Глава I. ТЫСЯЧА И ОДНА ПРИЧИНА

Стенокардия, как и было сказано

Жилец Земли, пятидесяти лет, подобно всем счастливый и несчастный, — сказал о себе словами поэта Заболоцкого мужчина в расцвете сил, выйдя из кабинета терапевта. Так, стенокардия… Объективно подтвержденная кардиограммой. Милая Людмила Анатольевна, схватив свежую ленту, вздохнула с облегчением. Она ожидала худшего, даже подозревала инфаркт…
Стенокардия! Теперь понятно, почему стала болеть при быстрой ходьбе грудь, почему теснит, не дает глубоко вздохнуть, почему вдруг немеет левая рука до мизинца. Теперь ясно, отчего накатывают слабость, вялость, отчего ни с того ни с сего тянет прилечь.
И откуда свалилось это несчастье? Еще летом пробегал по пять километров, за три отпускные недели в деревне распилил и переколол машину дров. А теперь врач разговаривает как с инвалидом. Про это забудьте, про то и не помышляйте…
Но ведь, с другой стороны, могло быть и хуже. Действительно, ведь мог шлепнуть инфаркт. И лежал бы сейчас в больничной палате. И санитарка подсовывала бы судно. Нет, определенно повезло. «Свезло», как булгаковскому Шарику…
Однако… ведь этой стенокардии могло и не быть. Она и разыгралась-то всего за каких-то полгода.
…Жил человек и дожил до старости — вот интереснейший сюжет, даже фантастический, потому что вполне мог человек до старости и не добраться, — сказал однажды писатель Юрий Олеша. И был прав: до преклонных лет дотягивает отнюдь не каждый. А до болезней, видимо, доживают все. Ну, почти все, кто не умер в младенчестве или в детстве. Жил человек и дожил до болезней — самый распространенный сюжет. Не слишком интересный, совсем не фантастический, но очень актуальный. Никому, никому не удается спастись от них, родимых… Но почему? Откуда они берутся? В чем их причина? Что такое, например, стенокардия и что ее вызывает?
Вернувшись домой, мужчина прекрасного возраста, за полгода превратившийся из полноценного индивида в потенциального инвалида, взял с полки «Советский энциклопедический словарь» — никакой специальной медицинской литературы в доме отродясь не держали. Так, так… вот! «Стенокардия [от греч. stenos — узкий и cardia — сердце] (грудная жаба) — форма ишемической болезни сердца: приступы сжимающих (давящих) болей в центре или в левой половине грудной клетки…» Это и без словаря понятно — из собственного опыта. А отчего это происходит — ни слова.
Посмотреть разве ишемическую болезнь сердца? Так… это — «сердечно-сосудистое заболевание, характеризующееся нарушениями коронарного кровообращения и ишемией миокарда…» Ишемическая болезнь характеризуется ишемией. Масло, значит, масляное… Опять мимо.
Остается посмотреть про ишемию. Это «местное обескровливание в результате функционального (спазм) или органического сужения либо закрытия просвета питающего сосуда…» Пожалуй, дело не в спазме, потому что проявляется не от случая к случаю, не спазматически, а регулярно. И до «закрытия просвета» еще не дошло. Дело, кажется, в органическом сужении. А оно-то отчего возникает?
У соседей нашлась старая «Малая советская энциклопедия» и достаточно древний «Справочник фельдшера». Ага, справочник — именно то, что надо. Правда, издан он двадцать лет назад, но это не важно, наверняка стенокардия и тогда была стенокардией и появлялась под влиянием тех же причин. А чаще всего она возникает, прочитал наш больной, при атеросклеротическом поражении коронарных сосудов.
Проблема, значит, упирается в атеросклероз. А что это такое? Поражение артерий с отложением в их внутренней оболочке липидов, преимущественно холетсерина. В процесс вовлекаются аорта, сосуды сердца, мозга, нижних конечностей, реже — артерии других органов. Заболевание обнаруживается у лиц среднего и пожилого возраста. В развитии его имеют значение как наследственное предрасположение, так и ряд других факторов: длительное психическое перенапряжение, малоподвижный образ жизни, курение, ожирение, гипертония, сахарный диабет.
Так, посмотрел на себя наш больной: средний возраст, уже устремившийся к пожилому. Наследственное предрасположение? Увы. Отец перенес инфаркт миокарда, страдал от грудной жабы, она набрасывалась на него так, что он останавливался посреди улицы, не в силах сделать ни шагу, покрывался потом, бледнел, глотал сустак… Длительное психическое перенапряжение? О, конечно. Длительное. Перенапряжение. Именно. У кого сейчас его нет?.. Малоподвижный образ жизни? Стыд и срам, но действительно малоподвижный… Курение? Будь оно неладно. Тридцатилетний стаж курильщика за плечами… Ожирение? Нет, слава Богу, нет. Сахарного диабета тоже нет. Гипертония? Нет…
Нет? А прыжки артериального давления, когда и до 180 доходило? Но это, предполагали врачи, не гипертония, а дистония. За каких-то полчаса давление могло подняться со 120/80 до 160/100, в молодости при одном виде тонометра оно панически подскакивало. Дистония — да, гипертония — нет. Но чему, собственно, радоваться? «От таких перепадов трубы отопления лопаются, не то что сосуды», — успокоила милая Людмила Анатольевна. И была, конечно, права.

Лечения не существует?

