Глава IV. ЗАМОК С СЕКРЕТОМ

Главное –результат


Залечивая перелом пальца на ноге, я не выбирал ни врача, ни метод. Знакомые целители работали со мной так, как работали со всеми своими пациентами. С «тибетцем» Владимиром Андреевичем мы знали друг друга давно, но на время лечения наши отношения должны были определяться только логикой метода. И если она предписывала пропустить меня через «мясорубку по-тибетски», то В.А. обязан был меня через нее пропустить, а я был обязан через нее пройти.
Был обязан, да не прошел. Спрыгнул с набирающего ход поезда. Даже подготовка к чистке печени оказалась для меня непосильной нагрузкой, а предстоящая операция без ножа грозила вывести из строя не на три недели, а, возможно, на долгих три месяца. Такую цену за удовольствие побыть какое-то время «новенькой копейкой» я заплатить не мог.
Понятно, жить с чистой печенкой лучше и веселей, чем с грязной. Поэтому в принципе против очистительных процедур возражать не приходится. Вопрос в том, можно ли провести чистку без лишних мучений, без нежелательных последствий, без угрозы превращения в инвалида, пусть и на время. Выбрать способ, подходящий тебе лично. Может ли пациент вообще выбрать устраивающий его целительский метод? А через метод — наиболее подходящего целителя?
Что касается конкретно чистки печени, то, кажется, может. В книжках Г.Малахова или Ю.Андреева вы найдете подробное описание гораздо более мягкой процедуры в этой области и инструкцию по ее самостоятельному проведению. На первый взгляд, Малахов и Андреев описывают одну и ту же процедуру, они полностью сходятся в главном. А расходятся в одной пустяковой детальке.
Цитируя Андреева, советующего начинать завершающий этап операции ровно в 7 вечера («Это чрезвычайно важный фактор — в 19.00. Это тот момент, когда по всем древним прописям открываются каналы печени»), Малахов замечает, что по этим же прописям печень и желчный пузырь наиболее активны с 23 часов до 3 часов ночи. К сему промежутку и было бы логично привязывать чистку. «Что тут сказать? — возражает Малахову Андреев. — Мне доводилось проводить очистки и ночью, и тоже успешно. Очевидно, временной диапазон процедуры достаточно широк при условии добросовестной подготовки к ней».
Так на какое время ориентироваться зеленому новичку, решившемуся на операцию чистки в первый раз? Очевидно, новичку надо разузнать, какой процесс эффективнее — вечерний или ночной. Однако  статистика ничего не прояснит. Чья-то печень благодарно отзывалась вечером, чья-то — ночью, а чья-то упорно молчала, не реагировала, не хотела чиститься ни в семь вечера, ни в час ночи. При самой добросовестной подготовке.
Выходит, молиться на «прописи» не обязательно? Древний китайско-тибетский ритмологический канон утверждает, что инфаркты чаще всего рвут наши сердца с 11 утра до часу дня. Это время максимального напряжения сердечной мышцы, наивысшей работоспособности сердца, время, когда к нему стягивается циркулирующая по организму энергия. Руководствуясь каноном, на легкие надо воздействовать с 3 ночи до 5 утра. Врачевать язву желудка лучше всего с 7 до 9 утра. А оптимальное время приема сосудорасширяющих препаратов — с 19 до 21 часа.
Для кого-то из целителей (и соответственно, их пациентов) древнее знание свято, они сверяют с ним каждый шаг. Кстати, им неукоснительно руководствуется и наш знакомый «тибетец». Кто-то не придает ему значения. Интересно, что лечебные результаты у тех и других примерно одинаковы. Выходит, канон не столь уж незыблем, не универсален? А старинные биологические часы не так уж и точны?
Для последователей восточных направлений в целительстве это звучит почти кощунственно, но пациенту-прагматику не до слепого почтения к древностям. Ему нужно решить конкретный вопрос: найти приемлемое для себя время чистки печени. Ему надо точно знать, когда приступать к операции, как лучше к ней подготовиться. Так, как советуют уважаемые авторы популярных книг? С помощью клизм и яблочного сока? Или наиболее радикальным способом — через восстановление позвоночных дисков и сеансы жесткого массажа? Можно готовиться и так, и этак, но как лучше? Эффективнее? Безопаснее?
