшего устойчивого развития в XXI веке эту тенденцию необходимо переломить. Экономический рост Казахстана должен происходить за счет повышения эффективности экономики, а не за счет наращивания потребления ресурсов. Страна сможет конкурировать с наиболее развитыми странами только в том случае, если показатель эффективности ресурсов повысится до 37 % к 2013 году и до 43 % к 2019 году. (В 2005 году усредненный коэффициент эффективности использования ресурсов всех производств, технологий и процессов был равен в Казахстане 31%. Это больше среднемирового уровня, равного 24%, но меньше в 1,15 раза, чем в наиболее технологически развитых странах мира - Японии, США, Германии).
За счет чего можно обеспечить рост КПД? Как и в России, как везде и повсюду, - за счет прорывных технологий. Что они такое? Инновационный продукт, который, первое, востребован каждым человеком, второе, доступен каждому человеку, третье, имеет КПД не менее 0,62. (Заметим, в открытых системах  прорывные технологии могут давать КПД больше единицы. А поскольку все системы – открытые, это вполне реально.) Ну, а прорывной проект – это проект, в основе которого лежит система  прорывных технологий.
Интересно, что чуть раньше астанинского Форума прошла Первая Международная Научная школа «Проектное управление устойчивым инновационным развитием» в подмосковной Дубне. Ей руководили Президент Российской академии естественных наук (РАЕН), Президент Университета «Дубна», О.Л. Кузнецов и академик РАЕН, вице-президент Международной академии экологической безопасности и природопользования (МАЭБП), заведующий кафедрой устойчивого инновационного развития Университета «Дубна»  Б.Е Большаков. В работе Научной школы приняли активное участие ученые и молодые специалисты из шести стран, в том числе из  Казахстана (Казахстанский Национальный университет им. Аль-Фараби, Казахстанский национальный технический университет им. К.И. Сатпаева, НПО «Евразийский центр воды», Центр охраны здоровья и экопроектирования и др.). С докладами и презентациями инновационных проектов выступили профессор Е.С. Абдрахманов,  специалисты из Астаны и Алматы - А.С. Гончарова,  Т.Г. Гончаров и   Б.К. Бекнияз.     Молодежное  крыло участников Научной школы предложило  создать Евразийский Союз молодых ученых за устойчивое развитие. А это уже один из тех конкретных шагов  к коллективной  реализации ноосферной стратегии, о необходимости которых писал академик Моисеев. Всемирный Форум духовной культуры – тоже такой шаг.  Причем, широкий. Подготовка специалистов, способных разрабатывать и вести ноосферные   проекты – ну, скажем, в области экологического домостроения – тоже. Все это шаги в нужном направлении.
К ноосферной цивилизации ведет много дорог.  И каждый из участников Всемирного Форума уже фактически выбрал свою – самую подходящую, самую органичную для него.  Религиозные и общественные деятели, проповедники гуманистических учений, творцы новых картин мира, политики, антиглобалисты, люди искусства, ученые и все остальные  уже  вступили на избранный путь.
По-видимому, для специалистов атомной науки и промышленности  наиболее естествен путь устойчивого развития. Атомная энергетика может внести важный вклад в удовлетворение энергетических потребностей,  атомная отрасль в целом  призвана способствовать тому, чтобы в ХХI веке в социально-экономическом плане человечество развивалось без катастрофических провалов, откатов назад,  без разрушительных кризисов,  то есть по возможности  устойчиво. Атомная отрасль, в числе ряду других лидирующих отраслей, должна возглавить переход к новому технологическому укладу – наукоемкому, инновационному,   созданию, оформлению и развитию новой суммы технологий,  внеся в нее свой особый вклад в виде ядерных технологий,      взятых во всем их спектре и  многообразии – от мощных энергетических до тонких медицинских.
2010


СЕМЬ  ЧУДЕС  ФИЗИКИ


О семи чудесах света знает, наверно, каждый. Их список был составлен во II веке до нашей эры. Вот он:
1.Египетские пирамиды (появились около 2600 г. (?) до н. э.)
2.Террасные сады в Вавилоне (около 605 г. до н. э.)
3.Храм Артемиды в Эфесе (около 600 г. до н. э.)