А что добавит к этой унылой картине «Малая советская энциклопедия»? Так, атеросклероз — хроническое заболевание… поздравляю! Склеротические бляшки деформируют просвет сосудов, придают его стенкам большую плотность, лишают сосуд эластичности… Эти зловредные бляшки зарождаются при периодическом или длительном повышении содержания холестерина в крови… он откладывается на стенках при повышенном артериальном давлении, под влиянием нервных возбуждений… Волноваться вредно, но не волнуются только покойники. Дальше, дальше: атеросклероз венечных сосудов сердца обычно лежит в основе стенокардии и ишемии. Специфического лечения атеросклероза не существует… Как обнадеживающе! Профилактика сводится к установлению нормального режима труда и отдыха, к ограничению потребления в пищу веществ, содержащих много холестерина (яичные желтки, сливочное масло, мозги, свинина и т.д.).
Ладно, мозги я не ем никогда, свинину не люблю, подумал наш больной, но избирательность в пище вряд ли мне поможет, потому что ясно сказано: лечения не существует. Значит, если холестерин уже облепил внутренние стенки сосудов, то ничего с ним не поделаешь. Значит, никуда эти бляшки уже не денутся, будешь таскать их в сосудах пожизненно, до самой смерти, которую атеросклероз, безусловно, приблизит. Значит, медицина бессильна. Ее хватает только на общие рекомендации. Соблюдайте здоровый образ жизни, делайте зарядку, выходите перед сном на прогулки, а если сами не соберетесь, заведите собаку, с ней хочешь не хочешь, а придется гулять, боритесь с избыточным весом, не налегайте на сладости и животные жиры, потребляйте овощи и фрукты. А если фруктов мало, собаки нет, хватились поздно — применяйте сосудорасширяющие средства. Рецепт на эти средства лежал у нашего героя в кармане. Ну что ж, нитроглицерин так нитроглицерин. Да будет так! Множество народу его пьет и ничего, живет, работает. Прошу принять меня в партию склеротиков и сердечников, подумал мужчина достойного возраста и отправился в аптеку.
…Запив водичкой розовую таблетку, он почувствовал удар топором по голове. Защипало глаза. «От нитроглицерина может болеть голова, — предупредила Людмила Анатольевна. — Если не сможете его переносить, попробуйте капельки». Мужчина отложил розовые таблетки подальше, взял рецепт на капли и снова пошел в аптеку. Но в состав капель тоже входил нитроглицерин, и даже совсем небольшой его дозы хватило, чтобы голова снова загудела.
Выходит, нитроглицерин меня не спасет, решил новоиспеченный член клуба склеротиков-сердечников. А ведь что делает нитроглицерин? Расширяет сосуды, благодаря чему к сердцу начинает поступать достаточное количество крови, и оно перестает ныть, потому что болит тогда, когда сидит на голодном пайке. Нитроглицерин, конечно же, расширил мне сосуды, как и положено, но, видимо, расширил чрезмерно — сразу же резко упало давление, из-за чего я и почувствовал «удар топором по голове». А почему сосуды расширились больше, чем следовало? Не потому ли, что были не очень сужены? Не потому ли, что исходный их просвет был не так мал? Но если так, то мои сосуды не мешают моему сердцу получать столько крови, чтобы не ныть, не теснить грудь, не отдавать болью в лопатку, не отключать руку вплоть до мизинца. А оно ноет, теснит, отдает, отключает.
Почему? Может быть, вовсе не из-за атеросклероза? Может быть, дело вовсе не в запруде из склеротических бляшек, а в чем-то совсем другом? Может быть, есть иные, неизвестные врачам причины стенокардии? И в моем случае это именно так? Поэтому подождем вступать в клуб склеротиков. Пока хватит членства в клубе сердечников.
Что сказала бы по поводу этих дилетантских рассуждений милейшая Людмила Анатольевна, нашего героя не заботило. Во-первых, он подозревал, что врачи знают не все, а на что-то просто не обращают внимания, отмахиваются от не вмещающегося в круг устоявшихся представлений медицинской науки.
Во-вторых, объективных возражений против его выводов не нашлось бы и у Людмилы Анатольевны: ставя диагноз, она опиралась на кардиограмму, а та показывает, как в данный момент бьется сердце, но не объясняет, почему оно бьется именно так, а не иначе. Тут, извините, возможны варианты.
В-третьих, разве не сама Людмила Анатольевна предупредила его о возможном побочном действии нитроглицерина, о возможной негативной индивидуальной реакции на него? Значит, возможен целый спектр индивидуальных реакций.
Что, рассуждая логически, отсюда следует? То, что ясно и безо всяких экспериментов: люди разные, оттого они по-разному реагируют на стандартные, проверенные, давно известные лекарства. И поскольку люди разные, то (продолжая логическую цепь) одинаковые на первый взгляд болезни могут возникать у них от совершенно разных причин, а следовательно, и сами болезни уже в чем-то не совсем одинаковые.
У каждого страдающего грудной жабой может быть своя и только своя причина заболевания. И вероятно, не просто может, но должна… И «жаба» у каждого своя — у кого зеленая, у кого коричневая, у кого древесная, у кого пупырчатая. А у кого-то вообще не жаба, а лягушка. Квакша. Но как ее ухватить, мою скользкую персональную жабу? Как вычислить, отчего она вдруг завелась?
Ну что же, нырнем в книги.

