Глава III. ТЫСЯЧА КЛЮЧЕЙ К ТЫСЯЧЕ ЗАМКОВ

Не повреди!
Залечивая перелом пальца на ноге, я не выбирал ни врача, ни метод. Знакомые целители работали со мной так, как работали со всеми своими пациентами. Никто из них не специализировался на переломах и не владел специальными приемами. Хотя такие специалисты и такие приемы существуют. И видимо, при желании я мог отыскать других целителей и испробовать другие методы.
Можно было бы подпитываться солнечной энергией, которая, по утверждениям некоторых экстрасенсов, особенно хороша при травмах костей конечностей для предотвращения рожистых, остеомиелитных и гангренозных воспалений. Наверно, не помешали бы и пиявочки — сняли бы отек и боль, помогли крови веселей пробираться по поврежденным ударом капиллярам. И «голубая целительница глина» с ее антисептическими и анестезирующими свойствами наверняка оказалась бы кстати. И если бы по утрам, влюбленно глядясь в зеркало, я призывал к себе, такому чудесному, радость, удачу и покровительство всей Вселенной, это тоже не повредило бы…
«Не повредило» — уже неплохо. Потому что Михаил Михайлович, придавивший непрочные мои капилляры своими сверхпрочными пальцами, и Владимир Андреевич, «по-тибетски» выбивший меня из строя на целых три недели, нанесли мне определенный вред. Разумеется, ничуть того не желая. Желая исключительно добра. Но в том-то и дело, что зло нередко оказывается изнанкой добра. Обнаруживается это далеко не всегда. Зло угрожает лишь некоторой части пациентов. Окажись на моем месте человек с безупречными капиллярами, он только крякал бы от удовольствия, когда клешня Михаила Михайловича впивалась ему в ногу. Окажись на моем месте любитель и ценитель массажа, он сам бы рвался под жуткие ручищи Владимира Андреевича и плакал бы от счастья, сползая с массажного стола. Им эти методы подошли бы полностью. А мне вот не подошли.
Так что еще неизвестно, хороши ли оказались бы для меня подпитка «золотой» энергией, пиявки, «голубая целительница глина» и психотерапия по-американски по утрам. Противопоказаний у этих методов вроде бы нет (разве что пиявки не ставят при гемофилии), но это не больше, чем стандартная формула. Не имеющие противопоказаний и побочных эффектов методы отлично подходят одним больным и не очень подходят другим. У одних они дают прямо-таки рекламный результат, у других результат бледный или вообще нулевой: может быть, вреда и нет, но и пользы не наблюдается.
Охотно признаю, что неприятность с моим пальцем — из разряда элементарных. Тут все очевидно: травма вызвана ударом, характер перелома отчетливо виден на рентгеновском снимке, течение болезни типично, сопутствующие явления — отек, деформация, одеревенелость и прочее тоже типичны, нога со всеми своими особенностями — перед глазами целителя. Все зримо, ясно, понятно, логично.
Но непонятно вот что: почему одно средство больному годится, другое нет, почему это полезно: а это — не очень? Что же тогда говорить о случаях, когда причин недуга может быть много?
Как раз таким недугом является стенокардия. Скорбный перечень возможных ее причин открывает сужение просветов коронарных сосудов. Они сужаются из-за атеросклероза. Он может быть наследственным, а может и не быть. Обильно, жирно, сладко кушаешь, не вылезаешь из машины, не слезаешь с дивана, ленишься, толстеешь — холестерин не замедлит облепить стенки сосудов. К сужению может приводить какой-то иной соматический недуг, например, желчекаменная болезнь, гипертония, а также длительные психические перенапряжения, эмоциональные проблемы. Энергетический голод, энергетическая грязь, энергетические поломки, инфекции, «подвески» (сглаз, порча), проблемы с анахата-чакрой — все это отзывается стеснением в груди: одышкой, страхом смерти, паникой, приступами болей, делающих человека инвалидом. Кармические причины, астрологические, этические (грехи) — причинам несть числа. Их тысяча —известных. И наверняка еще одна, доселе неизвестная никому.

По методу на причину?

Ну и что? Ничего страшного. «Для каждой вредной сущности есть своя гильотина», так? И для каждой причины есть свой метод. Должен быть. Так?..
