Что и не снилось нашим мудрецам

Меллограф против суперкомпьютера

Ученые не раз пытались осчастливить человечество вечным двигателем или лекарством от всех болезней. На деле никому из них не удалось найти даже приличное средство от насморка. И, разумеется, отнюдь не случайно.   Счастье – это качество. Высокое качество жизни. А может быть, просто иное качество, отличное от повседневного. Но та  наука, которую  мы знаем, не занимается качеством. Наука, какой мы ее знаем,  предметна, вещественна и  замкнута на количественной стороне мира. Чтобы попробовать решить «проблему человеческого счастья», науке пришлось бы научиться измерять количество качества, а  это невозможно.
Верно. Это невозможно для современной науки, которую мы знаем и которую имели в виду до сих пор. А вот для постсовременной или интегральной науки – возможно. Она уже умеет измерять количество качества.
«Мир един» - вот самый первый и самый главный закон интегральной науки, казалось бы, до примитивности простой, в действительности глубокий и практичный. Ведь  принцип единства означает, что все, что существует и происходит в мире, в нем же отражено и  зафиксировано, что реальность содержит полное знание о себе самой. Как добыть его, вопрос, разумеется, не праздный, но уже не мировоззренческий, не принципиальный, а практический, технологический. Добыть это знание можно с помощью подходящих познавательных инструментов, например, измерительных технологий. Среди них и те, что измеряют количество качества. Они разработаны интегральной наукой. Будем – вслед за их создателями -  называть эти технологии сверхтонкими, сверхновыми, новейшими, а также сверхтехнологиями и супертехнологиями.
Последнее слово сразу напоминает о суперкомпьютерах. Но отождествлять супертехнологии с ними  было бы заблуждением. Самый скоростной в мире японский суперкомпьютер выполняет 35 триллионов операций в секунду, самый скоростной американский  IBM ASCI White - 11,3 триллиона, тогда как Меллограф Ортега (Ortega Mellograph -5) - 40 триллионов. Суммарное  быстродействие сети из пяти Меллографов составляет 120 терафлопс, а строящийся в Европе Меллограф-6 запрограммирован на 50 терафлопс.  Меллограф – тот самый, «подходящий» для решения новых задач  инструмент из арсенала сверхновых наук, что появились в последние 15 лет. Суперкомпьютер – машина из другого арсенала, арсенала технократической науки, науки, какой мы ее знаем.
Какой же мы знаем науку? Во-первых, предельно дифференцированной (гуманитарные исследования отделены от естественных, естественные -  от технических) и  специализированной до такой степени, что два выпускника одного института не могут понять друг друга, ибо писали дипломы на разных кафедрах.
Во-вторых, мы знаем науку формальной, или, иначе, формульной, ибо только в таком виде она  понятна разным ученым разных школ в разных культурах. Ее язык – математические символы и знаки, химические формулы, конструкторские чертежи.
В-третьих, эта наука молится на эксперимент. Поставленный в Бразилии, он воспроизводится в Египте и в Голландии; японская электроника без проблем делается в «третьих странах»; французский самолет не теряет подъемной силы ни над Китаем, ни над Австралией.
Высшим достижением этой формальной, формульной, экспериментальной, дифференцированной, ортодоксальной, предельно набитой математикой науки как раз и является суперкомпьютер. Но рядом с Меллографом он уже не может считаться техническим и технологическим шедевром. Не будет им и суперкомпьютер с быстродействием 100 триллионов операций в секунду, который США предполагают собрать к 2004 году. Ведь эта сверхскоростная вычислительная машина останется все той же машиной, только очень большой,  очень энергоемкой и «зависающей» от перегрева. Быстродействие  одновременно благо и зло. Чем выше скорость вычислений, тем больше ошибок, тем чаще выходят из строя связи -  соединения вычислительных блоков.  Наращивание мощности -  количественный путь, а потому, возможно,  тупиковый.
Уже не может считаться техническим шедевром даже тот компьютер, что оснащен японской системой мысленного управления, реагирующей на нейронные импульсы мозга. Она разрабатывалась в помощь инвалидам, поэтому называется «Без рук», но стала эффективным инструментом аналитиков, брокеров, пилотов, астронавтов. Четверть века назад никто бы не поверил в возможность такой технологии. Сегодня «японское чудо» свободно продается во многих странах за 45 тысяч долларов. Оно рассекречено. Однако у него есть и секретный аналог. Он стоит 20 миллионов долларов. В секретном секторе прячутся настоящие технологические чудеса. Из тех, что и не снились нашим мудрецам.

Букет со  сверхтонким ароматом

Представление об этих чудесах дают лаконичные  сообщения, которые неправительственные научные центры, где и сосредоточены сверхновые исследовательские методы, передают пяти международным организациям: ООН (Нью-Йорк), ЮНЕСКО (Париж), Всемирному Фонду  Ортега (Вашингтон), Всемирной Федерации футурологии (Рим), Всемирной Академии искусств и наук (Стокгольм). Благодаря содействию одной из них, а именно, Фонда Ортега,  мы и имеем возможность познакомиться с высшими достижениями мирового знания. Правда, не обессудьте, в самых общих чертах.
Как и следовало ожидать,     почти половина методов, которыми пользуется мировая наука, окутана тайной и тщательно оберегается от потенциальных противников и конкурентов. Засекречены, разумеется, и сверхтехнологии. Известны только принципы их действия, но эти принципы весьма нелегки для восприятия. Во-первых, потому, что труднодоступно породившее их знание; во-вторых, потому, что человеческий ум обычно сопротивляется новому; в-третьих, научные открытия последних десятилетий столь необычны и авангардны, столь непривычны в мировоззренческом смысле, что проще объявить их шарлатанством и  ересью, чем попытаться понять.
Использование Луны как природного информационного сателлита – технология ZetaEpsylon (Испания); использование земной атмосферы как информационного банка (Испания);   декодирование атомарной памяти, осуществленное Иоаннисом Галанисом (США); молекулярный банк информации Бругеманна (Германия); «Флорион –10000», изобретенный Жаном-Мишелем Вайсом - генератор природных излучений, вскрывающий человеческое подсознание по принципу резонанса, являющийся одновременно и самым совершенным детектором лжи, и самым совершенным медицинским прибором, и самым совершенным обучающим устройством (Франция) - все эти достижения постсовременной науки «нормальный ученый», а вовсе не  какой-нибудь замшелый ретроград может объявить лженаукой.  Тем более что создатели супертехнологий и не подумают защищаться, полагая, что  дискуссия здесь невозможна.  Однако свою позицию они  обозначат четко. Ее суть: современная технократическая наука  («наука, какой мы ее знаем») не имеет платформы для диспута с постсовременной, так как  не владеет предметом; официальная наука сама себя загнала в тупик, высокомерно отвергая нетрадиционные знания (интересно, что при этом правительства почти ста государств держат при себе консультативные группы астрологов). А самое главное, интегральная наука готова представить реальные доказательства своей правоты. Вот только два примера.
Так, в январе 1999 года центр «НОСТОС» - один из держателей супертехнологий -  установил численность армии освобождения Косово в 32300 человек. Госдепартамент США оценивал ее в 13 –17 тысяч человек. Кто был прав, показала сама жизнь. Войдя в Косово через 4 месяца, «голубые каски» ООН подтвердили данные «НОСТОС».
Так, система генераторов Лаковски и пиктограмм в опытах Ги Тьё за несколько часов улучшает качество среднего вина на 30 процентов. А ведь в этих опытах используются такие совершенно эфемерные с точки зрения рационалистической науки явления, как цветовое излучение и эманация геометрического символа, на которые обычный человек просто не обращает внимания.