Сердечные заморозки

В ближайший базарный день наш любознательный герой отправился на книжную ярмарку. Вернулся он с трудами российских целителей, учебниками по здоровому образу жизни и зарубежными пособиями для желающих достичь богатства, успеха и здоровья. С этих последних он и начал поиск причин своей стенокардии и рекомендаций по избавлению от оной. Утверждениям медицины, что грудная жаба не лечится, наш герой не поверил. Не мог с ними согласиться. Не захотел записывать себя в ранние инвалиды.
Сердечные болезни западные авторы объясняли длительными эмоциональными перегрузками. Удел современного человека — жизнь в постоянном напряге, в работе до изнеможения, борьба за место под солнцем, вынуждающая принять агрессивный стиль поведения — с давлением на окружающих, с волевым напором. К чему это приводит? К стрессу, к чему же еще. И к ожесточению сердца. Больное сердце — это ожесточенное сердце.
Интересно, подумал наш больной. И верно. Напряг, стрессы — куда же от них сегодня денешься? Сердце поневоле ожесточается. Показывают по телевизору леденящие душу кадры людских страданий, кажется, сил нет смотреть, а ты смотришь и попиваешь чаек, ты холоден, равнодушен. Ведь не со мной это происходит. Сердце у нас у всех оделось в защитную броню, иначе давно бы лопнуло от горя. Принимать все близко к сердцу нельзя, погибнешь, поэтому мы страхуемся, гоним от себя переживания, стараемся не впускать их в себя. Но в итоге-то все равно ожесточаемся. А болезнь уже поджидает. И название подходящее. Грудная жаба. Холодная. Скользкая. Брр!
И то, что радости в жизни сейчас у большинства мало, тоже правильно. Сколько раз, бывало, тащишься, измотанный, домой и думаешь: вот приду, а там… Вдруг что-то счастливое, необычное? Нет, приходишь и видишь — все обыкновенно, как всегда. Или ждешь, что зазвонит телефон и сообщат тебе невероятную, изумительную весть… Или размечтаешься, что придет письмо… откуда-нибудь из Парижа. Но писем сейчас не пишут, в Париже у меня знакомых нет, и тот, кто мне звонит, не сообщает ничего необычного, в лучшем случае анекдот расскажет. Хорошо, если не с бородой.
Может, вот она, причина, и незачем искать другую? Точнее, другие, потому что их, уже сейчас понятно, много. Сколько авторов, столько и причин. Пожалуйста: к болезням сердца приводит чувство одиночества и испуга. Пожалуйста: сердце может выйти из строя из-за самоедства, когда начинаешь себя грызть — недостаточно, мол, внешне хорош, и фигура далеко не как у Аполлона, и глаза какие-то выцветшие, и нос картошкой, и манеры не аристократические, и одеваюсь с оптового рынка, а не из магазина высокой моды. А главное — не работаю над собой, не борюсь с недостатками, не стремлюсь заработать кучу денег, чтобы покупать рубашки от лучших европейских кутюрье… Что ж, некоторые признаки самоедства наблюдаются, согласился наш больной. И какую-то роль в появлении моей «жабы» они сыграть могли. Но скорее всего не главную. Я не Аполлон, ну и ладно. И на моду мне плевать.
Оставим в покое американских авторов, посмотрим, что пишут свои. Россияне. Целители. Ага, тоже о радости. Когда у человека в жизни нет любви и радости, то его сердце буквально сжимается и становится холодным, в результате кровь начинает течь медленнее. Ага! То есть, получается, дело не в сужении сосудов, а в медленном токе крови? Если кровь течет медленно, сердце тоже голодает. Это уже какой-то нюанс, выход из давно и жестко очерченного медициной круга. Запомним…
А вот уж и совсем неожиданный поворот. В книжке одной народной целительницы сказано: сердце связано с переживанием любви, оно бывает разным — теплым и холодным, золотым и серым, любящим и ненавидящим, пламенным и черным, самоотверженным и жадным. Если сердце заболело, надо подумать, какое оно у тебя, и может быть, попытаться изменить его режим — его цвет… Ну хорошо, подумал искатель причин, допустим даже это, я ведь решил ничего не отметать с порога, но как узнать «цвет» своего сердца, как «перекрасить» его из серого в золотой? Нет, нереально…
Следующая книжка поначалу добавила оптимизма, а потом встревожила. За обнадеживающим утверждением, что нарушение коронарного кровообращения чаще всего вызывается сосудистым неврозом (то есть склероз сосудов ни при чем!), следовал холодный душ: стенокардия может развиться вследствие нарушений функций желчного пузыря, желудка, а иногда и отложения солей в позвоночнике. Последнее может вызывать сильнейшие боли в области сердца, сюда нередко отдаются боли из других органов (при язве желудка, желчекаменной болезни, заболеваниях пищевода и прочая, прочая, прочая).
Прикинув на себя этот вариант, наш больной решил, что сосудистый невроз в его случае весьма вероятен. Действительно, если у человека при одном виде тонометра прыгает давление, он — невротик. Там, где дистония, там, скорее всего, и невроз. Или наоборот: где невроз, там и дистония. А вот насчет побочных болей… Язвы нет. Пищевод вроде в порядке. Желчекаменная болезнь? Иногда, кажется, пошаливает печенка. А может, и не она, а желчный пузырь. Надо бы провериться. Но придется объясняться с врачами. Исследуйте, мол, мне желчный пузырь на предмет того, не от него ли идет стенокардия. Представляю, как посмотрят на меня врачи. Нет, не годится. Вынужден оставить сей вариант за скобками.

