О  ДИВНЫЙ  НОВЫЙ  МИР!..

 

Место, которое будет


Отказались бы вы от жизни посреди звонкого соснового бора на берегу хрустального озера? В просторном комфортабельном доме? С автономным энергоснабжением, с надежной связью, со всеми радостями Интернета? Вы пьете чистейшую воду, придавая ей нужные качества, едите приготовленную на этой воде пищу «с заранее заданными свойствами» - по существу, целебную. Шумный, грязный, зачумленный город далеко,  но добраться до него можно за полчаса.
Утопия, скажете вы. Место, которого нет. Верно – в том смысле, что пока действительно нет. Однако лет через 15-20  таких мест может стать очень много. Сеть таких поселений,  пусть состоящих всего из одного дома, заложит опорную структуру новой цивилизации. Ее становление произойдет через простые вещи, без которых жизнь невозможна – дом, дорогу, свет, тепло, хлеб, воду…
Полноценный трехэтажный и удивительно дешевый дом возводится за неделю. Скоростной экологически чистый транспорт, струнный транспорт Юницкого мчится со скоростью 500 километров в час. Он давно испытан  на полигоне под Москвой.. Вода, во всех смыслах превосходящая лучшую природную, производит компактная установка на кухне.  Она давно  испытана и запатентована российскими исследователями Устюговым и Кочубеем. Давно отлажена технология скоростной сборки удивительных домов. Каждая из этих технологий сама по себе не сложна, почти элементарна. Вместе они дают новое качество жизни. Когда они  дополняют друг друга, начинает работать прорывной фактор - так называемый «фактор восемь». Или даже  «фактор десять» - это лучше.
Благодаря технологиям то, что еще недавно называлось утопией, сегодня реально. Или скоро станет реальностью. Вот сводный список прорывных технологий,  составленный  профессором Международного университета Природы, Общества и Человека «Дубна» Б.Е. Большаковым на основе  прогнозов А. Кларка, Л. Ларуша, П. Николса:

2008-2010 годы – технологии извлечения энергии из вакуума с помощью генераторов на магнитных потоках, торсионных генераторов, портативных квантовых генераторов;
2012-2016 годы – прорывные финансово-экономические технологии: введение единой мировой валюты – киловатт-часа;
2015 год – расцвет нанотехнологий, полный контроль над атомным строением вещества;
2015 год – технологии получения одного вещества из другого;
2018 год – технология управления временем активной жизни человека;
2019 год – технология преодоления возраста (проблема индивидуального телесного бессмертия);
2020 год – технологии создания и использования искусственного интеллекта,  достигающего уровня человеческого;
2020 год – антигравитационные технологии;
2022 год – технология управления мыслями;
2025 год – технологии замены человеческих органов, в том числе  органов чувств -  носа, глаз, кожи на более эффективные искусственные органы благодаря открытию механизмов их функционирования;
2040 год – технологии воспроизведения молекулярных дубликатов любых предметов и веществ, за счет чего  из уличной грязи можно будет получать продукты, одежду, или, если угодно, бриллианты,  промышленность и сельское хозяйство потеряют смысл,  а объектами приложения творческой  энергии человека   станут искусство, образование и развлечения;
2043 год – технология автотрофного питания по типу солнцеедов;
2045 год – технология мысленной  психической материализации предметов из эфира;
2051 год – технология невидимости;
2095 год – технологии создания аппаратов со скоростью, близкой к световой.

 

Успеть ухватить мысль


Этими технологиями, как надо полагать, перечень возможных технологий будущего отнюдь не исчерпывается.   Есть, вероятно, и другие прогнозные списки, другие базы данных (хотя обычно тем, кто создает сами технологии, не до составления списков, им обычно вообще нет  дела до работ  коллег и потенцитальных конкурентов).  Все  названные и неназванные «технологии будущего», как утверждает    Большаков,  должны принадлежать к  какому-то  из 8 классов технологий:
1. Технологиям качества организации управления.
2. Технологиям образования.
3. Технологиям здоровья.
4. Технологиям жилища (строительства).
5. Технологиям транспорта.
6. Технологиям энергетики.
7. Технологиям материалов.
8. Технологиям информатики.
В целом же  все они принадлежат  к технологиям  превращения   утопии в реальность.  Так что давайте присмотримся  к ним повнимательней. Это увлекательно. Возьмем хотя бы транспорт. Все более очевидно, что автомобиль — это тупиковый путь развития транспортных систем. Нам нужен экологически безвредный, скоростной, экономичный, грузоподъемный, безопасный, комфортабельный транспорт. Примером является уже упомянутый струнный транспорт — не выдумка, а реально разработанный и прошедший все экспертизы  инновационный проект. По некоторым сведениям, уже опробуются другие, совсем уж фантастические системы и устройства. На отдаленную перспективу (а может быть, и не столь отдаленную) стоит присмотреться к физическим объектам, которые как бы являются воплощенным движением и вне движения просто не существуют. Таким объектом или физическим конструктом является, например, фотон с массой покоя, равной нулю. Кто знает, может быть, в нем содержится намек на возможность идеальной транспортной машины, пока не понятый нами?

Будьте здоровы!


Но – ближе к жизни. Что надо понимать под прорывными технологиями здоровья? Представление о них может, например, дать технология получения так называемой биогенной, то есть не просто чистой, а настоящей сказочной «живой» воды, необходимой для поддержания устойчивого здоровья человека.
Вода чрезмерно высокой степени очистки может стать патогенной, разрушать иммунную систему и замедлять обменные процессы в организме. Напротив, биогенная вода повышает иммунитет, активизирует обмен веществ. Питьевая вода с добавлением «живой» сохраняет свои свойства в течение 200 дней. Ее можно использовать для оздоровления сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, печени, мочевого пузыря, улучшения работы мозга, повышения иммунитета, снижения риска онкологи при радиационных воздействиях, снятия стрессов,  повышения устойчивости организма при запредельных нагрузках и так далее.
Перед нами хороший пример «технологической лавины»: «умные» технологии дают   биогенную  воду, биогенная вода     дает возможность создавать «умные» технологии здоровья, основанные не на индуктивных догадках и гуманитарных рассуждениях, а на точных измерениях. На этой идеологии строятся злободневные работы по гармонизации внутренней среды организма человека и окружающей его среды, вплоть до космической, имеющие выход в разнообразных волновых технологиях — цветовых, звуковых и прочих. Их принцип действия понятен. Разрушительные воздействия на организм со стороны внешней агрессивной среды надо компенсировать встречными восстановительными процессами, которые замедляют разрушение «на стыке» прямого и обратного энергетических потоков. На языке физики это означает, что нужно сформировать «ситуацию стоячей волны», в котором губительное воздействие извне нейтрализуется внутренними силами. А раз так, агрессия среды не приводит к болезням и не требуется никакое дополнительное специальное лечение. Вот в этом — в частотной нейтрализации — и должна, по идее, заключаться самая естественная и разумная технология здоровья. Дело за техническим воплощением идеи.
Поистине прорывной видится и волновая технология поддержания энергетического баланса организма. Энергетическую подпитку мы, как открытые системы, получаем из окружающего мира через потоки частот. И так как любой звук, любая мелодия, любое произнесенное слово есть вибрация, то есть частотный поток, то энергетическую зарядку человеку могут давать звуки, слова, мелодии. Это, в общем-то, известно — прекрасная музыка, прекрасная поэзия, бодрят нас, дают силы, возвышают. Но выясняется, что не всякая, а только синхронизированная и гармонизированная с собственным частотным спектром организма, или, как говорили древние египтяне, с личной нотой живого существа.
Здесь тоже никакой фантастики. Дело, как и в случае нейтрализации болезней, за техническим воплощением пространственно-временных технологий. А вот возможность управления временем активной жизни человека, появление которой  прогнозы  привязывают уже к 2018 году, кажется все-таки некоторой   утопией. Однако не забудем об ускорении  времени.   Ныне емкость времени совсем иная по сравнению с той,   что была полвека назад, не говоря уж обо всех  предыдущих эпохах, причем зависимость тут, похоже, не линейная, а логарифмическая.   Нынешняя неделя по насыщенности событиями равна  недавнему месяцу, месяц – году, год – четырем советским пятилеткам.
Другой (хотя и весьма относительно) класс технологий здоровья - оздоровительные системы. Чтобы добиться оздоровления или омоложения с помощью  любой из них, нужно четко следовать определенным процедурам: есть рекомендованную пищу,  выполнять  предписанные упражнения, принимать  фитопрепараты и так далее. Все эти системы очень технологичны, они, по сути, есть не что иное, как «ноу хау», повышающие не только личностный ресурс, но и совокупный интеллектуальный, физический и духовный ресурс нации, энергетический ресурс общества и трудовой ресурс государства.

Вызов века или… вызов веку?


