Содержание

ПОЛОЖЕНИЕ ХУЖЕ ГУБЕРНАТОРСКОГО?

Памятка для региональных лидеров

Эх, знал бы красноярский губернатор Лебедь, чем обернется для него  избрание гендиректора «Норильского никеля» Хлопонина губернатором  Таймыра, не стал бы поддерживать кандидата от олигархов. Но – поддержал,  нарушив технику безопасности для региональных начальников.

Ее – по профессиональной необходимости играя за противника -  разрабатывают в аналитических службах столичных корпораций, имеющих серьезный интерес в регионах. В этих службах сидят политологи не чета тем, чьи вдохновенные лица не сходят с телеэкранов. Они называют вещи своими именами, им известны тайные пружины событий и тайные грехи их участников, они пишут неприкрашенную историю современности. Когда-нибудь ее будут изучать по корпоративным архивам. Пока же приходится умалчивать о многом – ведь персонажи современной истории весьма обидчивы. Поэтому же во многих случаях автор вынужден обходиться без имен действующих лиц. И уж, разумеется, без имен самих аналитиков, чьими материалами пользуется.
Вот ситуация, характеризуемая как модельная.  После открытия в Архангельской области крупного месторождения алмазов олигархические кланы оказывают повышенное внимание региону. Дотационная окраина оказалась отнюдь не безнадежной. Оживает порт, поскольку просыпается Северный морской путь, а тот пробуждается потому, что предполагается начать освоение шельфа с участием западного капитала. На этом шельфе скрываются десятки миллиардов  тонн углеводородов.
За регион определенно стоило побороться, и борьба началась. В клинч вошли две могущественные корпорации – «ЛУКОЙЛ» и «Норильский никель». Интерес «Норникеля» прямо связан с портом и с Северным пароходством, ибо по Севморпути вывозится с Таймыра продукция знаменитого комбината. «ЛУКОЙЛ», казалось бы, должен интересоваться нефтеносным шельфом, но обнаружил пристальный интерес прежде всего к месторождению алмазов и к тому же порту с пароходством.   
Борьба между вторгшимися в регион олигархическими кланами в первую очередь ведется…за что бы вы думали? Правильно, за сердце губернатора. За его благорасположение. Иначе говоря, за контроль над верхним этажом местной власти. А выражаясь грубо – за возможность ее приватизации. Причем в Архангельске – в отличие от многих и многих областей России, совершенно беззащитных перед экспансией столичного капитала, - есть еще и третья сила. Это «олигархи местного масштаба», владельцы лесоперерабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности. Те самые, что привели к власти губернатора и надеялись, что власть  стала их собственностью. Теперь им дают понять, что надеялись напрасно. Тягаться с настоящими олигархами им не по карману.    Ситуация! Ее острота усугубляется тем, что губернатор работает второй срок. И, возможно, последний. Если губернаторство все-таки будет  ограничено двумя сроками, областной лидер становится «хромой уткой». Тогда регион в положенное время возглавит новый человек.  Кем он будет – ставленником «ЛУКОЙЛА», назначенцем «Норникеля» или представителем местной элиты, архангелогородским патриотом?
Давление олигархов на регионы началось после начала пересмотра результатов приватизации, говорят аналитики. Да-да, они уже во многом пересмотрены – несмотря на уверения первых лиц страны, включая президента. Шаг за шагом национализируется государственная власть, фактически приватизированная кланами в последние годы правления Ельцина. Перед Путиным стояла задача быстро «равноудалить» олигархов, взять в руки реальные рычаги управления, что он и сделал, введя институт президентских наместников. «Равноудаленным» не оставалось ничего другого, как начать отступление в регионы. Раньше особого интереса к провинции они не проявляли, так как никакой нефтяной фонтан где-нибудь в Сибири не мог сравниться с долларовым фонтаном, бьющим в кабинетах Минфина в самом центре Москвы, а приватизация месторождений – с приватизацией казны.
Но пришлось отступать, и тут выяснилось, что выиграли те, кто успел разжиться реальной собственностью в регионах, а проиграли те, кто сосредоточил усилия только на присвоении центральной власти. Да, собственность обременяет, ее, как банковские счета, не переведешь в Гибралтар, но, с другой стороны, при отлучении от федеральной кормушки именно собственность позволяет остаться на плаву. Благодаря реальному имуществу, которое стоит реальных денег, устояли Потанин, Фридман, Ходорковский, Абрамович… А вот Гусинский повис в пустоте, ибо в свое время не озаботился приобретением серьезной собственности в провинции, сосредоточившись на работе с казной.