Торсионная анахата

Следующий целительский труд вводил в абсолютно неизвестный и, честно говоря, совсем чужой мир восточных премудростей. Жизненная энергия, энергетические меридианы, энергетические центры, они же центры сознания, они же чакры. Их нельзя увидеть, пощупать, но они, как утверждается, есть (в другом измерении?) и играют важнейшую роль в работе и состоянии организма. Чакры бывают раскрытыми и закрытыми. В первом случае через них проходят полноводные энергетические потоки, во втором текут еле-еле, не доставляя органам нужной энергии.
В районе сердца, постигал наш любознательный больной, располагается один из этих центров, анахата-чакра. Она снабжает сердце энергией, которая необходима ему точно так же, как кровь. Анахата бывает очень большой у добрых людей. У них она хорошо раскрыта. Поэтому добрые люди чаще других страдают сердечно-сосудистыми заболеваниями. Они нарушают вселенский закон — именно потому, что добры. А закон предписывает человеку быть добрым не со всеми, делать добро не всем, а лишь тем, кто его заслуживает.
Беречь свое сердце — значит беречь анахата-чакру, учил целитель. И наоборот: беречь анахату — значит беречь свое сердце. Не огорчаться, не обижаться, считать, что все происходящее в этом лучшем из миров происходит к лучшему — вот основные условия душевного равновесия, то есть щадящего режима анахаты.
По правде говоря, рассуждения целителя о добре и вселенском законе показались нашему герою не очень внятными, скорее, даже путаными. Ну например, как определить, заслуживает человек добра или нет? И кто возьмется это определить? А потом, раз анахата раскрыта настежь, сердцу хватает энергии. Почему же оно болит? Или тут действует иная, непонятная, нелинейная связь?..
За ответами он нырнул в другую книжку. И прочитал там следующее: у доброго человека, живущего в Боге, анахата-чакра обязательно включена и активна. Она отдает любовь человека окружающим и сама неограниченно получает любовь от других людей, от животных, от Земли и из Космоса. В этой чакре находится так называемый «блок любви». Он работает как часы, когда анахата открыта. В каких случаях она закрывается? Когда мы испытываем стрессы, страдаем от несчастной любви, от кажущихся незаслуженными обид, изводим себя завистью, ревностью, злобой. То есть когда получаем отрицательную энергию, тяжелые вибрации.
Какие могут быть последствия? Физическое сердце человека вместо чистой положительной энергии получает «грязь», возникают сбои в его работе, затем серьезные заболевания. Могут ли тут помочь лекарства? Нет. Только на какое-то время они облегчат состояние, но если сердце продолжает получать черную энергию, то заболевание вылечить не удается.
У меня-то эта анахата большая или маленькая, раскрыта или закрыта? — спросил себя обескураженный исследователь. Если верить первому автору, она у меня широкая как ворота, поэтому я наношу вред не кому-нибудь, а Вселенной, нарушая ее законы. Если доверять второму, сердечная чакра у меня закрылась, но перед Вселенной я не виноват, я изводил только себя. Так где же Истина? Наверное, посередине — в следующей книжке?
Однако следующий целительский труд привел его в окончательное смущение. В нем утверждалось, что анахата контролирует работу не одного, а целых трех сердец человека: кровеносного насоса, расположенного в левой половине грудной клетки, то есть того органа, который люди, собственно, и называют сердцем; энергетического сердца, центра Души, дислоцированного на диафрагме и проецируемого на грудину несколько выше прикрепленного к ней мечевидного отростка; лимфатического, которое проецируется под правую лопатку.
Приняв к сведению, что болеть у него может не элементарный кровеносный насос, а центр Души, энергетическое сердце (ведь боли сосредоточены как раз за грудиной), которое на нитроглицерин не реагирует, больной стал читать дальше. Все три сердца контролирует анахата-чакра. Она имеет вид звезды Давида, то есть двух треугольников, наложенных друг на друга, что символизирует женское и мужское начала в их единстве и взаимопроникновении. Цвет анахаты — зеленый. Проекция на позвоночник — четвертый грудной позвонок. Анахата отвечает не только за работу сердца во всех его трех ипостасях, но и за принятие жизненно важных решений. Видимо, это следует понимать так, что окончательный выбор всегда за сердцем, а не за головой.
Так, дальше… Увы, дальше начиналось малопонятное. Анахата оказалась не просто чакрой, а торсионной матрицей. Согласно теории, выдвинутой физиками для объяснения непознанного, скажем, парапсихологических явлений, биополя были не чем иным, как торсионными полями, с помощью которых конструировалось все мироздание.
Теория утверждала, что живое вещество является самостоятельным источником торсионных полей и что внутри каждого человека имеется первичная торсионная матрица — матрица параметров, программа, по которой строится организм. Располагается эта матрица точнехонько в анахате, поэтому-то с ней и нужно обращаться особенно бережно. Кроме того, в рамках торсионной концепции следовало бы расценивать болезнь как нарушение симметрии в энергопродукции, энергообеспечении и энергораспределении внутри тела человека. Отчего же нарушается симметрия? От сбоев в программе. Не бережешь анахату — может «поехать» не только сердце, может «поползти» весь организм…