Мало того! Выбирая способ подготовки к чистке, вы, по сути, выбираете не просто между жестким и мягким методами, а между двумя целительскими  системами, между двумя подходами к лечению. Первый подход отталкивается от позвонков: все начинается с них, в них прячутся все болезни. То есть сначала позвоночник, затем печень. Приверженцем этого подхода является Владимир Андреевич — «тибетец». Второй подход диаметрально противоположен: начинаем с печени и идем к позвоночнику. Вот что говорил мне полный тезка «тибетца» Владимир Андреевич (второй):
— Возьмите остеохондроз, радикулит. Как их лечить? Мануальщики концентрируются на позвоночном столбе. Они не учитывают, что причины этих заболеваний не в позвоночнике, а в поражении внутренних органов: печени, поджелудочной железы, почек, ведающих обменом веществ, иначе — водно-соляным балансом. При его нарушении соли начинают инкрустировать позвоночник, выпадать в желчном пузыре, в почках, образуется подагра, суставной обменный полиартрит. А причина-то — в брюхе, извините за выражение.
Другие врачи выстраивают причинно-следственную цепочку в обратном направлении, возразил я Владимиру Андреевичу (второму). Какая из них более правильная? Которая точнее отражает реальные процессы в организме?
— Да какая вам разница? — сердито спросил В.А. (второй). — Уверяю вас, большинству пациентов это абсолютно безразлично. «Правильная» система, «неправильная»… Был бы результат!
Именно! О результате и речь. Он-то больному не безразличен, верно? Пациент хочет получить результат наилучший, по возможности без боли, без всяких нежелательных последствий. Вот почему пациенту совсем не все равно, с чего начинает целитель, с позвонков или с живота. Допустим, идя от позвоночника к печени, целитель прав. А если нет, если на самом деле надо продвигаться в обратном направлении? Тогда страдания пациента напрасны, тогда впустую потрачены деньги, тогда в итоге одни издержки. Так получается?
В ответ Владимир Андреевич (второй) рассказал историю, больше похожую на притчу.
—  Живет в Корее доктор Пак, человек весьма известный в тамошних медицинских кругах, основоположник су-джок терапии. Это корейская разновидность рефлексотерапии. Так вот, согласно учению доктора Пака, голова человека спроецирована на концевую фалангу большого пальца. Воздействуя на точки этой зоны, доктор Пак получает замечательные результаты. А другой идол рефлексотерапии из Кореи, доктор Ю, полагает, что голова проецируется на средний палец. Доктор Ю тоже добивается блестящих результатов. Кто из них прав? Оба. По результату. Потому что у каждого своя голова. Кто знает, может быть, у вас она на мизинце…
Итак, голова проецируется на большой палец. Или на средний. Или на мизинец… Но почему «или—или»? Может быть, «и—и»? И на большой, и на средний, и на мизинец. Может быть, «зона головы» есть на каждом пальце? Тогда и лечить ее можно, воздействуя на разные пальцы. Как  доктор Пак и доктор Ю. Свои блестящие результаты они скорей всего получают на разных головах, сиречь на разных пациентах. И тот, кому помог доктор Пак, возможно, раньше побывал у доктора Ю, но ушел ни с чем. И наоборот: возможно, с недугом пациента, вылеченного доктором Ю, в свое время не сумел совладать доктор Пак.
В чем тут дело? Да в том элементарном факте, что у каждого своя голова. Ведь люди разные. В главном мы все устроены одинаково, в деталях заметно друг от друга отличаемся. У вас мигрени, а у Петра Петровича их нет, зато у него плоскостопие, а вас Бог миловал. У Петровича оно поперечное, у кого-то продольное. У Сидора Сидорыча аллергия на кошачью шерсть, а у его жены — на мед. Что тут необычного? Ничего.
Делающие нас непохожими детали — это индивидуальные особенности организма. Сообразуясь с ними, и надо выбирать целителя и метод. Простая мысль, верно? Если моя голова спроецирована на большой палец, иду к доктору Паку, если на средний, записываюсь на сеанс к доктору Ю.

Для кого канон не писан

Согласно древним китайско-тибетским прописям, печень и желчный пузырь наиболее активны с 23 часов до часу ночи. И все же чья-то печень благодарно отзывается на чистку вечером, чья-то -  утром. И это, честно говоря, смущает. Раз восточная медицина руководствовалась своим каноном тысячелетиями, значит, он верен. Но в  некоторых случаях он ошибается. И этих случаев, признаем, не так уж мало. В чем же обманулись мудрецы, эмпирически разметившие циферблат биологических часов? А если они не ошиблись, то почему отдельные индивиды выбивались из ряда? Нет, мудрецы не обманулись, но и индивиды не выбивались из статистического ряда. Просто биологические часы в популяции работают по Гауссову распределению.
