ТРИ  КАПЛИ  КРОВИ

На подступах к новой медицине

Жил человек и дожил до старости — вот интереснейший сюжет, даже фантастический, потому что вполне мог человек до старости и не добраться, — сказал однажды писатель Юрий Олеша. И был прав: до преклонных лет дотягивает отнюдь не каждый. А до болезней, видимо, доживают все. Ну, почти все, кто не умер в младенчестве или в детстве. Жил человек и дожил до болезней — самый распространенный сюжет. Не слишком интересный, совсем не фантастический, но очень актуальный…Потому что еще вчера был мужик практически здоров,  а сегодня уже ходит с диагнозом, с тем самым, что воспринимается особенно болезненно. Ходит и не знает, что делать…

Вообще-то он это знает. Надо  лечиться, но известно, что простатит лечится долго, плохо,  редко уходит навсегда, а процесс неприятен, даже унизителен. По необходимости  войдя в него, самый неискушенный и некритичный среднестатистический пациент остро ощущает несовершенство современной медицины, начиная от организации дела и кончая собственно врачебной его стороной.  В душу больного – помимо его   воли -   закрадывается  леденящее  подозрение, что врачи упускают из виду что-то очень важное, очень существенное, может быть, наиглавнейшее, но даже не  догадываются об этом. А если упущено главное, то об исцелении говорить не приходится.Эти настроения, которые все больше овладевают пациентами вплоть до приписанных к привилегированным клиникам с  первоклассным оборудованием, очевидны в предлагаемых читателям заметках, автор которых, учитывая деликатность темы, скрывается за псевдонимом.   Однако они не ограничиваются констатацией известного. Всем нам нужен свет в конце туннеля, и в заметках он брезжит, в них  теплится надежда на иную, новую,  доказательную, гуманистическую  и результативную медицину. Ее ростки, по-видимому, уже взошли.


Евгений ПАНОВ




Ну, вот и дожил.  Что поделаешь,  рано или поздно до ЭТОГО доживает каждый мужчина. Некоторые – рано. Я, слава Богу, - поздно. Простатит подкрадывался ко мне медленно, постепенно, но  в конце концов все-таки достал,  подстерег,  скрутил, вымотал, а потом отступил (далеко ли?), усадил за компьютер и приказал писать. И вот пишу. Пишу, испытывая неловкость.  Потому что рассказывать  о  такой интимной  болезни как-то не принято. И не скажу, что приятно. Но, думаю,  я просто обязан рассказать свою тихую историю. Из сострадания к мужскому племени. Из чувства мужской солидарности. Чтобы помочь. Раз уж я волею судеб оказался в роли пациента новой медицины, то должен сделать так, чтобы   мой опыт сослужил службу другим. Если те, кто знают,  поделились со мной небольшой частью уникального знания, доступного во всей полноте чрезвычайно узкому кругу посвященных, и разрешили поделиться частью этой части  с другими гражданами мира, я не вправе отказаться от назначенной мне роли.
Приступая к рассказу, я прекрасно понимаю,  что некоторая известная мне информация может показаться неправдоподобной. Когда я, например,  сообщу, что эффективность современной медицины в лечении простатита  23 процента, мне могут просто не поверить. Всего-то – двадцать три?! Не может быть – ведь по телевизору и в газетах бесконечно рекламируется чудодейственные препараты! Неужто они настолько неэффективны?! Да и откуда известны эти «проценты эффективности»?! По какой методике получен результат?! Предъявите описание  метода!  Его научное обоснование!.. Что ж, предъявлю. То, что возможно.  В максимально доступном для понимания виде.
Окажутся ли мои объяснения убедительными? Решать вам.
Начнем?

