МЕТАФИЗИКА ПОЛИГОНА

 

Что наверху, то внизу


Скажите, господа, чего мы не знаем о Полигоне? Мы знаем о нем, казалось бы, все. Когда, кем, зачем было принято решение о его создании. Как выбиралась для него территория и почему выбор пал на огромный кусок глухой казахстанской степи. Какие воинские части  его обустраивали и охраняли. Когда, каких и сколько было проведено здесь ядерных испытаний – атмосферных, подземных, на Опытном поле, в урочище Балапан, в горном массиве Дегелен, в скважинах и в штольнях. Знаем, какова площадь Полигона. Знаем, какие организации участвовали в его жизни и работе. Какие выдающиеся ученые, организаторы,  государственные деятели ими руководили. Знаем, когда и при каких обстоятельствах были прекращены испытания. В каком состоянии находился Полигон после закрытия и к какому   состоянию он пришел спустя 20 лет.
Это не удивительно: его изучали и изучают  мощные научные коллективы, в том числе, Национальный ядерный центр, специально для этого созданный. Поэтому, господа, мы действительно обязаны   знать о Полигоне решительно все. Но можем ли мы внятно и исчерпывающе  ответить на простой  вопрос: а что же он такое? Нет,  не можем.  Ни сразу, ни по долгому размышлению. И с  этим придется  согласиться каждому, кто более-менее плотно соприкасался с Полигоном.    Его история, несмотря на  тысячи страниц   документов, мемуаров, монографий таинственна -  она почему-то не вмещается в летописи. Его существование проходит на наших глазах, и все-таки оно загадочно. От нас все время будто ускользает нечто первостепенно  важное. И это заставляет думать, что истинное, настоящее бытие Полигона всегда  было в значительной степени остается «Бытием–для-Себя»  – хотим мы того или не хотим, согласны с этим или нет.
Не потому ли многое из того, что делалось на Полигоне, выглядит нелогично и противоречиво? Почему за одним шагом  вперед  следуют два шага назад? Почему, например, в тот момент, когда безопасность объекта вроде бы уже была  обеспечена, возникла необходимость международных работ по «второму закрытию» Дегелена и Балапана,  на которые потребовалось   сотни миллионов долларов? Почему  как-то неожиданно   появился «тритиевый фактор», на который раньше смотрели сквозь пальцы? Почему периодически повторяются вспышки радиофобии и Полигон, как и перед закрытием в 1989 году, снова демонизируется, причем очень грубо (скажем, утверждается что там «по колено плутония»), и этим примитивным страшилкам верят вполне адекватные и достаточно грамотные люди, а вот ни казахстанским специалистам, ни экспертам МАГАТЭ, высоко оценивающим   исследования этих специалистов, они не верят? Или, например, почему обнаруживается такой странный факт, что Опытное поле, исхоженное вдоль и поперек, самый очевидный объект изучения для радиоэкологов ИРБЭ, обследовано недостаточно и  периодически преподносит неприятные сюрпризы в виде «неясностей»?..
Во всех этих случаях трудно отделаться от впечатления, что  «некто» до поры, до времени утаивал от  нас важную информацию… нет, даже не утаивал,   эта, известная  специалистам информация существовала в открытом доступе,  а как бы маскировал ее значимость,  отводил людям  глаза, водил их за нос, чтобы в нужный момент, преследуя какие-то свои цели,  выложить ее на стол. Кто же этот «некто»? Им мог бы быть сам Полигон, будь он живым. Но нет, это не Полигон. Это его эгрегор. Эгрегор Полигона. И,  похоже, это очень сильный, энергетичный, гибкий, жизнестойкий и способный к эволюции эгрегор.


Эгрегор – это то, что в знаменитом принципе аналогии Гермеса Трисмегиста  «что наверху, то внизу, и что снаружи, то внутри»  является «верхним» и «наружным». Это, на утверждающемся сегодня языке ноосферы, во многом позаимствованном  у эзотерики,   есть  некоторая область «тонкого мира» - информационно-энергетическая матрица, тонкоэнергетический  аналог плотноматериального объекта физического плана, находящегося на Земле, а если точнее, - прототип этого объекта.