4. Статуя Зевса в Олимпии (около 456 г. до н. э.)
5.Мавзолей в Галикарнасе (около 400 г. до н. э.)
6.Колосс Родосский (около 279 г. до н. э.)
7.Фаросский маяк в Александрии (около 285 г. до н. э.)
Строго говоря, это не «чудеса», а творения рук человеческих. К чудесам их  отнесли потому, что творения эти – грандиозные, выдающиеся, совершенные – вершинные. «Вершинность» - акмеологический признак. «Акме», в переводе с древнегреческого, - «острие», «высшая точка», «точка совершенства». От этого слова ведет свое название синергетическая акмеология – наука о закономерностях и путях достижения  максимального совершенства во всех видах  человеческой деятельности.
Деятельность здесь можно рассматривать как средство самовыражения человека – специалиста, мастера, профессионала  -  в рамках его дела, занятия, специальности, профессии. При таком взгляде самовыражение  становится последовательным движением к вершинам профессионального мастерства. На этом пути человек является творцом,  создателем значимых для него ценностей. Это одна сторона процесса. Вторая – общественная оценка. Результаты труда профессионала (ученого, инженера, художника, садовода, парикмахера, столяра-краснодеревщика, учителя, менеджера, журналиста и т.д.) непременно оцениваются социумом. В идеальном случает высшее профессиональное достижение  получает высшую общественную оценку, творение мастера признается высшим достижением в какой-то области, причем признается как современниками, так и потомками. Таков, например, роман «Война и мир» - высшее писательское достижение Льва Толстого и общепризнанный литературный шедевр. Или «Сикстинская мадонна» кисти Рафаэля.  Или сонаты Бетховена.
Подобными шедеврами, созданными их творцами в зените своего  мастерства, являются и семь чудес света. Они стали чем-то целым, многогранным воплощением наивысших достижений древности. Их статус  определенный во втором веке до Рождества Христова,  не подвергается сомнению или пересмотру. Более того, с тех пор не раз делались попытки составлять какие-то иные, дополнительные списки,  а по сути,  выявлять вершинные достижения человека, поскольку, как известно, для человека нет ничего и никого интереснее его самого. Разработаны и широко используются методологии определения «самого-самого». Это, например,  разнообразные конкурсы, кино- и телефестивали.  Специальные жюри и многочисленные зрители называют «мисс мира», лучшего режиссера, актера,  певца, архитектора, романиста, футболиста и так далее, до бесконечности.
По мнению одного из основоположников синергетической акмеологии в России С.Д. Пожарского, это не случайно.   За конкурсами красоты надо видеть серьезную  тенденцию. В начале XXI века, на новом витке развития появилась необходимость осмыслить новые вершины достижений цивилизации и мировой культуры.  «Семь чудес света»  относятся  к периоду рассвета античности и в основном  принадлежали культура Древней Греции и Рима. Современные исследователи, акцентируя  внимание на глобальном характере развития культуры,  приходят к выводу,  что  спустя две тысячи лет  рассмотрение выдающихся достижений было бы правильно вести под новым ракурсом, а именно,  в глобальном аспекте,  причем, не только с точки зрения развития цивилизаций, но и конкретных регионов и стран. И в некоторых   из них   действительно велся поиск своих, национальных чудес, вершинных достижений  народов. А творчески мыслящая часть человечества  доставила себе удовольствие,   проведя исследование, а если честнее, игру по определению «новых семи чудес света». Голосование велось  в Интернете. Его итоги были обнародованы 07.07.07  (7 июля 2007 года). В  список XXI века попали:
Колизей в Риме, Италия,
Великая Китайская стена,
Статуя Христа в Рио-де-Жаней    ро, Бразилия,
Город древних инков Мачу-Пикчу в Перу,
Пирамида  майя Чичен-Ица на мексиканском полуострове Юкатан,
Мавзолей Тадж-Махал в Индии,
Храмовый корпус Петра в Иордании.