А биотехнологии?  Их привычно, не задумываясь, называют «ответом на вызов ХХI века», хотя вернее было бы назвать  не ответом, а собственно «вызовом веку». К этой мысли пришел академик К.Г. Скрябин, по его словам,   осмысливший, что  биотехнологии, биологические науки за последние два-три года, а в особенности за последние несколько месяцев поставили   перед человечеством  дерзкие вопросы,  на которые  предстоит ответить.
Все дело в том, говорит Скрябин, что мы научились создавать новые генетические программы. Когда люди строили мосты, самолёты, заводы, они создавали то, чего нет в природе.  Но когда человек решил, что может сам, своими руками подправить то,  что за многие миллионы лет эволюции создано природой, то вмешался в прерогативу  Творца.    Это вызвало оторопь, но оказалось возможным.  В тех странах,  где человек традиционно на первом месте,  биотехнологии пришли в здравоохранение,   они уже незаменимы в  химической  и микробиологической  промышленности, где  производятся лекарства. Биотехнологии  внедряются в сельском хозяйстве, где производится пища, и в экологии, где «производится» чистая окружающая среда, то есть они  и здесь работают на здоровье человека.
Но это, по мнению академика Скрябина,  достаточно традиционно.  Настоящий вызов заключен в революционных открытиях, сделанных за последние 10–15 лет.  Открытий, за которые получено около  двадцати Нобелевских премий. В чем они заключаются? Первое – в умении читать и анализировать  генетические тексты. Второе  – в умении их писать, что, собственно, и означает создавать то, что не существовало в природе. Умея читать и писать,  можно разработать технологию  внедрения в организм необходимой  генетической информации и  технологию ее использования. И тут-то   любая новая возможность оборачивается   новым вызовом.
Генетический код человека состоит из  6 миллиардов  «букв». Каждый из нас – особенный геном, хранящий индивидуальную генетическую информацию. Геномы разных людей не идентичны. Например,  между генетической информацией китайца и африканца существует точно этнически определенная разница. Африканец от китайца отличается несколькими «буквами», несколькими «фразами», несколькими «предложениями». Так же больной человек отличается от здорового. Замена одной «буквы», и вы из здорового стали больным. Какой  именно, позволит узнать расшифровка генома. Кроме того, она даст  прогноз  здоровья и долголетия. Наконец, укажет, какую «букву» и на какую другую  следует заменить, какую «фразу»  переписать для восстановления здоровья.  В перспективе расшифровка индивидуального генетического кода будет занимать неделю и  стоить не больше тысячи  долларов.   Благодаря нанотехнологиям, утверждает Скрябин,  к  2010–2012 году  получить геном человека можно будет так же легко и просто, как сейчас сдать анализ крови. И если раньше в исследованиях использовались очень большие аппараты, то сегодня переход к микро-наномиру позволяет принципиально изменить подход к чтению генетической информации.
Возьмем СПИД. Вирус СПИДа, объясняет академик,  либо связывается с нашими клетками, либо нет, и в последнем случае  человек никогда не будет инфицирован.  У жителей  Исландии, скажем,  он не связывается, поэтому они практически устойчивы к СПИДу, а все азиаты, у которых ситуация обратная,  практически неустойчивы. Оказалось, что у российских поморов такая же картина, как и у скандинавов. Это позволило предположить, что генетика соответствует географии. И действительно,  выяснилось, что картина генетических характеристик людей разных национальностей -  якутов, русских, казахов и других -  полностью соответствует географической картине.  По результатам анализа можно точно указать, в каком  месте на планете  живут люди  той или иной национальности.
Кстати,  генетики пробуют  сейчас вместе с лингвистами  установить связь генетических расстояний с языками. Уже ясно, что эволюция языков и эволюция генетических характеристик полностью совпадают. Похоже, что, идя к истокам таким путем, можно  выявить  протоязык и геном проточеловека, а также тот регион Земли, где он обитал. Можно также выявить предрасположенность этносов к различным болезням: диабету, к некоторым видам рака. Соответствующая статистика уже есть. Она быстро накапливается. По прогнозам, через несколько лет в мире будут несколько центров хранения и переработки информации индивидуальных геномов человека.
Спустимся, однако, от человека к микробам. Вернее, к их использованию. В генетическом коде каждого  микроба содержится 2,5 миллиона «букв». Вставляя один ген, убирая другой,  можно манипулировать микробом.  На мини-заводе, предназначенном для такого манипулирования, можно производить, например,  катализаторы. А если  применить  еще и   психотронное излучение, удастся  очень быстро, очень эффективно получать  требуемые структуры.
Наконец «о  том, что сейчас у всех на слуху, – о стволовых клетках». Если, говорит  К.Г. Скрябин, взять одну (!)  любую (!) клетку растения (листа, корня, стебля) и вставить в нее генетическую программу, то можно получить целое растение. Если на ранних стадиях развития взять клетку из эмбриона, то из нее можно вырастить либо нервные клетки (это лечение различных заболеваний), либо клетку сердца (это лечение инфаркта) и так далее. Допустимо ли, однако – по этическим соображениям - брать эмбриональную клетку и проделывать с ней эти манипуляции?  На  сей счет существуют большие сомнения.  Но на этот – очередной – вызов века  сегодня можно дать другой ответ, поскольку появилась новая технология, если не сказать, - целая новая парадигма.
Вместо эмбриональной можно взять соматическую клетку, например, клетку кожи и с помощью этой технологии  «сделать» из нее либо клетки сердца, либо клетки мозга, либо клетки печени, либо клетки любого другого органа.  Это, по словам академика,  «абсолютно революционная вещь».  Из клетки кожи человека, перенесшего инфаркт,   можно получить клетки сердца и имплантировать их! Отработка технологии протезирования  органов займет несколько лет,   а потом возникнет настоящая индустрия и основанная на ней  абсолютно новая медицина – персональная медицина,  своя для каждого человека. А в эти несколько лет,  параллельно с совершенствованием технологии, человечеству предстоит определить, как реагировать на возникающие в связи с новой генетической и медицинской парадигмой этические, этнические и  исторические проблемы. Чтобы ответить на тотальный вызов века, придется, по-видимому, полностью  изменить гуманитарные подходы. И отвечать понадобится срочно.  В  ближайшие  десять  лет.

 

Энергия – это жизнь


Если  до появления прорывных, без всяких оговорок, медицинских технологий придется потерпеть десяток лет, то  инновационные технологии строительства уже есть.  Тот просторный комфортабельный дом на озере, о котором мы мечтали в начале, невероятно быстро – в 5 раз быстрее, чем обычно, -  возведен с их помощью.  Он имеет многослойные теплоэффективные стены, созданные на базе материалов с заранее заданными свойствами, поэтому  строительных материалов потребовалось здесь  в 4,5 раза меньше,  нежели при использовании кирпича, в том числе на фундамент — в два-три раза. И   затраты на отопление  в этом доме в 3—3,5 раза ниже, чем в кирпичном.
Но обогревать  дом все-таки нужно. И освещать нужно. Лучше всего делать это
автономно. Поставив в подвале энергетический реактор.   Величиной где-то в персональный компьютер. Вырабатываемой  реактором энергии вполне достаточно для освещения и обогрева дома. Реактор совершенно безопасен и экологически чист. Он не требует топлива, не дымит, не излучает и  к тому же попутно превращает кремний - обыкновенный песок из ямы за углом в какой-нибудь ценный металл, в платину, допустим, или в золото…
Нет, это не бред алхимика-неудачника. Эту картину рисует физик-теоретик Фангиль Гареев, доктор наук, профессор,    ведущий научный сотрудник знаменитого Объединенного института ядерных исследований из подмосковной Дубны.  А его прогнозы обычно сбываются.  Он предсказал существование так называемого «острова стабильности» сверхтяжелых  атомных ядер – и группа академика Оганесяна вскоре сей «остров» открыла, получив 114-й элемент таблицы Менделеева. В науке такие предсказания на вес золота. За них дают высокие награды и премии. Так что к словам Фангиля Ахматгареевича  стоит прислушаться очень внимательно.  К тому же, в проблеме холодного ядерного синтеза, иначе - холодной трансмутации атомных ядер он самый сведущий человек в стране. Гареев  строит теорию этого явления и обобщает всю  циркулирующую в мире  информацию.  А  добывать ее отнюдь не просто – ее  скрывают, искажают, подменяют  «дезой».  Ввиду особой важности и сумасшедшей перспективности  работ.
В мире идет отчаянная  борьба за власть над веществом и энергией. Ставки предельно высоки  - победитель вырывается в лидеры третьего тысячелетия. В США, странах Евросоюза, Китае, Индии, Японии наращиваются исследования по холодному ядерному синтезу или холодной трансмутации атомных ядер.  Это -  энергетическая альтернатива. Сейчас подобные альтернативы на вес золота. Энергетические инновационные технологии  призваны избавить человечество от опасной привязки к тому, что неотвратимо иссякает и в конце концов закончится: к органическому топливу в виде нефти, газа, угля, торфа, сланцев -  к невозобновляемым энергетическим ресурсам. Поэтому человечество, тем более ввиду  вплотную  приблизившегося планетарного экологического кризиса,  просто обязано предпринять серьезные и системные  конкретные действия по трансформации нефтяных долларов в ноосферные структуры, базой которых является низкоэнтропийная и антиэнтропийная энергетика.
Если же их не предпринять, к середине ХХI века  разразятся энергетическая и экологическая катастрофы, предостерегают мрачные прогнозы. И с ними приходится согласиться. Уже сегодня "третий мир" попал в тиски  кризиса. А что ждет нас через полвека, когда удвоится население Земли, приблизившись к 10 миллиардам человек, а потребление энергии ввиду продолжающейся индустриализации стран Азии, Африки, Европы и Америки возрастет в 3-4 раза? Когда будут практически  исчерпаны разведанные запасы нефти, которых, по оценкам, хватит  только на ближайшие 60 лет, а разведанные запасы  газа сократятся наполовину? Когда в результате сжигания  органического топлива в атмосфере накопится огромное количество углекислого газа? Ведь ежегодные его выбросы составляют 5,5 гигатонн, из них только 2,2 гигатонны перерабатывается естественной системой управления биосферой.  За последние 200 лет концентрация углекислого газа в атмосфере возросла на 30 процентов. Результат известен - парниковый эффект, необратимое изменение климата.
Поэтому альтернативы альтернативным источникам в исторической перспективе нет, но нет пока и альтернативных источников, сопоставимых по мощности и производительности с тепловыми.  Их поиски в мире идут давно. В энергетических технологиях, как и в транспортных, возможны сюрпризы. Сегодня человечество  стоит на пороге нового, революционного  осознания природы энергии. К каким удивительным последствиям это может привести? Несомненно одно – к прорыву.  А вот его детали сегодня  вообразить трудно.
Альтернативные источники могут появиться  в виде так называемых генераторов свободной мощности (или энергии), получаемой за счет «свободных вибраций», в терминологии Николы Тесла.
Генерация мощности возможна за счет нелинейных свойств материалов, ферритов или диэлектриков. Теоретические основы таких установок разработаны,  дело за экспериментальными доказательствами.     Знаменитый украинский ученый и изобретатель Б.В. Болотов утверждает, что генерация мощности возможна при ядерных трансмутациях, причем ничто не мешает перевести  все ядерные реакторы на работу с легкими  химическими элементами.
Энергию из воды  извлекает А.Г. Балаев из Перми. Он переделывает двигатели автомобилей на «водяное горючее». Вода служит не для получения водорода, она  является вместо бензина прямым источником энергии.
Система русского изобретателя А. Серогодского и немца Б. Шиффера способна напрямую  преобразовывать тепло окружающей среды в  электричество. Похожую систему разработал и Г.Н. Буйнов из Санкт-Петербурга.
Российский ученый Н.В. Косинов предлагает способ извлечения энергии из воды за счет индуцированного распада протонов, что делает воду неисчерпаемым и самым эффективным энергоносителем и открывает путь к решению  энергетической проблемы в масштабах планеты. Вода становится наилучшим видом топлива, способным заменить нефть, уголь, природный газ, уран.
Какая из этих альтернатив наиболее перспективна? Что говорит Фангилю Гарееву  его острая интуиция и  профессиональный анализ информации?  Во-первых,  что период энергодефицита заканчивается. Во-вторых, что  ведущая роль   в его преодолении будет принадлежать холодному  ядерному  синтезу.