Количество качества

Семьдесят  лет назад испанский ученый, профессор Динча  Гадиали из Малаги открыл принцип биопризмы. Ею является каждый живой организм, разлагающий свет подобно известной со школы стеклянной призме. Спектр разложения строго индивидуален. Этот индивидуальный спектр неповторим и неизменен точно так же, как генетический код. Иными словами, это биокод индивидуальности. Его следы остаются повсюду, где находился человек, ими помечены все вещи,  к которым он прикасался. На этом фундаментальном открытии основан метод голографической биопризмы, разработанный Радомиром Фере (Италия). На основе метода работает   прибор под названием «Синолон» (Synolon), созданный в Испании в 1997 году.  Этот прибор обнаруживает биокод  где угодно - на земле и под водой, на Луне или в другой галактике,  причем давность лет не является преградой. Другой прибор – Меллограф Ортега – биокод измеряет. Таким образом выстраивается цепочка информационных следов, сохранившихся в местах, где  бывал человек. А что такое последовательность этих  следов? Жизненный путь. Его-то и позволяют отслеживать методы интегральной науки.
Среди них выделяется меллография.      Меллограф Ортега – сверхточный детектор информации, используемый с января 1998 года. Это, в сущности, меллоновый счетчик, счетчик меллонов. Меллон – это семантическая единица информации. Его фундаментальное открытие принадлежит испанскому ученому, академику  Луису Ортега (1990). Меллограф позволяет измерять параметры процессов, качественные характеристики явлений, числовые показатели и многое другое. Меллография незаменима при изучении социума. С ее помощью измеряются   такие факторы, как, допустим, средняя продолжительность жизни, пищевые предпочтения городских и сельских жителей и вообще все, что угодно. Меллограф   измерит любые экономические параметры, допустим, действительное число безработных или действительную собираемость налогов; технические и технологические параметры производств, систем, устройств; уровень экологической чистоты продуктов или лекарств; плодотворность научных гипотез, политических решений, актов терроризма и «адекватных ответов» правительств, законов, принимаемых парламентами, акций протеста  антиглобалистов и многого другого. Ибо Меллограф умеет то, чего не умели раньше: измерять количество качества.

Сравнение несравнимого

Благодаря этому удается сравнить, казалось бы, несравнимые вещи. Ну например…уровень оптимизма и пессимизма в разных странах, Мало того, что  это, согласитесь, чрезвычайно любопытно, это, просто-напросто, информация государственной важности. Ведь эти уровни характеризуют социально-психологические ресурсы государства. Есть в народе оптимизм –воплощаются предначертания, выполняются планы, строятся города, цветут сады, враги получают достойный отпор, растет рождаемость и падает смертность.
Возьмем, например Индию. Меллографические исследования показали, что  ее народу одновременно свойствен огромный оптимизм (91 процент) и прямо-таки жуткий пессимизм (46 процентов). В европейском представлении это невозможно или, по крайней мере, нелогично и странно.  Но, видимо, оценивать индийскую цивилизацию нужно не по рациональным  европейским стандартам, а по ее собственным меркам,  поскольку мировосприятие и мироощущение зависят от особенностей национальной психологии, национального характера, менталитета и исторической памяти народа. Вполне благополучные Италия и Германия характеризуются высоким уровнем пессимизма, зато менее благополучная Греция куда более оптимистична. Цифры по Великобритании, Бельгии, Дании, Нидерландам, Франции, Швейцарии, США, Испании еще раз подтверждают репутацию этих стран как процветающих. Лидирует здесь Австралия с идеальными показателями: оптимизм – на максимальной отметке, пессимизм – на минимальной.    
Можно лишь позавидовать ученым, получившим возможность провести немыслимые прежде исследования. Меллографу, понятно, не дали скучать без дела.  Всего за два года была разработана новая концепция качества жизни, определен рейтинг ценности библиотек мира, исследовано богатство языковых систем и протоязыков, вычислен рейтинг мировых технологий. А медицинские изыскания? Анализ 40 целительских концепций от зари истории до наших дней показал, что древнеегипетская медицина соответствует системе по имени «Человек» на 92,2 процента, китайская – на 91,6, Аюрведа – на 90,2 процента. Современная гомеопатия отвечает сверхсложной человеческой природе на 86,6 процента, фитотерапия – на 84,3, альтернативная медицина в целом – на 74,2 процента.