Период максимальной активности печени Иван Иваныча начинается в 6 часов утра. У  Петра Петровича он наступает в 10 вечера. Для их организмов эти рубежи закономерны, статистически они случайны. Математик, занимающийся теорией вероятностей, так и назовет их — «случайными величинами». Такие величины подчиняются сформулированному Гауссом закону распределения.
Если бы удалось установить время чистки печени у каждого жителя планеты (что, конечно, совершенно нереально), то все эти случайные — в статистическом смысле — величины, согласно Гауссову закону, расположатся в «колоколе» под кривой (рис. 3). Причем, как видим, очень неравномерно. Вблизи оси «колокола» концентрируется большая часть случайных величин, на периферии — меньшая, и чем дальше от максимума кривой, тем их меньше. Смысл графика прост: вещи, наиболее близкие к норме, чаще всего встречаются в опыте.
Пусть этими вещами будут яблоки одного урожая, например, антоновские, а нормой — обычный средний размер или вес яблока данного сорта. Норма на графике представлена его осью. Сортируя урожай, мы обнаружим, что в нем соответствует стандарту примерно пятая часть яблок. Они займут в статистическом распределении 20-процентный интервал — по 10 процентов слева и справа от оси.
Яблоки, размер которых меньше, будем класть в порядке уменьшения, то есть — в порядке нарастания величины отклонения слева от стандартных. И наоборот, те, что крупнее, разложим по тому же принципу справа. Чем сильнее отклонение от нормы, тем меньшим количеством яблок оно представлено. Самое крупное яблоко, яблоко-гигант, окажется в одиночестве в крайней точке справа, а самое маленькое, яблоко-карлик, будет единственным в крайней левой точке.
Теперь вернемся к нашим медицинским делам. Рассмотрим цифры на циферблатах индивидуальных биологических часов, указывающие на начало чистки печени. За норму примем час ночи — время, узаконенное древним восточным каноном (рис. 4). Люди, биологические часы которых идут в точном соответствии с каноном, составляют примерно 20 процентов, или пятую часть популяции. Слева от них встанут люди, личные часы которых отстают от канонических, справа встанут те, у кого часы забегают вперед.
И те, и другие уже не вписываются в канон, но и не слишком отклоняются от него. Они располагаются в интервале от удовлетворительного до минимально возможного уровня соответствия, до некоторой критической черты, за которой начинается полный разрыв с каноном. Ради простоты будем считать, что эта часть популяции составляет 46 процентов, по 23 процента слева и справа от максимума. Прибавим эти 46 процентов к «идеальному» массиву в 20 процентов и получим 66 процентов популяции — две трети, своего рода квалифицированное большинство. А меньшая часть, составляющая 33 процента? Два пологих «хвоста» Гауссовой кривой? Это те индивиды, которые оказались за критической отметкой — люди со своенравными печенками, чистящимися когда им вздумается, без оглядки на прописи.
Пойдем дальше. Случайными величинами являются и индивидуальные реакции на любые целительские воздействия — на массаж, выравнивание поля, молитву или прием таблетки. Они тоже подчиняются нормальному закону распределения и укладываются в «колокол» под Гауссовой кривой. Ее пик, «норма», соответствует наиболее «правильной», предсказуемой, ожидаемой реакции на врачебное вмешательство извне — идеальной реакции некоего организма.
Как и в предыдущем случае, близкие к оптимальным отклики демонстрирует около 20 процентов людей, по 10 процентов слева и справа от максимума. Еще 46 процентов, по 23 процента с каждой стороны, реагируют вполне удовлетворительно. Итого — 66 процентов, опять квалифицированное большинство. Зато каждый третий больной, приходящий к врачам и целителям, отзывается на стандартные процедуры и лекарства совершенно «неправильно» — непредсказуемо, неадекватно, нестандартно. Никакой нормы для него не существует. То, что подходит большинству, ему категорически не подходит.
А ведь лекарства и процедуры разрабатываются в расчете на большинство. С прицелом на норму, то есть на некоего среднестатистического индивида, обладателя среднестатистического организма с шаблонными реакциями.

Точка входа

Таких людей очень много. В определенном смысле это счастливые люди — Создатель освободил их от лишних проблем со здоровьем. Им, в общем-то, достаточно врачебного уровня районной поликлиники. Стандартные процедуры, стандартные лекарства действуют на них именно так, как и должны действовать. Для них, собственно, и существует нынешняя медицина, придерживающаяся стандартных подходов. Лекарства, аппаратура, методики — все создается в расчете на шаблонные реакции усредненного человека.
Если к целителю приходит именно такой пациент, достаточно лишь правильно подобрать ему лекарство. У него механизм самовосстановления запускается таблеткой, одной-единственной беседой с психотерапевтом… Иногда для самокоррекции бывает достаточно просто периодически снимать накапливающийся стресс баней, а то и выпивкой.