Альтернатива истинная и ложная


-  В чем  суть этого явления? Можно ли рассказать о нем так, чтобы понял любой нефизик?
- В 1989 году американцы Флешман и Понс объявили об открытии "холодного слияния" ядер, то есть, о ядерной реакции, идущей не в гигантских ускорителях, не в  атомных реакторах, разогретых до тысяч градусов, а в небольшой экспериментальной установке на столе при обыкновенной комнатной температуре. При «холодном синтезе» выделялось дополнительное тепло, но опасных   радиоактивных изотопов не возникало. Надо ли говорить, что научный мир не поверил первооткрывателям и бросился проверять опыты? И получил результаты еще более удивительные. Выяснилось, что низкотемпературный синтез ядер сопровождается «трансмутацией» химических элементов, то есть превращениями одних элементов в другие, что  выделяется излучение неизвестной физической природы, воздействующее на живую материю, что радиоактивные атомные ядра становятся   стабильными, что, наконец, установки начинают давать большой электрический ток. По современным стандартным представлениям теоретической физики, о таких  реакциях не может  быть и речи.  Однако факты  - упрямая вещь. А существование работающих установок делает их еще более упрямыми.
- Вы утверждаете, что энергетические источники на основе холодного ядерного синтеза уже созданы?
- Именно. Пока, правда,  экспериментальные. Но рано или поздно появятся серийные реакторы - компактные, дешевые, экологически чистые   аппараты практически с бесконечными ресурсами производства энергии и синтеза новых химических элементов.  На них, скорее всего, и будет основана энергетика будущего. Альтернативой тепловой энергетике, на мой взгляд,  может быть только холодная трансмутация ядер атомов при комнатной температуре. Нельзя считать альтернативой ни ветровую, ни солнечную, ни приливную энергетику, эти способы дороги и неэффективны, их доля в мировом производстве энергии ничтожна.  Энергетика будущего - это реакторы,  работающие на холодном  ядерном  синтезе:   компактные, дешевые, экологически чистые   аппараты практически с бесконечными ресурсами производства энергии и синтеза новых химических элементов.
- А как же атомная энергетика?
- Да, считается, что благоприятный вариант развития обеспечивает ядерная энергетика, основанная на делении тяжелых ядер.  Их запасов должно хватить на 300 миллионов  лет. Ядерные технологии хорошо разработаны.  АЭС не дают ни выбросов углекислого газа, ни химических загрязнителей и выделяют меньше радиоактивных элементов, чем угольные станции.
Ядерная энергетика была бы идеальной альтернативой тепловой, если бы... Если бы не опасность серьезных аварий и возможных террористических актов, угроза  применения ядерных технологий и материалов для производства оружия, а главное - проблема  радиоактивных отходов.  Сейчас на планете накоплено более 100 тысяч тонн не переработанного ядерного топлива, ежегодно в мире из реакторов выгружается еще 10 тысяч тонн.  Они складируются  в хранилищах-могильниках. Многие из них близки к заполнению или уже заполнены. Нужно строить все новые и новые.  Могильники будут опасны на протяжении по крайней мере 10, а то и 100 тысяч лет.  Кроме того, со временем придется демонтировать устаревшие и выработавшие свой ресурс реакторы АЭС. До сих пор ни один из них не демонтирован и не утилизирован и никто не знает, как это сделать.
При этом около 17 процентов мирового производства энергии приходится  сейчас на атомные электростанции. Атомная энергетика активно развивается во многих странах, а  в некоторых дает основную  часть электроэнергии. В  создание нового поколения АЭС вкладываются  миллиарды долларов, хотя  фундаментальных исследований в  ядерной энергетике не ведется  с конца   50-х годов прошлого века,  когда были  пущены первые атомные электростанции. В результате мы имеем то, что имеем: использование не более 5% ядерного топлива, горы радиоактивных отходов  и вероятность техногенных катастроф со всеми вытекающими последствиями. И поскольку потенциальные  причины этих катастроф не ликвидированы, они будут повторяться снова и снова.
- Давайте внесем полную ясность.  Вы утверждаете, что ядерная энергетика в ее нынешнем виде не может быть приемлемой альтернативой углеводородной. А термоядерная?
-Исследования по управляемому горячему термоядерному синтезу  в рамках международного проекта  ведутся уже 50 лет. "Термоядерное лобби" каждый год тратит более  миллиарда долларов, но… обещает создать демонстрационный лабораторный реактор   не раньше, чем через полвека. Интересно, что  этот реактор будет производить столько же энергии, сколько потреблять на собственные нужды. При этом неизвестно, как извлекать производимую энергию из реактора и как поведет себя материал реактора при интенсивных потоках нейтронов.  Тем не менее  огромная армия занятых в проекте  специалистов  требует все новых денег,  всячески тормозя работы по созданию любых альтернативных  способов синтеза, заведомо более дешевых, чем термояд.
Стоимость энергии есть  базовая величина для определения   уровня жизни. Чем дешевле энергия, тем благополучнее жизнь. Однако возможно ли найти дешевые энергетические источники? Сейчас уже сомнений не осталось: да, можно. И они, повторяю, найдены.

На тайных фронтах


- Но в таком случае работы над холодным синтезом должны вестись в мире широким фронтом. А этого что-то не наблюдается.
- Это  работы большей частью секретные. В Японии, Китае, Индии, Италии,  Франции, Израиле  исследования по холодной трансмутации финансируются государством.  На них -   по тем сведениям, что    мне доступны  -   тратятся огромные средства. Ученых всячески поддерживают и поощряют. Так, японский профессор Арата в октябре 2004 года  был награжден императорской премией Японии, а  в декабре того же года японский концерн «Тойота» наградил премией  в миллион йен каждого участника  трех экспериментов по холодному ядерному синтезу… Как и следовало ожидать, не отстают от Евросоюза и азиатских гигантов Соединенные Штаты.
В США масштабные засекреченные    исследования ведутся с 1990 года. Через год после открытия Флешмана и Понса  Министерство энергетики,  сославшись на отсутствие убедительных доказательств холодного синтеза, прекратило финансирование работ и запретило публикацию результатов в открытой печати.  Но одновременно    ученые перебрались    в лаборатории военно-морских и военно-воздушных сил. Интерес Пентагона к новым прорывным технологиям понятен. Он может получить,  скажем, миниатюрные, дешевые  и практически вечные силовые установки. Кроме того,  доказано, что трансмутация сопровождается излучением неизвестной физической природы, воздействующим на живую и неживую материю, что, в принципе,  позволяет управлять на расстоянии различными процессами  - например, нейтрализовать взрывчатые вещества, контролировать поведение больших человеческих масс.  Наконец, исследования по трансмутации могут привести к созданию новых  типов оружия, по сравнению с которым атомная и водородная бомбы покажутся детскими хлопушками.  И  на  это уже нацелен американский научно-исследовательский проект HAARP  - High-Frequency Active Auroral Research Project.
- Это какая-то ядерная супербомба?
- Нет, принцип иной. Огромную энергию можно будет направлять через ионосферу  в любой заданной район Земли для управления погодой, разрушения электронных средств коммуникаций, локальных экосистем и систем жизнеобеспечения. Пентагону есть смысл  форсировать  исследования, верно?.. Совместно с  Министерством  энергетики США  он проводит  закрытые конференции по проблемам холодного синтеза. Представители Пентагона стали появляться и на открытых конференциях. В прошлом  году компанию им составили посланцы военных кругов Франции и Италии, причем последние предлагали финансировать перспективные разработки. В этом году на конференции в Вашингтоне действовала специальная  секция для американских участников, чего в практике международных научных форумов никогда  и нигде раньше не встречалось.    Американцы собирались сделать  конференцию очень представительной, организаторы даже приезжали в Москву, обещали  российским ученым широкое участие, заказывали доклады, собирались перевести их на английский, взяли на себя затраты по переводу. И что в  результате? Визу в посольстве в срок получил один  российский участник, а еще двое – уже в день окончания конференции.
Что касается закрытых конференций, то одна из  самых представительных, как  мне известно, состоялась   в апреле  2004 года. На ней было   представлено около 70 докладов,  что  позволяет  оценить  число ученых, вовлеченных в   секретные исследования. Их более 200 человек -  больше, чем в проекте «Манхеттен», приведшем к созданию атомной бомбы.  Если объединить  их в одну команду и централизованно финансировать, то такой "фабрике мысли" нечего будет противопоставить.  И  призывы к объединению и правительственному финансированию исследований уже появляются в американской открытой печати. И оно,   полагаю, состоится. Больше того, уже налажено конструктивное сотрудничество   в этой области с Израилем.
Вообще же международная кооперация развивается быстро, например,  между Италией и Японией, Италией и Израилем. Вот-вот войдет в этот «клуб» Индия.  Работы по холодному синтезу ведутся почти  два десятка  лет, накоплен  большой опыт, обозначились главные проблемы, и к исследователям в самых разных странах пришло понимание того, что надо объединять усилия, иначе ничего не получится.