Зачем, однако, нам эти тонкости? Да именно затем, что Полигон во всей своей полноте, во всех своих аспектах и чертах ускользает от нашего восприятия. Нам, похоже, недоступна даже сама его сущность, и чтобы понять, что он такое, нужно подняться на другой уровень осмысления, перейти на другой язык, - это известный способ познания, правда, не очень популярный в наше время.    Так что попробуем посмотреть на ситуацию с позиций интракультуры – древнейшей традиции знания, которая никогда не прерывалась на Земле, но никогда не выходила на первый план, скромно держась в тени. Интракультура  - достояние всего человечества и служит она, в конечном итоге, всему человечеству, но прямой практический доступ к ней имеют, за редким  исключением, лишь  посвященные и адепты философских орденов.
В первоначальном понимании эгрегоры – это «ангелы церквей». Сегодня мы могли бы сказать, что   это также «ангелы организаций». Отмечено сходство структуры эгрегора со структурой  человека, с той только разницей, что  эгрегор является некоей энергетической сущностью,  а человек  - сущностью духовно-материальной.  У эгрегора, как у человека, есть монада, есть астральное и ментальное тела. Последнее, согласно теоретикам эзотеризма, является центром эгрегора. Физическое тело  «ангела церкви» - верующие,  для других эгрегоров роль верующих играют члены организации, например, члены коммунистической или националистической партии, работники какого-то института, адепты какого-либо учения, приверженцы какой-либо идеи, добивающиеся ее воплощения и т.д.  Известный русский теоретик оккультизма В. Шмаков  полагал, что эгрегор, с одной стороны,  есть объединение, даже органическая совокупность высших сознаний всех членов группы (лиц одной партии, религии, учения),   с другой, он может выступать как самостоятельная сущность, обладающая своим сознанием и волей, направляя деятельность группы людей, толпы или отдельного индивида и проявляя себя через них. Эти индивиды, согласно Д. Андрееву, есть «человекоорудия» эгрегора. 
Эгрегор всегда возникает прежде соответствующей организации -  партии, религиозного объединения, института и т. д.  Он вырастает из личного эгрегора пассионария, а импульс на его  создание исходит  от эгрегора более высокой иерархической ступени.   Новорожденный эгрегор проводит необходимую работу в плотном плане, то есть   обеспечивает  условия для новой структуры, например, выбирает место ее расположения, проводит предварительный  отбор кадров и посылает нужным людям необходимые сигналы. Интересна в этом отношении давняя работа эгрегора Полигона (дальше – ЭП) по выбору места его расположения. По каким критериям это происходило, известно: удаленность, безлюдность, наличие железной дороги и судоходной реки,  разнообразный рельеф (равнинный и горный),  метеорологические и климатические параметры и т.д. Называется и еще один критерий, вернее антикритерий.  О нем заговорили только после закрытия Полигона и обретения Казахстаном независимости. Этот антикритерий – тайный план сознательного геноцида казахов в советской империи через целенаправленное уничтожение народной памяти, ядерное уничтожение священных для  нации «земель Абая», что нанесло бы  ей непоправимый вред. Действительно, территория Полигона расположена в местах Абая, но сами земли Абая в нее не вошли! Они лежат поблизости, но все-таки в стороне от тех участков степи, где проводились ядерные взрывы. Это показал точный анализ.    Значит, ЭП пощадил историческую память, чувства народа?  Но почему? Может быть, просто потому что не собирался их уничтожать, что геноцид не входил в его планы?  Точного ответа нет, ясно только, что  не случайно. Эгрегор словно предвидел будущую ожесточенную полемику вокруг Полигона, необходимость рано или поздно привлекать  новые кадры, в том числе  национальные,  для которых атомные взрывы  на Землях Абая – кощунство. Хотя почему – «словно»? Исходя из того, что известно нам об эгрегорах, предвидел. Должен был предвидеть. Без всяких «словно».