Людям с нешаблонными реакциями, со специфическими проблемами медицина, при всех своих теоретических наработках, помогает далеко не всегда, продукция могучей фармацевтической индустрии подходит им весьма условно. Эти люди — основная клиентура целителей. Да, именно так: к целителям тянутся пациенты из «хвостов» популяции. Самые трудные, самые капризные, самые разочарованные, но в то же время втайне надеющиеся на чудо. Они успели вдоволь нахлебаться медицинской помощи во всех ее видах. Найти своего целителя, свой метод для них — проблема номер один, иногда буквально вопрос жизни и смерти.
Вот кому прежде всего сослужили бы неоценимую службу диагностически-лечебные центры, храмы здоровья, описанные в конце предыдущей главы. А если на счастье попадется еще системный диагност… Но пока подобных центров здоровья нет. Если эти храмы появятся, то не скоро. В новом тысячелетии. Если появятся вообще…
Потому что можно обойтись и без них. Смотрите: человека может исцелить молитва, может — таблетка, может — коррекция биополя, может — слово, может — трава, может — глина, может — пиявка… Человека может исцелить любой из методов, перечисленных во второй главе этой книги. Любой из тысячи вариантов. Что из этого следует? Вывод принципиальной важности: работать с пациентом на всех уровнях проявления болезни, на всех «этажах» здоровья — вовсе не обязательно!
Да, любой недуг отпечатывается во всех системах организма. Психические нарушения прочитываются в мимике, жестах, осанке. Телесные увечья деформируют психику. Запоры, утверждает К. Ниши, приводят к слабоумию. Метаявление-болезнь рассредоточена по этажам. «Что есть здесь, то есть и повсюду», — утверждают Тантры. Даже «венчик безбрачия» можно считать болезнью в самом обычном смысле слова. В структуре клеток гипофиза появляется дополнительная энергетическая спираль — и женщина обрекается на одиночество. Сказать по-другому, она не нуждается в энергообмене с особью противоположного пола. Эта особенность обязательно проявится на всех этажах — от клеточного до психического, наложит отпечаток на физиологические реакции, тип нервной деятельности, гормональный статус, характер обмена веществ.
Снять «венец безбрачия» — значит понизить степень энергетической самодостаточности структуры, заставить ее энергетически голодать, нуждаться в притоке энергии извне, причем энергии противоположного качества — мужской, «янской». И сделать это может не только экстрасенс или маг. Более того, он поможет только той женщине, которая хорошо поддается чисто энергетическому воздействию. Другой лучше обратиться к массажисту, третьей — подправить обмен веществ, четвертой необходимо покаяться в храме. А иная счастливица избавится от «венца», просто регулярно обливаясь холодной водой.
Ледяная водичка. Или курс массажа. Или покаянная молитва. Или сеанс психотерапии. Или энергетический удар. Все! Никаких других лекарств, процедур не требуется. Незачем прибегать к иным методам, искать новых врачей, целителей. «Чего здесь нет, того нет нигде», — утверждают Тантры. Здесь, на этом «этаже здоровья», на этом уровне системы-организма болезни больше нет. Ее больше нет на уровне психики или соматики, биохимии или энергетики, духовных или кармических структур — в зависимости от того, где осуществлено лечебное воздействие. А значит, ее нет и на других этажах и уровнях. Точечное воздействие на локальный процесс оборачивается общим, глобальным. Метапроцесс затухает.
Отсюда следует еще один принципиально важный вывод: существует «точка входа» в систему-организм. Поэтому не обязательно, да и не нужно перебирать целительские методы, пробовать на себе множество способов воздействия, чтобы в конце концов остановиться на одном. Природа предусмотрела гораздо более экономичный вариант. Достаточно определить «точку входа» в организм и правильно рассчитать воздействие. Только так целителю и удается, не нанося вреда, пронять человека из «хвоста» популяции, человека с нестандартными реакциями на стандартные лечебные вмешательства, самого трудного, самого капризного, самого разочарованного и втайне надеющегося на чудо.
Что же такое «точка входа»? Это наиболее чувствительная точка в организме пациента, на которую следует воздействовать целителю. Или, скажем так, «кнопка» в организме пациента, на которую должен нажать целитель, чтобы включить процесс оздоровления на некотором уровне. Тот процесс, который разрастется до глобального процесса излечения. Или, скажем, «спусковой крючок», запускающий локальный процесс. С точки зрения врачевания, медицины люди, сделанные по серийным чертежам Творца, различаются местоположением этой кнопки. Где она находится — в психике, в теле? Это, разумеется, самое общее деление. Если в теле, то где — на клеточном, биохимическом, структурно-функциональном этаже? Или — на каком участке энергетического спектра воздействия?