Представьте, что вы заболели - это нетрудно вообразить, правда? Надо лечиться. Как? Чем? Где? Ответ, понятно, зависит от того, какой недуг вас настиг. То есть, значит, от диагноза. Вот его-то прежде всего и надо поставить. И уж потом выбирать лекарства, процедуры и  режим.
Итак, самая первая задача – постановка диагноза. Если вы подозреваете у себя простатит, то из любого медицинского справочника узнаете, что его симптомы – учащенное и болезненное, а то и затрудненное  мочеиспускание, гной в моче, увеличение и уплотнение простаты, боли при надавливании.   Но самого, как считается, явного, непременного, характерного признака простатита  у меня не было. Я не бегал в туалет  каждый час и не вставал  по семь раз за ночь. А вот другие симптомы были. Были «проблемы с  женой», как изящно сказано в запоминающейся ТВ-рекламе. Были боли. Причем, прострельные. Так может болеть простата. Но  их могут  давать нарушения в крестцовом отделе позвоночника, радикулит, остеохондроз (кстати, нажитый еще 30 лет назад в армии).  Так, по мнению однажды  «сканировавшей»  меня ясновидящей, могут «сигналить сосуды»… Думаю, мужчины меня поймут, если я скажу, что предпочел бы, чтобы «сигналили» именно они. Или – радикулит. Или… Вобщем, что угодно, лишь бы не простата.
Должен признаться, что убедить себя  в злокозненности сосудов малого таза (а их там много, есть и целые сосудистые сплетения) мне не составило особого труда. Ибо – «обмануть меня нетрудно, я сам обманываться рад».  Сосуды – моя  старая и известная болячка. Доказанная приборными методами –кардиографией, допплерографией  и реографией. Я с ней  сжился, мне ее вполне хватало. Новая – в виде простатита – не была мне нужна. И я сам для себя решил, что простатит – не факт, хотя и один из возможных вариантов. Их, вместе с сосудистыми неполадками, неполадками с межпозвоночными дисками и радикулитом уже набиралось четыре. Хотя нет, пять. Нельзя было исключить и вариант с мочевым пузырем. И с почками.  То есть, с шестым вариантом.
«Почечную версию» высказал мой знакомый целитель, один из тех немногих, кого можно без натяжки назвать настоящими. Я видел исцеленных им людей. Больше того,  лично наблюдал,  как он «убирает» болезнь, как исчезает опухоль, как измученный зудом человек  засыпает, чтобы проснуться здоровым… Так вот, именно этот, «безусловно настоящий», пронзительно посмотрев на меня, пробормотал – «может быть, почки?», чем изрядно меня смутил. Чего я не хотел категорически, так это неприятностей с почками. И на сей  раз  не поверил тому, кому обычно верил. «Ну, это вряд ли», - пробормотал я в ответ.  И – к моему удивлению! -  тот, кто редко ошибался,  кивнул: «Нет, скорее, все-таки, простатит».
С   простатитом он справлялся. «Да я на  простатитах джип купил!»- говорил. Действительно, ездил он на «Чероки». Если накопил и купил, значит, хорошо платили. Если хорошо платили, значит, реально помогал.  Поэтому за меня он взялся без лишних разговоров. Дал поллитровую бутылку с какой-то темной жидкостью и велел делать на ночь микроклизмочки. Пока не кончится снадобье. Потом перейдем к следующему этапу, пообещал целитель, а сейчас – клизму, клизмы и еще рез клизмы. Если даже простатита нет, вреда от них никакого, кроме пользы. Тут вам и предупреждение аденомы, и профилактика рака…
Жидкость оказалась довольно едкой  и… совершенно бесполезной. Честно промучившись неделю, я отказался от процедур. Невольно напрашивался вывод, что я лечу не то. Поэтому средство, безотказно действующее на других мужчин, на меня не действует. Из первого вывода   вытекал второй: следовало все-таки обязательно поставить диагноз.
Как это сделать? Пойти в районную поликлинику, потратить неделю, чтобы записаться и попасть к урологу, сдать анализы, купить в аптеке один из чудодейственных препаратов (чем дороже, лучше), провести курс лечения и  спустя   месяц очнуться в том же состоянии на том же месте? Нет, нет и нет. Обратиться в какой-нибудь из многочисленных новоявленных медицинских центров, о которых сладким голоском сообщала хищная и агрессивная реклам? Но  ведь там сидели те же самые врачи, что в районных поликлиниках безостановочно  покрывали каракулями истории болезней.   Вдруг   превратиться в  коммерческих клиниках в опытных и успешных специалистов они никак не могли…
Поэтому я и начал лечение с целителей. Им я доверял больше. Конечно, и среди них  хватает халтурщиков, рвачей и откровенных шарлатанов. Но в рядах   целителей не редки и те, кто, например,  может не взять с бедного пациента денег. Слышал я и о тех, кто принципиально лечил бесплатно, ибо целительский дар – это дар Божий, ибо, как давно известно, «лечит Бог,  а врачеватель  при сем только присутствует и получает гонорар». С необходимостью   каким-то образом, хотя бы простым присутствием, участвовать в процессе целители-бессребренники не спорили, поскольку воля Божия  транслируется  именно через врачевателя, а вот  получать  вознаграждение  решительно отказывались. Поэтому они – при одинаковой бесполезности усилий -  были мне по душе больше врачей.
Но пойти к  тем, кому я практически не доверял, все-таки пришлось.  Ибо позарез  требовался диагноз. Поставить его все эти «опытные специалисты», не жалеющие денег на рекламу, видимо, могли с помощью своих приборов и анализов. Возможно, весь их    арсенал  поможет  назначить мне толковое лечение. Бывают же исключения, успокаивал я себя… Будь мой «настоящий целитель» в Москве, я бы с него не слез, пока он не сказал бы мне, что за болячка меня достала и не взялся бы за нее всерьез. Я ему по-прежнему верил, несмотря на неудачу с едкой «антипростатитной» жидкостью. Но он был в отъезде и собирался вернуться только через месяц-полтора.
Хорошо. В клинику так в клинику. В какую? Их, этих «центров мужского здоровья»,  много, они наперебой предлагают услуги. Примерно одинаковые. И цены, судя по рекламным сайтам в Интернете, везде примерно одинаковые. Поэтому я   выбрал   самый близкий к дому медицинский центр. Там уже побывал сосед со второго этажа и, кажется,  получил облегчение.    Звоню. Медовый голосок перечисляет  услуги. Визит к урологу  - 600 рублей. Ультразвуковое обследование - тоже 600. Анализы – по 300…

Визит  к урологу поначалу ничем не отличался от визита к районному терапевту. Врач - габаритный мужчина не слишком любезного вида   с не слишком любезными манерами – отвернулся и стал строчить в карте.    Исписав страницу, задал несколько простых вопросов, с непроницаемым лицом выслушивая  ответы. Было скучно. Я не чувствовал никакого интереса к себе, никакого участия в своих проблемах. Попробовал пошутить – эскулап шутки не принял. Сообщил, что надо сделать  УЗИ и сдать анализы. Ну да, конечно! За этим, собственно, я и пришел…
В тот день я оставил в  Центре больше двух тысяч. За УЗИ взяли полтора тарифа – за то, что якобы  исследовали полтора раза, и совсем не по моей вине. Это меня  заставили встать с кушетки, сходить в туалет, вернуться и снова лечь… Взять двойную плату все-таки постеснялись, хотя я бы заплатил, сколько сказали. Куда деваться?...
- Ну, что скажете? – спросил я уролога перед расставанием.
- Подождем анализов, - равнодушно ответил он.
Результаты анализов должны были придти  через неделю, но их привезли только через 10 дней. Извиняться передо мной никто не собирался. Медовый голосок, подавляя зевоту,   заученно произносил оправдания – «поздно отправили», «в лаборатории заболел сотрудник» и прочую чушь.  Запланированную сумму они с меня  уже содрали,  так что церемониться не имело смысла… Наконец результаты появились. Я тут же записался к урологу – самым первым. И ровно в 16 часов был в клинике. Но врач, свидания с которым я ожидал с таким нетерпением, позволил себе опоздать на 40 минут.
Он пригласил зайти в кабинет, полистал бумаги с данными анализов, храня многозначительное молчание и как бы даже не снисходя до меня, тем самым нервируя, держа в напряжении, подавляя и обезоруживая… Думаю, многое в этом центре делалось именно ради этого, именно под   цель подчинения пациента был  отработан весь ритуал, весь стиль общения с больными.
- Ну, так какой же диагноз  вы мне все-таки ставите? – спросил я едва ли не робко.
- Я ставлю диагноз «хронический простатит», - внушительно ответил врач.
- Это лечится?
- Конечно, лечится, - фыркнул он.
- И как?
Он взял бумажку и стал писать. Потом протянул мне список. Вот этот  красноречивый документ:
1.    Свечи Диклофенак –     1 упаковка
2.    Свечи Витапрост  -        1 упаковка
3.    Простакор -----      -      1 упаковка
4.    Аевит -                         90  таблеток
5.    Агапурин -                    1 упаковка
6.    Спарфло -                     3 упаковки
7.    Простамол-УНО -          2 упаковки
8.    Энирион -                     1 упаковка
9.    Джеритон -                   1 упаковка
10.    Верона -                      12 упаковок
11.    Виагра -                       50 штук
12.     Сиалис -                      20 штук
13.     Левитра -                      