Утром работает, вечером - нет


- Почему? Трудности слишком серьезны?
- Главная трудность – в нестабильности процесса. Казалось бы, явление очевидно, опыты почти элементарны, еще немного, еще чуть-чуть, и Нобелевская премия в кармане. Но дело в том, что процесс многопараметрический, во-первых, и проходит он в конденсированных средах, во-вторых. Например, в воде. Через нее пропускают ток, начинается трансмутация химических элементов с выделением энергии. Ее выделяется немного, но ведь и установки – миниатюрные, помещаются на столе.
Нет, холодный синтез просто так, с  наскока, не возьмешь. В университете «Дубна» стоит на столе  миниатюрный реактор  Кривицкого. Утром он работает, вечером – нет. Это типично для всех подобных установок.Утром они попадают в резонанс, необходимый     для того, чтобы  началась трансмутация химических элементов с выделением энергии, вечером – нет. Сбивается настройка, как у фортепьяно, гитары или скрипки. Почему? Потому что изменилась влажность воздуха, температура, давление, в комнате находится не три человека, как утром, а пять. Струны взаимодействуют со средой и  на все это реагируют. Установки холодного синтеза,  как установки малой мощности, тоже с ней взаимодействуют, тоже заметно реагируют на перепады температуры, давления и прочих внешних  факторов. Стоит одному параметру чуть отклониться, и получается совсем другой результат. Как  в принципе влияет на процесс каждый из этих факторов, понятно, а вот их совместное, суммарное влияние на каждый конкретный реактор непредсказуемо.
-  Неужели же это станет непреодолимым препятствием на пути к энергетике будущего? Ведь музыкальные инструменты настраивают…
-- Правильно. Опытные физики-экспериментаторы недаром говорят, что с каждой новой установкой надо «договариваться», то есть вырабатывать технологию и процедуру вхождения в резонанс. Иной раз это зависит от какого-нибудь пустяка, например, регулировочного винта. Возможно, нестабильность – родовая черта холодного синтеза. Но это вовсе не перечеркивает перспектив. Надо научиться управлять процессом, только и всего. Это обычное дело. В  атомном реакторе управляют им, меняя положение графитовых стержней.  Здесь придется настраивать оборудование точно так, как музыкант настраивает инструмент. А  когда мини-реакторы станут обыденностью,  настраивать их будут,  как настраивают на нужную частоту радиоприемник – подкручивая ручку.
- А есть ли примеры стабильного резонанса?
-  Японский профессор Арата, о котором я упомянул, добился стабильной работы реактора. Для этого ему пришлось использовать нанопалладий, на обычном палладии его аппарат не работает, только на наномодифицированном. Видимо,  в наноструктурах, на наноматериалах  физические и химические процессы идут как-то иначе.
У нас в России двое магнитогорских физиков получали  на своей установке  новые элементы буквально килограммами. Сейчас  в живых остался один, его фамилия Иванов. Недавно он сказал мне: мы с  Ващаевым допустили лишь одну ошибку – не обучили своему делу молодежь. Только они вдвоем и могли запускать реактор,  вводить его  в режим резонанса. Один винт на миллиметр влево, второй – на два вправо и,  пожалуйста, заработало…
- Может быть, в опытах по трансмутации  значительную роль играет человеческий фактор?
- Что конкретно вы имеете в виду?
- Скажем, при экспериментах с экстрасенсами важную роль играет настрой окружающих. Если он благожелательный, испытуемые демонстрируют необычные способности. Если скептический, у них мало что получается. А как в опытах по холодному синтезу?
- Точного ответа у меня нет, но  мне известны десятки случаев, когда автомобиль при плохом отношении устраивал хозяину какую-нибудь каверзу. И это может подтвердить любой автомобилист. Так что исключать влияние человеческого фактора на результаты опытов по  трансмутации нельзя.

Снова энтузиазм, снова травля. Доколе?..


-Обобщим? В принципе, направление более чем актуально и отчетливо перспективно. Однако реализация прорывных идей оказалась гораздо более сложной и трудоемкой, чем думалось поначалу. Она потребует больших интеллектуальных и организационных усилий и материальных затрат. Так?
- Уточним – не просто больших, а очень больших сил и средств.  И ничего необычного в этом нет. Для освоения атомной энергии в СССР понадобилось  мобилизовать миллион человек и  привлечь огромные ресурсы, при том, кстати, что там была понятна физика процессов, а здесь нет.  Советский Союз мог себе это позволить. Италия, Франция, Индия, Япония – не могут. Поэтому они вступают в кооперацию.
- А Соединенные Штаты?
- Вероятно, могут. Они расходуют в год  порядка 500 миллиардов долларов  на производство энергии и соответствующие научные исследования, поскольку  запасы нефти в стране  почти исчерпаны и  выживание напрямую зависит от  состояния энергетики. Направив   хотя бы часть этих денег на централизованные исследования по трансмутации, США могут сорвать колоссальный банк.
- Ну, а Россия? Каковы  ее перспективы в этой области?
- Еще года три назад я сказал бы, что они весьма неплохи.   Россия шла вровень с другими странами  и кое-где даже  имела преимущество. Однако оно очень быстро тает, напротив, обозначается  отставание.   Ведь в России исследования по холодному синтезу объявлены «лженаукой»,   государство не дало на них ни рубля,  они идут на энтузиазме ученых. Но энтузиазм  не беспределен, особенно тогда, когда занимающихся  трансмутацией специалистов   травят как «лжеученых»…Кроме того,  они стареют,  вымирают – в буквальном смысле слова. А притока свежих кадров нет.  В последние годы ко мне нередко приходят выпускники  лучших российских вузов – МФТИ, МИФИ, физфака МГУ, желающие заняться холодным ядерным синтезом. Наша  лаборатория теоретической физики в ОИЯИ может предложить им зарплату в 6 тысяч рублей. Грант тысяч на пятнадцать не гарантирован, его еще надо выбить. А главное, молодой человек, связавший свою судьбу в науке с «лженаучным» направлением, серьезно рискует карьерой, будущим. Все это я прямо говорю ребятам, и   они  уходят. И я их понимаю…
- А можно ли понять «серьезных ученых», отрицающих очевидные и тысячекратно доказанные вещи?
- Они испытывают большие психологические трудности. Люди, определяющие сегодня научную и энергетическую  политику, получили образование 40-50 лет назад, а первая волна исследований по трансмутации  поднялась в 1924-1927 годах. Тогда ставили такой опыт: тщательно очищенный жидкий свинец подвергали действию высоковольтных и сильноточных электрических разрядов в течение нескольких часов и получали ртуть. И воспринимали это как научный результат. В те годы никому и в голову не приходило объявить трансмутацию лженаукой и ересью.   Гонения начались после 27-го года, когда эксперименты стали  подрывать господствующие положения ядерной физики, так называемую центральную догму, в которую  к тому времени превратилась квантовая механика. И хотя открытие радиоактивности доказало, что мир полнится непрерывными превращениями, до сих пор принцип Резерфорда – Кюри не подвергается  сомнению. Он гласит, что константы ядерных процессов не зависят от химических или физических условий. А в низкоэнергетических ядерных процессах, к которым относится  холодный ядерный синтез, оказывается,  зависят!
В природе  процессы превращения  химических элементов идут постоянно. Но не всегда и не везде,  а тогда и там, где  наблюдаются какие-то переходные явления, меняются физические поля Например, при извержениях вулканов. Изотопы фосфора фосфор-32 и фосфор-33 живут только несколько часов, поэтому, казалось бы, обнаружить их в естественных условиях   невозможно. Однако эти изотопы находят в дождевой воде. Откуда же они берутся? Образуются в процессе трансмутации во время грозы… Трансмутация идет и в самом человеческом организме. Он, что давно доказано,  синтезирует химические элементы, например, стронций,  необходимый мозгу для нормальной работы. Организм, словно  холодный ядерный реактор,  его постоянно производит. Каждый из  полутора миллионов видов живых существ, начиная с бактерий,   выполняет  свою задачу по синтезу либо новых элементов, либо новых соединений, которые используются более совершенными существами. Менее сложные биологические системы поставляют материал для строительства более сложных. Человек стоит на вершине пирамиды, поэтому в его организме можно найти следы превращений, произведенных  какими-нибудь микробами миллиарды лет назад.
Что это, как не естественные технологии трансмутации? А есть еще и искусственные. В них нет ничего необычного, ничего запретного, они давно используются. Вспомните, например, знаменитую травопольную систему академика Вильямса, долго применявшуюся в сельском хозяйстве, а потом осмеянную и изгнанную. Согласно ей, на полях периодически высевали траву: в   первый год – злаковую, скажем, тимофеевку, во второй – клубеньковую, допустим, клевер. Злаки обогащали почву фосфором, клубеньковые – азотом. То есть, первые  синтезировали  фосфор, а вторые – азот.  Растения – это, по сути,   настоящие реакторы холодного синтеза. Травопольная система была,  по сути, технологией, следующей природным образцам, то есть, естественной, а потому – эффективной.
Но эти интереснейшие и многообещающие вещи  как бы остаются вне науки.