Допустим, у вас она находится близко к высокочастотному полюсу спектра. Тогда работа с физическим телом, ведущаяся на самых «плотных», «грубых» вибрациях, мало что вам даст. Напротив, когда «точка входа» у вас прилегает к низкочастотному полюсу, почти безрезультатным окажется кармическое целительство, идущее на «тонких» вибрациях.
«Точка входа» — это, конечно же, абстракция. Однако не зря говорится, что нет ничего практичнее удачной теории. Вооружившись этим теоретическим допущением, мы получаем хотя бы приблизительный, первоначальный, но работающий инструмент выбора подходящего метода исцеления и «своего» целителя. Даже грубое отнесение «точки входа» к области психики или тела позволяет значительно сузить поиск. Но нам ведь нужно не разрубить шкалу пополам, а хотя бы определить интервал, в котором природой пристроена индивидуальная кнопка. Еще лучше определить ее точно. Чтобы прицельно воздействовать на нужный «этаж здоровья».
Можно найти чувствительную точку самостоятельно. Можно передоверить это целителю. Огромное большинство пациентов, не умея сделать первое, выбирают второе. А что должен делать целитель? Определить, в каких местах нарушена общая структура, система-организм и где она наиболее прочна. Смотреть на организм можно только как на целое. Никакая подсистема не может работать изолированно. Даже клетка не может функционировать сама по себе, она живет в общем ритме организма и гармонизируется этим ритмом. Как правило, в структуре есть доминирующая подсистема. Допустим, нервная. Сосудистая. Или любая другая. Это сугубо индивидуально. От ее состояния зависит жизнедеятельность всего организма.
Итак, во время диагностики целитель должен  установить особенности взаимосвязи различных подсистем — сосудистой, нервной, психической, тканевой, костной и так далее, выстроить их иерархию,  выявить наиболее уязвимую и наиболее жизнеспособную на сегодня подсистему. За счет  этой последней можно скомпенсировать общее системное нарушение. Самая  сильная, ведущая  подсистема и будет «точкой входа» в организм. На нее-то и следует воздействовать.

Сам себе врач?

Стандартные препараты, процедуры мало что дают нестандартным больным. Поэтому возможности медицины ограничены, хотя за многие века достаточно подробно описаны все болезни, синтезированы все лекарства, человек разобран по винтикам, лучше сказать, по волокнам. Зная о человеке, казалось бы, все, медицина, по сути, не знает, как он устроен. Неизвестна степень интегрированности подсистем в систему. Непонятна взаимосвязь подсистем.
Увы, и врачи, и целители лечат зачастую не то. И не так. Что же делать? К каждому больному приставить врача от Бога, владеющего видением, системной диагностикой, холистическим подходом? Это, разумеется, совершенно нереально. Хотя бы потому, что великих врачей и целителей, системных специалистов раз-два обчелся. Тогда, может быть, каждый человек должен стать врачом самому себе? Это кажется реальным. Почему бы, действительно, не стать человеку самому себе доктором?.. Разгрузить поликлиники и больницы?.. В таком случае медицине останется профилактика, просветительство, помощь в экстремальных случаях. Когда под угрозой сама жизнь человека, медицина наиболее эффективна. Реанимационные технологии, трансплантация органов, хирургия, борьба с инфекциями — вот в этом ортодоксальная медицина сильна.
А чем сильна альтернативная, народная медицина — целительство? Объемным взглядом, целостным видением. Пониманием человеческой природы. Накопленными за тысячелетия знаниями. Правда, эти знания никогда не были всеобщим достоянием. Наоборот, ими владели только посвященные Для древнего целителя было аксиомой, что даже самое элементарное врачебное действие не может быть направлено только на физическое тело — всегда должна учитываться «божественная параллель» происходящего, поскольку все проблемы пациента имеют отражение в высших мирах, земной болезни предшествует неприятность, случившаяся где-то на «космической лестнице», а земному выздоровлению — выздоровление «космическое». Поэтому знание теологии, мифологии, космогонии, иначе эзотерическое образование, считалось совершенно обязательным для целителя. Им становился только тот, кто мог выстраивать «божественные параллели».
В Древнем Египте занятия медициной входили в перечень обязанностей определенной ветви клана жрецов. В древнеегипетской медицинской доктрине все болезни рассматривались как нарушение индивидуального равновесия между человеком и космосом. Жрецу-врачевателю нужно было найти и устранить причину нарушения и по возможности восстановить утраченную гармонию.