-Лечение - лекарства и массаж - обойдется вам тысяч в 15-17. Дорого?.. Что ж,  покупайте  препараты сами, - утешил меня доктор. – Разброс цен на них довольно существенный, так что можете найти подешевле.  А несколько сеансов массажа у нас и с нашим контролем будет стоить 5-6 тысяч. Решайте и приходите… А сейчас, - небрежно обронил он, - не забудьте заплатить 600 рублей.
- За что?! Визит за результатами анализов  везде бесплатный.
- За назначения! Я определил вам курс лечения.
Что было делать? Спорить, скандалить? Я плюнул (увы, мысленно) и пошел платить,  пообещав себе никогда больше не переступать порог этого заведения. И не только из-за того, что с меня за одно и то же дважды нагло вытянули деньги – вытянуть их из измотанного недомоганием и расстроенного неопределенностью человека (а тем более, униженного мужскими проблемами мужчины) не так уж трудно. Надо только знать самый верный способ. В этой  клинике его, судя по всему, хорошо знали и с успехом применяли… Меня действительно выбил из колеи, если не сказать – просто убил список лекарств, которые мне предстояло принять, дабы излечиться от простатита. Одного лишь взгляда на него хватило, чтобы понять: во-первых, мне гарантирован мощный удар по печени, если не отравление, во-вторых, меня постигнут инфаркт и инсульт от совместного применения 50 таблеток виагры, 20 таблеток сиалиса, подкрепленных  дозой левитры…

Сказать честно, после полного провала операции «медицинский центр» я впал в грех уныния. Что было делать? Где искать помощи? Приемлемый вариант не просматривался, но тут в Москву вернулся    настоящий целитель, тот, что «купил на простатитах  джип». Узнав, что его снадобье оказалось бесполезным, он огорчился и в то же время разозлился, ибо такого никак не ожидал.  И, очевидно, решив доказать, что не зря брал с мужиков деньги,  велел приезжать.
Я захватил с собой убойный список лекарств, рекомендованный урологом из медицинского центра.
- Выбрось! – сердито сказал целитель. – Эта дурацкая химия не поможет в главном. А главное – восстановить кровообращение в области малого таза. 
Этим он и занялся. С помощью энергетического прогревания и энергетического массажа. Контактный, которым пользуются урологи всего мира,  он категорически не признавал. «Идиоты, - бурчал целитель,   накладывая  на разные места моего тела горячие,  как утюги, ладони. – Мужику нельзя делать тот массаж, что они делают!  Только энергетический, только энергетический!»
За  10 дней он провел 7 сеансов массажа,  но никакого заметного сдвига я не почувствовал. «Ничего не понимаю, - растерянно сказал целитель. – Неужели же все-таки почки?»
Велел  собирать мочу и смотреть: прозрачная ли или есть какая-то муть. Какая-то взвесь в банке болталась.
- Ну, вот! – с облегчением  выдохнул целитель. – Теперь понятно. А то бьемся-бьемся, а толку никакого.  Почки!  И меня самого, когда песок идет, так иной раз схватывает – на стенку лезешь. Больше мучить вас не буду, почищу почки и все пройдет…
Чистка  занимала два-три дня. Описывать  процедуру не стану, скажу лишь, что половину этого  срока пациент проводил на унитазе. Если все  проходило, как  положено, он чувствовал себя вновь родившимся.  Мне тоже полегчало, но не слишком. Коренного улучшения я опять не почувствовал. Потому что, видимо, дело было все-таки не в почках…
И тут, как будто специально,   нам в подъезд забросили почку газет одного из центров тибетской медицины. «Тибетцы» заманивали публику  массированной рекламой своих успехов в исцелении самых разных недугов и внушительными  скидками, вплоть до стопроцентных. А вдруг? – подумал я. Вдруг – мое? Именно то, что ищу? Схожу, не убудет.

Народу в клинике тибетской медицины было много, видимо, вброс газет  в московские подъезды достиг цели. Отстояв в очереди, я получил направление к врачу. Он, к моему разочарованию, оказался отнюдь не тибетцем, хотя явно нес в себе азиатские гены.  Минут десять  врач расспрашивал меня, простукивал, мял, щупал, считал пульс на обеих руках и производил прочие действия, но не пришел ни к какому выводу и не сделал никаких предположений о причине моего недомогания. Думаю, он  про себя решил, что я объективно здоровый ипохондрик, еще раз решивший провериться на халяву, однако на его полуазиатском лице ничего не отразилось.
Безрезультатный визит затягивался, я ощутил скуку и усталость – те самые чувства, которые теперь неизменно возникали у меня  у меня при общении с врачами любых школ и направлений.  Встал, чтобы откланяться,  и тут сквозь  восточную маску «тибетца» явственно прорвалась досада – клиент уплывал, не оставив в клинике той суммы, что должен был оставить. На мои проблемы эскулапу  было наплевать, на мои деньги – нет.  «Минуточку!» - воскликнул доктор, велел взобраться на массажный стол и вновь стал  мыть, простукивать и щупать.
- Так я и думал, - наконец, сказал он. – У вас внутри холод. Вас необходимо прогреть. Потребуется курс лечения – например, прижигания.
- Сколько это будет стоить?
Он назвал ту же цифру, что и недоброй памяти уролог из медицинского центра - примерно 15 тысяч. Я сказал, что подумаю, и ушел.

(Забегая вперед. Могу сказать, что диагноз «холод внутри» оказался совершенно верным. Так и должен был он звучать в устах врача, работающего в тибетской системе координат. На понятном европейцу языке «холод»  означает застой венозной крови в области малого таза. От этого страдают все расположенные там ткани и органы, в том числе, разумеется, предстательная железа. А «прогревание» - это те действия, что приводят к ликвидации венозного застоя, к восстановлению нормального кровообращения. Для этого используются и восточные методы, и более приемлемые для европейцев, не вызывающие у нас отторжения - массаж, постановка банок, «средневековое» кровопускание,  гирудотерапия (лечение пиявками) и прочее.
Вполне возможно, «изгнание внутреннего холода» по-восточному мне бы помогло. Но меня отпугнула неприкрытая алчность «тибетца» -  зримое проявление  того самого «коммерческого крена в современной медицине», о котором, по необходимости политкорректно, упоминается в докладе Комиссии ООН.)