Спасибо за подсказку петербуржцу Виктору Александровичу с его сущностями — змейками, соскальзывающими по желобу в ведро. Все у нас должно получиться красиво. Смотрите, есть два ряда: причин и методов. Слева выписываем в столбик причины, справа — методы. Каждой причине из левого столбца ставим в соответствие метод из правого. К каждому замку подбираем ключ. Например: кармические причины — методы кармического целительства. Или: энергетическое загрязнение — энергетическая чистка.
Тысяча причин? Не страшно. Потому что есть тысяча методов. Тысяча ключей к тысяче замков. По одному на каждый. Группируем их в пары. Получаем тысячу пар. А на неизвестную причину найдется неизвестный метод. Тысяча первый.
Эти пары составить нетрудно. Но… Что же дальше? Главная причина недуга по-прежнему остается неизвестной. А ведь от нее зависит течение болезни. Поэтому одна стенокардия отличается от другой, это как бы разные недуги (о чем говорилось в первой главе), которые следует лечить разными методами. Даже разными лекарствами.
Вот что говорит на сей счет официальная медицина. Лекарства при стенокардии назначаются дифференцированно, в зависимости от тяжести клинической картины болезни (для официальной медицины это одна болезнь). По ней, как утверждается, можно установить ведущий механизм нарушения коронарного кровообращения — атеросклеротическое сужение просвета сосудов или функциональный спазм коронарных артерий. Клиническая картина выявляется по величине физической нагрузки, вызывающей приступы стенокардии.
Если боли провоцируются только большими нагрузками, это свидетельствует о незначительной роли атеросклеротического сужения и более значительной роли спазма артерий. При этой достаточно легкой форме стенокардии применяются сосудорасширяющие средства с целью увеличить приток крови к сердечной мышце — ношпа, папаверин, карбокромен, дипирадомол и другие препараты.
При средних и тяжелых формах стенокардии, когда приступы вызываются даже незначительными нагрузками, можно говорить о прогрессирующем течении коронарного атеросклероза. Спазм коронарных сосудов отступает на второй план, а значит сосудорасширяющие препараты становятся малоэффективными. Что же делать? Применять лекарства, уменьшающие потребление сердечной мышцей кислорода, так называемые бета-блокаторы — пропранолол, окспренолол, виксен и другие препараты. Известные всем нитраты — сустак, нитронг, нитролонг и прочие — относятся одновременно к бета-блокаторам и сосудорасширяющим.
Вот и все. Наглядный образец того, как лечат не больного, а болезнь, причем некоторую обобщенную, абстрактную. Так что не зря больные ходят от врача к врачу, от целителя к целителю. Они пробуют на себе разные лекарства, системы и методы, перебирают варианты, экспериментально определяя наиболее подходящий. Это долгий, утомительный, разорительный путь. И успех на нем не гарантирован. Кочуя по клиникам и салонам, человек узнает много нового о себе и своем недуге, выясняет массу подробностей, иногда абсолютно противоречивых. Немудрено: один врачеватель видит болезнь в виде черного крокодила с зеленым хвостом, а другой — зеленого с черным. И это еще хорошо, поскольку обоим видятся крокодилы.
В конце концов у настрадавшегося, разоренного и по-прежнему больного человека голова идет кругом. Он приходит к мысли, что Господь за что-то покарал его редкостной болезнью, к которой не могут подобрать ключ ни светила-профессора, ни модные целители. А на самом деле у него очень ясная, определенная, понятная по симптомам болезнь, давно разобранная по винтикам, а вовсе не какое-то труднодиагностируемое состояние. Нет, диагноз ставится объективными приборными методами.
Но что такое медицинский диагноз? Статичная картинка на сегодня. Он не отражает динамики развития заболевания — ни прошлой, ни будущей, не показывает этапов процесса, приведшего к нынешнему состоянию, не фиксирует исходной точки, то есть не определяет причины заболевания… Найти ее действительно невероятно трудно. Поэтому и возникает искушение свести тысячу возможных причин к одной сверхпричине, универсальной и комплексной.