Две ветви знания

Разработка сверхновых информационных технологий началась 20 лет тому назад, когда особенно активизировались исследования поля и стало ясно, что изучение реальности возможно не только «снаружи», но и «изнутри», поскольку сама она содержит полное знание о себе самой. Из представителей ортодоксальной, формульной, замешанной на математике науки отчетливей других, пожалуй,  этот взгляд на Вселенную сформулировал английский физик-теоретик Дэвид Бом, авторитетный специалист по квантовой механике. Во всяком случае, его высказывания получили известность не только в кругах ученых, он стал популярен как один из создателей новой картины мира, «космогонии по Бому».
Она строится на идее единой реальности. Реальность «по Бому»  есть неделимая целостность, лежащая  в основе всей Вселенной, в основе материи и сознания,  и поставляющая  исходный материал для всех проявленных событий и сущностей, которые, таким образом,  неразрывно связаны между собой  в единой структуре.  Такая реальность обладает врожденной способностью формулировать идеи о себе самой и регистрировать их внутри себя с помощью тончайшей субстанции. Иначе говоря, Вселенная сама себя сознает и сама себя  воспринимает, причем воспринимает единой, целостной, взаимосвязанной. Дэвид Бом полагает, что  такую реальность можно назвать вселенским или космическим  полем сознания. Его частью – или квантами? – являемся и мы, люди.
Модель Бома напоминает индийскую теорию акаша, или космического пространства. Это совершенно естественно. Новое – хорошо забытое старое. Бом не выдвигал идею единства мироздания впервые, он к ней, по сути,  возвращался, возвращаясь тем самым  к древнейшей традиции знания и, таким образом, к акаша. Вообще же,  этот возврат начался задолго до Д. Бома,  с 30-х годов ХХ века, когда  ученые-универсалисты повернулись к метафизике. Тогда же началось «раздвоение науки», ее разделение на две ветви – позитивистскую (которую мы, собственно, и знаем как науку) и  восставшую против позитивизма, отвергающую рационализм, придерживающуюся гораздо более вольных взглядов. Внутри недавно единой науки началась «гражданская война», вернее, поддержанный властями  поход ортодоксов на инакомыслящих. В конфликте научных направлений, подходов и школ  власть встала на сторону технократизма – того узкого, рационального «количественного» знания, которое и  обеспечивает научно-технический, читай, промышленный и военный  прогресс, любимое детище всех правительств мира. Неудивительно поэтому, что научное свободомыслие беспощадно подавлялось государственными  институтами, от тайных служб до академий наук, а в тоталитарных странах его носители уничтожались физически. Примеров тому в советской истории не счесть. Вот только два: разгром генетики и кибернетики, а из них, между прочим, и выросли те направления, что находятся нынче на острие мировой науки; репрессии против ученых, отклонявшихся от официального диамата и истмата  - скажем, против универсалиста Чижевского с его «земным эхом солнечных бурь» и универсалиста Кондратьева с его «волнами деловой активности».
Однако наука по самой     своей сути не терпит диктата и ограничений. Уничтожить тяготеющее к метафизике крыло не удалось. Оно дало результаты, как и технократическое. Свои плоды созрели на обеих ветвях знания.  Высшим достижением технократизма, близким к пределу его возможностей, является суперкомпьютер. Свободомыслие, соединенное с древнейшей метафизической  традицией,  породило новейшие науки синергетику, триалектику, тринитарную экологию, герменевтику, холизм. На их плечи и встала сосредоточенная  на качественной стороне реальности постсовременная наука с ее практическими инструментами –технологиями. Интересно, что, при этом интегральная наука опередила технократическую и по количественным показателям: Меллограф Ортега превосходит по быстродействию лучшие суперкомпьютеры мира,  а ведь его создатели не стремились к рекордам, не решали поставленные генеральными штабами задачи мгновенного перенацеливания ракет, которые и привели к появлению суперкомпьютеров. Эти вычислительные агрегаты с их сумасшедшим быстродействием, подобные разрабатываемой в США машине мощностью в 100 терафлопс, нужны в первую очередь военным. Ученым, занятым тайнами Вселенной, жизни, человека достаточно машин, сравнимых по возможностям с возможностями человеческого мозга, который выполняет «лишь» 30 миллионов операций в секунду. Поэтому быстродействие – просто дополнительный, хотя и весьма впечатляющий эффект, но отнюдь не главное достоинство сверхтехнологий.
Их принципы различны, но есть и общие закономерности, скажем, использование «голографического интегрирования». И это не случайно. Любой фрагмент голографического изображения  содержит всю информацию о предмете, с которого оно получено. Вселенная голографична – она  целиком отражена к каждой песчинке, в каждом цветке,  в каждом человеке. Человек – законченный фрагмент вселенской картины жизни. Более того, точно таким же фрагментом  является и каждая клетка человеческого тела: она голографична и по отношению   к организму и по отношению к космосу, то есть несет в себе исчерпывающие  сведения и о  теле, и о космосе. Почему бы эти сведения из нее не извлечь? Почему бы  не прочесть записанные в песчинке письмена о Вселенной?  То есть, короче,   не восстановить полноту  картины  по любому ее фрагменту? Это воссоздание  и будет голографическим интегрированием. Его технология  была разработана в последние 15 лет усилиями в основном испанских, французских и японских ученых.
Однако не Испания, не Франция и не Япония владеют самыми эффективными, иначе  «качественными» - технологиями. На первом месте в списке государств – Ватикан. Следом идет Бельгия. На третьем месте – США.