Спустя неделю после посещения тибетской клиники, кстати, первую неделю за месяц, прошедшую без процедур, анализов и осмотров, но с теми же проблемами, мы встретились со старым товарищем. Мы виделись обычно два-три раза в год, шли куда-нибудь бар выпить пива, вспоминали школу, юность, перемывали кости начальникам… ну, и все такое прочее, что бывает при встречах   одноклассников. Кем работал, чем занимался  мой товарищ, умолчу, так пока надо,  пока надо прикусить язык – до лучших времен, которые, надеюсь, не за горами…
Ну, так вот, когда  беседа наша  коснулась здоровья, вернее, болезней – а о них в возрасте «за пятьдесят» вспоминать приходится – я спросил, нет ли у него хорошего уролога. «Аденомка?» -  понимающе посмотрел товарищ. «Нет, но…» И - каюсь! – меня понесло. Пиво развязало язык, хотя я отнюдь не болтлив, видно, наболело, нужно было выговориться, и  я грузил его своими  жалобами и сомнениями. Он слушал внимательно, на его лице не было выражения вежливой скуки, наоборот, в глазах читалось  сочувствие. 
Когда мои мужские стенания   иссякли и я, смутившись, пробормотал «зубудь»,   он вдруг сказал:
- А знаешь, я попробую тебе помочь. Не обещаю, но попробую.
Да, обещать он, как потом признался, действительно не мог, но попробовать – мог. И – попробовал. И, представьте себе, у него получилось! И – довольно быстро. Недели не прошло, как товарищ позвонил и велел  привезти ему генетический материала и 100 евро.
-Материал – это что? – ошарашенно спросил я.
- Возьми кусочек бинта, уколи палец и капни на бинт две-три капли крови. Сделай маленький конвертик из чистой белой бумаги. Проследи, чтобы на ней не было никаких пятен, надписей и тому подобного. Положи бинт в конвертик, заклей как можно более тонким слоем клея. Напиши латинскими буквами имя и фамилию, цифрами – дату рождения. Распишись… Понятно? Насчет денег вопросов нет? Сто евро – минимальная цена, для своих, а ты и пойдешь как свой, мне разрешили. Вообще для посторонних  исследование стоит куда дороже, но для россиян делают большие скидки, понимают наши возможности. Да и  случай твой, как сказали,  не очень трудоемкий…
Назавтра я  привез товарищу  купюру и маленький белый конвертик.
- Теперь наберись терпения, - предупредил он. – Лаборатория перегружена, надо ждать «окна».
- И когда оно откроется?
- Не знаю. Может быть, через месяц, а то и полтора. Но тут я помочь ничем не могу.
- Ну, как будет, так и будет. Если сможешь, то передай, что желания у меня самые скромные: узнать, что болит, чтобы было ясно, что лечить…
-  Там сами знают, что, как и  для чего. А ты пока почитай вот это.