Резонансный прорыв


- Есть ли  для них какое-то теоретическое объяснение?
- По  моему мнению,   явление оно возможно на основе резонансной синхронизации. Этот принцип, иначе, принцип гармонии ответствен и за существование сложных – самосогласованных – систем, и за их распад.  В самосогласованной системе подсистемы равноправны, но подчиняются общему ритму, в противном случае нарушается резонанс и система разваливается.     Так, наше тело состоит из триллионов клеток и гигантского числа атомов, и  все они как резонаторы функционируют согласованно. Стоит выпасть из этого ансамбля какой-то группе клеток, какому-то органу, и вчера еще здоровый человек погибает. Образование новых или развал существующих систем случается только тогда, когда что-то или приходит в самосогласованный режим, или из него выходит.       
- Если все так серьезно, если открываются такие перспективы, то может ли поучаствовать в исследованиях холодного синтеза частный капитал? Помнится, один человек  из списка «Форбс»  объявил о намерении заняться  альтернативной энергетикой…
- К   исследованиям проявляли некоторый интерес отдельные спонсоры,  однако все они хотели, что называется, «получить прибыль вчера»… Прибыль обязательно будет – за счет гигантской экономии топлива, металла, оборудования и прочего. Если в каждом доме стоит своя установка, вырабатывающая энергию для обогрева и освещения, да еще попутно производящая  новые материалы и утилизирующая всяческие отходы, то не нужны ни котельные, ни теплосети, ни электрические генераторы, ни линии электропередач, ни атомные электростанции, реакторы которых, пусть самые надежные, все-таки могут  разрушиться… Но прибыль будет не вчера, а завтра или даже послезавтра. Сначала надо как следует потратиться.
- И мир, кажется, тратиться готов…
- Да, чтобы навсегда избавиться от нефтяной,  газовой и угольной  зависимости.  Согласно неофициальной информации, с «подачи» президента Буша американский истэблишмент  проникся идеей в течение 20 лет создать в стране альтернативную  энергетику. Приветствуются любые усилия, направленные на достижение этой цели. Скажем, предлагаются небольшие гранты самостоятельным исследователям, работающим в так называемых  «гаражных лабораториях» - то есть, тем вполне работоспособным, опытным профессионалам,  ушедшим в 65 лет из университетов. Опять-таки, по приватной информации, внимание государства к альтернативной энергетике не  противоречит интересам нефтяных компаний, которые   решили с самого начала поставить  ее под свой контроль и поэтому наряду с властью финансируют работы по холодному синтезу – инвестируют в будущее.
- В далекое? Или  становление альтернативной энергетики пойдет куда быстрее, чем полагают скептики?
- Оптимисты утверждают, что лет через 15-20 страны, овладевшие прорывными энергетическими технологиями, будут иметь столько энергии, сколько захотят.  Более осторожные аналитики   относят появление конкурентоспособных, полноценных  энергетических альтернатив на 2030-2035 годы. И те, и другие сходятся  в том, что это светлое будущее обязательно наступит, «ледниковый     период» закончится,  – чуть раньше или чуть позже, что уже непринципиально.  Во вполне сдержанных    прогнозах говорится, что освоение холодного ядерного синтеза, трансмутации химических элементов приведет к очередной технологической и промышленной революции, ибо  вокруг экологически чистой  энергетики возникнут и другие прорывные направления -  утилизация ядерных отходов, уничтожение ядовитых веществ. Можно будет получать  дорогие и редкие сверхчистые элементы и их изотопы, которые требуются, например, в медицине, электронике, без переработки тысяч тонн породы, извлекать огромное количество полезных компонентов из отвалов металлургических комбинатов. Представьте себе экологически чистую  металлургию, металлургию без карьеров, не калечащую землю, не отравляющую реки, представьте, что  из    той же руды на плавильных заводах получают не два элемента, как сейчас, а четыре, шесть, восемь!.. Это же настоящий прорыв,  меняющий  всю энергетику, всю экологию, больше того, всю психологию человечества!..
- Да, прорыв. Но он приведет к тому, что уже  через 15-20 лет может резко упасть спрос на нефть и газ, экспорт углеводородного сырья резко  сократится, страны - «сырьевые придатки» -   станут играть десятистепенную роль на мировой арене, их экономики пойдут ко дну…
-  Такая опасность вполне реальна. Вывод очевиден: надо – при самой серьезной государственной поддержке -  форсировать работы по альтернативной энергетике, особенно по холодному синтезу. Когда-то «лженаукой»,  «служанкой буржуазии» в Советском Союзе объявили генетику. Затем – кибернетику. Лаборатории закрыли, ученых разогнали или посадили. Сегодня мы серьезно отстаем от мирового уровня в информационных, биологических и медицинских технологиях, определяющих лицо цивилизации. Так неужели история действительно учит только тому, что ничему не учит?

Бизнес-прогноз


Будучи адептом холодного синтеза, Фангиль Гареев неблагосклонно относится к синтезу термоядерному (что, принимая во внимание упрямые факты, понятно) и к атомной энергетике (что, учитывая очевидные тенденции ее развития, понятно не очень). Атомная энергетика после Чернобыля существенно повысила свою безопасность и ни разу не оскандалилась, она втягивает в свою орбиту все новые и новые страны, обещая скорое появление реакторов третьего и даже четвертого поколения со сроком службы 60 лет и наращивая производство топливных сборок. Может быть, Фангиль Ахматгареевич верит не столько рациональным аргументам, сколько своему знаменитому чутью, ибо улавливает некое  тончайшее, трудноуловимое веяние – пока почти фантастическое, утопическое… но, тем не менее, уже явленное  миру – и не в  безответственных кухонных   посиделках, а  на международной конференции?..
Оно обнародовано в кризис, а кризис – лучшее время для пересмотра старых представлений, отказа от выдохшихся идей и поиска новых путей развития. Причем, искать их должна не только наука, не только футурология, но и бизнес.      Научный прогноз и бизнес-прогноз равноценны и одинаково необходимы, заявил с трибуны II цивилизационного форума «Энергоэкологическое будущее цивилизаций» в столице Казахстана Астане председатель правления АО «Национальный научно-технологический холдинг «Парасат» Н. Бектурганов. Без бизнес-прогноза  картина будущего не будет полной. Наука предупреждает, куда может завести цивилизацию энергоэкологический кризис. Футурология выявляет тенденции и проблемы. Бизнес, в силу своей природы, превращает проблемы в товары, понятные, нужные и доступные каждому жителю планеты.
По мнение трезвомыслящей части научного сообщества (а это мнение этой самой частью  безапелляционно выдается за мнение всех ученых), появление в этом веке принципиально новых энерготехнологий маловероятно. По убеждению авангарда бизнес-сообщества (которому, заметим, именно в трезвомыслии никак не откажешь), передовой менеджмент способен решить любые проблемы, в том числе и энергоэкологические. И верно! В ХХ веке бизнес доказал свою состоятельность в решении локальных и глобальных проблем, превращая их в прибыльные и полезные для общества товары и услуги. Наибольших успехов он добился  как раз в энергоэкологической сфере, например, в организации бизнеса на городских отходах, который благодаря менеджменту превратился в один из самых доходных и привлекательных не только для инвесторов, но и для криминальных структур (что, если отрешиться от нравственной стороны дела, есть  большой плюс).   Бизнес на отходах горно-металлургических комплексов с каждым годом набирает обороты, а бизнес на выбросах в атмосферу имеет даже собственную биржу.
Под прогнозом, полагают идеологи «Парасата» (что по-русски, кстати, означает «интеллект») надо понимать формулировку желаемого будущего, позволяющая найти эффективный способ его реализации. С этой точки зрения отличительной чертой бизнес-прогноза следует считать товарность. Бизнес-прогноз, в отличие от научного, начинается не с анализа того, «что есть», а с формулировки того, «что люди будут покупать», иначе, с формулировки товарной формы решения проблемы.
Что же говорит нам бизнес-прогноз относительно энергоэкологической считуации? Он говорит, что проблема будет решена через производство экологически чистых персональных источников энергии с гарантированным выходом напрямую (то есть, минуя посредников) на безграничное потребление в любое время дня и ночи  в любой точке планеты, и эти источники должны быть предложены людям в форме товара, востребованного каждым землянином.
Таким образом, товарные  свойства источников, решающих экологические проблемы и удовлетворяющих энергетические потребности цивилизации, видятся следующими:
1.    понятность, нужность и доступность,
2.    абсолютная индивидуальность,
3.    абсолютная экологичность,
4.    прямой доступ к источнику,
5.    перспектива безграничного потребления.
Из персональных энергоисточников и сложится энергетика будущего, альтернативная нынешней, которая никого не устраивает. 

Безграничная энергетическая персональность


Переведем дух. Что значит «персональный источник энергии»? опред индивидуален?Можно ли понимать под таковым,   скажем, небольшую, величиной с компьютер, установку холодного ядерного синтеза? Алхимический реактор, работающий, в идеале, на любом бросовом сырье,  вполне поместится  на столике в углу кабинета.  С овладением  трансмутацией энергетика сделает принципиальный шаг к радикальному уменьшению габаритов источников. В пределе – к их миниатюризации.
Однако если следовать  логике бизнес-прогноза, обнародованного на цивилизационном форуме, получается, что небольшой по размерам  - местный - источник энергии еще не значит персональный, что это еще не обязательно тот товар, который понятен потребителю и нужен каждому в любом месте и в любое время. Товарные дефекты имеют все современные источники: они либо не нужны людям (тепловые станции и атомные станции первых поколений), либо не понятны (водородная и биоэнергетика).
Может быть, Фангиль Гареев слишком строго судит об АЭС, но строг он, возможно, потому, что интуиция нашептала ему, что вектор развития энергетики нацелился на какое-то новое,  прежде неважное, до сих пор неценимое качество. Это качество – персональность. А она задает совершенно иные требования к размерам источников и способам их использования. Понятно, что ни один из нынешних источников им не отвечает.  Но и милые Гарееву алхимические реакторы не будут ни абсолютно индивидуальными, ни доступными в любое время и в любом месте – вы уходите из дома, реактор   остается стоять там, где  его поставили, он не ваша личная вещь, а, так сказать,  домашнее имущество.
По степени персональности ни один из нынешних источников или разрабатываемых,  доступных  научной, инженерной, конструкторской мысли устройств  не сравнится, скажем, с мобильным телефоном -  при том, что следует стремиться хотя бы к такому образцу. В идеале, персональные источники должны быть такими же персональными, как персональные желудок и сердце, быть максимально удобными для пользователей и размещаться на теле человека – как, например, часы, чтобы всегда находиться «под рукой». Отсюда и жесткие требования к абсолютной экологичности, что означает полную и безотходную переработку исходного сырья внутри источника.
Верно! Без этого товар под названием персональный энергетический источник» потеряет половину потребительских свойств. Без этого он встанет в ряд устройств, которые, производя энергию, обязательно производят и какое-то вещество, как правило, более опасное для биосферы, чем исходный энергоноситель. Человек уже свыкся с мыслью, точно подметил российский исследователь Н.В. Косинов, что в придачу к энергии он обречен получать чуть ли не неизбежное экологическое зло, ядовитый шлак или удушливый дым. Поэтому первая задача, по мнению Косинова,  состоит в том, чтобы найти новый энергоноситель, желательно, неисчерпаемый, и совершенно новые способы  производства энергии, свободные от традиционной схемы: «вещество в начале энергопреобразований — энергия и новое вещество в их конце». В финале вещество как таковое появляться не должно. Или, в крайнем случае, не должно быть опасным. Ну, а вторая задача – уйти от гигантомании. Энергетика будущего должна ориентировать не на станции-гиганты, а на автономные компактные генераторы, размещаемые непосредственно у потребителя, позволяющие получать необходимое количество энергии и обеспечивающие экологическую чистоту процесса.
Работать такие генераторы, как следует из изысканий Н. Косинова,  смогут…на воде. Да-да, именно на воде.  Она является идеальной средой для цепной реакции так называемого индуцированного распада  протонов, благодаря  которой и выделяется энергия, а в качестве остаточного вещества образуется безвредный, наоборот, нужный всем и каждому кислород. По удельной энергоэффективности этот способ почти в 100 раз превосходит термоядерный синтез и в 100 000 раз (!) - традиционный способ, основанный на сжигании топлива. Получается, что по энергетической эффективности  один литр воды эквивалентен 100 000 тонн (!) нефти. Вывод? Он очевиден: вода становится самым дешевым и неисчерпаемым энергоносителем. На нем строится новая энергетическая концепция. Вся энергетика будущего – это энергетика водяная…
Идея Н. Косинова об индуцированном распаде протонов поддается экспериментальной проверке, а стало быть, со временем реализуемость способа получения неограниченной энергии из воды будет  подтверждена или опровергнута. И если подтверждена, то это значит, что в  работах российского ученого уже заложены основы грядущей энергетической революции.  А воду можно без труда представить в качестве топлива для персональных источников энергии. Это, скажем так, вполне симпатичный вариант.