Современная медицина долго и мучительно шла к осознанию истин «надо лечить не следствие, а причину» и «надо лечить не болезнь, а больного», и когда наконец осознала, то пережила потрясение. Для египтян эти «откровения» были, так сказать, рабочими, инструментальными. Жрецы-целители посвящались в них во время длительного и трудного периода обучения. Интересно, что одним из элементов и условий посвящения было самоисцеление врачевателя. Чтобы получить право исцелять других, он должен был вначале привести в порядок свои собственные тело и дух.
Идея стать самому себе врачом, как видим, очень и очень стара. Так же, как жрец-египтянин должен для начала вылечить себя и шаман, которому затем предстоит стать непререкаемым медицинским авторитетом для соплеменников, единственным врачом и психотерапевтом общины. Обучение целительству в шаманизме занимает годы и сопровождается суровыми испытаниями. Но иных, более легких способов научиться «договариваться со смертью», видимо, нет. А шаманы, по убеждению их пациентов, умеют именно это: умилостивить правящие миром могущественные непредсказуемые силы, уговорить смерть зайти как-нибудь в другой раз… попозже. В противовес этим злым силам шаманы обладают другой силой, которой обладают немногие люди. Целительской силой.
Ее существование признавали философы и психологи (например, Юнг и Фрейд), задумывавшиеся о медицине, вернее, о таком будничном, казалось бы, деле, как лечение человека человеком. Почему-то одни люди могут лечить себе подобных, а другие — нет (при одинаковой подготовке, дипломе того же института, образовательном уровне и прочих равных условиях). Первые обладают целительской силой, вторые — не обладают. Все выдающиеся врачи всех времен и народов ей обладали. Сплошь да рядом объявленные чудодейственными методы по-настоящему чудодейственны только в руках их авторов. В руках учеников и последователей они теряют половину своей эффективности. Доктор Касьян играл волшебные мелодии на флейте-позвоночнике, но есть ли виртуозы среди его учеников? Спросите пациентов… Как ни парадоксально, как ни досадно, но целительский метод — это зачастую сам целитель с его уникальной личной целительской силой.
Лечить самого себя тоже можно лишь при наличии этой силы, которой наделены те, кто и становятся целителями и врачами, так что стать себе доктором далеко не у каждого хватит таланта.

Золотое сечение

Но  как же  быть  пациенту,  нарвавшемуся на явного шарлатана? Да-да, среди называющих себя целителями есть откровенные рвачи и жулики, есть люди с психическими отклонениями, есть сильно заблуждающиеся на свой счет экзальтированные недоучки. Рынок целительских услуг обширен, неотрегулирован, неконтролируем, так что вполне можно купить подделку. Как, впрочем, на любом рынке. Вместо кожи вам не постесняются всучить заменитель, какой-нибудь дермантин. Поэтому, отправляясь на вещевую ярмарку за кожаным пальто, вы настраиваетесь не доверять сладким речам продавцов и обещаете самому себе держать ухо востро. Почему же надо вести себя иначе на рынке целительских услуг? Здесь, правда, не пощупаешь и не обнюхаешь товар, но слепо верить безудержной рекламе совсем ни к чему. И если вы клюете на обещание вылечить вас от чего угодно за один сеанс в течение 20 минут, пеняйте потом на себя.
Поскольку стать самому себе доктором  практически нереально (для этого у человека обычно нет ни способностей, ни умения, ни желания),  приходится пользоваться сложившимся в обществе разделением труда. В самом деле,  вы ведь покупаете пальто в магазине, а не шьете его сами, не выделываете кожу, не возите товар с фабрик. Точно так же, заболев, вы отправляетесь к доктору. Или к целителю.
—  Первый раз пациент может забежать ко мне буквально на минуту, — рассказывает одна из настоящих целительниц. - Что называется, пришел, посмотрел, сказал два слова и ушел. Второй раз он может появиться через полгода. Или через год. Или через месяц. А может и вообще не прийти… Спрашиваешь: что так долго собирались? Говорит, не доверяю навязчивой рекламе. Но я же не даю рекламы! Нет, не вашей, вообще целительской.
Или такой вариант: мой пациент уже был у другого целителя и ушел разочарованный. Почему, спрашиваю? Да он стал измерять рамкой мое биополе. Ну, 4 метра оно у меня или 10 метров, что из того?.. Ничего из этого не следует… Мне ведь не нужен целитель с рамкой. Мне нужен тот, кто сможет разобраться в моих проблемах. А что, спрашиваю, проблемы из ряда вон? Да, говорит. Поэтому даже не надеюсь, что кто-то сумеет по-настоящему в них вникнуть и помочь.