Дома я  жадно вгрызся в распечатанные на принтере странички. «Противопоставление академической и альтернативной медицины  некорректно и неправомочно, - прочитал я. -  С 1973 года обе они признаны составной частью государственного здравоохранения. Отличием альтернативной медицины является доминирующее духовное измерение. Напомним также, что лечение тела на фоне бездуховного сознания должно быть отнесено к ветеринарной медицине…
Медицина должна быть целостной. Разделение неверно, непродуктивно, некорректно. Академическая медицина обвиняет традиционную в подмене и считает ее в лучшем случае «дополнительной». Традиционная медицина обвиняет академическую в грубости, физиологичности и пренебрежении духовным измерением человека. При этом обе медицины признаны официальными.
Столь радикальная вражда явно свидетельствует, что современную медицину нельзя назвать здоровым, уравновешенным и мудрым организмом. Медицина больна. Ей необходима реанимация.
Современной медицине  все еще далеко до привлекательного образа хранительницы здоровья человека. Отрицание врачом метода, несовместимого с его взглядами, хотя и понятно как частная позиция, но никак не может быть научным аргументом. Не потому ли лечащие врачи столь мало знакомы с новейшими открытиями науки, имеющими важный медицинский аспект?»
Это был доклад Комиссии ООН, созданной по просьбе многих международных организаций для   изучения состояния, эффективности и тенденций мировой медицины. Ее работу финансировали  независимые исследовательские фонды.  Они же предоставили для исследований свои уникальные технологии, гарантирующие точность результатов и полную верификацию заключений.  Они же обеспечили привлечение и защиту экспертов, что оказалось едва ли не  решающим условием успеха. Ведь   верную оценку способны были дать лишь объективные эксперты, не связанные ни с частными научными школами,  ни с фармацевтикой, ни с коммерцией, ни с бюрократией. Найти таких людей, организовать их в работоспособную комиссию крайне трудно, но еще труднее заставить считаться с данными исследований агрессивных представителей разных течений и  направлений, готовых к  субъективной критике любых, самых точных фактов.  Не удивительно, что работа нескольких предыдущих комиссий заканчивалась провалом. Эта, последняя попытка, отчет о которой я держал в руках, была доведена до конца. Удалось найти  действительно независимых и принципиальных экспертов (что само по себе – большая редкость), которые  трижды перепроверили свои собственные оценки. Только после этого результаты были сведены  в специальный меморандум, доложены на международных конгрессах и  представлены международным организациям.
Должен признаться, я вник в доклад не сразу. Пришлось перечитывать раз, другой, третий… В круг обозначенных  в нем проблем я входил постепенно, чуть ли не медитируя над текстом, а когда вошел, то оценил безупречную логику и красноречивые факты. Доклад начинался с утверждения о некорректности противопоставления академической и традиционной медицины, и понятно, почему: потому что заболевшему человеку все равно, кто его вылечит – светило-профессор или скромный целитель. С точки зрения пациента, они представляют разные ветви единой медицины, которая под именем официальной или народной занимается одним и тем же делом – человеческим здоровьем. И тут с больными абсолютно солидарна Всемирная организация  здравоохранения -  академический сектор, к которому принадлежат профессор, его коллеги и вообще врачи, и  сектор альтернативный, который представляют целители, одинаково признаны и узаконены ВОЗ. У них одно назначение, но разные методы. А иногда и очень похожие в смысле строгости и обоснованности. Альтернативная медицина - отнюдь не только вольная стихия, многие ее методы весьма точны и  прекрасно структурированы, как, например, гомеопатия или Аюрведа.
Однако на взгляд врачей и целителей медицина отнюдь не едина, она распадается на академическую и альтернативную (официальную и неофициальную, приборно-медикаментозную и народную -  использующую травы, минералы и прочие  природные средства), а корпус эскулапов расколот на  два соперничающих лагеря. Да что там «соперничающих»!.. Часто врачи и целители выступают  ожесточенными противниками друг друга, настоящими врагами. Раскол не позволяет ни тем, ни другим трезво   взглянуть   на их общее дело (и это очень печально, ибо существует оно не ради себя самого, а ради пациентов). Они неизбежно пристрастны в  интерпретации даже очевидных фактов, в то время как важность проблемы здоровья для всех и  для каждого требует строго научной и беспристрастной оценки.
Поэтому комиссия ООН не собиралась быть ни политкорректной, ни снисходительной.  Она руководствовалась принципами  «суровый подход и правдивые оценки реальности», диктуемые «остротой проблем выживания на планете». И в свете этих принципов пришлось  признать, что современная медицина явно переоценивает свои возможности, говоря проще, нескромно рекламирует свои достижения и успехи, хотя в действительности они весьма скромны. Вот красноречивые цифры: эффективность современной медицины в лечении рака составляет 14,3 процента, СПИДа – 7,4процента. Да что там, чуть лучше СПИДа лечится обыкновенный грипп – здесь эффективность дотягивает лишь до 8,9 процента. Не потому ли, что квалификация врачей в мире отстает от необходимого уровня на 34,2 процента? Отставание характерно не только для бедных, как может показаться, но и для самых благополучных стран - например, во Франции оно достигает 28,2 процента,  а в США – 29,9 процента. Впрочем, в нем нет ничего удивительного, если учесть, что уровень ошибочных концепций в современной науке достигает чудовищной величины в 43 процента.
Откуда, однако,  взялись эти цифры, настолько сурово оценивающие реальность? Насколько они правдивы? Как уверяют эксперты, правдивы абсолютно. В своей работе комиссия опиралась на точные методы. Конкретно, эксперты пользовались новейшими информационными технологиями, монопольно принадлежащими независимым Международным исследовательским Фондам. Они позволяли подтвердить или опровергнуть с цифрами в руках интуитивную оценку «лучше – хуже». Ну, скажем, то, что среди академических врачей много противников альтернативной медицины, ясно на уровне интуиции. А вот ее голос  в цифрах: таких противников 93 процента. Клеймя целителей как шарлатанов, врачи, оказывается, сильно преувеличивают число мошенников. Таковых среди целителей 12,6 процента. А среди врачей? Здесь мошенников, оказывается, больше! Пусть всего на десятую долю процента, но все-таки больше!..
Вникая в доклад, я не уставал дивиться и радоваться на редкость выразительным цифрам.   Что ж, имея в своем распоряжении такие инструменты познания реальности, комиссия могла быть суровой в оценках. С ее точки зрения, в науках о человеке преобладали ошибочные концепции.  Уровень знаний медицинских дисциплин о человеке очень невелик, всего 27 процентов  от объема полного кодекса, остальное скрыто. Отсюда – неверные подходы и  рекомендации с поистине драматическими последствиями. Так, долгие годы медики были непоколебимо уверены в существовании диапазона овуляции. На женском  биологическом ритме, совпадающем с лунным, предлагалось основывать безопасный секс, планирование семьи. И вот – сюрприз, да какой! Как выяснили английские исследователи,  70 процентов  женщин могут выбросить  графики личного цикла в корзину, поскольку оплодотворение для них возможно в любой день лунного месяца.
Конфуз, конечно. Не первый и, увы, не последний. И все же академическая медицина, отдадим ей должное, соответствует  духовно-материальной природе человека на 66,1 процента. Факт, прямо скажем,  удивительный, свидетельствующий о незаурядном потенциале развития. С одной стороны. С другой – это факт тревожный: ведь человеческая природа во многом остается тайной для самого просвещенного и сострадательного врача…не говоря уж о том, который нас обычно лечит. Ибо радующее соответствие – это соответствие только физической, телесной стороне нашей природы. Академическая медицина сосредоточила свои усилия на физиологии и достигла бы серьезных успехов в лечении тела, если бы при врачевании оного не требовалось попутно врачевание духа. А вот здесь академическая медицина серьезно отстала, отстав, следовательно, и в исцелении человека как целого, как интегральной системы, каковой, он, несомненно, является.  Набившее оскомину утверждение, что врачи лечат не больного, а болезнь, по-прежнему справедливо.
Позиции альтернативной медицины в этом смысле крепче: она соответствует нашей дуалистической природе на 74,2 процента. Иными словами, целители довольно близко подошли к тому, чем им положено заниматься согласно самой этимологии слова, а именно – к исцелению, то есть к возвращению человека к целостному состоянию, к целостности.
Еще ближе подходит к этому фитотерапия, чье соответствие природе человека на уровне 84,3 процента.
Еще выше соответствие гомеопатии: 86,4 процента. Эффект плацебо, которому противники этой системы склонны  приписать все ее  терапевтическое действие, в эксперименте комиссии едва дотянул до 13,7 процента. Объяснение эффективности гомеопатии следует искать в самом феномене.  Механизмы гомеопатии основаны на информационном  воздействии на запоминающие субатомные структуры воды (поэтому, кстати, критика «разведения» медикаментов, к которой дежурно прибегают противники этого метода, невежественна).
Однако всем современным системам далеко до древних – до насчитывающей пять тысяч лет индусской Аюрведы с ее 90,2 процента  соответствия, греческой медицины с ее 90,5процента китайской – с ее 91,6 процента. Известно, что основой последней является система так называемых энергетических  меридианов, по которым циркулирует жизненная энергия Ци. Эта древняя система  не совпадает ни с одной физиологической схемой академической медицины и, соответственно, не признается наукой. Что до традиционной китайской медицины, то сомнения европейцев ее не волнуют, она продолжает лечить людей так, как лечила на протяжении тысячелетий. Европейские сомнения волнуют самих европейцев. Стоит ли доверять экзотическим китайским методам, не принесут ли они вреда? Вывод комиссии категоричен: достоверность системы меридианов Ци достигает исключительно впечатляющей величины в 97,45 процента. Выводы делайте сами, господа.
При всем уважении к китайской медицине приходится все-таки признать, что недосягаемым образцом остается древнеегипетская медицина. Она соответствует человеческой природе на 92,2 процента. Она же остается недосягаемым образцом нестяжания. Целительство у египтян было не доходным ремеслом, даже не уважаемой профессией, а служением – ведь занимались им жрецы, прошедшие через долгие  годы ученичества с суровыми испытаниями.
В противовес древней, в сегодняшней медицине очевиден коммерческий крен, вызывающий резкие протесты во многих странах. Действительно: доля коммерческих предпочтений в мировой медицине составляет 79,9 процента. Если цифра может быть безнравственной, то это совершенно безнравственная цифра. Соответственно, доля чисто медицинских интересов в медицине очень скромна. При этом она становится все дороже, нарушая экономические стандарты социума. Альтернативная медицина дешевле академической, тем более что после первого обращения к целителю пациент часто лечится сам по его методикам. Но насколько дешевле? На целых 80 процентов. Это огромное преимущество, но его сводит на нет небольшой, немногим больше четверти, удельный вес альтернативного сектора в мировой медицине. Три четверти планетной медицины – это медицина академическая.
Медицина разделена не только на академическую и альтернативную, но и на элитарную и реальную.  С элитарной, видимо, все понятно. Ее доля незначительна, погоды она не делает. Гораздо репрезентативнее и интереснее оценка реальной медицины,  той, что первостепенно важна для социума, особенно в неблагополучных, по мировым стандартам, регионах, например, в Восточной Европе. Здесь уровень действенной  помощи населению составляет 17 процентов в академическом и 12,5 процента  в альтернативном секторе. А вот в России  цифры иные, как обычно, более контрастные и выпуклые:  уровень реальной помощи пациентам в академическом секторе – из-за дороговизны и низкой квалификации врачей – всего лишь 7,5 процента, зато в альтернативном – 24 процента. Очевидно, пришла  к выводу комиссия, что для России народная традиция лечения играет спасительную роль.
Очевидно, эта роль важна не только для России. Традиция часто оказывается спасительной в тех случаях, которые принято считать безнадежными,  когда больному, кажется, уже ничто не поможет.   Альтернативная медицина вытаскивает с того света 10,4 процента таких пациентов, возвращает к жизни каждый десятого обреченного…Но девять из десяти все-таки умирают. Плохо? Кто спорит. Однако  в академическом секторе умирают практически сто из ста безнадежных больных. Не этим ли объясняется  привлекательность лечебной традиции, в том числе древней,   и   откровенное разочарование всех слоев общества в официальной медицине?..