Технология счастья

Можно только порадоваться за ученых, получивших в руки мощные инструменты познания, а вместе с ними – прекрасную возможность избежать хотя и соблазнительных, но ложных путей, сосредоточиться на реальных направлениях прорыва. Возьмем генетику. С помощью сверхтонких методов обнаружено, что версия биологов о равном количестве генов у людей неверна. Что в среднем у человеческого существа 36200 генов, но не меньше 30 и не больше  70 тысяч. (Правда, исследование генетического материала по программе «Испанские гении» показало, что число генов у отмеченных гениальностью испанцев на целых 13 тысяч превышает потолок среднего человека и равняется 83 тысячам, а генитурная потенция приближается к 100 процентам). Обнаружилось, что только 17,4 процента человеческих генов уникальны и неповторимы, тогда как остальные 82,6 процента встречаются у других живых  существ. Что наследственность лишь на 63,2 процента предопределена набором генов. И что человек как неповторимое целостное существо, как уникальная духовно-материальная  система описывается генетической формулой всего на 6,6 процента!
Практический вывод: получить точную  копию человека не удастся, а значит, работы по клонированию Homo Sapiens обречены на неудачу. Клонирование – это тупик. В него ведет преувеличение роли генетики. Ученым казалось, что, погружаясь в глубины  генома, они приближаются к разгадке тайны жизни, а значит, к созданию совершенных средств борьбы с болезнями. Теперь понятно, что генетических теорий рака явно недостаточно для объяснения этого системного поражения организма. Увы, колоссальные усилия не приблизили биологов к пониманию космического человека, лишь на 6,6 процента описываемого генетической формулой.
Одно из реальных направлений прорыва – достижение нового качества жизни. За счет чего это возможно? За счет увеличения благоприятных факторов на земном пути человека. Их средний уровень, оказывается, очень ограничен, в массиве  обстоятельств, с которыми мы сталкиваемся в повседневности, он составляет всего лишь 6,3 процента. Все остальные  факторы неблагоприятны, они заставляют страдать. «Этот человеческий мир полон страданий. Жизнь – страдание, старость – страдание, болезнь – страдание, смерть – страдание. Встреча с неприятным человеком – страдание, разлука с любимым – страдание. Недостижение желаемого – тоже страдание. Всякая привязанность к чему бы то ни было – страдание…»
Ранние буддисты, чеканившие эти строки две с половиной тысячи лет назад, перечислили далеко не все причины страданий. Каждый из живущих в подлунном мире назовет, не задумываясь, еще добрую сотню. Чего-чего, а поводов страдать предостаточно. Жизнь драматична. Силы зла активны и изобретательны, перед ними человек фактически беззащитен, он открыт для внезапных  ударов вроде подлых атак болезней – и это при частой беспомощности медицины!.. (Как показали исследования с использованием сверхтонких технологий, ее эффективность в лечении рака всего лишь 14,3 процента, СПИДа – 7,4 процента. Впрочем, не лучше справляется она и с обычным гриппом, тут действенность едва дотягивает до 9 процентов. Ничего удивительного: современная академическая медицина соответствует духовно-материальной природе человека только на 66 процентов, а уровень знаний врачей о нем и вовсе удручающ – всего 27 процентов).
Кажется, никуда не уйти, не спрятаться человеку от страданий. Чрезмерная доля неблагоприятных факторов обрекает  нас на  низкое качество жизни. Его нельзя поднять количественным путем, механически наращивая объем доступных материальных благ. Ни число комнат в доме, ни число машин в гараже, ни изобилие бытовой техники, вещей, продуктов не увеличивают власти над судьбой. Не дают этой власти деньги. Не дает долголетие, ибо человек на самом деле стремится к счастью, а не просто к долгой жизни, тем более – к исполненной страданий вечности. Власть над судьбой, едва заметную либо явную, может дать только знание. Только знающий, «человек знания» способен прозревать причины событий сквозь их внешние формы.
Полное подлинное знание о мире существует изначально, оно расположено в Протопласте, как называли гностики вселенское ментальное тело человечества, и распределено по пяти массивам: Герметизма – приближения к Первопричине, Пневматологии – постижения жизни духа, Апотелезматики – постижения законов Вселенной, Спагирики – управления причинами, Стеганострофии – использования тонких энергий. Пять этих дисциплин были известны задолго до возникновения современной науки, которая от них отказалась, отказавшись, по сути, от изначального знания. К нему вновь обратилась постсовременная – интегральная – наука. Ее прорыв в новые сферы одновременно означает возврат к древнейшей познавательной традиции, на протяжении тысячелетий сохраняемой в недрах интракультуры. Созданные интегральной наукой супертехнологии мощны именно потому, что основаны на полном подлинном знании. Поэтому они и дают ученым небывалые возможности для исследований. А еще они дают небывалую власть над судьбой.
Практически это значит, что становится достижимым новое качество жизни. Каким путем можно его повысить? Реализуя программу увеличения доли благоприятных жизненных факторов. Теоретически  их объем возможно поднять до 75,7 процента, а по персональной программе – до 92 процентов. Представляете? Мир, обычно обращенный к вам враждебной, в лучшем случае равнодушной спиной, вдруг поворачивается сияющим лицом! Вместо жестоких 6 процентов удачи вы имеете без малого сто процентов! Полноте, да не сказка ли это?..
Нет, реальность. При условии, что программа составлена, осуществляется и контролируется методами интегральной науки. Персональная карта Апотелезматики определяет в точных категориях способности, свойства, возможности личности и подстерегающие ее опасные виражи судьбы. Персональная колористическая карта показывает благоприятную и деструктивную цветовую гамму. Персональные рекомендации указывают способы значительного или даже максимального увеличения благоприятных факторов. Персональные меллограммы определяют полезные и вредные продукты, медикаменты, врачебные процедуры, перепроверяют диагнозы, выстраивают курсы лечения. Персональный призматический  биокод, измеренный прибором «Синолон», дает ориентиры в использовании стеганострофических приборов, медицинских дозаторов и терапевтических конденсаторов…Вообще же программа «Новое  качество жизни» включает 40 пунктов, то есть, разрабатывается, выполняется и отслеживается по 40 параметрам, даже по таким, например, как «уровень медитативного контакта».