Рывок на аркане


Но не единственно возможный. Хотя бы потому, что авторы бизнес-прогноза из казахстанского холдинга «Парасат» имели в виду нечто иное – идеи проекта «Аркан», разработанного в Центре «Ноосфера и устойчивое развитие» Евразийского национального университета им. Л.Г. Гумилева в Астане А. Пивоваровым и Д. Аубакиром. Центра уже нет, Пивоваров ушел в «Парасат», Аубакир преподает философию в ЕНУ, но идеи не умерли, обогатили другой проект.
Суть дела такова. Арканы, утверждают Пивоваров и Аубаир, лежат в основе нашего мира. Аркан свивается из двух нитей, из двух волокон. Или из двух силовых линий. Или из двух магнитных, информационных, энергетических потоков. По принципу сплетенного аркана устроено человеческое мышление: навивающимися друг на друга «нитями» служат встречные потоки индукции и дедукции, которые не пересекаясь дополняют друг друга и друг без друга не существуют, образуя диалектическое единство. Арканную форму имеет время. Его аркан сплетен из встречных непересекающихся волокон-потоков будущего и прошлого, единством которых является настоящее… И вообще, какую земную технологию ни возьми, в глубине обязательно обнаружишь аркан.
Говоря совсем просто, аркан – это обыкновенная веревка. Но эта простая веревка на самом деле – великая вещь. Ее роль в истории цивилизации, оказывается, совершенно исключительна. Появление прочных витых веревок означало первую технологическую революцию, позволившую  людям перейти от собирательства и охоты к скотоводству и земледелию. Без веревки лошадь, например, не приручишь, а с веревкой  ее можно поймать, привязать, водить, запрягать в плуг и в повозку. Да и охота с появлением мощных дальнобойных луков стала куда более цивилизованной, а ведь прочная тетива для лука из конских волос – это аркан.
Второй технологический рывок произошел тогда, когда с помощью веревок-арканов люди стали управлять машинами – блоками, рычагами, подъемниками, воротами и прочими  элементарными механическими приспособлениями. Никто не научился делать это лучше древних египтян. Конская упряжь для боевой колесницы, изобретенная ассирийцами, сделана из арканов. Такелаж парусов – то есть крепкие и длинные канаты, придуманные греками, собран из арканов. Прокладка Великого шелкового пути через Евразию, соединившего части света, понадобилась после изобретения в Китае шелка, а что такое шелк? Это арканы нитей, которые неутомимо навивал самый знаменитый их заплетатель – тутовый шелкопряд.
Промышленный переворот ХУIII века вызван изготовлением тех арканов, без которых и наша современная жизнь была бы просто невозможна. Это не толстые канаты, а тонкие шерстяные и хлопчатобумажные нитки. Из ниток стали ткать сукно, из сукна – шить одежду и многие другие вещи. Если подумать, то именно такому «пустяку», как нитки, обязаны бурным развитием и кораблестроение, и выращивание хлопка, и разведение овец, и прибыльная торговля по всему миру, и станкостроение, и, в том числе, нравится или нет, оружейное дело и работорговля (оружие требовалось для захвата рабов, рабы - для  труда на хлопковых  плантациях).
Когда наука обнаружила дотоле невидимые арканы, свитые из магнетизма и электричества и имеющие вид силовых линий электромагнитного поля, цивилизация получила невиданное дотоле ускорение. Их открытие и освоение вызвало бурное развитие всех отраслей производства, коренным образом изменило промышленность и быт. Мы не задумываемся, какую роль электромагнитные «нити» играют в нашей жизни, а эта роль огромна. Вожделенная нефть, ради которой воюют и убивают конкурентов, - всего лишь  пища для электростанций, вырабатывающих арканы, без которых не будет ни телевидения, ни телефона, ни Интернета, без которых остановятся поезда, не взлетят самолеты, погаснет свет в домах и планета провалится в первобытные времена.
Последний технологический взрыв, начавшийся во второй половине прошлого века и продолжающийся на наших глазах, принято называть прыжком в информационную эру. Но ведь управляющая информация и энергия, структуру которой составляют арканы, передаются по различным проводам, представляющим собой тоже не что иное, как арканы. Транспортировка одних арканов с помощью других является очень доходным делом, потому что энергия и информация нужны людям всегда – ежедневно, ежеминутно, ежесекундно.
Арканы должны были поработать на связь с абсолютной защитой, проект которой вызревал в астатнинском Центре «Ноосфера». Дауренбек Аубакир и Александр Пивоваров  полагали, что создание такой связи – дело ближайшего будущего.  Полностью защищенные двухволоконные «кабели», соединяющие двух абонентов,  должны были навиваться из «подручного материала» - силовых линий магнитного поля Земли по программе, задаваемой  «информационными клонами» абонентов!..
«Информационный клон» - это оцифрованный и хранящийся на жестком диске    компьютера геном человека.  Его можно внедрять куда захочется. Ну, допустим, в какие-то сетевые структуры.  Это уже делается – геномы туда  уже помещают по так называемым  «стандартам внедрения и связывания». С помощью подобных операций создается «фотонная связь с полной гарантией секретности», организуется корпоративная защита сетей и так далее.
Важнейшая особенность информационного  генома  или клона в том, что он  может разворачиваться и «жить» по  заданной ему  программе в любой точке пространства и времени.  Ему безразличны размеры, которых предписано достичь, - размеры молекулы или галактики. Развернувшись в молекуле или в галактике, он будет делать то дело, для которого предназначен. Клон, помещенный вами в клетку вашего собственного тела, может  держать ее полном порядке. Сто триллионов клонов в ста триллионах клеток организма будут поддерживать его в идеальном состоянии, ремонтировать и обновлять. А раз так, вы просто не будете болеть и, главное,  стареть. А что такое нестареющее тело? Это бессмертное тело.
Бессмертие – это независимость от времени. А независимость от пространства есть не что иное, как   абсолютная свобода. Размещая своих двойников по всей  Вселенной, вы и впрямь перестаете зависеть от пространства. И достигаете абсолютного богатства… потому что полная чаша материальных благ станет вам ненужной. Зачем копить сокровища на земле, если в вашем распоряжении (в распоряжении ваших информационно-генетических двойников)  - все сокровища Вселенной?..
Если бы реализацию проекта «Аркан» началась, то  мир  стал  бы неотвратимо и неизбежно меняться.   Последствия оказались бы непредсказуемыми и необратимыми. Вообразить сегодня, к чему он в конце концов пришел бы,  сегодня невозможно. Одно только бессмертие способно обрушить цивилизацию. Ее устои, устои миропорядка и культуры – приход человека в мир  и его неотвратимый уход, рождение и смерть.  Если исчезнет смерть, то вместе с ней исчезнет и недолговечное существо, которое зовется человеком. Неумирающий человек – это, вроде бы, не совсем уже и человек. Из-за перенаселения Земли ему придется   выйти  в Космос – начнется космическая фаза эволюции. Если, конечно, начнется. Если, конечно,  эволюция не остановится ввиду пересыхания источников развития: ведь всемогущему человеку, имеющему все, что душе угодно, попросту нечего желать и не к чему стремиться…