Грех на кармическом дереве

На ее роль подходят, например, грехи, за которые, по представлениям верующих, и напускаются на нас болезни. Кто может утверждать, что он безгрешен? Никто. И когда отчаявшийся больной рано или поздно попадает к целителю, толкующему о грехах, покаянии и прощении всех обидевших тебя, лечащему святой водой, молитвой и настойчиво подталкивающему к церкви, то решает — вот оно, подлинное.
Универсальную сверхпричину всех болезней можно видеть и в кармическом предопределении. Ведь каждый человек приходит в мир с грузом кармических проблем — святых на нашей грешной земле нет. Поэтому кармическое целительство наряду с духовным претендует на роль универсального сверхметода, панацеи.
Представим себе такой замечательный вариант, когда больной, отправленный целителем в прошлое, развязывает кармические узлы, приведшие в этом воплощении к недугу. Или совсем уж идеальный случай: кармическая завязка — причина болезни — убирается мгновенно одним вербальным или энергетическим посылом целителя (в своих книгах «Диагностика кармы» С. Лазарев уверяет нас, что это возможно). И что же? Болезнь тоже исчезнет мгновенно? Ничуть не бывало.
Дело в том, что «тонкая» кармическая причина в итоге приводит к проблемам физического состояния, проблемам на уровне тела, то есть к соматическим поражениям. Это совершенно очевидно, но об этом как-то забывают.
Допустим, человека сразил инсульт. А его причиной явилось кармическое наказание. Причина устраняется специфическими методами кармического целительства. А последствия? Они остаются. Вследствие инсульта отключился какой-то участок одного из полушарий мозга, из-за этого утратились функции другой половины тела. Через некоторе время благодаря лечению функции мозга частично компенсируются, но к этому моменту уже накопились серьезные изменения в мышцах и скелете, человек «скособочился», искривился позвоночник, зажаты периферические нервы. Если не поработать с позвоночником, не снять напряжение с мышц и нервов, все прочие приемы исцеления окажутся малоэффективными.
Похожая картина наблюдается при детском церебральном параличе (ДЦП) вследствие родовой травмы. Сама катастрофа произошла во время родов или в утробе матери, однако целитель имеет дело с ее последствиями.
На главную проблему нанизываются десятки других, кармическое дерево ветвится, матереет. Болезнь имеет первопричину, то есть общую кармическую причину, которую можно считать воздаянием за грехи, нравственные проступки, несовершенные благие дела, и подпричины — причины второго порядка, разбросанные, словно тяжелые камни, на всем протяжении жизненного пути. Эти подпричины нужно устранять «по мере поступления». После этого последствия — соматические поражения тела — лечатся успешнее. Лучше, скажем, заживают раны.
Так размышляет в своей книге «Кармическое целительство» М. Миллер, по сути, возражая С. Лазареву. Точка зрения Миллера реалистичнее. На его стороне и так называемая проза жизни. Много ли случаев мгновенного выздоровления нам известно? Очень мало, и все — евангельские: прозрение слепого от рождения, воскресение Лазаря… Однако ссылаться на деяния Христа, согласитесь, не совсем корректно. Имея дело с обычными целителями, не стоит надеяться на мгновенное избавление от хворей.

Метапричина и метапроцесс

Что такое поражение кармических структур? Нарушение в системе «человек— окружающий мир». Если она в равновесии, проблем со здоровьем нет. Человек приспособлен к миру, мир благоприятствует человеку, человек не вносит возмущений в среду, среда — в организм.
Равновесие может быть нарушено с двух сторон. Человек нарушает его, когда живет неправедно, грешит. Тем самым он навлекает на себя болезни, в которых сам виноват. Но это, оказывается, только половина дела. Равновесие может быть нарушено извне — когда среда в силу тех или иных обстоятельств, например, наступления машинной цивилизации, становится агрессивной по отношению к человеку. Защитных сил организма уже не хватает для адаптации к экологическому безумию. В порожденных им болезнях человек не виноват. Они не объясняются его греховностью.