Прозрачный мир

Персональный призматический биокод можно измерить не только в настоящем, но и в прошлом. Значит, возможно восстановить прошлое по его следам в настоящем, реставрировать засекреченную информацию. Это позволяет проводить самые невероятные  исторические исследования, скажем, нарисовать реальную картину осады и падения Трои, исследовать действительные обстоятельства Куликовской битвы или раскрыть волнующую тайну жизни и смерти Рауля Валленберга, признанного одним из величайших героев ушедшего века. Фотографии и образцы почерка Валленберга сохранились, что дает возможность определить его биокод и по нему отследить жизненный путь шведского дипломата после ареста в Будапеште советской военной контрразведкой.
Закрытость документов в архивах спецслужб больше не является непреодолимым препятствием на пути к истине. С помощью технологий интегральной науки программа «Рауль Валленберг» уже выполняется. Уже установлено, что Валленберг спас 64 тысячи жизней – не 30, как полагают одни исследователи, и не 100, как полагают другие, а именно 64 тысячи. Установлено, что Валленберг сознательно принял предложение американцев сосредоточиться на спасении людей,  что он действительно отказался сотрудничать с советским НКВД, что он действительно сидел во Владимирской тюрьме в СССР три года и что одновременно с ним в централе находилось еще 8 секретных узников, что подлинные документы о смерти Валленберга сохранились, что он действительно написал письмо Сталину и что это письмо до сих пор цело…С помощью сверхновых информационных технологий установлено: на сегодняшний день не обнародовано 8 процентов документов по делу Валленберга, но именно в этой, незначительной количественно части бумаг содержится 99 процентов самой важной информации. Исследователям, таким образом, до сих пор доступно не более  одного ее процента. На этих, ничтожных по сравнению со скрытыми сведениях и основаны многочисленные, но не доказанные версии. Российская сторона утаивает 6 процентов документов, шведская – два процента.
Правительства Швеции и России поступают так, как поступали всегда все правительства. Но стереотипы уже радикально отстают от прогресса науки, говорит профессор Эдмунд Суворофф, сотрудник международной лаборатории «АМАЛЬФИ», являющейся одной из исследовательских структур Международной Ассоциации культуры «ЛОИФ». Супертехнологии делают мир прозрачным и  не совсем уютным для мастеров темных дел. Теряют смысл  бастионы государственных секретов. Национальная безопасность напрямую зависит от владения новейшими проникающими методами. Безусловное преимущество получает та страна, которая ими располагает. Но такими технологиями не располагает ни одно государство - ни США, ни Япония, ни  все страны НАТО, вместе взятые. Монополия на сверхтонкие исследовательские инструменты принадлежит пяти неправительственным международным организациям.
Дело в том, что почти все удивительные открытия, приведшие к созданию супертехнологий, сделаны не в государственных, а в частных лабораториях, где процветает научное свободомыслие. Обладая монополией на самые эффективные методы, независимые исследователи не желают фальсифицировать результаты в угоду кому бы то ни было. Научная честность становится нормой. Власть и капитал не могут больше диктовать ученым свою волю, из рук национальной и транснациональной бюрократии уплывает ее безотказное оружие – тайна.
В такой ситуации преимущество обеспечено той стране, которая, не владея супертехнологиями, тем не менее, получает доступ к ним благодаря сотрудничеству с неправительственными исследовательскими центрами. Пример здесь подает правительство Швеции, ведущее переговоры о привлечении нетрадиционных методов к программе «Рауль Валленберг». Вот некоторые вопросы из программы.
Действительно ли Валленберг был арестован в Будапеште? В 1945 году? Причина ареста: обмен на перебежчиков? Подозрения в шпионаже? Иная причина? Точная дата ареста: год, месяц, день, час.
Степень желания обменять Валленберга: в Швеции? В СССР? Помехи обмену: торговое соглашение 1946 года? Уступки из-за близости войск? Иные?
Сколько процентов личных вещей Валленберга передано родственникам?
Был ли жив Валленберг в 1989 году?
Обстоятельства гибели: уровень достоверности свидетельства о смерти? Характер смерти: расстрел? Болезнь? Отравление? Пытки? Старость? Инфаркт? Иная причина? Насколько в Москве в действительности информированы об обстоятельствах гибели Валленберга?
С какой разведкой сотрудничал Валленберг?
Спасал ли он, кроме евреев, венгров, чехов, немцев?
К основным исследованиям «АМАЛЬФИ» приступит после переговоров в Стокгольме с официальными лицами, представителями Общества Валленберга и его родственниками. Переговоры идут и идут в целом успешно, сообщили в Ассоциации культуры.   Равно стремясь к установлению исторической истины, стороны равно сознают стоящую перед ними нравственную задачу – создание портрета героической личности, бросившей вызов фашизму и сталинизму. В результате переговоров будет подписан контракт на исследовательские работы, которые, как предполагается, займут около четырех месяцев.
Правительство Швеции обратилось к новым возможностям,  отказавшись от жестких стереотипов, в рамках которых обычно действует власть. Но оставаться в рамках значит обречь себя на отставание.    Как показало исследование, примеру шведского правительства готовы последовать и другие серьезные структуры. Главы международных организаций, государств и религиозных конфессий, обремененные ответственностью, расположены к перспективным технологиям на 93 процента, крупнейшие ученые, президенты  академий наук, знающие состояние и проблемы мировой науки – на 97 процентов, эрудированные врачи – на 98 процентов, независимые интеллектуалы – на 99 процентов. А вот ученые-догматики и карьерные чиновники, ориентированные, прежде всего на собственные интересы, относятся к новейшим методам подозрительно. Маскируя свои эгоистичные намерения, они обычно апеллируют к здравому смыслу, к благоразумию. Благоразумие весьма похвально, но только не там, где речь идет о супертехнологиях. Стереотипы, повторим, уже безнадежно отстали от прогресса науки. Благоразумие сейчас в том и состоит, чтобы использовать фантастические возможности нетрадиционных технологий, ибо возможности традиционных, созданных традиционным научно-техническим прогрессом, любимым детищем всех правительств мира, очень и очень ограниченны.

Семь типов, четыре класса

Все мировые технологии применяются для исследования семи типов систем, с которыми имеют дело современная наука и практика.
К первой группе – ординарных систем – относятся обычные явления, проблемы, задачи вполне понятные, доступные для изучения и обычно изучаемые исходя из практических нужд человека и общества, с целью создания новых машин, материалов, веществ, производства новых товаров и так далее.
Вторая группа – сложные системы. Вот, возможно, забавный, но наглядный пример. Задачу определения политических взглядов московских бомжей либо  крестьян Андалузии можно решить, опросив их, но практически это сделать невозможно по чисто организационным причинам – побеседовать с каждым бомжем или крестьянином не удастся. При исследовании сложных систем могут возникать непредвиденные препятствия, технические или финансовые трудности, хотя уровень знаний  не препятствует исследованиям.
Сверхсложные задачи входят в третью группу. Это, например, сравнение психологии англичанина, китайца и папуаса. Для этого нужно представить ее в точных категориях, что нелегко, но возможно.
Четвертая группа проблем – проблемы, которые наука неоднократно пыталась, но не смогла решить из-за непреодолимых трудностей. В конце концов, эти задачи объявили не имеющими решения с точки современного знания. Это особенно наглядно проявляется в медицине, признающей свое бессилие перед некоторыми болезнями. Надо сказать, что ученые с удовольствием отправляют в разряд нерешаемых надоевшие проблемы, все то, что представляется непонятным. С особенным удовольствием наука проделывает это с проблемами пятой группы (так называемые «аномальные зоны» - нетипичные явления, всяческие чудеса и странности вроде пси-феноменов). К шестой группе относятся футурологические системы. К седьмой группе современная наука вообще не рискует подступаться, ибо сознает свою неспособность нарисовать «онтологическую интегральность», то есть полную картину бытия, включающую физические и метафизические краски (параметры). Если ведется исследование древнеегипетской цивилизации, например, то к первым будут относиться размеры и другие конструктивные особенности пирамид, их привязка к ландшафту и к звездному небу, а ко вторым – уровень духовных достижений иерофантов, задумавших и осуществивших грандиозный проект.
Системы семи этих классов могут исследоваться с помощью четырех классов технологий – трех классов традиционных и одного нетрадиционных, о которых мы и толкуем.  Наиболее совершенными и мощными технологиями, считается, располагают центры стратегических исследований разных стран. И это верно. Однако их мощи хватает лишь для  адекватного описания ординарных  систем. Гораздо менее уверенно эти центры чувствуют себя при исследовании сложных систем, еще хуже их самочувствие при обращении к сверхсложным. Четыре высших класса систем практически не поддаются традиционным технологиям. При исследовании «непонятного», «аномального», «онтологической интегральности», а также футурологических прогнозах требуются методы постсовременной науки с ее сверхтехнологиями.
Впрочем, они дают колоссальное преимущество и при решении относительно простых задач. К ним относится, например, перепись населения. Сосчитать число жителей можно методом опроса – весьма неточным, допускающим ошибку в 12 процентов, честно говоря, совершенно неприличную. Американцы, полагая, что во время  переписи 1990 года «потеряли» от 4 до 6 миллионов человек, разработали метод моделирования, имеющий 92-процентную точность. Однако и с ним во время последней американской переписи «потеряно» 9 миллионов человек.  Супертехнологии дают здесь точность в 99,5 процента, в 70 раз ускоряя процесс и удешевляя его в 120 раз. И это уже оценено правительствами некоторых стран, готовых использовать при переписи нетрадиционные методы.