Начало создания нового эгрегора – инвольтация, то есть   накачка необходимой созидательной энергией  одного-единственного человека, который становится пассионарием  и носителем  его идеи. Причем, эта идея может маскироваться и выступать в другом обличье. В самом деле,  Владимир Иванович Вернадский, инициировавший в СССР работы по созданию атомного оружия, в июне 1940 года был, скорее всего, далек от мысли  о срочном строительстве полигона для его испытаний. Но именно  его метаисторические силы избрали на роль пассионария… к которой, правда, он был подготовлен всей своей жизнью, всеми своими трудами и всеми своими свершениями – организацией академий, институтов, комиссий по изучению производительных сил страны, и, что интересно, организацией экспедиций по поиску радиоактивных минералов.  Великий ученый и опытный государственный деятель,    Вернадский получил импульс от эгрегора государственной власти, озабоченного укреплением обороноспособности страны,  в форме    обыкновенного письма из США от сына Георгия с вырезкой из газеты «Нью-Йорк Таймс», где говорилось о начинающихся научных исследованиях по извлечению полезной энергии из урана. После знаменитых опытов Отто Гана и Фрица Штрассмана по облучению урана-235 медленными нейтронами, приводящего к цепной реакции с  выделением тепла, началась цепная реакция и в лабораториях мира – своеобразная гонка физиков-ядерщиков. Все шло к тому, что уран-235 из «лабораторного» металла превратится в источник неслыханной энергии…«Папа, не опоздайте!» - приписал Георгий. 
Пораженный американским прагматизмом и натиском, Вернадский  начинает действовать. Вместе с академиками Хлопиным и  Шмидтом обсуждает «организацию работ по урану». В Отделение геологических наук АН вносится  предложение о «необходимости срочного использования урановых руд в СССР в связи с использованием атомной энергии урана-235». 12 июля 1940 года В.И. Вернадский, В.Г. Хлопин и А.Е. Ферсман  направляют заместителю Председателя СНК СССР, председателю Совета химической и металлургической промышленности Н.А. Булганину записку «О техническом использовании внутриатомной энергии». Одновременно вопрос об уране поставлен на Президиуме АН.  Череда июльских заседаний 1940 года приводит к созданию Урановой комиссии из 14 видных ученых. Председатель – В.Г. Хлопин. Заместители – В.И. Вернадский и А.Ф. Иоффе. Члены Комиссии – И.В. Курчатов, С.И. Вавилов, Д.И. Щербаков, А. П. Виноградов, Г.М. Кржижановский, П.Л. Капица, А.Е. Ферсман, П.П. Лазарев, А.Н. Фрумкин, Л.И. Мандельштам, Ю.Б. Харитон.
В Атомном проекте В.И. Вернадский сыграл роль того мальчика, который выпустил джинна из бутылки, приложив усилие в нужном месте в нужное время, но «мальчика», обладавшего требуемой реализационной властью. Нужный  эгрегор родился. Уже  через месяц он мог опираться на великолепные «человекоорудия»  - выдающихся советских  ученых и государственных деятелей.
Заметим, что    адептов, готовых к беззаветному служению, в распоряжении ЭП всегда было достаточно. Посмотрите на «атомных сталкеров» из команды испытателей Полигона, совершавших фантастические путешествия в полости атомных взрывов. Кто кроме пассионариев может по собственному страстному желанию стремиться в преисподнюю? А они   уходили под землю с восторгом, без всякого насилия, официально – для сбора информации, по существу – ради неповторимого   ощущения полноты жизни,  ради осознанного исполнения внезапно открывшейся миссии, об источнике которой они, конечно, не подозревали… Эгрегор Полигона сделал их посвященными, чувствующими свою почти мистическую принадлежность к великому делу. Это чувство вообще было   свойственно многим участникам советского Атомного проекта. Один из тех, кто в конце 40-х годов ежедневно по 12 часов не выходил из лаборатории, впоследствии лауреат Государственных премий, научный руководитель Уральского электрохимического комбината Б.В. Жигаловский назвал   это время «временем воодушевления». Главное впечатление, оставшееся от тех лет – «всеобщая увлеченность делом, постоянное желание сделать лучше  и быстрее…Трудно  даже представить, как много и быстро делалось самых разнообразных дел».