Алмазы в пыли


Проект «Аркан» не осуществился. Заглох. Может быть, именно потому, что для кардинального эволюционного рывка еще не настало время. А может быть, все куда прозаичнее: помешала генетическая советская болезнь невнедрения, которой, понятно, вместе с Россией страдает и Казахстан. Настало или не настало время – вопрос дискуссионный. Вопрос насчет болезни обсуждать не надо, диагноз здесь очевиден. Загвоздка вовсе не в фантастичности «арканных» идей. Прорывная идея и должна   поначалу казаться нереальной. Но!.. «Эта идея недостаточно безумна, чтобы быть верной», -  сказал один из отцов-основателей «безумной» релятивистской     физики ХХ века. Проект «Аркан» по степени безумия не превышает проекты, предлагавшиеся в свое время Отделом теоретических проблем Российской академии наук. Он естественно встроился бы в их ряд… и был бы похоронен точно так же, как в Казахстане.
Восемнадцать лет назад Отдел теоретических проблем  (на правах института) Академии  наук СССР представлял собой мощную интеллектуальную силу, а его директор, доктор физико-математических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Эраст Иванович Андрианкин был желанным гостем зарубежных научных организаций и членом зарубежных академий, таких, к примеру, как Академия Медичи во Флоренции. Восемнадцать лет назад корреспонденты французской телекомпании «Антенн-2», снимавшие передачу об Отделе, были поражены царившей здесь атмосферой творческой свободы, равной которой  им не доводилось видеть в научных центрах Западной Европы.
К тому времени Отдел существовал без малого 10 лет. Он был создан в 1982 году при Президиуме Академии наук СССР фактически по воле Политбюро ЦК КПСС для решения особо тонких  оборонных задач, генерирования прорывных идей и разработки основ наукоемких технологий. Под этот  веер проблем  стали набирать людей. Вернее, подбирать – поштучно. Подобрались ученые, соединяющие в одном лице необходимый теоретикам универсализм с глубокой специализацией в какой-то области, народ совсем не меркантильный, превыше всего ценящий свободу и возможность заниматься любимым делом. Среди них был, например, член-корреспондент АН СССР, генерал-лейтенант Григорий Кисунько, руководивший в свое время созданием системы  противоракетной обороны Москвы. В Отделе он работал в последние годы жизни, занимаясь гравитационными волнами. И был профессор физики и философии Герман Дишкант,  создавший новую версию нечеткой логики и на ее основе  разработавший   экспертные системы  прогнозирования поведения людей в экстремальных условиях. Всего же под началом Андрианкина трудилось 16 докторов и около 70 кандидатов наук – теоретиков с изобретательской жилкой,  а консультантом был недавно скончавшийся известный ученый, академик РАН Василий Авдуевский.
Творческая свобода сочеталась в Отделе с отсутствием конкуренции. Вместо нее  - взаимодополнение, взаимопомощь, сотрудничество. На тех же принципах действовала лаборатория нобелевского лауреата Фрэнсиса Крика (совместно с Дж. Уотсоном создавшего модель структуры ДНК). Известно, что лаборатория Крика отличалась неслыханной производительностью труда. Тем же славился и  Отдел  теоретических проблем. Его наследие – около 50 (только открытых!) технологий,  методик и  готовых для коммерциализации разработок. Например, основанная на теоретических предпосылках Отдела и доведенная до «железа» вместе с несколькими российскими космическими организациями и американской фирмой «Боинг» система метеоритной защиты блока «Заря» Международной космической станции «Альфа», признанная в свое время лучшей в мире. Систему завершали уже в период разорения Отдела, когда его сотрудников даже не пускали в здание!..
Несмотря на выдающиеся результаты, существование Отдела не было безоблачным.  Он быстро перерос заданные при создании рамки, не вписывался ни в одно из подразделений Академии наук, все они оказались для него узки. Новые идеи и технологии рождались не по академической принадлежности, ведь лучший женьшень,  любил повторять Андрианкин, растет не на плантациях, а сам по себе. Каналов влияния на Отдел, созданный хотя и при Президиуме Академии, но с благословения высшего руководства страны, у академического начальства  было мало, а те, что имелись, вплоть до прекращения финансирования Отдела через Академию наук, оказывались не слишком эффективными.   Теоретики  стали кормиться самостоятельно – в  перестройку появилось немало  возможностей заработать. Они вовремя поняли, что место науки в мире изменилось,  что  приоритет теперь не за тем,  кто раньше сказал,   а за тем, кто раньше сделал, что фундаментальная наука все теснее смыкается с изобретательством, что теоретические проработки должны заканчиваться изобретениями. Поэтому Отдел следовало  преобразовать в Институт теоретических проблем при Государственном комитете по  открытиям и изобретениям,  сохранив широкий  профиль научных исследований и поручив вневедомственную экспертизу открытий и приоритетных изобретений.  И Правительство СССР такое поручение дало.  Его  подписал заместитель председателя Совмина Г. Алиев…
Превосходная была идея! Но, на беду  Отдела, она тогда намного опережала время.   Все попытки  вырваться из академической  иерархии ни к чему не привели. Не удалось перебраться под крыло Объединенного института ядерных исследований в Дубне. Не удалось стать Межведомственным институтом теоретических проблем. Не удалось получить особый статус, как предлагал советник президента  Ельцина Михаил Малей.  А вот фактически разорить Отдел – удалось. Формально его не закрыли,  остался счет в банке, осталась печать, продолжали существовать при   нем три академии: Академия теоретических проблем, Международная академия «Авиценна» и Православная русская академия, но работать было нельзя. В 2003 году в  лабораториях, где  когда-то кипела жизнь, поражавшая своим интеллектуальным напряжением и качеством европейцев, царило запустение…  Столы, покрытые  толстым слоем пыли, молчащие телефоны...  За них, а также за свет надо было платить, а платить было нечем… И при все том возобновить работу  Отдела в 2003 году было не так уж и сложно. Потому что сам Отдел возрождать не требовалось.   Требовалось просто запустить остановившийся на время механизм. Залить в бак бензин и завести мотор. «Нам не понадобятся бюджетные деньги, - говорил Эраст Иванович Андрианкин, - только чуть-чуть. Чтобы зазвонили телефоны и зажегся свет. Пыль со столов мы сотрем сами». Он     то и дело наведывается в Отдел, чтобы проведать  сокровища, томящиеся под слоем пыли.

Список Андрианкина


Все открытые разработки Отдела  и сейчас могут лечь в основу серьезных международных проектов. Например, следующих.

Связь между вспышками на Солнце и океанскими течениями действительно существует. Существует и  возможность управления магнитосферой Земли. Зачем это нужно? Затем, что процессы в магнитосфере ощутимо  влияют на здоровье людей и на процессы в биосфере. Так, еще Чижевский установил их влияние на скорость размножения насекомых.

Прямой ядерный синтез – безнейтронный, экологически чистый – тоже заманчивая международная тема. И,  как следует из разработок Отдела, совершенно реальная, - до такой степени, что удивительно,  почему такой синтез еще не осуществлен.

Оптимизация технологий получения материалов с заданными свойствами.

Рассеяние тумана, что особенно актуально в аэропортах, как часть более общей проблемы управления климатом.

Управление гигантской энергией облаков с помощью звуковых и электромагнитных волн.

Управление смерчами  в атмосфере.
Управление стоками больших гидроэлектростанций, с тем, чтобы стоки водохранилищ зимой замерзали, как положено водоемам, а не парили, меняя климат целых регионов не в лучшую сторону, как то и происходит в Сибири.

Противометеорная защита космических аппаратов и будущих космических станций на поверхности планет. 

Обнаружение биосистемы на расстоянии и оценка ее состояния по особенностям полевых сигналов, в том числе под обломками зданий, в снежных лавинах, в лесу и так далее.

Чистая энергетика с использованием тепловых насосных установок (ТНУ). Сами насосы – не новинка. В Америке и Европе их насчитывается много миллионов, причем -  самых разных конструкций.  В России их практически нет. Благодаря ТНУ можно экономить до трети тепла, которое сейчас рассеивается в атмосфере или сбрасывается в реки. Это так, но  есть ли здесь место международному сотрудничеству? Оно есть, и большое. В этом деле множество тонкостей, и вот на них-то в России существуют ноу-хау, касающиеся теплоносителей, сорбентов и прочего.

Управление прорастанием семян, ростом и развитием животных и урожайностью растений с помощью излучений и физических полей (сельскохозяйственные технологии).

Программа «Комфортное жилище». Используется целый куст изобретений. Цель проекта: постройка дома или квартиры под запросы и индивидуальные особенности человека.

Непосредственный практический интерес для международного сообщества  представляют проекты в области психотроники.  Например, совместные программы борьбы с терроризмом.  Восемнадцать лет назад российский ученый Андрианкин предлагал американскому  сенатору Пеллу серьезно отнестись к совместному российско-американскому проекту, в результате которого должна была появиться система наблюдения, позволяющая выделять потенциальных террористов в   людском  водовороте Нью-Йорка или Москвы и  следить  за ними денно и нощно. Сенатор Пелл  отверг идею под тем предлогом, что ее не поддержит ни одно правительство в мире, поскольку следить можно будет не только за террористами, но и за кем угодно, в том числе, за очень важными персонами. Будь сенатор Пелл посерьезнее, возможно, не было бы ни трагедии 11 сентября в Соединенных Штатах, ни  истерии по поводу терроризма, ни повода для нападения на Ирак.

Программа «Перекодировка образа» - поиск инструментов управления сознанием, разработка методик быстрого восприятия и запоминания образов, создаваемых разными физическими полями.    Поняв, как работает механизм перекодировки, мы получим ключ к объяснению большинства так называемых «аномальных явлений», связанных с человеком.

В рамках программы «Образование в новом веке» мировому сообществу потребуются новые учебные курсы, способные, например, сократить время подготовки специалистов. Для этого недостаточно увеличить  скорость чтения. Очень важно учить восприятию музыки и вообще звуков, это стимулирует мозговую деятельность, разрабатывать методики обучения альтернативному видению и слуху.  На повестке дня – обучение новому восприятию фундаментальных наук,  что достигается введением в учебные курсы «подкладки», влияющей на подсознание.