Энергетическая скверна

Отныне строго слежу за анахатой, решил начинающий путешественник в страну целительства. Стараюсь держать ее… раскрытой? Или наоборот, неплохо бы мне ее сузить? В этом он так и не разобрался до конца. Как и с торсионными полями и матрицами. Как и вообще с энергетикой человека. Нет ли про нее чего-нибудь подоступнее?
Среди принесенных с ярмарки книг нашлись и вполне доступные. Их написали те, кого называют «экстрасенсами» или даже просто «сенсами». При всем различии в терминологии и в формулировках авторы сходились в главном. Болезнь является результатом «поломки» энергетической структуры организма или результатом неправильного обмена энергией с окружающей средой. В энергетических каналах образуются пробки, циркуляция энергетических потоков внутри физического тела нарушается, а это ведет к расстройству жизненных функций. «Останавливается энергия, останавливается кровь» — говорили еще в древности китайцы. Вот-вот! Останавливается энергия — останавливается кровь — сердце садится на голодный кислородный паек и протестует приступами загрудинных болей. Логичная схема, но в ней опять нет места сужению сосудов, которое абсолютизировала медицина.
Целители дружно отдавали дань сглазу и порче, и наш герой испытал сильнейшее искушение списать на них свою стенокардию. Разве ему никогда не строили козни? Не орали на него в гневе? Не посылали куда подальше? Не желали зла? Иначе говоря — не лупили энергетической дубинкой? Сколько угодно! Направленные на вас зависть, гнев, раздражение, другие отрицательные эмоции, предупреждали практикующие экстрасенсы, вызывают сильнейшие энергетические вибрации, которые могут продавить ваше биополе, «протаранить» защитную оболочку. Спереди она вминается, сзади выпирает горбом. Хорошо еще, если удар пришелся не по сердцу, а то последствия могут быть просто ужасными, вплоть до инфаркта.
Не иначе, меня стукнули энергетически, предположил искатель Истины. Но, видно, слабо стукнули, пробивной мощи недоброжелателю не хватило, или же моя защитная оболочка оказалась крепкой — до пробоя не дошло. Порча и сглаз очень его прельщали — своей элементарной простотой, полной доступностью для понимания не в пример разным там торсионным матрицам и замечательной пригодностью на роль универсальной причины. Очень наглядным было сравнение их с энергетической инфекцией, которая, попав в организм, сначала постепенно разъедает защитную биополевую оболочку, а затем принимается за физическое тело. Но пока не принялась, человек болеет не настоящей, так сказать, болезнью, а ложной. Симптомы стенокардии налицо, однако характерных для нее органических изменений — сужения сосудов — нет.
На энергетические «подвески» — сглаз, порчу, наговоры и прочую скверну — легко списывался и синдром хронической усталости. Повышенная утомляемость, крайняя неустойчивость настроения, отсутствие самообладания, терпения, неусидчивость, нарушение сна, неспособность к длительному умственному и физическому напряжению, непереносимость громких звуков, яркого света, резких запахов — все это предлагалось валить на энергетическую заразу. Она же была виновата в угнетенных состояниях, раздражительной слабости, безволии. У человека с «подвеской» в виде сглаза или порчи терялся аппетит, возникали нервные расстройства, а за ними — функциональные.
Впечатление создавалось такое, что болезней, которые нельзя бы было связать с энергетической скверной, просто нет. А уж сделать ее ответственной за стенокардию сам Бог велел. В слабости, вялости, усталости, когда утром нет сил встать, а днем все тянет прилечь, могла быть повинна не настоящая стенокардия, а ложная, вызванная сглазом.
Кто же, черт возьми, меня сглазил, кто наслал порчу? — терялся в догадках наш больной. Надо не полениться, определить на досуге, благо методика прилагается. А может, в моем окружении завелся энергетический вампир и пьет из меня соки, причмокивает, облизывается, жиреет, а я чахну? Вампир, как разъяснял автор очередного труда по энергетическому целительству, это прежде всего ярко выраженный эгоцентрик — эгоист и завистник. Искатель Истины прикинул, кто из окружающих его людей мог бы претендовать на роль такого эфирного кровососа, но не нашел никого особенно подозрительного и, как ни странно, огорчился: ведь замаскированный вампир гораздо хуже явного. От явного еще как-то можно защититься, от тайного — дудки!

