ПУБЛИЦИСТИКА ПЕРЕСТРОЙКИ И СМУТЫ

1.    Реформы и антиреформы
2.    Лидеры и аутсайдеры
3.    Копье прогресса
4.    Щуки и караси
5.    Вторая столица
6.    Северная цивилизация
7.    Бизнес по-русски
8.    Смутное время
9.    Утопии и антиутопии
10.  Умные и здоровые
11.  Что у них
12.  Цех задорный
13.  Верхний уровень
14.  Из книги судеб

ОТ АВТОРА

Перестройка, как известно, началась в 1985 году. Одновременно с ней  наступило смутное время ибо,  по мнению автора, в России  они неразлучны. Однако перестройка и смута все-таки не одно и то же. Концом перестройки принято считать отставку Горбачева, но смутное время с  его уходом не кончилось. То, что называется реформами Ельцина, только усугубило смуту. В годы дележа собственности и власти, приватизации, становления дикого капитализма с его криминальным,  полукриминальным и чиновничьим беспределом  она стала всеохватной и нестерпимой. Недаром ельцинское десятилетие называют «лихими девяностыми». С некоторой долей условности смута пошла на убыль с приходом Путина.  Усилиями   его команды    в стране  к началу 2003 года удалось навести   относительное подобие порядка.     Его качество мы здесь обсуждать не будем. Важно то, что появилась определенность, был выбран путь, которым мы с той поры идем.

 

На Комитете полномочных представителей Объединенного института ядерных исследований с руководителями Института


Таким образом, горбачевская перестройка, сильно напоминающая смуту, и ельцинские реформы, являющиеся натуральной смутой, заняли период с марта 1985 года по декабрь 2002 год – ни много, ни мало, а  17 полновесных лет,   время наибольшей активности целого человеческого поколения.  Потом на российских подмостках, говоря словами Пастернака, «пошла другая драма», но о ней, соответственно,  другой разговор.
Наш разговор будет о драме перестройки и смуты. В эти 17 лет автор работал и печатался во многих советских, затем российских газетах и журналах. Из нескольких сот статей, очерков, интервью, написанных и  опубликованных  тогда, для сборника отобраны те, что, как кажется автору, передают дух времени. Все представленные здесь «журналистские материалы» - свидетельства очевидца и участника событий невероятно противоречивой, сложной,  динамичной, безжалостной эпохи, то есть - ее подлинные документы. В этом качестве они и интересны. В этом качестве они не устарели, хотя на взгляд из сегодняшнего дня наивность, утопичность, а часто прямая ошибочность  наших тогдашних представлений и надежд очевидна. Но мы ведь и помыслить не могли, фундамент какой жизни, какого общества, какой страны  закладывает наш искренний порыв к правде и свету, и не подозревали, что, «в который раз, мечтая о свободе, мы строим новую тюрьму».  
Конечно, мы были не первыми из обманутых  и обманувшихся и не будем последними в их ряду.     Может ли это служить оправданием, прощением, ибо не ведали, что творим?.. Не знаю. Знаю только, что наши наивные помыслы  были чисты, и не наша вина, что нас просто использовали.
Говоря «мы», автор  подразумевает тех, кто воспринял перестройку как долгожданный, выстраданный поворот в своей жизни, тот поворот, когда личное действительно сливается с общественным, кто искренне  полагал, что перестройка возвращает страну в мировую цивилизацию, на магистральный путь развития, с которого когда-то свернула Россия и на который она теперь возвращается. «Мы» - это те, кто не бросился ловить рыбку в мутной воде и – к нашему стыду – долго не понимал, что большинство «демократов» как-то быстро и незаметно предвратилось в удачливых «рыболовов».
Однако, вспоминая сегодня  те годы, я вижу не только нашу граничащую с глупостью наивность, нашу удивительную слепоту, безграмотность и беспомощность. Да, все это не сбросишь со счетов, но очевидно также, что на нашу долю выпало нечто грандиозное. Действительно, исторический катаклизм, историческую трагедию, за которыми угадываются  контуры метаистории, суждено пережить далеко не всем.  И если каждому дается по вере его, если  помыслы и в самом деле материализуются, то, может быть, когда-нибудь воплотятся и наши чистые стремления. Они того стоят.
Несколько слов о структуре книги. Статьи, очерки, интервью вошли в книгу в том виде, в котором были опубликованы в 1985-2002 годах. Весь материал достаточно условно разбит на разделы. Внутри разделов материалы по возможности  размещены в хронологическом порядке.
Книга существует в двух вариантах – полном и кратком.  Это – полный
вариант.