По наблюдениям умных врачей, сегодняшний пациент понимает, что проблемы и болезни связаны, и ищет не просто целителя, владеющего тем или иным методом. Он ищет личность, которая сможет разобраться в его проблемах и в порождаемых ими недугах. Требования пациента к личности целителя сейчас очень высоки.
Состоялась ли встреча с искомым целителем, можно определить даже по внешнему виду человека. Он меняется. Гнет проблем, записанных в морщинах, в складках у рта, в выражении глаз, в походке, в осанке ослабевает. Лицо разглаживается, глаза улыбаются, распрямился, шагает бодро. К тому же ему стало везти и в жизни, а был неудачник, нытик, ипохондрик… И сосед, сослуживец, родственник думает: а не пойти ли и мне к этому целителю N.N.? Конечно, мои проблемы куда сложнее… но пусть хотя бы выслушает.
Впрочем, соседу, сослуживцу, родственнику может и не повезти. Шанс встретиться со «своим» целителем у пациента есть — примерно тот же, что со своей небесной половиной, небесным суженым. Не слишком большой, короче. Но уж если судьба вас свела, не понять этого невозможно.
Встреча со «своим» целителем — это, говоря возвышенно, та ситуация, когда на уставшего, отчаявшегося, запутавшегося человека изливается Божья Благодать. Ему предлагают дополнительные возможности, открывают новые пути, на которые минуту назад не было и намека. Этим и объясняется эмоциональный подъем после первого сеанса. Кажется, что лечение пойдет легко и радостно, как бы само собой, но не тут-то было. Ведь человек только в начале пути, а путь надо пройти весь, до конца. Для этого понадобятся дисциплина, труд и воля. А также — вера. Она иррациональна, но такова уж ее природа. Сказано: каждому воздастся по вере его, и это так (а почему, поговорим позже).
Встреча со «своим» целителем, начинаясь с узнавания, приобщения, озарения, когда хочется пасть на колени, вскричав: «Это Ты, Господи!» (вот каким штилем надобно здесь изъясняться). Этим вера не исчерпывается. Она должна поставить человека в особое отношение с миром — отношения «золотого сечения».
Золотое сечение — это пропорция, в которой целое относится к большей части так, как большая часть относится к меньшей. Это отношение выражается в числах и имеет конкретное арифметическое значение. Сегодня о нем слышишь редко, в основном в связи с архитектурой. Но впервые открывший пропорцию Архимед назвал ее Божественным законом, а повторивший открытие Леонардо да Винчи — Золотым сечением. И недаром. Отношение, в котором находятся в нем целое и части, имеет не только математический смысл.
Один из множества смыслов пропорции обнаруживается при исцелении человека человеком. Применительно к целительству закон Золотого сечения описывает не физические и даже не энергетические, а нравственные взаимодействия, указывает на ту гармонию между врачом и пациентом, которую можно назвать Божественной.
Закон определяет наши отношения с Богом и с миром. Человек ставится в центр мироздания и рассматривается как большая часть пропорции. На первый взгляд это может показаться странным. Ведь мир больше человека, мир вроде бы и надо помещать в центр. Но тем не менее именно человек вмещает в сердце своем Вселенную, он соразмерен Космосу, он сам Микрокосм. Он познает мир, он отвечает за мир — а не наоборот. Так что человек, несомненно, большая часть пропорции.
Далее. Он создан по образу и подобию Божьему, он отражение Божье. Бог, Творец — безусловно, целое. А меньшая часть пропорции — весь остальной проявленный мир, в котором отражается человеческое естество. Отсюда: Бог (целое) относится к человеку (большей части) так, как человек относится к миру (части меньшей). Не судите, да не судимы будете; ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерой мерите, такою и вам будут мерить, — находим формулировку закона в Евангелии от Матфея.
Попробуем теперь приложить эту схему к целительству. Нашедший целителя пациент и обретший пациента целитель становятся в отношения «золотого сечения». Целитель отдает больному свою силу, он — большая часть пропорции. Пациент соответственно — меньшая. Целое — будем и дальше называть его Богом — вознаграждает целителя силой лечить. «Не оскудеет рука дающего». Верно: по нравственному закону энергетические траты целителя восполняются.
Теперь поставим в центр «золотого сечения» пациента. Теперь именно он большая часть пропорции и мера всех вещей. Целитель же принадлежит к остальному миру, он — меньшая часть. Это «свой» целитель, которого больной искал долго-долго и наконец нашел. Он принимает целителя полностью, верит ему безоглядно. Что в таком случае получает пациент от целого — Бога? Приятие. Энергию. Исцеление. Силу жить… По вере своей.