Разрешение противоречия


«Список Андрианкина» хорошо ложится в «классификацию Большакова» - классификацию современных прорывных технологий. Этих классов восемь, поэтому-то и захват широк - от психотроники до магнитосферы, от комфортного жилища до управления климатом.Нне слишком ли, и в самом деле, широко? Не слишком. Многогранность была заложена в геном Отдела.  В точности, как    в геном знаменитого  Института планетарного синтеза в Женеве. Их структуры похожи.  Между прочим, наш Отдел появился раньше. Но дело совсем не в первородстве, а в тенденциях современного научного поиска.
Казалось, отделу суждена счастливая судьба. Но произошло то, что происходило уже тысячу раз: стремительные тенденции натолкнулись на неподвижные устои. Не российские и даже не советские, а вековые. В тысячный раз  напомнило о себе едва ли не исконное  противоречие. Наверно, технологии – это наше генетическое. Национальное. На все времена. И во все времена ситуация с ними и вокруг них складывается примерно  одинаково. Как было в Российской империи,  так было и в империи советской,  а теперь точно так же в новой России, а также   в тех странах, что возникли из бывших советских республик, например, в Казахстане. Изобрести  у нас умеют. Внедрить,  изготовить,  использовать, продать, заработать на идее, использовать для себя, чтобы сделать жизнь удобнее, комфортнее, качественнее, - нет.
Паровую машину, одновременно и независимо друг от друга, изобрели Ползунов и Уатт.  Машина Уатта заработала, машина  Ползунова в России оказалась ненужной, изобретатель – не первый и не последний из русских умельцев – умер в нищете и забвении. Паровоз построили одновременно и независимо друг от друга братья Черепановы и Стефенсон. Паровоз Стефенсона поехал, доставив изобретателя и всемирной славе, о Черепановых помнят только специалисты по истории техники. Попов и Маркони практически одновременно и совершенно независимо один от другого  изобрели радиосвязь. Маркони как первооткрыватель известен всему миру, Попов – далеко не всем русским, причем, в основном его  вспоминают, когда хотят указать Западу, что мы, дескать, тоже не лыком шиты.
И таких примеров не счесть. И исторических, и свежих. Вот горячий, с телеэкрана: в России разработан новый, куда более эффективный, чем прежний, быстрый, экологически чистый и прочая, прочая, прочая способ получения бензина из нефти. И что же?  Разработчики пытаются  вывести его в мир, от них отмахиваются, хотя во время кризиса  за их ноу-хау должна бы стоять огромная очередь… Генетическая способность к творчеству, с одной стороны, и генетическая неспособность пользоваться его плодами, с другой, -  вот генетическое российское противоречие. Плюс генетическая, а потому неумирающая надежда, что оно вот-вот разрешится в пользу творчества и все «пойдет путем». Ведь творчество важнее. Умение изобретать – дар Божий, а умение внедрять – дело житейское и потому, вроде, наживное.
Казалось, Отдел   теоретических проблем сумеет в кои-то веки разрешить это измучившее страну противоречие. Чтобы он появился на свет, ученым-изобретателям не пришлось доказывать власть имущим свою необходимость и полезность,  наоборот,  инициатива создания уникальной структуры принадлежала власти, причем  исходила с такого уровня, выше которого не прыгнешь, решения которого для исполнения обязательны. Ученые-изобретатели не просили денег, не выбивали финансирование, напротив, собирались зарабатывать сами, в том числе, конечно, для страны, и могли заработать для нее очень много. Но нет, не вышло… Отдела нет, о нем напоминает только «список  Андрианкина» - очередной мартиролог блестящих идей.
Интересно, сумеют ли где-нибудь на просторах бывшей империи подкопаться под мертвящие устои, разомкнуть заколдованный круг? Может быть, это удастся, наконец, сделать в Казахстане? «Арканы» Дауренбека Аубакира  и Александра Пивоварова должны теперь послужить энергетике и экологии – энергоэкологическому будущему цивилизации.  Ведь оно, честно говоря, мрачно,  традиционных методов его  высветления, честно говоря, не видно, поэтому, хочешь, не хочешь, приходится обращаться к утопически-фантастическим идеям – они достаточно безумны, чтобы быть верными.   К таким идеям относится и идея персональных источников энергии. Они, предположено в  бизнес-прогнозе «Парасата», вероятнее всего, будут иметь арканную форму из двух встречных потоков носителей, закрученных друг вокруг друга.
Во-первых, потому, что она является самой удобной для потребителя формой, которая легко и красиво может быть размещена на теле.
Во-вторых, потому, что энергия – это движение каких-либо носителей, например, молекул, атомов, электронов, протонов, фотонов или других частиц материи, для аккумулирования которых  наиболее перспективна арканная форма. Легче всего аккумулировать движущиеся с большими скоростями частицы,  особенно имеющие разные заряды, закрутив их во встречных потоках в аркан. В арканной форме частицы разных зарядов будут ускорять друг друга во встречном движении, а сама форма начнет сжиматься, стремясь к состоянию устойчивости.
В-третьих, именно в эту форму закручиваются быстро движущиеся разнозаряженные частицы плазмы. Для её удержания в «токомаках» и «стеллараторах» конструкторы, игнорируя фундаментальность арканных форм в окружающей нас материи, используют один виток магнитного поля - полуаркан. Отсюда все неудачи работ по управляемому термоядерному синтезу, а ведь поле в установках,  помимо воли экспериментаторов,  закручиваются в самую удобную для пользователей форму энергетических источников – в арканную, подсказывая, что плазму вполне можно удерживать в двух встречных - «перевитых» - магнитных потоках.
Очевидный вывод: разгонять частицы энергоносителя персонального источника до субсветовых скоростей, аккумулировать их и использовать энергию движения для личных нужд можно будет лишь в замкнутых системах, устроенных по арканному принципу. Кстати, никто не мешает складывать из персональных источников сколь угодно большие  системы транспортировки и коллективного пользования энергией, создавать самые мощные источники, которые только возможны…
Заманчиво? Без сомнений. Реалистично? Тут сомнений хватает. Но в кризисные времена, когда отбрасывается старое, когда идут интенсивные поиски нового, когда чудом уцелевший бизнес обретает прозорливость и смелость, а интеллект растет в цене, - в такие времена возможны самые невероятные вещи. В прогнозе «Парасата» значится, что персональные источники энергии придут к потребителю через три-четыре года после того, как команда незашоренных менеджеров, уверенных в своих силах, создаст компанию по их разработке и выпуску.
А при каком условии появится компания? В докладе руководителя холдинга Н.Бектурганова на астанинском цивилизационном форуме это не обозначено. Что ж, попробуем ответить сами.

Повседневная онтология


Как выяснить, есть ли шанс создать компанию, нацеленную на столь утопичное (пусть – пока) дело, как разработка и выпуск персональных энергоисточников? С помощью нескольких вспомогательных вопросов. Они могут показаться не относящимися к делу, но это не так, они прямо касаются  бизнеса, и    затевать его не имеет смысла, пока не получены ответы.  Итак:
-обогатит ли  жизнь появление персональных источников? 
-какие новые, насущно необходимыми блага они принесут людям?
-есть ли у  людей потребность в подобных благах?
-ощущается ли она, а если да, то насколько отчетливо?
- наконец, приведет ли появление  бизнес-проекта  к улучшению жизни  через улучшение энергоснабжения и энергопользования, устранение монополии,  введение справедливых тарифов?.. 
Если да, то  новая   компания нужна, поскольку мир, страна, граждане остро нуждается в любых улучшениях жизни. Если же нет, то  - не нужна.
Иными словами,  целесообразно реализовывать только такой бизнес-проект, который отвечает истинным потребностям бытия. В кризисные времена  нет смысла заниматься  другими проектами.    Те же,  что отвечают истинным потребностям бытия, вводят в  политическую, экономическую, социальную, культурную практику  необходимые для их удовлетворения,  адекватные механизмы и методы, надо назвать   онтологическими.   
Их реализация позволяет добиться давно ожидаемого, насущного, глубинного улучшения жизни. Однако - до какой степени? Ведь идеал, как известно, недостижим, поэтому на практике всегда реализуется некоторый компромиссный вариант,    и это приходится принимать как должное. Конкретная работа всегда идет в режиме «управляемого компромисса».  Отсюда – практический вывод. При составлении или отборе любого значимого проекта, преследующего цель улучшения  тех или иных сторон жизни, в том числе, разумеется,  инновационного проекта,   необходимо ответить на следующие вопросы:
а) до каких пределов возможно улучшение?
б) какие улучшения удовлетворят всех, то есть, до каких «нижних», «минимальных» пределов они должны быть доведены, иначе, начиная с какого уровня   результаты могут считаться улучшениями?
в) какая информация  необходима для того, чтобы ответить на два первых вопроса, где ее можно получить, какие источники привлечь и т.д.?
Если ответы на эти вопросы получены, проект может считаться онтологическим.                    
Из двух проектов – онтологического, не обязательно являющегося инновационным, и инновационного, не обязательно являющегося онтологическим, большие шансы на успех имеет первый – онтологический. Примеры такого рода дает мировая практика.  Исследования некоторых европейских стратегических центров, скажем «Рай+мундо»,  показывают, что в странах-лидерах  из множества инициативных проектов правительственными экспертами отбираются и рекомендуются  для внедрения только те проекты, что соответствуют уровню Нобелевской премии. Эти проекты отнюдь не всегда являются  инновационными, но, тем не менее, предпочтение отдается им  - они отвечают критериям онтологичности, которыми подсознательно руководствуются  эксперты и чиновники, в том числе принимающие окончательные решения. Одобрение власти  - достаточно точное (даже при возможной коррупционной составляющей) свидетельство того, что  проект  приближен к онтологическому. Поэтому заслуживающие  внедрения важные, особенно прорывные инновационные проекты необходимо доводить до уровня онтологических.

Сотрудничество вместо конкуренции


Инновационный онтологический  проект обычно направлен на удовлетворение назревшей (часто перезревшей) потребности.  Именно о ней -  потребности  в альтернативных энергоисточниках – мы и говорим. Поэтому  овладение холодным ядерным синтезом  или приручение информационно- энергетических  арканов должно, по идее,  пойти успешно. Это касается не только финансирования, привлечения инвестиций, но и объединения организационных, материальных, интеллектуальных, политических ресурсов. Уже налажено конструктивное сотрудничество   в области холодного ядерного синтеза между США и  Израилем,  сообщил Фангиль Гареев,  международная кооперация быстро развивается,  между Италией и Японией, Италией и Израилем. Вот-вот войдет в этот «клуб» Индия.  За два десятка  лет работ накоплен  большой опыт, обозначились главные проблемы.  К исследователям в разных странах пришло понимание того, что надо объединять усилия, иначе ничего не получится,    что одним из решающих факторов успеха становится сотрудничество.
Это, кстати, давно доказали лучшие творческие коллективы мира, такие, как лаборатория нобелевского лауреата Ф. Крика в Англии или  отдел Э. Андрианкина в СССР и в России. В этих кузницах  открытий и технологий  сознательно и последовательно придерживались следующих принципов:  
подбор талантов,
создание атмосферы дружелюбия,
взаимопомощь сотрудников,
отсутствие соперничества внутри коллектива,
оценка труда по индексам без ущемления зарплаты,
полное отсутствие административно-управленческого аппарата,
обеспечение научной информацией.
У Крика и у Андрианкина бытовали другие представления о  конкуренции. Сегодня они меняются во всем мире. Назначением конкуренции становится  подготовка почвы для сотрудничества. Осознать это нелегко, но необходимо. В той новой реальности, в которую мы вступаем, на первый план выходит сотрудничество, конкуренция отступает на второй; сотрудничество становится магистралью, конкуренция начинает его обслуживать.
Логика подобной инверсии проста: в условиях кризиса  главной целью  должно стать овладение технологиями, инструментами, механизмами жизнеобеспечения (в пределе – выживания),   а  рыночный,  успех коммерческая выгода     - утратить роль стимула. Политическая конкуренция,  соперничество  кланов, элит, олигархических группировок, корпораций может попросту сойти на нет.   Вместо сегодняшней рыночной конкуренции  мы можем   увидеть (и, скорее всего, увидим) нечто другое - конкуренцию идей и технологий жизнеобеспечения, из которых для внедрения  будут отбираться наиболее эффективные и устойчивые. Внедрение будет организовано на базе стратегически, или, по сути,  онтологически обусловленного сотрудничества самых разных сил, в том числе международного. Именно в таком ключе,  скорее всего,   будет эволюционировать партнерство между Казахстаном и Россией.     В новой реальности ему попросту не будет альтернативы. А это значит, что мы обречены вместе строить чудесные дома на озерах, прокладывать струнные рельсы для скоростных поездов, творить новую генетику и медицину, запускать ректоры трансмутации и  свивать арканы доля энергетических браслетов. 
Мы к этому готовы. И в наших политиках, и в наших экономистах, и в наших предпринимателях,  не говоря уж о наших ученых, жива генетическая надежда на то, что светлые  головы и упорные труды, которыми мы трудимся под солнцем,  приведут нас  наконец в дивный новый мир.
2003-2009