Нравственность науки

Их можно использовать только для благородных целей. С появлением супертехнологий тезис о безнравственности науки, ее равнодушии к добру и злу уходит в прошлое. Да, наука, создавшая ядерное, химическое, бактериологическое оружие и допустившая экологическое бедствие, абсолютно безнравственна. Но что это за наука? Это наука технократическая. Она действительно страдает этическим дальтонизмом.
В отличие от технократической, интегральная наука, являющая собой  сплав точного знания, философии, искусства, новое качество с заметной духовной составляющей, в этическом плане отнюдь не индифферентна. Использованию сверхтехнологий в недостойных целях препятствует не только безупречная нравственная позиция ученых, но и чувствительность самих технологий к этической стороне задания. Онтологический метакомпьютер, называемый «Модератор Диего», может объявить задачу безнравственной и отказаться ее решать. Это кажется невероятным, но это так. И, в общем-то, понятно, почему. Нетрадиционные методы исследований основаны на фундаментальных законах мироздания, а это законы этические.
«Свет правит Физикой, Логикой и Этикой. А также высшими невидимыми энергиями, которые могут мыслить», - написал когда-то Гете, поэтически сформулировав принцип единства мира.  Постсовременная, или интегральная, наука, следуя исконной традиции знания, его подтвердила.  Вот характерный пример.
В 1973 году Мартин Шонбергер установил тождество 64 звеньев ДНК и 64 гексаграмм И-Цзин – древней китайской «Книги перемен». Семью годами раньше Луис Ортега доказал аналогию И-Цзин и системы Таро – древнейшей системы символического описания Вселенной. Веком раньше французский метафизик Элифас Леви, он же аббат Альфонс Луи Констан раскрыл тайну происхождения алфавита. Алфавит берет начало от арканов Таро, которые тождественны гексаграммам И-Цзин, которые, в свою очередь, тождественны звеньям ДНК. Следовательно, алфавит и ДНК имеют общую структуру. Следовательно, геном человека прямо связан с речью. Речь, слово отпечатывается в генах, в наследственности. Поэтому-то каждое слово или ядовито, или благотворно, каждое несет в себе не только информацию, не только эмоциональный заряд, но и преобразующую энергию.
Исследовательских технологий, основанных на преобразующей силе слова, пока что не создано. Но не исключено, что они появятся. Интегральная наука способна на самые удивительные вещи. Поэтому не станем исключать ни одну возможность, какой бы фантастической она сегодня ни казалась.

Правда о России

Это особенно справедливо для России. По качеству технологий она сегодня занимает 33 место в мире, деля его с Ираном. Россия на одной доске с Ираном?.. Трудно в это поверить. Кто слышал про иранскую науку? А  про российскую знают все, она  – наследница советской, а та лидировала в мире. Но, отбросив эмоции, понимаешь: высокий рейтинг Ирана объясняется патронатом исламских центров, серьезные финансовые и организационные возможности которых общеизвестны. И сравнительно низкий рейтинг России тоже совсем не сенсация. Страна, только-только запустившая первый суперкомпьютер (а в мире их уже несколько сотен, причем гораздо более мощных), не вправе рассчитывать на более почетное место. В информатике мы отстаем капитально. Здесь ситуация тяжелая. Догнать Запад, Соединенные Штаты по традиционным технологиям нам вряд ли удастся…
Так полагают и специалисты, и широкая общественность. Повода для оптимизма вроде бы действительно нет, но неужели мы стали страной повального пессимизма?.. А правда, какие настроения все-таки более характерны для России – жизнеутверждающие или пораженческие? Давайте  посмотрим.
Это нетрудно. Вернемся к исследованию уровней оптимизма и пессимизма в 46 странах, проведенному Международной лабораторией параметров «АМАЛЬФИ». Найдем  показатель пессимизма в России: 37 процентов. Найдем показатель оптимизма: он равен 66 процентам. (Принципиально важно, что исследование показывает не число оптимистов и пессимистов на сотню жителей, а уровень качеств. Поэтому сумма может быть и больше, и меньше 100 процентов.)
Что значат эти числа? То, что российские параметры близки к критическим. Если уровень оптимизма в какой-то стране не ниже 93 процентов, то есть вписывается в так называемое «созидательное поле», то настрой населения можно считать важнейшим ресурсом развития страны. «Негативное поле» занимает диапазон от 85 до 61 процента. Если показатель оптимизма попадает сюда, все идет не так, как хочется, как планируется. В этих странах трудно жить и работать – как в России. Что же касается пессимизма, то при его уровне выше 38 процентов нация фактически парализована. С национальным пессимизмом в меньше 37 процентов можно как-то действовать. Как и действуют в России.
Мы буквально балансируем на грани: еще немного, и  оптимизм опустится ниже критической черты; еще немного, и пессимизм превысит допустимую отметку. Так что вывод о невозможности сравняться с Западом по качеству традиционных технологий вполне в нашем иррациональном духе. Хотя нельзя не признать его и вполне рациональным: погоня потребует огромных денег, поскольку суперкомпьютер, сравнимый по быстродействию с лучшим американским, стоит сотни миллионов долларов, а «рядовые», которых в Америке сотни, стоят десятки миллионов.