Следовательно, многообразие возможных причин недугов не сводится  к одной сверхпричине — грехам человеческим. Такой сверхпричиной, точнее, первопричиной,  скорее, является другое: нарушение индивидуального равновесия между организмом и средой, в более широком смысле — гармонии «человек—мир», «человек—Космос», «человек—Вселенная». Такого взгляда, судя по сохранившимся медицинским папирусам, придерживались древнеегипетские жрецы-врачеватели. Такого взгляда, пусть и не  всегда осознанно, придерживаются и современные целители, утверждающие, что целительство  в исконном смысле  значило и значит приведение к целостности, а целостность — это единство тела и духа.
Хорошо. Опираясь на древнюю традицию, будем считать первопричиной — метапричиной — болезни нарушение гармонии между человеком и миром. А так как следствием метапричины может быть лишь метаявление, метапроцесс, то болезнь — это метаявление, метапроцесс. Однако  мы замечаем метапроцесс тогда, когда он конкретизируется в локальных процессах,  распадается на множество процессов, протекающих на разных уровнях. Так, нарушение равновесия между человеком и Космосом (метаявление) отражается в конкретных нарушениях на уровнях «человек—планета», «человек—человечество», «человек—общество», «человек—коллектив», «человек—семья».
Как болезнь меняет взаимоотношения отдельного человека с мы рассматривать не будем. А как недуг  влияет  не социальный статус человека, совершенно ясно: зачастую он становится инвалидом, переходит на иждивение государства. Меняется и его профессиональный статус: приходится перейти на более легкую работу, пересмотреть планы, оставить мысли о карьере. Меняется семейный статус: роль главы семьи, ее опоры, лидера больному больше не по силам, теперь он сам зависит от домочадцев и еще хорошо, если не обременяет их.
Особенно заметно нарушается равновесие на уровне «человек—его организм». Организм отказывается служить как прежде, из-за чего возникает психологический дискомфорт, меняется психологический статус. Психика занедужившего человека, что называется, «не в тонусе». Не в тонусе и тело — мышцы, связки, суставы. Значит, телесный (физический) статус тоже изменился. Как изменился и энергетический — иной раз хватает сил разве что добраться до туалета. Иммунный — ослабленный организм хуже сопротивляется инфекции. Гормональный — начинаются проблемы с железами внутренней секреции… Болезнь проявляется на всех уровнях организма, на всех «этажах здоровья» (термин петербургского писателя и целителя Юрия Андреева) — на системно-функциональном, клеточном, молекулярном и прочих, а также на всех этажах всех шести «тонких тел».
Если бы это было не так, нельзя было бы диагностировать болезнь разными способами по разным ее проявлениям на разных уровнях, в разных органах. Была бы, например, невозможна тибетская диагностика по пульсу. О ней ходят легенды.Тибетский врач различает 72 пульса, или информационных волны, передающие через кровь сигналы от всех внутренних органов. Их состояние при пульсодиагностике определяется путем надавливания с разной силой на нужные точки. Считается, что легкий нажим позволяет определить, как чувствует себя поверхность тела, кожа; средний нажим включает информационный поток от сердечно-сосудистой системы; сильный — позволяет получить сведения о глубоко расположенных органах. Тибетский врач ощущает пульс как «свободный» (гладкий), «вяжущий» (медленный, тонкий, короткий), «большой» (приход волны — сильный, уход — слабый). «Свободный» пульс свидетельствует о лихорадках и простудных заболеваниях, «вяжущий» — об анемии, «большой» — о гиперфункции какого-то органа, с повышением температуры. Кроме этих трех основных видов пульса есть еще пять — «поверхностный», «глубокий», «редкий», «умеренно частый» и «скрытый». Восемь этих видов имеют подвиды, так что в итоге как раз и получается 72 пульса.
Пульсовая диагностика — это считывание информации о болезни с системно-функционального уровня. Рентгенография, томография, кардиография и другие приборные методы — с органического уровня. Анализ крови, другие анализы — с биохимического уровня. Экстрасенс-диагност снимает информацию с полевого уровня. Конечно, каждый сенситив прочитывает ее индивидуально. По-своему. Например, топологическая диагностика основана на следующей исходной предпосылке: поле здорового человека не имеет пространственных горбов и впадин. Отклонения от нормы свидетельствуют о функциональных или органических неполадках.