Заметим также, что «воодушевлению» обычно не мешает диктаторское обращение  эгрегоров с «человекоорудиями».  Вот и наш ЭП изначально  обладал выраженными диктаторскими чертами.  Он не давал никакой свободы воли (абсолютный  контроль спецслужб за работами  на Полигоне, тотальное участие в них и в жизни городка армии), жестко подавлял  любые инициативы по гуманизации процесса, по уменьшению радиационной нагрузки на население. В 1950 году остановить ядерные  взрывы в степи не смогли ни Президент АН Казахстана К. Сатпаев, ни знаменитый писатель Мухтар Ауэзов. Работа медицинской комиссии была прекращена решением Бюро ЦК КПК. Не помог и академик Курчатов, к которому вдвоем ходили Сатпаев и Ауэзов. Сказал: «Прекратить  испытания могут только Берия или Сталин».

У каждого эгрегора, как у любой духовно-материальной сущности нашего мира,  есть своя кармическая задача или, скажем так, миссия. Ее исполнение ложится на плечи «верующих»,  прежде всего – адептов, среди которых  главная роль принадлежит профессионалам - «человекоорудиям» эгрегора.  Они уже не могут существовать без связи с ним, без этого  их жизнь теряет смысл и цель. Но и они необходимы эгрегору – без них его  миссия, что называется, невыполнима.  На место выбывших бойцов вербуются новые. Можно даже сказать, что в условиях  борьбы за выживание, тем более, за достижение   своей цели, это настоящие «боевики»-неофиты. Поэтому уничтожение адептов (разного ранга, разной интенсивности служения) только увеличивает приток новых кадров и усиливает эгрегор.
Главное в отношениях между человеком и эгрегором – служение, со стороны человека, и «инвольтация», со стороны эгрегора, то есть энергетическое снабжение, укрепление веры и обеспечение необходимым для   мирской жизни людей, воспринимающих миссию эгрегора как главное дело своей жизни, как Высшую Цель, как беззаветное служение Истине и  Богу и  готовых ради этого на любые жертвы, вплоть до мученической смерти на  костре.
Важно, что эгрегор изначально предназначен для выполнения  какой-то определенной порученной ему  миссии. И он к ней готовится. Он растет, увеличивает свою энергетическую и информационную мощь. Он разыскивает,  отбирает, вербует профессионалов. А  неофитам он «показывает морковку». Например, автору этих строк в первый его приезд в Курчатов ЭП показал бездну – но не страшную, а таинственную, обещающую удивительные откровения, спрятав пытающий там адский огонь на самое дно.  Другим он показывал что-то другое, сил и изобретательности на это у него хватало. Даже не то, чтобы «хватало» - ЭП оказался очень силен. Но ведь эгрегор, предназначенный для решения такой сложнейшей и мощнейшей задачи верхнего уровня, как отработка и совершенствование ядерного оружия (ЯО), которую до  него решал  лишь эгрегор полигона в Неваде, и не  имел права быть слабым. Он мог быть только сильным.  И он наращивал и наращивал свою мощь: притягивал и концентрировал интеллект,  знания, ресурсы. Конечно, не сам, все это делали его адепты, «человекоорудия»,  обладавшие необходимой квалификацией  и распоряжавшиеся  необходимыми ресурсами. Они даже не подозревали, что выполняют волю некоторого тонкоматериального эфирного образования, инвольтирующего их и управляющего ими. По-видимому, ЭП, в свою очередь, инвольтировался и управлялся эгрегором более высокой иерархической  ступени – эгрегором государства,  поскольку создание ядерного  арсенала, достижение ядерного паритета являлось  наиглавнейшим условием  сохранения Советского Союза… И задача была решена, миссия выполнена, но ЭП не прекратил существования. Он создавался для  решения  проблем высшего, общецивилизационного уровня (Полигон – одно из немногих особых мест на планете, мест, где решалась судьба цивилизации, где определялось ее будущее - ведь если бы советский ядерный щит не был выкован, история пошла бы иным путем)  и наряду с военными вопросами постепенно включал в свою компетенцию масштабные мирные – разработку ядерного космического двигателя,   обеспечение безопасности АЭС и другие, включая  фундаментальные научные.   