Процесс, идущий по Божественному закону, идет с божественной легкостью, поэтому неудивительно, что очень часто целитель начинает казаться пациенту всемогущим. Однако мудрый целитель на свой счет не заблуждается. Он склонен согласиться с тем, что лечит Бог, а врач лишь при сем присутствует, ну и разве что получает гонорар. Справедливо ли это на все сто процентов или только на пятьдесят — неизвестно, но опытный и умный целитель испрашивает разрешение на лечение человека, точнее, на свое содействие Высшим Силам, полагая себя скромным проводником их воли.

Наука самопознания

Если бы целитель смог транслировать через себя сигналы Высших Сил без искажений, он стал бы идеальным проводником, струящим в мир Божью Благодать. Но чтобы стать им, человек должен достичь немыслимой по человеческим меркам чистоты. Такой ее степени, насколько можно судить по мемуарам, жизнеописаниям и апокрифам, достиг Преподобный Серафим Саровский. Достиг подвигом христианской праведности и христианского смирения и получил право — по Благодати Божьей — совершать чудеса исцеления.
Больных отец Серафим обыкновенно мазал маслом из лампады, горевшей перед его келейной иконой Богоматери, которую он называл «Всех радостей Радость», объясняя это так: «Мы читаем в св. Писании, что апостолы мазали маслом, и многие больные от сего исцелялись. Кому же следовать нам, как не святым Апостолам!» Помазанные получали исцеление.
Один из современных целителей вспоминает: «Когда я начинал лечебную практику, я вел обычный образ жизни: ел мясо, пил водку, часто раздражался и при этом лечил бесконтактным массажем. В дальнейшем, видя результаты такой работы, я существенно изменил образ жизни и поведение. За день до приема больных я обхожусь минимумом пищи, в день приема совсем ничего не ем». Наверно, не очень корректно цитировать современного целителя на фоне св. Серафима Саровского, но автор этих признаний не нуждается в снисхождении. Ведь цель его откровения — уведомить пациентов о том, что идеальных целителей не бывает. «Идеальным целителем может быть только совершенный человек, что в нашей земной жизни недостижимо…»
Делать нечего: приходится доверяться неидеальным, то есть живым людям со своими проблемами, недостатками, заблуждениями и пристрастиями. Не все они, верннее, далеко не все – целители от Бога с уникальной целительской силой. На это счет не стоит заблуждаться. Не так уж много среди них настоящих системных диагностов. Да их и не может быть много: талант редок. У пациента, особенно пациента из «хвоста популяции» значительно больше шансов угодить в поток, попасть на конвейер, вкусить того, чем кормят всех без разбора. И что ему обычно как раз противопоказано. Ну а случись что… Сказано: не без издержек. Лес рубят — щепки летят.
Участь щепки незавидна, и никого не тянет оказаться в страдательной роли «издержки». Что же делать, если стать самому себе доктором для большинства нереально?  Остается стать самому себе диагностом. Почему бы и нет? Диагностировать самого себя, хотя бы примерно, приблизительно — это вполне реально. При условии интереса к собственной персоне, на первых порах хотя бы познавательного.
Говоря конкретнее, надо учиться вслушиваться, вглядываться, вчувствоваться в себя, читать идущие изнутри сигналы, истолковывать знаки на пути. Не самая легкая наука на свете, зато увлекательная и полезная.
Разве не интересно, не полезно, да что там — не жизненно важно знать, как открыть «замок с секретом» — собственный организм? На какие целительские воздействия он поддается, на какие — нет? Какие вмешательства для него благотворны, какие — опасны? Где — на каком плане, на каком этаже, в какой подсистеме — находится «точка входа»? Иначе говоря, что запускает механизм исцеления — молитва, таблетка, коррекция поля, слово, массаж, травяной настой, чистка, ледяная вода?.. Зная это, можно с чувством, с толком, с расстановкой выбрать препарат, подход, время лечения, целителя и метод.
Самопознание — трудная наука. Краткого курса тут явно недостаточно. А то, что автор собирается предложить читателю во второй части книги, есть именно краткий, беглый курс самопознания. Так сказать, азы, начала. Но нужно же с чего-то начать, чтобы затем пойти дальше! Как сказано у Лао Цзы в «Дао-де-Цзин»:
Начинай с того, чего нет.
Создавай порядок, не ожидая хаоса.
Ибо.
Большое дерево вырастает из маленького куста.
Девятиэтажная башня возникает из горстки земли.
Дорога в тысячу ли начинается с одного шага.