Природа предусмотрела специальные «окна» на поверхности тела, заглянув в которые можно понять, что делается внутри. До недавнего времени самым большим «окном» считалось наше лицо: на нем представлены проекции всех внутренних органов. Например, толстый кишечник проецируется на область вокруг рта. Если рот сводят спазмы, можно говорить и о спазмах кишечника. По состоянию носа судят о состоянии легких и дыхательной системы в целом. Губы и язык являются зеркалом пищеварительного тракта. Язык поведает квалифицированному диагносту о состоянии системы кровообращения, в частности, о том, как работает сердце. Красный язык — свидетельство сердечной недостаточности. Уши отражают главным образом состояние почек, иногда — поджелудочной железы и мочевыделительных путей. Глаза — это зеркало печени, особенно у людей с голубыми глазами.
Совеменные исследования  позволяют предположить,  что самым большим информационным «окном» организма в действительности является… кожа.
Вообразите себе, что целитель-экстрасенс обследует поле пациента и находит в нем энергетические дефекты. Они принадлежат тонкому плану и, следовательно, невидимы для глаза. Глаз не заметит изменений на теле больного, на его коже. Ведь смотря на человека, мы смотрим на его кожу. При взгляде на нее «глазом» фотоаппарата или видеокамеры  выделяются  участки, имеющие иной цвет и фактуру, нежели остальной кожный покров. Они точно соответствуют неблагополучным участкам энергетического тела. Если на тонком плане  есть полевой дефект, он проецируется на плотный,  проступает  на коже.
Это означает, что энергетические поражения организма, искажения в полевой структуре можно фиксировать и представлять  в виде обыкновенных фотоснимков и видеокадров. И если полевые дефекты отражаются на поверхности физического тела, это лишний раз убеждает, что на каждом плане и уровне организма содержится полная информация о нем. Огромное количество индивидуальных черточек физической оболочки дает исчерпывающие сведения обо всем организме, включая его энергетические структуры, тонкие тела. Данные записаны в рисунке на ладонях, в радужке глаза, в форме носа и уха, в фактуре ногтей, в разбросанных там и сям родинках, волосках, бородавках, родимых пятнах и пятнышках, в асимметрии рук, ног, лица…
Далее. Нарушения в работе внутренних органов отзываются завихрениями в энергетических оболочках, что давно известно экстрасенсам. Аномалиям в тонких телах соответствуют аномалии внутренних органов. И это для целителей давно не тайна. Где же информация о тонком и о плотном планах переплетена, совмещена, наложена одна на другую? На коже. На нее спроецировано каждое из тонких тел. На нее спроецированы внутренние органы. На ней сходятся проекции «сверху» и «снизу», «снаружи» и «изнутри». Это не случайно: кожа — грань, разделяющая миры, тонкий и плотный планы, энергетическое и физическое тела человека.
Записано на коже все. А читается далеко не все. Подкожный нарыв, например, виден, а глубинный, какая-нибудь воспалившаяся киста желчного пузыря, — нет. Но объектив аппарата или камеры его разглядит. На снимках и видеокадрах легко различимы участки разных цветов и оттенков, темные и не очень, чуть высветленные и совсем белые.
«Белизна» появляется там, где снижен тонус, не хватает энергии. Относительно светлые места указывают на органические изменения. «Чернота» сигнализирует о глубинных воспалениях — чем темней пятно на коже, тем острей процесс. Иногда, как на экране, проступают очертания внутренних органов. На животе пациента может «нарисоваться» его тонкий кишечник. Тут уж никто не может сказать «я вижу, а вы нет», это совершенно объективная основа для диагноза.
Почему же не покрыты пятнами и замысловатыми рисунками фотоснимки в наших семейных альбомах? Потому, во-первых, что не все изображенные на них, слава Богу, больны, а здоровые люди не разрисованы. Потому, во-вторых, что загадочный механизм включается лишь во время биоэнергетического сканирования. Кожа начинает «выдавать информацию» только тогда, когда с человеком работает экстрасенс. Он должен глазами прочитать кожный покров строчка за строчкой. Целитель - живой сканер -  перестает ощущать свою голову, черепная коробка при этом как бы исчезает, мозг одновременно делается мощным лазером, ощупывающим тело пациента световым пучком, и  компьютером, мгновенно анализирующим варианты. Целитель словно бы превращается в чистый разум. Нет плоти, нет мыслей, нет желаний, уходит ощущение собственного «я», характер, привычки, личная история — все на время сканирования исчезает. Уходит все земное. Это нужно для того, чтобы высшее проявилось в обыденном.