Эгрегоры способны к развитию; они, как и мы, эволюционирующие сущности. И, подобно нам, они могут деградировать – останавливаются в развитии, кристаллизуются.  ЭП развивался и  усложнялся, расширял сферу своего влияния. Достаточно посмотреть список научных центров, НИИ и других организаций и предприятий, имевших отношение к Полигону, чтобы убедиться в существовании целой мощной сети, в центре которой находился  ЭП. 
Прекращение ядерных испытаний оборвало какие-то связи, но, по-видимому, лишь те, что  обеспечивали чисто оружейные задачи, которые к тому  времени уже были решены. Многие другие, отчасти видоизменившись, сохранились, обрели новое качество. Так что ЭП практически не пострадал от завершения эры ядерных испытаний.  Атаки движения «Невада-Семипалатинск» не нанесли ему никакого урона. Наоборот, ЭП легализовался во внешнем мире (чего не могло произойти во времена закрытости) под видом (маской) НЯЦ РК (который как раз и должен был разобраться, что делать с Полигоном).
С  момента закрытия Полигона прошло 23 года.  Сегодняшняя ситуация, обеспеченная эволюцией его эгрегора,  благоприятствует научным и технологическим исследованиям.  Исследовательские реакторы сохранились и находятся в работоспособном состоянии, создан и активно действует  Национальный ядерный центр, прицельно занимающийся  Полигоном, убрана радиоактивная грязь на Балапане и Дегелене, создана защита от несанкционированного  проникновения на радиационно-опасные объекты, нашествия грабителей, наконец,  за счет пробужденного ЭП жгучего  профессионального интереса к Полигону  мирового научного сообщества установлены прочные и плодотворные  внешние связи – с Россией, Японией, Францией, США и другими странами. После ухода российской армии и образования НЯЦ ЭП обеспечил  появление Технопарка в Курчатове, завершается там же строительство Токамака. Постепенно приводятся в порядок дороги, соединяющие Полигон с внешним миром.
А вот  к возрождению самого города Курчатова по-настоящему даже не приступали. Адептам, конечно, полагается  дать самое элементарное, самое насущное, но баловать их в воспитальных целях  не  положено,  да и зачем? Адепты – они и есть адепты, они никуда не денутся.  Самое необходимое – крыша над головой - есть, на улице никто не остался, а качество жилья,  с высот его миссии,  дело третьестепенное.  Поэтому, видимо,  эгрегор и не спешит включать задачу приведения Курчатова в  цивилизованный вид в число первостепенных, стоящих в одном ряду с исследованиями в области безопасности АЭС.
Эгрегор разговаривает с человеком на символическом языке - языке намеков, подсказок, знаков и пр. В этом смысле  курчатовские  пейзажи  можно считать ясными знаками, а общее состояние города – указанием на то, что его  благоустройство пока не входит в число главных задач жителей и не должно превращаться в  сверхценную идею. Поэтому-то состояние жилого фонда НЯЦ  не соответствует состоянию исследовательской базы НЯЦ…  Однако эгрегор, будучи сверхчутким  организмом, понимает, что ученые XXI века  уже не могут жить одной наукой, одним своим неповторимым делом, что бытовой комфорт для  них тоже важен. И – идет на поблажки. С его,  что называется, подачи Курчатов включается в программу развития моногородов, выделяются средства на строительство школы, детского сада, котельной,  восстанавливаются дома,  реконструируется уличное освещение, проводится   озеленение, благоустраивается центральная  улицу, не случайно названная улицей   Абая. Работа потихоньку идет. И люди это видят. Они получают нужные сигналы, отмечают нужные знаки  и читают послания эгрегора. 