Будучи умными людьми и предвидя дальнейший президентский укорот, олигархи занялись строительством региональных крепостей. Таких, где, в согласии с российскими традициями, можно сесть «на кормление». И где, еще важнее, можно встать под защиту Конституции и принципов федерализма. Как? Получив иммунитетет законно избранных должностных лиц. Например, губернаторов. А став ими, стать настоящими региональными баронами (губернаторы-неолигархи, которых так называли и называют по инерции, в сущности, только региональные временщики).
Что ж, бароны появляются. Начиная с самых отдаленных уголков страны. Абрамович отправился на Чукотку – на самый край света. Вообще, говорят аналитики, Абрамовичу надо отдать должное, он поступил честнее прочих: не стал ни за кого прятаться, лично сел в губернаторское кресло. Он вроде бы и не приватизировал местную власть, а получил ее на блюдечке из рук благодарного населения.
Другие олигархи решили использовать тот же метод, что и при присвоении центральной власти, когда она не покупалась, а просто назначалась. Это выгоднее, чем давать взятки чиновникам, полный контроль над которыми невозможен. Назначение власти породило в российских верхних эшелонах разновидность коррупции по-российски (хотя «коррупция» тут – слишком слабое слово).  У нас даже дошло до того, что чиновники взяток не брали. А не брали потому, что им не давали: своим сотрудникам не дают взяток, им платят зарплату. Государственные чиновники получали еще одну зарплату в корпорациях - как их работники. Кланы отряжали во власть своих людей. Покупали руководящие кресла. Это было целесообразно, хотя стоили кресла недешево.
Теперь представьте себе нормального олигарха, который назначал министров. Что ему, после московского всевластия отираться в приемной у областного начальника? Нет. В интересах клана приватизировать пост губернатора, поставить региональными начальниками своих сотрудников. По этому сценарию «Интеррос» завладевает властью на Таймыре, «ЮКОС» - в Эвенкии. То есть там, где жизнь идет под диктовку корпораций и, в основном, на их деньги, собственно, и составляющие региональные бюджеты. В чистом виде сценарий реализован на Таймыре, где соперничество с «Норникелем» было заведомо обречено на поражение. Впрочем, без поддержки красноярского  губернатора Лебедя победителю -  Хлопонину -  пришлось бы труднее, но Лебедь сделал ставку на руководителя «Норильского никеля», налоги которого дают почти 70 процентов бюджета края. Оно, конечно, логично, но ведь должен же был понимать генерал, что  «Интеррос» берет власть на Таймыре вовсе не для того, чтобы своими деньгами обеспечить ему,  Лебедю, второй губернаторский срок. Выждав год, холдинг заявил о своих  истинных целях,  устами мэра Норильска Бударгина обнародовав  намерение  увести сей град, а, главное, расположенный в нем комбинат под юрисдикцию Таймыра, читай – «Интерроса. И это, разумеется, только первый шаг к фактической приватизации красноярского Севера – богатейшего региона страны.
Ошибка Лебедя в том, что он предпочел один олигархический клан, хотя в регионе их орудует несколько. Когда на твоей территории толкаются локтями олигархи, можно «разделять и властвовать», проще говоря,  лавировать между ними – этого требует техника безопасности. Соблюдая ее правила, губернатор получает шанс удержаться.   Там же, где хозяйничает одна корпорация, участь постороннего для нее губернатора предрешена. Второй срок ему, что называется, не светит. Потому что преданность постороннего, пусть и купленного с головой, все-таки не гарантирована. А своего – гарантирована. И не только потому, что он присягнул на верность «семье». Главное, про него известно все: где и какие счета у него на Западе, где, когда, с кем он грешил. А если, представим такой фантастический случай, компромата на выдвиженца в губернаторы нет, его срочно изготавливают.
Иногда корпорация откровенно обозначает преемника работающего второй срок губернатора. Что и произошло, например, в одном поволжском регионе. Вице-президент одной известной компании стал заместителем у одного известного областного лидера. Теперь лидер царствует, но не правит, правит зам, утверждают аналитики. По их уверениям, судьба региональной власти, можно считать, решена. На следующих выборах кандидатов со стороны просят не беспокоиться.