Что дальше? Нет сомнения, что поиски «самого-самого» продолжатся, ибо тяга к акме в человеческой природе. Вполне возможно, они будут расширены за счет  обращения  к другим сферам человеческой деятельности, к другим продуктам творчества.  Ни прежде,  ни теперь, как ни странно, эксперты, кем бы они ни были,  не относили  к вершинным  интеллектуальные достижения, составляющие  фундамент и каркас культуры. Но разве не является общепризнанным шедевром Библия? Коран? Индийская или немецкая философия?  Русская литература? Таблица Менделеева?  Классическая механика и теория электромагнетизма, без которых немыслима современная технологическая цивилизация? Наконец, алфавиты, незаметные, словно воздух, и столь же незаменимые?..
Дождемся ли мы той поры, когда эксперты-профессионалы   и участники  опросов  станут причислять к акме замечательные научные свершения? Когда, скажем, будут названы  семь чудес физики?..  Но ведь подобных милостей не обязательно. Можно назвать их самим.  Действительно, кому не  выявить их, как самим физикам?..
Методика для определения вершинных достижений существует.  В   изложении С.Д. Пожарского она такова.
К трем акмеологическим признакам относятся: состояние, свойства и гармония.
СОСТОЯНИЕ рассматривается как достигнутое мастером (в данном случае - ученым, исследователем, инженером, технологом, философом и т.д.) наивысшее совершенство в  своей области, причем на данном историческом этапе  и в рамках конкретной цивилизации.
СВОЙСТВО рассматривается как такой  результат совершенствования деятельности и представлений мастера,  когда индивидуальное творение начинает резонировать  с общепринятыми социальными  представлениями, более того – с идеалами, на которых основана гармония.  
ГАРМОНИЯ понимается как целостность результата деятельности мастера, стройность, соразмерность, соответствие его творения социальным и природным нормам.

Как использовать эти признаки  для оценки конкретных достижений с целью выбора акме? В прямом смысле, говорит С.Д. Пожарский.  Во-первых,  необходимо определить состояние объекта. Во-вторых, выявить его свойства. В-третьих,  понять, в чем состоит  гармония творения.   
Как это делается,  посмотрим на примере знаменитых пирамид в Гизе. Самый знаменитый памятник Древнеегипетской цивилизации - пирамиде Хеопса. 
Ее состояние:
•    возраст  - 4500 лет;
•     совершенные пропорции и идеальность стыков, хотя известняковая облицовка утрачена;
•    высота в момент возведения составляла около 147 м, позднее, после потери облицовки  она уменьшилась до 138 м.
Свойства пирамиды Хеопса:
•    имеется два входа и две погребальные камеры.  Первый вход и первая камера были вырублены под основанием пирамиды, как и было принято при строительстве пирамид-предшественниц. Второй вход и вторая гробница были спроектированы после начала строительства;
•    изменение положения погребальной камеры потребовало прорубать в толще пирамиды проход вверх, в самую сердцевину каменного постамента,  вторую гробницу, большую галерею и новый вход;
•     на   строительство понадобилось около 6 млн. тонн камня, причем каменные блоки не скреплялись специальными растворами, а просто обтесывались друг под друга.
Гармония пирамиды Хеопса:
•    на фоне расцвета культа бога Солнца изменен план строительства пирамиды, что было связано с изменением статуса самого фараона (его стали называть Хеопс–Ра). Пирамида должна была напоминать священный камень «Бен-Бен», а усыпальница находиться в центре пирамиды, повторяя священный символ бога;
•    геометрическое совершенство, непревзойдённая точность расчетов, мастерство  выполнения позволило грекам самой первой причислить пирамиду к семи чудесам света первой. По прошествии 40 веков пирамида сохраняет свои идеальные пропорции;
•    стороны пирамиды были почти точно ориентированы на магнитные полюса. Стороны не совсем равны, однако разница между ними равняется всего лишь девятнадцати сантиметрам, а это только 0,08 процента от средней длины. Такая степень точности кажется поистине невероятной, особенно если принимать во внимание размеры сооружения и отсутствие вычислительной и другой техники, которая могла бы помочь проектировщику и рабочим;
•    поразительный размах строительства. Камень в десятках километров от строительной площадки. Для транспортировки каменных блоков были построены дороги,   подъемные механизмы, огромные плоты и целые города для рабочих.
Состояние культуры в период появления следующего акме - пирамиды Хефрена - можно оценить по «визуальному эффекту», связанному с восприятием этого объекта.  Он кажется выше пирамиды Хеопса,хотя на самом деле ниже. Это не случайно:  в искусстве размер напрямую связан с величием.