Что есть здесь, то есть повсюду


Мы уже уяснили, что на каждом плане, уровне, «этаже» организма содержится полная информация о нем, записанная соответствующим языком: энергетическим, биохимическим, структурным, любым другим из возможных. На каждом плане, уровне, «этаже» организма содержится информация о неполадках, сбоях, отклонениях от нормы, нарушениях гармонии, целостности — о болезни. «Что есть здесь, то есть и повсюду, а чего здесь нет, того нет нигде», — утверждают Тантры. Раз симптом недуга обнаруживается на клеточном «этаже», он даст о себе знать и на «этаже» психики. Видимый в одном «окне» организма, признак обязательно мелькнет и в другом. Ведь болезнь — это метаявление.
Но в таком случае  исцеление   достигается некотором метавоздействиием на метапричину, разом устраняющем метапроцесс-болезнь. Что может быть таким метавоздействием? Им – мы размышляли об этом -  не может быть ни молитва, ни превращение больного в абсолютного праведника, ни коррекция кармы, ни вспыхнувшая в нужный момент всепоглощающая любовь к Богу, ни что-то другое. Чудес не бывает…или почти не бывает. Увы!.. Зато теперь ясно, в чем должны состоять практические приемы целительства. Так как метаявление-болезнь как бы рассредоточена по планам, уровням, «этажам» организма и дает о себе знать на каждом из них, то на каждом плане, уровне, «этаже» существует своя болезнь-явление со своей причиной. Поэтому при определении причины какого-либо недуга нельзя вычеркивать из списка ни одну из возможных — все они без исключения имеют место. Нет единственной, подлинной, наиглавнейшей причины — все подлинны, все важны.
Пример? Извольте. Мужчину в возрасте 48 лет валит с ног инфаркт миокарда, чему не удивляется ни он, ни семья, ни врачи. К этому шло. После окончательного развала НИИ, в котором этот человек, квалифицированный специалист, служил ведущим инженером, он нигде не мог найти себе работу, долго перебивался случайными заработками. Пока, наконец, не нашел место монтажника по лифтам. Оно оказалось не сладким: тяжелый физический труд, к которому инженер не привык, унизительная зависимость от бригадира, теневые денежные дела и прочее. А наш инженер не умел держать язык за зубами и не случайно имел репутацию правдолюбца. К тому же он вел изнурительную борьбу с районными чиновниками за справедливое, но постоянно откладываемое переселение из предназначенного к сносу дома в новый… В общем, все, как говорится, сошлось, — и человек не выдержал.
Восстанавливался после инфаркта он неплохо, лето провел на дачном участке, где в меру занимался хозяйством, осенью начал искать работу по силам. И вдруг — свалился со вторым инфарктом. Его спровоцировал совершеннейший пустяк — стычка с не в меру педантичной смотрительницей музея, куда он в воскресенье повел дочку.
Спустя четыре месяца наш герой впервые вышел на улицу, добрел до жилконторы. Там его едва узнали: он обрюзг, отрастил живот, говорил тихо, равнодушно, а о справедливом переселении в новый дом даже не заикнулся.
Инфаркты повредили ему три из пяти коронарных сосудов. Что же дальше? Операция шунтирования, по мнению врачей, мало что даст или вообще ничего не даст, потому что возможно образование тромбов. Врачи не исключают, что уже появился блуждающий тромб, притаившийся где-то до поры до времени. Он может в любой момент отправиться в смертоносное путешествие по сосудам, чтобы застрять в мозгу или в сердце.
Так в чем же причина инфарктов инженера? В дистрессе — длительном физическом и нервном перенапряжении, ершистом характере, в особенностях психической организации и эмоциональных реакций? Или же в нарушении обменных процессов (склонность к тромбозу)? И в том, и в другом. Но это не все. При инфаркте, как правило, патологически деформировано поле — ось энергетической вмятины проходит точно через сердечную мышцу. Это третья причина, однако и она не последняя. Ершистый характер указывает на вспышки гневливости, на агрессивность, что, безусловно, можно считать отягчающим человека грехом. А еще один грех — грех гордыни? И от него не свободен инженер.