Слова  в докладе  были на редкость точны. Именно откровенное разочарование в официальной медицине толкнуло меня к «настоящему целителю», а потом и к «тибетцам». А разочарование в них заставило  искать что-то совсем иное, какой-то «третий путь». Но существовал ли он? Не окажется ли та таинственная лаборатория, куда уплыли три капельки моей крови, очередной химерой?  Ждать ответа оставалось недолго. И я ждал, запретив себя звонить товарищу. Так прошла неделя, вторая, пошла третья. И тут он, наконец, позвонил.
- Ну?!
- Нет, результатов пока нет, «окно» все еще закрыто, - виновато сказал товарищ, - но, чтобы скрасить ожидание,  тебе сделали одно экспресс-исследование. Это прогноз на  следующий месяц. Цени: ты удостоился чести попасть в  число  тех,  кто получает  месячные  прогнозом. Их делают на основе самых современных информационных технологий. Пошлю тебе по электронной почте. Вникай и радуйся.
Прогноз   умещался на половине листа и включала четыре пункта.
Первый: технологический прогноз уровня опасности на месяц. При норме от 0 до 10 баллов  принятой в этом исследовании шкалы у меня он оказался равным 13, что предвещало  какую-то легкую неприятность, которая, впрочем,  могла пройти незамеченной.
Второй: состояние здоровья. При норме 96,4-100 баллов условной шкалы у меня оно равнялось 98,3 балла,  что нужно было считать вполне приличным показателем.
Третий: уровень иммунитета. При норме 97,4-100 баллов он равнялся 98,8 балла, что также выглядело весьма неплохо.
Четвертый: наличие канцерозной ткани. Здесь измерение, проверенное  трижды, показало твердый ноль, что тоже не могло не радовать.

Подползла к концу третья неделя. Затем четвертая. Потом пятая. Оправдывались  худшие  опасения товарища. И оправдались: время для исследования  нашлось только через полтора месяца…  Мне вручили  несколько машинописных страничек с каким-то редким шрифтом. Зачем столько слов? – подумал я, ведь  мне нужен диагноз, а он, если это, допустим, хронический простатит, уместится в два слова. Но я держал в руках настоящее обширное и подробное, да к тому же профессионально изощренное исследование, далеко выходящее за рамки чисто врачебного анализа. В нем был даже показатель  моего биологического возраста, на пять с лишним лет отличавшийся от календарного. Такого я никак не мог ожидать. Трудно, невозможно было предположить, что  сделавшие его люди имели в своем распоряжении лишь  три капли  крови…
Вот этот удивительный документ:

ЛАБОРАТОРИЯ ЦЕНТРА ХХХХХХХХ

Исследование дистантное.
Генетический материал: ДНК и РНК
ПАЦИЕНТ:NN, Москва (имя не разглашается!)   
ПРЕАМБУЛА
Современнее методы медицинского анализа все еще недостаточно точны для достоверных медицинских выводов, их точность драматически не достигает уровня адекватности реальным процессам (96,3%). По этой причине нерас¬познавание серьезных и опасных болезней в современной медицине состав¬ляет трагическую величину (39,9%).
Средняя точность  в настоящее время составляет следующие величины:
РЕНТГЕН: 86,3%,  диапазон (54% - 89%)
УЛЬТРАСОНОГРАФИЯ: 85,3%   
ЭХОГРАФИЯ: 85,7%, (69—93) КОМПЬЮТЕРНАЯ
ТОПОГРАФИЯ: 87,3%
БИОПСИЯ: 88,1%  (53-95)
СЦИНТИГРАФИЯ: 80,2
АНАЛИЗ ИЗОЭНЗИМА 2 (простатические кислые фосфатазы): 86,0%
АНАЛИЗ ПРОСТАТИЧЕСКОГО АНТИГЕНА: 87,1% (68—95)

(Пример слабых технологий: возбудитель простатита медицина определяет в 28 случаях из ста).