Направления прорыва

Да, мы отстали, но отставание, вызванное, не в последнюю очередь, особенностями народного склада, национального характера и ума, «преувеличенным» вниманием к этической, духовной стороне технического прогресса, то есть, в известной степени, естественное, нужно превратить в естественное преимущество. Нам вовсе не обязательно карабкаться вслед за Западом по ступенькам технократизма. Стоит ли повторять его зады, если доступ к сверхтехнологиям для нас не закрыт? Цитирую:
«НОСТОС» сообщает о расположении к российской культуре и желании содействовать демократии и фундаментальным свободам.
По мнению ученых, желательно личное взаимопонимание с интеллектуалами влиятельных кругов, отличающихся широтой взгляда и вниманием к новациям, а также отсутствием конкурентного недоброжелательства.
Предлагаются переговоры. Цель переговоров:
1. Изложение возможностей новейших открытий и технологий последних поколений. Зарегистрированы  в США (но не представлены для патентования и последующего раскрытия через 7 лет).
2. Желание открыть допуск для России к исследованиям для 5 международных организаций.
3. Возможное сотрудничество в исследованиях сложных проблем, актуальных для демократии в России.
Мне известно, что в современной России встретить надежного партнера очень трудно. Но возможно.
Академик Диего Фрага-и-Калдерон,
Генеральный директор».
Предложение было направлено в несколько адресов, тем лицам, которые,  как полагали в Фонде Ортега, не могли  его не оценить и не откликнуться. Но – не оценили, не откликнулись. Российских влиятельных лиц не убедил даже приготовленный для   «будущего  надежного партнера» щедрый «аванс» - выполненное в ноябре 1998 года инициативное исследование под кодовым названием «Базисные данные (базисные факты) по России».
Данные, полученные с помощью сверхновых технологий, заметно отличались от данных официальной статистики. Так, пять лет  тому назад, согласно исследованиям интернационального коллектива независимых ученых, население России составляло 162, 4 миллиона человек при числе граждан 146,7 миллиона. Разница в 15,1 миллиона человек -  без малого население Голландии – приходилась на вынужденных переселенцев, беженцев, иностранцев и многочисленных неучтенных статистикой и милицией жителей и гостей страны, которые, нигде не числясь, тем не менее, активно потребляли, имели на руках рубли и доллары и заметно влияли на социально-экономическую ситуацию. На уровне благополучия, который превышал тогда 510 долларов в месяц на человека, пребывало всего 3,5 процента населения, на среднем уровне (около 116 долларов) – 16,5 процента, остальные 80 процентов с 40 и ниже долларами на душу в месяц относились к бедным. В ноябре 98-го население прятало в чулках 61 миллиард наличных долларов. Криминальная миграция валюты с января по ноябрь  вымыла из страны 23 миллиарда долларов, а с 1991 по 1998 годы – 293 миллиарда (эта цифра подтверждена МВФ в 1999 году).
Пять лет назад исследование преподнесло большой сюрприз самим исследователям: вычисляя истинные рейтинги претендентов на президентский пост в России, они столкнулись с «феноменом неизвестного лидера».  Виртуальный кандидат, не имевший  фамилии и фигуры, занимал вторую строчку в списке, опережая записных участников гонки – Явлинского, Лебедя, Лужкова и Зюганова. Неизвестного лидера породили ожидания «молчаливого большинства», то есть тех 73 процентов населения России, которое разочаровалось в известных политиках и надеялось на появление новых людей. Эти ожидания были, очевидно, так сильны, что делали гипотетического претендента фигурой почти реальной. В конце концов она материализовалась. Неизвестный лидер обрел имя: Владимир Путин.
То, что поначалу показалось «сюрпризом», в действительности было точным прогнозом на будущее. Разве  это не еще один весомый аргумент в пользу супертехнологий?   Было бы верхом неблагоразумия не воспользоваться фантастическими возможностями, особенно когда нас прямо приглашают к сотрудничеству. Разве нам не нужна достоверная информация о состоянии страны? Разве помешает нам фундаментальное исследование ее проблем, в том числе тех, что можно назвать вечными? Такое исследование задумано еще в 1998 году, но не доведено до конца.  Это программа «Россия: проблема свобод и демократического сознания».
Седьмой – заключительный – блок программы называется «Судьба России». Предположительно, она зависит, первое, от внутренних российских факторов, второе, от планетарных факторов и, третье, от факторов,  порожденных силами за границами России. Вопрос: так ли это, а если так, насколько влияют на судьбу страны каждая из этих групп? Вот на него-то и должны ответить сверхтонкие методы. С их помощью необходимо выстроить иерархию негативных факторов в истории России и,  разумеется, в наши дни, выяснить исторические особенности российского социума, определить основные причины конфликтов и неверных решений, наконец, оценить эффективность главных стимулов эволюции нашего общества. Это важнейшее исследование  в научном плане вполне реально, его могли бы провести ученые европейского Института Времени. Однако они не уверены, что российское общество  готово видеть реальность в суровом, неприкрашенном свете. Не исключено, что некоторые российские особенности окажутся неприглядными и больно ранят национальное самолюбие (допустим, обнаружится, что пьянство не этакий извинительный недостаток, обратная сторона душевной широты, а мощный тормоз социальной эволюции).
Как бы там ни было, исследования с помощью новейших научных методов позволят нам узнать правду о себе. Хотя эти же методы позволили установить, что в истории человечества предпочитали горькую истину красивой лжи всего лишь 38 процентов людей. Сейчас доля тех, кто выбирает знание, упала до 34 процентов. Знать правду не желают две трети землян.
Но нам в России знать правду необходимо. Без этого мы никогда не выберемся из ямы, куда угодили и где барахтаемся вот уже полтора десятка лет, а может быть, и сотни лет своей истории. Горькие истины  вряд ли сделают нас счастливыми. И все же жизнь с открытыми глазами – это, согласитесь, гораздо более осмысленная, плодотворная и качественная жизнь.