А вот профессиональный язык – ядерной физики, радиохимии и пр. – не является языком общения человека с эгрегором. Это внутренний  язык профессионалов, язык общения специалистов между собой. Таких профессиональных языков на Земле насчитывается более двух тысяч. Эгрегоры их не знают. Они не ученые, не специалисты. Они – кукловоды. Может быть, дрессировщики. В этом нет ничего уничижительного для людей, находящихся под их властью.   Просто такова суть вещей. Общение укротителя тигров с тиграми дает наглядное представление о  механизме такого общения. Тигр понимает не слова, а знаки, условные сигналы.  Если сигнал понят правильно, следует поощрение в виде, например, какого-то лакомства. И наоборот. Так же и человек: он тоже получает от ЭП «лакомство» - в виде интересной зарубежной командировки, денежной премии, защиты диссертации,  карьерного роста. Они приходят по вполне земным каналам (ведь не эгрегор же выдает деньги в окошке кассы)  и имеют  отношение к вполне ощутимым материальным благам, но, по сути, являются порцией эгрегорной энергии, которая может быть очень вкусной и сытной. И наоборот…
Удивительно, но такая жесткая структура с диктаторскими замашками, как ЭП, после распада СССР оказалась способна к плодотворной эволюции. Скорее всего, потому, что в его орбите остались огромные материальные ресурсы и отборные кадры. Эти квалифицированные кадры, умевшие  обращаться с этими первоклассными ресурсами, и подтолкнули  его к эволюции.   Адепты – отнюдь не только «человекоорудия», они  не только выполняют веления эгрегора, они  могут на него влиять - разумеется, не сознавая ни того, ни другого. Если физическое тело эгрегора, то есть совокупность физических тел адептов, если его эфирное и астральное тела (совокупности, соответственно,  энергетических и  эмоциональных тел адептов)   объективно нуждаются в переменах,  если к такой же мысли  подводит коллективный разум команды профессионалов, то эгрегор начинает эволюционировать.
Закрытие Полигона было одновременно его  открытием  миру, что было совершенно невозможно, когда  ЭП находился  под суровым присмотром   эгрегора советского государства. Когда оно исчезло, а  его эгрегор распался,  ЭП   был подчинен эгрегором государственной власти Казахстана, о чем свидетельствуют, во-первых,  указ Президента страны об  образовании Национального ядерного центра Республики Казахстан и, во-вторых, включение  Полигона в государственные земли запаса. И подчинен, по-видимому, без сопротивления. Эгрегоры государств обычно сотрудничают с учеными и специалистами технической сферы. Причем, иной раз очень оригинально: в СССР целые коллективы помещались за тюремную решетку – в так называемые «шарашки» и продолжали успешно решать поставленные перед ними задачи.
Но разве череда реформ НЯЦ, приведшая в конце концов к отпадению от него двух крупных подразделений, Института ядерной физики и Института геофизических исследований, не свидетельство  ослабления ЭП? Если следовать
линейной логике, да, свидетельство. Но ведь «больше и крупнее» – не всегда лучше,  чем «компактнее и концентрированнее». Возможно,  эти институты только мешали ЭП выполнять  свою всецело связанную с Полигоном миссию. Так что, возможно,  в его интересах было  отсечь «не совсем профильные организации», сузить сферу ответственности НЯЦ. Что и было сделано… Возможно! Если бы люди точно понимали замыслы и мотивы эгрегоров, наш мир был бы другим, а он таков, каков есть, и в нем    истинные цели «ангелов организаций» нам неведомы. Поэтому не надо удивляться,  если спустя  какое-то время НЯЦ постигнет новая реорганизация. За время  последних интенсивных исследований ученые, по-видимому,  близко подошли  к тонким, потаенным структурам Полигона, и эгрегор должен на это откликнуться. Скажем, очередной реорганизацией.
Едва ли не самой главной задачей, поставленной перед  НЯЦ при его образовании, было решить, что же делать с Полигоном.  И вот прошло 23 года… За это время были предложены  разные модели поведения, выдвинуты и реализованы  разные проекты. Но по–настоящему масштабного среди них не было. Словно Полигон не  собирался меняться, сбрасывать покровы тайны.  Словно он  всегда хотел сохранить некоторую долю таинственности,  остаться «великим и ужасным».
Хотя… кое-какие позиции ЭП, кажется, все-таки смягчает.  Идея передачи  части земель в хозяйственный оборот, которая не умирает, а только укрепляется  со временем,– разве не пример ослабления прежней железной хватки?  Разве не пример – перемены в городе Курчатове?.. Но, может быть,  эгрегор просто играет с нами, своими убежденными адептами и верными подданными?  А играет потому, что жив, силен  и прекрасно себя чувствует.  Конечно, он эволюционирует, трансформируется,  но так, чтобы не терять своей силы. Может быть, он ее только наращивает.