БАЗА
Уровень состояния здоровья (96-100 баллов): 98,2. Два года назад: 98,7.
Уровень иммунитета (97,4-100): 98,7.                                 Два  года назад: 98,5
Соответствие формулы крови межд. норме: 99,61%
Биологический возраст: на 5,6 года меньше календарного
Индекс тромбоформации: 49 баллов, (норма 5-21).
Уровень стресса: 59 (норма до 40).
Состояние позвонков Л1-Л5 и дисков: 84 (94-100)
Стенокардия: +
Лейкоциты (допустимое превышение нормы 22%): 9%.
Состояние печени: 98,8 балла
Застой спермы, месячный мониторинг: 41% (норма 5-9, после коитуса 5, безопас¬но до 30%).
Внутриглазное давление (17-26): л21/п20.
Состояние кровеносных сосудов (94-100): 87 баллов (опасно 71 и ниже).
ГЛАНДУЛА ПРОСТАТА (ПРЕДСТАТЕЛЬНАЯ ЖЕЛЕЗА)
Гиперплазия: +
Простатит: +
Канцеронозные тнани: -
Аденокарцинома: -
Возраст пролиферации: 12 лет.
Необходимость операции: -
Узел с кистой: -
Инфекции: не обнар.
Лейкоцитоз гландулы: повышение на 18%.
Уровень отвердения гландулы (опасно 83%): 12%.
Замещение цинка кадмием: 6%.
Процентаж цинка по сравн. с персональной нормой: 81%. Год назад: 62%.
Генетическая наследственность относит. простатита: -
Уровень дигидротестостерона по ср. с нормой: 160%.
Абсцесс: -
Инфекция в камнях: - Камни в гл.: 3. Диаметр камней: 1,6 мм.
Небактериальный простатит: ? дальнейшее исл.
Витальный код гландулы: 80 (здоровая ткань).
Витальный код аденомы: ? (не определяется)
Объем аденомы в общем объеме гландулы: 32%.
Состояние нервов, управляющих эрекцией (97-100): 86 баллов.
Примечание: кадмий содержится в черном хлебе, табачном дыме, алкалин-батарейках. Сильнейший яд. Вытесняет цинк, сам вытесняется селеном.
УРИНА
Объем препятствий для пассажа урины: 20%.
Застой урины (норма до 100 мл): 158.
Уровень мочевины по ср. с индивид, нормой: 113%.
Уровень креатинина: 120%.
Следы крови в урине: -
Скорость пассажа урины: 80 мл в сек.
почки
Витальный код: 80
Почечная недостаточность: -
Уровень функций: левая почка: 98,1%, правая 97,5% по ср. с перс. нормой.
Наличие формирования камней: 0,1%.
Инфекция в почках: -
Угроза для почек из-за застоя урины и возвратного давления: -

МОЧЕВОЙ ПУЗЫРЬ
Витальный код: 80.
Внутреннее давление по ср. с перс. нормой: 21%.(Безопасно до 30%).
Смещение м. пузыря: 2%.
Цистит: -
Камни: -
Расширенный объем м.п. по ср. с перс. нормой: 86%. Стафилококки: -
Стрептококки: -
Бактерии группы К: +
Уровень генетического дрейфа (проверочный анализ: вырождение клеток при
атаке канцера): -
Стеноз уретры: 24%.
Стеноз мембраны: 17%.
Наличие инфекции уретры: -
Витальный код секрета уретры: 80.
ПРЯМАЯ КИШКА
Наличие опухолей:-

…Когда мое удивление, близкое к шоку, прошло, я принялся  анализировать документ и просидел над ним не один вечер. И понял, что мой диагноз не мог состоять из одного слова или из трех слов. Потому что  простата не существует отдельно от других органов, не висит в безвоздушном пространстве. На ее здоровье или нездоровье влияют здоровье или нездоровье почек, мочевого пузыря, прямой кишки, а также состояние сердечно-сосудистой, иммунной и прочих «общих» систем организма.  Значит, в   диагнозе должны были отразиться  все мои болячки, значит, диагностическая картина  не могла получиться одномерной.  Только многомерной!  Ее-то и нарисовало дистанционное исследование  по «генетическому материалу».
Давайте посмотрим на его результаты внимательно. Черные строки – это проблемные позиции.
Одна из таких позиций – состояние позвонков.  Оно на десять баллов хуже нижнего предела нормы. Что сие означает? Правильно: остеохондроз, радикулит. Нажитый  на зимнем армейском аэродроме.  Он после службы так никуда и не делся.
Непорядок с кровеносными  сосудами – это венозный застой в области малого таза, «холод внутри» на языке тибетской медицины.
Неполноценный статус нервов, управляющих эрекцией – это, простите, «проблемы с женой». Так что в этих проблемах виновата не только предстательная железа, «гландула простота», но и она, разумеется, тоже. «Черных позиций» здесь достаточно. 32-процентный  объем аденомы  - вот вам и «препятствие для пассажа урины», а это препятствие приводит к застою урины…
И так далее.
Исследование снимало почти все мои вопросы, но ставило один большой новый. Вернее, еще более древний, просто на время подзабытый. Этот вопрос- как, чем, где лечиться? Когда ты по невежеству полагаешь, что  у тебя  лишь простатит и ничего больше -  одно дело. Когда понимаешь, что  он сочетается с другими проявленными недугами и зависит от них – другое. Есть ли универсальная таблетка от такого коктейля? Здравый смысл подсказывал: нет, ничего подобного «в одном флаконе» быть не может. А что может? Вернее, что должно? Система. И она прилагалась к обследованию (на что я изначально абсолютно не рассчитывал).
Система состояла из двух частей. Первая называлась «Рекомендации». Вот они:

«Гландулу раздражают: пиво (кроме дорогих сортов бельгийского пива), мандариновый сок, чай, виноград, ананас, сахар, крахмал, специи, алкоголь, соусы, табак;
спорт, длительное сидение или езда в авто, простуда, кашель.
Успокаивают и лечат: ромашковый чай, какао, папайя, миндаль, артишок, фисташки, кунжут, мак, тыква, морковный сок, капуста, мед, зелень, орехи, ванны с морской солью, гимнастика тазовых мышц.»

Вторая часть  была обозначена  как «Индивидуальная селекция продуктов лечения». Иначе говоря, подбор эффективных, благотворных для уменьшения моих проблем и повышения уровня здоровья и иммунитета  продуктов, препаратов, процедур. Эффективность, как можно догадаться,  определялась   все по тому же генетическому материалу - трем капелькам моей крови. Она измерялась в условных единицах – баллах. Критерием эффективности был порог в 67 баллов.
Наивысшем исцеляющим эффектом в этой системе – 81 баллом по 100-балльной шкале – обладали три известных и распространенных продукта: базилик, горчичное масло и финики высшего сорта.
78 баллов имели петрушка, мед и брюссельская капуста.
77 баллов – грецкие орехи.
75 баллов – айва.
74 балла – черный шоколад с содержанием  какао за 80 процентов.
73 балла – горчица.
72 балла – шампиньоны.
69 баллов - тыквенные семечки…
Интересно, что  в рекомендованном мне списке не было ни одного фармацевтического препарата (а в списке недоброй памяти уролога из медицинского центра их было 14, причем    подчас в убойных количествах). Зато настоятельно рекомендовались процедуры с эфирными маслами лука и розмарина (последний характеризовался как «резонатор против тромбоформации»).  Тибетская медицина не рекомендовалась по причине «очень слабой помощи» (акупрессура точки 6 меридиана селезенки имела рейтинг всего 32 балла).