Карма Льва

Была еще одна простая причина, даже не простая, а безусловная, не требующая никаких доказательств и пояснений, — астрологическая. Каждая часть тела, утверждалось в медицинской астрологии, находится под управлением определенного знака Зодиака. Знак Овен, например, управляет головой. Так, у родившихся в месяц Овна наиболее чувствительна голова, а раз наиболее чувствительна, то и наиболее подвержена различным неприятностям. Родившийся под знаком Овна имеет больше шансов нажить склероз, потерять под старость память, впасть в маразм, нежели родившийся под Тельцом или Девой. Зато Девы, скажем, подвержены болезням кишечника в большей степени, чем остальные знаки. А у появившихся на свет подо Львом слабое место — сердце. Коли ты Лев — в делах сердечных возможны проблемы. Где тонко, там и рвется, просто потому, что ты — по Зодиаку Лев. И все тут, и точка. А наш больной, увы, как раз был Львом.
К достаточно понятным причинам наш усердный читатель причислил и кармические, при всей сложности, чуждости и, на его взгляд, спорности понятий переселения душ и кармы. Но если не вникать в их философско-мировоззренческий смысл, принять логику целителей, практикующих кармические методы, то получалось просто и красиво.
Есть бессмертная часть человеческого существа — душа, множество раз воплощающаяся — облекающаяся в плоть — в разных телах. Все содеянное душой в прошлых земных жизнях — дурное и хорошее, доброе и злое, способствующее эволюционному росту или его тормозящее, — не исчезает, не забывается и по космическому закону причин и следствий, закону морального воздаяния, закону высшей справедливости или закону кармы обязательно проявляется в новой жизни.
В общем, что посеешь, то и пожнешь. Но «посеять» то можно много воплощений назад, скажем, во времена Древней Греции, а «собирать урожай» приходится здесь и сейчас. И если мысль, соткавшая карму, была нечиста, поступок — нечестен, то урожай созреет в виде неудач, бед и болезней. А так как закон кармы не знает исключений и расплата по кармическим долгам неотвратима, то все наши недуги имеют глубокие корни в прошлом, иначе — кармические причины.
Что же, логично, подумал наш исследователь. Но… не слишком практично. По крайней мере для меня. Я ведь не могу погрузиться в прошлое, оказаться в той из прежних жизней (если они вообще у меня были), где лежит кармическая завязка, заново пережить травмирующую ситуацию и тем самым развязать кармический узелок. А он видимо, затянут крепко, судя по тому, что пишет целитель: стенокардия — плод тяжкого морального проступка, нравственного компромисса, вероотступничества. Это грех, серьезно отягощающий карму.
Закон кармы уже не казался ему красивым, скорее, механически-беспощадным. Какие-то неведомые, холодные, безличные, но несомненно могучие космические силы вели дотошный счет прегрешениям слабого смертного человека и безжалостно наказывали за малейшую ошибку. А уж за грехи… За них не объявляли выговор и не лишали премии, не ставили в угол и не читали нотаций. За них секли плетьми на конюшне и увольняли без выходного пособия.
Между тем нельзя было сделать и шагу, чтобы не нагрешить. Сомнение — грех, уныние — грех, гордыня — грех, страх — грех, зависть — грех, гнев — грех… К тому же закон кармы карал стенокардией за вероотступничество — еще один грех. Выходит, именно в грехах следовало искать первопричины болезней.

Ни часу без греха

На этой точке зрения стояли очень многие целители. Болезни и скорби даются нам за грехи. Причина всякой болезни — грех человеческий. Часто за грехи родителей болеют дети… Подобными формулировками, с некоторыми незначительными расхождениями, пестрели книги. За ложь человек часто наказывается нейродермитом, за прелюбодеяние — доброкачественной опухолью, за богохульство — онкологическим заболеванием, за воровство — язвой… Так выстраивал свою классификацию один целитель.
Ему заочно возражал другой: гордыня, препятствующая связи человека с Богом, истинной вере, приводит к язве, вегето-сосудистой дистонии. Эгоизм сужает видение окружающего мира, замыкает человека на себе, поэтому не удивляйтесь атеросклерозу, подагре, камням в почках и желчном пузыре. Суетность отвлекает от истинно важного, мешает выполнить свое предназначение на Земле и награждает тиком, неврозами, болезнью Паркинсона. Ложь, включая ложь самому себе — самообман, искажает реальность, за нее расплачиваются диабетом, аллергией, нарушениями обмена веществ. Гнев — оборотная сторона страха — делает человека разрушителем, страдающим мигренями, гипертонией, инфарктами и инсультами. Сомнение превращает любовь в похоть и отзывается импотенцией и дисфункцией яичников. Уныние изнуряет, приближает к смерти, сокращает земной путь, отмеренный человеку Богом, и наказывается астенией, остеохондрозом, радикулитом, артритом.