Но давайте рассмотрим другие ситуации, не столь безнадежные для губернаторов. Сходную, например, с архангельской, когда на независящий от них регион, объявив его зоной своих интересов, надвигаются две корпорации. Поле их сражения – сердце независимого губернатора. Прелюдия к битве гигантов – прикармливание. Причем совсем не обязательно взятками, чаще услугами и совсем не обязательно – лично губернатору. Чаще оказывают услуги региону: скажем, помогают с северным завозом, выводят на нужных людей в столице, берут на содержание поселки и города, где расположены интересующие корпорацию объекты.
На стадии ухаживания губернатору ничего не грозит, наоборот, он может извлечь из нее немалую пользу для региона и для себя. Конечно, при условии, что не собирается  оправляться на покой. Принимая знаки внимания, он обязан срочно создавать в регионе конкурентную среду. Экспансии могущественных столичных кланов необходимо противопоставить организованное сопротивление 10-20 местных группировок. Пришельцы для них – общий враг, против которого надо дружить. С их помощью губернатору удается умерять аппетиты московских олигархов, «кусать их за пятки». Так охотничьи собаки повисают на медведе.
А вообще-то приход в регион олигархических корпораций – дурной для губернатора знак. Особенно – одной-единственной корпорации. Поэтому, советуют аналитики (по профессиональной привычке играя за противника), если в вашем регионе объявились подозрительно любезные и щедрые разведчики из столицы, немедленно начинайте приманивать конкурентов. Пришла нефтяная компания – зовите другую. Обозначили себя алюминиевые короли – приглашайте принцев. Это может оказаться весьма выгодным для области делом: каждая компания постарается быть максимально полезной. Они обязательно начнут соперничать. Станет возможно проводить политику «разделяй и властвуй», удастся занять положение «над схваткой».
Именно такую позицию занял губернатор Тюменской области, указывают аналитики, именно такую политику он и проводит. Он – ничей, равнодействующая сила. Олигархов, желавших приватизировать главную должность в Тюмени, оказалось слишком много, что и дало возможность губернатору равноудалить их от себя и равноудалиться от них самому.
Так и должен поступать каждый областной лидер, не собирающийся уступать власть. Ему также надо постараться не допустить олигархов-монополистов к конкурсам на разработку новых месторождений в регионе, коли таковые обнаружены и планируются к освоению. Как правило, монополисты хотят захватить потенциальные богатства по принципу «запас карман не тянет» (тем самым попутно устраняется конкурент: нет у него месторождения – нет и его самого). Поэтому, выиграв конкурс, монополист обычно замораживает работы.  Интересы корпорации вступают тут в противоречие с интересами региона, который нуждается в новых развивающих импульсах, в новых рабочих местах, в новых источниках доходов.
Это противоречие заложено в модельную ситуацию в Архангельской области, внимательно отслеживаемую корпоративными аналитиками. В регионе, напомним, противостоят друг другу  «ЛУКОЙЛ» и «Норильский никель», им противостоят местные промышленники, приведшие к власти губернатора, которого – если избираться на третий срок  не придется – через два с лишним года сменит преемник. Кто им станет – выдвиженец одной из корпораций? Возможно. Какой? Неизвестно. Битву за порт и за пароходство, а значит, за Севморпуть пока выигрывает «ЛУКОЙЛ». Однако расслабляться нефтяной корпорации не стоит – сыгран только первый тайм. Под контролем «Норникеля» - соседний мурманский порт, Мурманское пароходство (а в придачу и вся Мурманская область). Кланы на пути к вершине, как известно аналитикам, уже приватизировали по несколько этажей в административной пирамиде области. Возможно и такое: мобилизовав все силы, власть оставят у себя архангелогородские патриоты, ведь соперничающие гиганты могут равноудалить друг друга от вожделенного губернаторского кресла. Однако региональной элите может помочь только сохранение административного ресурса в руках «своего» человека. Без этого местные промышленники беззащитны перед столичными олигархами. Рано или поздно их предприятия перейдут к новым хозяевам, их рано или поздно выставят вон. Кто пришлет ОМОН - «ЛУКОЙЛ» или  «Норникель»? Не все ли равно? Хрен редьки не слаще.
Многое в таких ситуациях зависит и от самих губернаторов. По логике вещей, им должно быть не все равно, кто их сменит. По логике вещей, губернаторы должны продавать свое места подороже. Речь не о «зеленых», а о том, чтобы обеспечить продолжение дела, которому они служат. Годятся ли в продолжатели обживающиеся в провинции олигархи? Говоря языком социологических опросов, скорее нет, чем да.
2002