ЛУИС ОРТЕГА

Специалист в области философских и онтологических систем, философии информации,  культурологии и  новейших супертехнологий,  протагонист Меллоновых Систем. Ему принадлежит открытие семантической единицы информации (Меллон) и создание Меллографа, нетрадиционной логической машины, принципиально отличной от компьютера. Академик философии (США). Генеральный советник Международного фонда Ортега, президент «Рай-Мундо», Центра интегральных исследований. Руководит исследованиями научных центров Фонда в США и в Европе.
Академик искусства (Италия). Живописец, гравер, иллюстратор. Создатель инициализма, собственного творческого метода. Произведения Ортега находятся в 106 музеях и 300 частных коллекциях в 30 странах. 70 персональных выставок, 130 международных и всемирных выставок, 17 международных наград.
Поэт, прозаик, эссеист.
Родился в Испании, после потери родителей в испанской гражданской войне воспитывался в семье македонцев в Югославии и в  СССР. Семья Ортега живет в Лос-Анджелесе (Беверли Хиллз). Международный фонд его имени был учрежден в 1981 году, ныне действует в 9 странах, включая Россию.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ  ФОНД ОРТЕГА

Элитарная организация интеллектуалов Европы и США. Патронирует высшие достижения в искусстве, философии и гуманитарных науках. Сотрудничество Фонда с международными организациями, правительствами, научными и культурными центрами, музеями, и академиями основано на ноу-хау мирового класса. Фонд независим, выражает интересы мировой культуры, не участвует в спорах между государствами, не выражает интересов отдельной страны.
Располагает Центром интегральных исследований, графическим бюро и арт-галереей.
Мировой лидер в нескольких областях культуры. Участвует в фундаментальных исследованиях, в создании современных научных энциклопедий, в работе международных конгрессов, Издает библиофильские раритеты, проводит философские семинары и организует выставки современного искусства.
Особенно значительна роль Фонда в создании новейших исследовательских систем. Ему принадлежат пять нетрадиционных супертехнологий.
Кредо Фонда: приоритет элитарной духовности.

Краткий глоссарий терминов,

зарегистрированных в Меллон-технологиях или применяемых в текстах Меллографии


Альфа – начальная точка параметрирования, ноль на процентной шкале, в переводе с языка Меллографа.

«Амальфи»  - Международная лаборатория параметров с доступом к Супертехнологиям
.
Биопризма – теория Биопризмы – теория Гадиали (Испания) о спектральном разложении света живыми организмами, определяющем Биокод человека.

ДзетаЭпсилон -  новая нестандартная навигационная система поиска локальной информации, действующая вместе с Меллографом Ортега. Метод основан: 1) на философских постулатах единства законов мегакосмоса и микромира;2) законах философии модальной информации о матриксе поля, информационном континууме Вселенной и фрактальной аналогии, подтвержденных современной физикой; 3)концепциях лингвистической генетики о взаимодействии сознания с ментальными структурами ДНК и РНК. Разработана Школой Ортега.

Информация – модальность Вселенной, известная в философской Традиции и очень поздно открытая современной наукой. Количественная теория сигналов Шеннона и кибернетика Винера не являются теорией информации. Новая философия  модальной информации (Просфатология) изучает кдлассы информации и структуры дифференциации информационных систем Вселенной.

Кальдерона система – Генеральная система категорий  Кальдерона – полная авторефлексивная  и автоверифицируемая Система категорий. Создана школой Ортега.

Канон Эдди – научная классификация способности населения к консолидации, фундаментальным свободам, честному труду и процветанию.

Матеза – онтологический сверхсинтез.

Лемма – формула задания для исследования, соответствующая требованиям Просфатологии.

Мегапроекты – глобальные проекты Фонда Ортега (Информационная Вселенная. Безопасность планеты. Система точных научных норм для международных организаций), объединяющая главные и актуальные проблемы эпохи.

Меллография – метод онтологического параметрирования и программирования достоверных результатов исследования в измерениях качества и количества. Проблема Высших целей существования онтологически включена в орбиту нового знания.

Меллон – единица измерения семантической информации, универсальная для микро-, макро- и мегамиров. Фундаментальное открытие академика Луиса Ортега (1990). Меллоновая шкала маркирует Уровень Организации и может символизировать Матрикс Системы ( паттерн Системы).

Модератор Д. – универсальная логическая машина для исследования причин, траекторий, векторов и фаз событий в хронологической метрике. Создан Школой Ортега.

«Ностос» - Международный научный центр с доступом к  Супертехнологиям.

Омега – конечная точка параметрирования, 100 процентов на процентной шкале, в переводе с различных языков Меллон-технологий.

Ортега Меллограф – первый в мире онтологический детектор. Нетрадиционная логическая машина, не использует компьютеры и не нуждается в них. Мировой лидер по точности результатов и быстродействию (49,4 терафлопс в 2002 году). Содержит универсальные возможности междисциплинарных исследований. Результаты формулируются в кодах вербальной логики или математической аксиоматики.

Парагон – фактор (в Просфатологии).

Просфатология – философия модальной информации. Наука о доступе сознания к ранее недоступному знанию.

Про-илиастер – суммарный Индекс понимания человеком Реальности. Определяет иерархии понимания у народов, индивидуумов, талантов, гениев, а также критериум выдающегося человека.

«Рай-Мундо» - Центр интегральных исследований Фонда Ортега. Большинство ученых – европейцы. «Рай-Мундо» - мировой лидер по объему научных исследований и точности результатов в 2000- 2002 годах.

Реден-Матрикс – формула модели меллолграфирования и конечного результата на уровне матезы.

Самоорганизация – термин Канта, описывающий нелинейный процесс существования живых объектов в континууме.

Синолон – меллоновый прибор поиска М-биокодов по методу голографической призмы. Действует в системе Меллограф + Дзета Эпсилон + Синолон. Самые современные спутники слежения обнаруживают на земле объекты размером в 652 миллиметра, а Меллоновая система  - в 1 миллиметр.

Супертехнологии – общий термин для новых, нетрадиционных (не компьютерных) технологий, имеющих значительные преимущества. Супертехнологии разработаны в неправительственных международных организациях в Испании, Франции и других странах. Многие из них – лидирующие (Меллон-технологии, «Флорион», СоЕс и другие).

Теиксидор – новейший проект универсальной системы онтологических исследований и меллоновой технологии с быстродействием свыше 150 терафлопс. Реализуется в Европе по плану 2003 года. Назван в честь одного из учителей академика Ортега.
Теория сигнала – передача количества сигналов, а не теория смысла сообщения. Была ошибочно названа теорией информации, когда философское понимание модальности  было чуждо науке ( 40 лет назад).

Терапфлоп – операционная скорость вычислительного устройства в 1 триллион операций в секунду.

Фере батареи – солнечные батареи Фере для автономного питания Меллон-технологий. «Рай- Мундо».

Эйдофор супертехнологий – дисплейный 11-метровый экран для вывода и преобразолвания информационной аксиоматики. Философский орден ARDEA.