Нельзя привязываться к деньгам, к вещам, к еде, к собственности, к работе, к семье, к женщине, к любви, к сексу стращал третий целитель — это «зацепки» за земное в ущерб небесному и, разумеется, тяжкий грех. Когда на «зацепки» покушаются, возникает агрессия, а она разрушительна, это смертный грех гневливости. Не сотвори себе кумира: не гордись своим умом, умением, талантом, способностями, собственным положением, должностью, хорошими детьми и красивой женой, ибо гордость незаметно переходит в гордыню, то бишь смертный грех. Человеку, впавшему в смертный грех уныния, обеспечены депрессия, сердечно-сосудистые заболевания. По сути, у него включается вялотекущая программа самоуничтожения. Если у вас появилось ощущение, что мир неразумен и несправедлив, если потеряна вера в людей, если обижаетесь на них и на всю Вселенную, это означает нежелание жить и гарантирует появление больших проблем и болезней, например — инфаркта.
Позвольте-позвольте! — возражал христиански настроенным целителям коллега-атеист. Вы говорите, что нарушение заповедей Иисуса Христа ведет к нарушению энергобаланса, отсюда, по-вашему, проистекают болезни, отсюда конфликты, неудачи. Не забывайте, однако, что рассуждения с позиций религиозных догм — «Божья кара», «проклятие Небес» и прочее в том же духе — вызывает протест пациентов-атеистов. Не плодотворней ли встать на научные позиции? Скорее всего, негативные энергетические сигналы сыплются на грешные наши головы из-за введения энергетического режима экономии в отношении людей, хронически недодающих Верхним Сферам определенные количества энергии.
Та-ак, энергетическая трактовка грехов, — оживился наш уже начинающий впадать в смертный грех уныния исследователь (он, что скрывать, обнаружил, что кругом грешен и крепко привязан к земному — любил жену, детей, семью, работу, считал себя неплохим профессионалом, страдал не от недостатка Божественной любви, а от банальной нехватки денег) и вгрызся в гранит очередной концепции.
Введение «режима экономии», писал целитель-атеист, по-видимому, происходит так. Каждому отдельно взятому человеку отпускается определенное количество энергии, достаточное для управления жизнедеятельностью. Она распределяется по чакрам, а последние раздают ее органам, расположенным на территории, подведомственной той или иной чакре.
Положим, что некий «грешник» задолжал в Верхние Сферы, нагрешил, а откупаться не желает — сознательно, подсознательно или просто шутки ради. Но Верхнему Энергораспределителю недосуг разбираться в причинах недоимок. У него учет поставлен строго: либо энергорасходы скомпенсированы, либо нет. И если нет, грешного недоимщика сажают на голодный энергопаек, в связи с чем на территории соответствующей чакры появляются энергетически неуправляемые органы или участки тканей, которые начинают жить в автономном режиме, спасаться, кто как может.
И вот какая-то клетка или группа клеток, не получив полагающуюся энергетическую квоту централизованно, приучается воровать энергию у своих ближних — расположенных рядом менее активных и агрессивных клеток. Вот и вся подоплека появления клетки — родоначальницы рака вследствие «грехопадения». Вот и все происхождение «Божьей кары». Она, по-видимому, и состоит в том, что человек начинает получать сверху урезанные порции энергии, недостаточной для обеспечения всех потребностей организма.
Обдумывая эту концепцию, наш больной, только что избавившийся от греха уныния, почувствовал, что впадает в не менее тяжкий грех — грех сомнения. Механизм воздаяния за грехи можно было, конечно, объяснить и столь «научно». А также десятью другими способами. Привлечь другую терминологию, сказать вместо «Верхний Энергораспределитель»… что? Ну например, Мировой Разум. Космический Закон. Владыка Кармы. Наконец, — Бог. Ведь как поступал «Верхний Энергораспределитель» с энергетическим должником, «грешником», нарушившим космический закон энергообмена? Он должника карал. Как карает за грехи Бог. Все возвращалось на круги своя — на круги грехов, кармических воздаяний — этаких необъяснимых и непредставимых через другие «вещей в себе», круги первичных болезнетворных единиц. Было от чего впасть в уныние. Неужто без мистики никак не обойтись?..