Ну что ж… Следовать этим рекомендациям было не так уж трудно. Вернее, совсем не трудно. Тактика виделась простой:  постепенно, без рывков и без фанатизма вытеснять из рациона «неэффективные»  продукты и включать «эффективные», тем более что большинство «эффективных»  не вызывали у меня никакого отторжения, скорее, наоборот, привлекали. Так  я и собирался действовать. Ничем при этом не рискуя. Система  была совершенно  безвредной, не грозила никакими побочными  реакциями или непредсказуемыми последствиями. Что опасного могли таить в себе грецкие орехи, айва, шампиньоны? Ни-че-го. Смущала, правда, одна деталька. Одна непроясненная, недосказанная позиция, оставленная «на потом». Был ли мой простатит «небактериальным» или  же, напротив, «бактериальным, «инфекционным»? Если инфекционным, это, по моим понятиям,  предполагало проведение курса антибиотиков. Возможный возбудитель должен был определиться в дальнейших исследованиях.  Когда удастся их провести? Удастся ли вообще? Как мне сообщат о результатах? Не повлияет ли новая информация на систему рекомендаций? Нужен ли все-таки полностью  обоснованный диагноз или на практике можно обойтись без него?..
Эти вопросы не давали мне покоя, поэтому,  стыдясь собственной дотошности и навязчивости, я рискнул позвонить товарищу и попросил, если, конечно, возможно, при случае получить ответы. «Попробую», - пробурчал он. Ему, понятно,  не очень хотелось это делать, но он согласился, что  ситуация действительно требует  ясности, то есть, сказав «а», нужно сказать и «б».
«С тебя причитается!» - сообщил он через неделю. На мои вопросы были даны ответы. А вот принимать или не принимать их, я должен был решить сам. «Решу!» - от души пообещал я и церемонно-шутливо пригласил его в бар.
Итак, мне просили передать, что постановка точного диагноза не так уж и важна. Гораздо важнее вылечить человека.  Поэтому  стадию диагностики ради экономии времени,  ибо промедление в иных случаях смерти подобно, можно сжать, упростить или вообще пропустить и сразу перейти на стадию лечения.  Что необходимо сделать немедленно? Задать вопрос: существует ли продукт, препарат, обобщенно говоря, вещество, которое способно подавить болезнь? Подавить даже в том случае, если она не названа по имени? Если известно только то, что она уже разрушает или готовится разрушать организм? Такое вещество всегда находится, и, найдя его,   можно начинать лечение.  Что и предлагается в моем случае – с помощью предложенной системы рекомендаций, которая есть не что иное, как лечебная система.
- Слушай, - не выдержал я. – Как получены все эти рекомендации?  Что за методы используют эти люди? Кто они такие?..
- Да я толком не знаю, - сказал мой товарищ. – И насчет их методов могу ответить тебе только очень приблизительно. Я у них в лаборатории не был. И ничего не видел… Но здесь для таких разговоров не место. Давай, я кину  тебе письмецо по мэйлу. Мне и самому интересно  связно изложить то, что я понял.
Письмецо пришло через три дня. Оно оказалось  не совсем таким, как я ожидал. Предупредив еще раз, что конкретные вещи ему неизвестны, к тому же, чрезвычайно трудны для восприятия,  товарищ  изложил только общие принципы.         В последние  полвека, написал он,  часто высказывались мысли о необходимости совершенно новых, нетрадиционных исследовательских технологий, основанных на единстве мироздания и на прин¬ципах качества (а не количества). Такие технологии созданы.  С их помощью  происходит голографическая реставрация реальности, преобразование фрагментарной информации в голографический интеграл. Делается это в три этапа. На первом строит¬ся многомерная модель исследуемой системы. Некоторая "точ¬ка" модели содержит полную информацию об исследуемой систе¬ме - подобно голограмме, каждый фрагмент которой отражает всю картину. Эта точка определяется на втором этапе. На третьем этапе считывается записанная во фрагменте голограммы любая инфор¬мация об исследуемой системе. Технологии этого семейства  позволяют измерять количество качества, выражая его в любых относительных единицах или процентах, сравнивать числа и получать точные суждения там, где раньше были возможны лишь приблизительные.

Через месяц, действуя постепенно, без рывков и фанатизма,  я втянулся  в систему.  Недуги, думаю, совсем  не ушли, но донимали мало, что, собственно, и является целью любого лечения.  Не потому ли, что испробовав все,  до чего дотянулся, я махнул на них рукой, подсознательно руководствуясь принципом «пройдет само»? Или, что куда более вероятно, это заработала система, поскольку «пройти само» в моем случае могло далеко не все. Временами я про нее забывал, забывал, почему ем то, что ем, а не что-то другое, и нарушал предписания. Думаю, определенная доля фанатизма    при лечении необходима, но мне, увы, не хватало даже доли…
Система напомнила о себе  спустя три месяца после перехода, как и было оговорено в примечании к «Исследованию». («Опасные или показательные параметры необходимо подвергать повторной верификации через 3 месяца для детальных выводов об эволюции организма и определения индикаторов рейтинга лидирующих продуктов лечения», -  говорилось в нем.) Товарищ – причем на сей раз без напоминаний с моей стороны – передал мне  листок, содержащий так называемые  «Дополнения». Вот они:


«Процентаж цинка в  гландуле.: 98,9%. Отличный результат!
Улучшение состояния здоровья простаты за 3 месяца: 9%. Хорошо!
Для пополнения состава  минералов, витаминов и т.д. с целью избежать антагонизма и помех при усвоении организмом, рекомендуется: 
Морковь, изюм и курага - утром или до 7 вечера.
Витамины: днем.
Шампиньоны и лимонная вода с медом за три часа до сна (или перед сном).
Исследование эфирных масел завершено.
Наиболее эффективно масло кипариса (производства Австрии, Швейцарии или Франции).  Оно же обладает приемлемо низким уровнем  аллергентности и негативности для пациента.
Аппликации накладываются на лобок и промежность. Состав: 1 часть э.м.кипариса + 1 часть персикового, миндального или виноградного масла. Дозы: З-4-6 капель. Наилучшее время: 7 ч. вечера. Цикл: 2 недели, перерыв 1-2 недели, затем повторение.
Желаем успеха!»

- И еще хорошо,  - дополнил «Дополнения» товарищ, - взять сырыми два крупных французских шампиньона, порезать, полить горчичным маслом, посыпать хорватской «вегетой» и красным перцем,  добавить  базилик и скушать за два часа до сна.
- Надеюсь,  сырые шампиньоны  с перцем мне понравятся…   
Сказать честно, они мне не понравились. Но лекарство не выбирают по вкусу. Тем более - хорошее.