Свойства пирамиды Хефрена:
•    значительно больший наклон граней делает пирамиду более «стройной»;
•    вход в расположен ниже уровня основания, а две галереи, одна из них, подземная (как в первых пирамидах) -  выше уровня основания, как и  в Великой пирамиде. Это свойство подтверждает догадку о том, что Хефрен хотел объединить и усилить уже имеющиеся примеры красоты внутреннего убранства и внешней идеальности пирамид  в попытке превзойти предшественников.
Гармония пирамиды Хефрена состоит в совокупности предыдущих гармоний, собранных фараоном Хефреном в одном строении.
Следующей ступенью совершенствования Древнеегипетской цивилизации считается пирамида Микерина.
Состояние и гармония этой пирамиды напоминают  аналогичные характеристики пирамид Хеопса и Хефрена, поскольку возведена она была по их образцу, но отличительное свойство у нее все-таки есть. Эта самая маленькая пирамида из всех, причисленных к семи чудесам света. Ее высота составляет всего 65,5 м, но блоки, из которых  она построена, были намного крупнее тех, что использовались при строительстве других пирамид.
Если пирамиды  составляют целое «семейство» акме, то Сфинкс, одно из интереснейших и загадочных творений Древнеегипетской цивилизации, - обособленное вершинное творение (хотя и не включенное в канонический список «чудес»).  Время  создания статуи Сфинкса до сих пор не определено, так как в документах, сохранившихся до нашего времени, нет никаких упоминаний о нем. Но ученые предполагают, что статуя была возведена во времена правления фараона Хефрена.
Состояние  Сфинкса на  сегодняшний день можно описать так:«…это одно из самых изумительных произведений рук человеческих. Он высечен из цельной скалы, его высота от земли до вершины достигает двадцати двух метров. Голова – двадцати четырёх метров в окружности; уши и нос – в рост человека….. Голова, служившая для мамелюков целью при стрельбе ядрами, сильно пострадала: левый глаз, щека, нос и часть волос повреждены выстрелами. И всё же этот необыкновенный памятник полон удивительного благородства и мощи….» (П. П. Гнедич. «История искусств. Древний Египет и Древний Восток». Эксмо, М., 2005). Сфинкс выглядит громадиной в песках пустыни и словно вырастает среди барханов. Это тело льва с лицом фараона Хефрена.
Свойства, отличающие  Сфинкса обладает от других статуй Древнего Египта, очевидны: это самый большой Сфинкс в мире (длина  - около 80 м, высота - около 20 м), целиком высеченный из камня, ориентированый точно на восток.
Гармония этого  творения отражает нарастание  культа Сфинкса и его центральную кульминацию,  потребовавшую воплощения в  гигантской статуе.  Можно видеть гармонию  и через признание человеком величия природы, попытку единения с ней.
В целом, пирамиды Древнего Египта вместе со Сфинксом  представляют нам весь комплекс сведений об отношении к жизни и смерти, о критериях почитания и об их изменении, о религиозных воззрениях египтян, а также об их быте, умениях,  предпочтениях в работе и  нуждах, начиная с  XXVI века до нашей эры.      В каждой из пирамид отражена своя  часть гармонии. В быту и религии, накопленных знаниях и умениях, в желании достижения новых вершин и стремлении превосходить предшественников – во всем этом проявляется душа древнего народа.   
Эти признаки гармонии указывают на понимание достижения глобальных вершин (акме) через: соединение природы и человека в социуме, важнейшие научные и религиозные знания, через мастерство и великую идею. Ценные профессии совершенствовались, от науки требовалось  давать новые знания, мастерство накапливалось, выливаясь в грандиозные памятники, до сих восхищающие весь мир…

Предлагаем уважаемым читателям воспользоваться акмеологической методикой С.Д. Пожарского и самим выявить вершинные достижения физики. Разве это не увлекательно – составить список семи чудес любимой науки? Или же, скажем, перечень вершин только атомной физики, если  читателям это ближе. Кстати, интересно было бы  поработать еще и с прорывными технологиями. Каковы те семь из них, что оказались наиболее эффективными на всем протяжении истории?..
2010