Четвертая причина, пятая, седьмая, десятая… И ни от одной не отмахнешься. Ко всем замочкам надо подбирать свой ключик. Что делать, чтобы предупредить третий, роковой инфаркт? Во-первых, провести коррекцию психоэмоциональной сферы. Во-вторых, нормализовать обмен веществ. В-третьих, исправить форму защитного полевого кокона. Значит, с этим больным должны обязательно поработать психолог и психотерапевт, биоэнерготерапевт, диетолог, специалисты по лечебному питанию (и европейской, и восточной школы), специалисты по лечебной физкультуре (надо сбросить лишний вес — разгрузить сердце). Жаль, что нашего инженера — атеиста и рационалиста — не отправишь в церковь и не уговоришь навестить целителя, работающего с кармическими структурами. И то, и другое ему не помешало бы.

Храмы здоровья

Итак, чтобы предупредить третий (и как чаще всего бывает, последний) инфаркт, с нашим больным должна поработать комплексная бригада специалистов. Замечательно, если бы она занялась инженером сразу после первого инфаркта — тогда, вероятно, не приключилось бы и второго. Было бы чудесно, если бы наряду с целительскими салонами и районными поликлиниками были у нас центры, а может и храмы здоровья.
Представьте себе, что они есть. Там занемогший человек первым делом попадает в руки диагностов, проходит полное системное обследование. Он сдает различные анализы, призванные определить биохимический, гормональный, иммунный статус организма. Больного помещают под рентгеновские лучи, в магнитное поле томографа, опутывают проводами кардиографа, энцефалографа и прочих приборов, выдающих информативные кривые и графики. Результаты приборных исследований отражают состояние органов и систем организма. Затем пациент направляется к пульсовому диагносту, к иридодиагносту — короче, специалисту, умеющему читать письмена в информационных окнах тела. Параллельно идет обследование на тонком плане.
Непременная диагностическая инстанция — экстрасенс. Во время биоэнергетического сканирования с кожи-негатива делается фотопортрет-позитив. Обязателен визит к специалисту по кармическому целительству, выявляющему кармические узлы и проблемы. Далее на очереди психолог и психотерапевт. Потом пациента ждут астролог, хиромант, гадалка — то есть, скажем так, специалисты «по судьбе».
Венчает обследование встреча с системным диагностом, универсалом, который сводит воедино заключения всех специалистов (сейчас это прерогатива терапевта), отбрасывает малосущественное, второстепенное, подчеркивает и заостряет главное. Системный диагност видит болезнь как метаявление и одновременно расспределяет ее по «этажам». Он не делает назначений как таковых. Он, скорее, определяет, насколько выражен недуг на каждом плане и уровне.
Впрочем, независимо от этого лечение должно начинаться одинаково. Первый обязательный этап — коррекция. Коррекция позвоночника, коррекция биополя (включая снятие сглаза, порчи, энергетическую чистку, изгнание паразитов и так далее), коррекция психоэмоциональной сферы методами психотерапии, коррекция кармических структур методами кармического целительства, коррекция духовных структур методами духовного целительства.
После этого можно приступать к конкретной работе на «этажах» — в зависимости от выраженности симптомов. Здесь специалисты имеют дело уже не с метаявлением, а с частными явлениями, с локальными процессами и решают узкие задачи. Скажем, нормализовать обмен веществ (как в описанной истории с инженером), вычистить грязь из печени, изжить застарелую психотравму, снять воспаление предстательной железы. И так далее. После такой обработки человек должен покидать Центр (или Храм) помолодевшим, заново родившимся, вполне здоровым душой и телом.
Теоретически это вроде бы совершенно правильный путь. Для каждой вредоносной сущности находится своя гильотина, к каждому замку подбирается свой ключ. Восстанавливая нарушенное равновесие на каждом уровне, в итоге восстанавливаем общую гармонию человека со средой, с миром, с Вселенной. Путь, конечно, медленный, утомительный и долгий, но это не беда, был бы результат.
Но есть и более короткий и не менее эффективный путь. Исцеление одним прицельным воздействием все-таки возможно. Об этом — в следующей главе.