Медвежий баланс

Мистический налет ощущался даже в текстах вроде следующего.
Лет десять тому назад внимательные врачи заметили, что, казалось бы, давно и хорошо известные лекарства стали действовать как-то не так. Или не действовать вовсе. Или давать неожиданные побочные эффекты. Поскольку препараты не изменились, оставалось предположить, что меняется — мутирует, эволюционирует — и сам человек, и среда его обитания, причем в такой степени, что это сказывается на физиологии.
Насчет мутаций человека достоверных данных не было, зато трансформация среды была очевидной, и не только экологическая. Наблюдения относились к началу «перестройки» или «реформ», а по сути, гигантской социально-экономической трансформации в России.
Вскоре после ее начала медицинская статистика с недоумением отметила всплеск туберкулеза. Стремительно пошел в наступление рак: по прогнозам, в первое десятилетие XXI века он может поразить до трети населения страны. Врачи все чаще в растерянности останавливались перед так называемыми труднодиагностируемыми состояниями, когда какой-то непонятный, неидентифицируемый недуг изводит человека. Психологи и психотерапевты заговорили о «болезнях страха», «болезнях рухнувших идеалов»…
Не дай вам Бог жить во время перемен, говорят китайцы. В эти времена жить тяжелей, чем в периоды голода, лишений, войн. В войну, как известно, люди редко болели. Гибли от пуль на передовой, надрывались в тылу, голодали и холодали, но почти не хворали в том обыкновенном житейском смысле, в котором хвораем мы. Может быть, потому, что перемен — глубинных, кардинальных, тех, что подразумеваются в китайском изречении, тех, что происходят сегодня в России, в войну как раз и не было. Наоборот, сплоченная, единая как никогда нация отстаивала свою землю, свой язык, свой уклад, свое право жить по общинным, социалистическим принципам. Идеалы и ценности не расшатывались, а укреплялись. Победа, ради которой умирали, означала возврат к прежнему, привычному порядку вещей, к прежнему ритму жизни.
Этот ритм — размеренный, неспешный — складывался у нас веками. Индустриализация 30-х годов повлияла на него незначительно, она лишь перенесла патриархальность из старых деревень в новые города, большие производственные коллективы. Крестьянин подчинялся сезонному ритму, рабочий — производственному, который задавался социально-экономическим планированием «по нарастающей». Да, завтрашние планы превосходили «громадьем» сегодняшние, но не требовали ни принципиально новых технологий, ни принципиально иных методов труда. Его интенсивность увеличивалась незначительно, как и психологические нагрузки на работников. Их ответственность за себя была минимальной, потому что все решали начальники и государство. Жизнь была скромна, быть может, скудна, зато устойчива. И психика — устойчива. И физиология — тоже.
Когда появилась возможность оглянуться назад, выяснилось, что социальный ритм, психологический ритм и физиологический ритм взаимосвязаны и взаимообусловлены. Уклад народной жизни, темп и напряженность общественных процессов зависят не только от менталитета и психики, но и от физиологии нации. А если посмотреть на дело с точки зрения физиологии, нельзя не признать, что физиологический ритм находится в зависимости от социального. Передаточное звено между ними — психический ритм. Социальный ритм — через психический — отражается в физиологическом ритме.
Ну да, человек — единство психики и тела, этакое психо-физиологическое единство, согласился с автором наш уже поднаторевший исследователь. А здоровье — психофизиологическая устойчивость организма как системы, находящейся в данном окружении, в данной среде. Когда я спокоен, то спокоен не только психически, но и в целом, как биологическая особь. И притаившиеся внутри меня болезни, положенные мне кармически, астрологически или за нарушение христианских заповедей, тоже спокойны, они развиваются вяло и особенно меня не тревожат. Они могут вообще не проснуться, не выйти из латентной стадии. Когда я нервничаю, психую, когда меня «колотит» (а поводов для этого в эпоху перемен предостаточно), расшатываются и мои физиологические механизмы.
Вот всплеск туберкулеза, чахотки, в которой, как известно, сгорели многие русские революционеры, демократы, разночинцы, карабкавшиеся из низов к общественным вершинам, взывавшие к обществу. Зачастую они бедствовали, недоедали, ютились в сырых каморках. Но были среди них и вполне обеспеченные люди. Так что туберкулез — отнюдь не только болезнь нищеты. Это еще и болезнь постоянного стресса, сверхнагрузки на собственное «я», когда расход психической энергии чрезмерен и не покрывается ресурсами психики.
Чтобы не болеть, нашим разночинцам нужно было пополнять энергетические запасы. Но как, за счет чего? «Железный» герой Чернышевского Рахметов, школивший свое тело, спавший на гвоздях, поступал по-своему разумно. Но представить себе массы революционеров в роли физкультурников, а тем более — мазохистов, все-таки трудно. И уйти из городов в леса они не могли. И поводов для радости жизнь дарила мало. Они были практически отключены от энергетических источников.
Правда, способ избежать чахотки существовал и для них, но не подходил им принципиально. Это способ — обломовский: сбросить психические нагрузки, залечь на диван. Лень Илюши Обломова не патологическая, она обусловлена физиологией нации, ее генотипом, это лень почти генетическая, а туберкулез — расплата за нарушение патриархального генетического ритма.
Значит, мы — медведи, мы должны зарыться на зиму в берлогу, а летом походить, раскачиваясь, по лесу и хорошо поработать? Значит, таков у нас механизм согласования темпов психических и физиологических процессов? — мысленно спросил автора наш неутомимый герой. И получил ответ: да, проблема именно в согласовании, в балансе, в психофизиологическом единстве. Лежать на диване можно тогда, когда режим работы психики замедленный. А если он бешеный, как сейчас, то надо обеспечивать психику физиологически. Человек, весь день просидевший в офисе, проведший десять переговоров и принявший двадцать ответственных решений, должен вечером играть в теннис, плавать, потеть на велотренажере. Но кто у нас возьмется крутить педали? Один из ста…

Грозил ли Штольцу туберкулез?

А вот в Америке педали крутят. И бегают трусцой. Спортивность американцев, их «помешанность» на активном отдыхе, на здоровом образе жизни принято объяснять тем, что здоровье в конкурентном обществе — категория экономическая, заболевший становится неудачником, выбывает из борьбы. Верно, но не забудем и о другой причине. Жизнь в конкурентной среде сопряжена с чудовищными психическими затратами, вынуждающими непрерывно пополнять энергетические запасы организма. Рациональное питание, спорт, вылазки на природу для американцев не просто экономическая необходимость, это, если угодно, физиологическая потребность, способ поддерживать энергетический баланс. Как, кстати, и незатейливый грубоватый юмор.
Нам кажется смешным и бесполезным американский совет вдалбливать себе такую мысль: все у меня хорошо. Вселенная поддерживает меня, я самый великолепный экземпляр, которым любуется мироздание! Или: смотрясь утром в зеркало, убеждай себя, что ты счастлив, здоров и богат, либо станешь миллионером завтра, когда найдешь на улице, под водосточной трубой, солидный бумажник, плотно набитый стодолларовыми банкнотами. Помнится, о чем-то подобном мечтал во времена послереволюционной разрухи небезызвестный Корейко. И что же, нашел? Ничуть не бывало. Пришлось ему комбинировать, химичить, ловчить. Он стал миллионером, хорошо потрудившись. У нас в России иначе не получается. У нас надо попахать, зеркало уговаривать недостаточно.
Видимо, размышлял между тем наш правдоискатель, большинству из нас угрожает не СПИД, не экзотический заирский вирус Эбола, а болезни излома жизни, апатии, суеты, страха, рухнувших идеалов. А с ними и уныния, и сомнения — знакомые уже смертные грехи! В эпоху перемен грешат все и все расплачиваются. Кто туберкулезом, кто раком, кто сердечно-сосудистыми заболеваниями. Так что мой недуг вполне типичен, подумал наш больной, и сам я вполне типичен, я просто средний представитель популяции со сбитым социально-генетическим ритмом. Причина моей стенокардии — генетическая. Если верить автору, научному авторитету.
А если не верить? Возьмем ту же русскую «обломовщину» как естественное спасение от психических перегрузок, от болезней стресса, от туберкулеза. Рядом с Обломовым совсем иначе смотрелся деловой, активный, организованный Штольц, испытывавший куда более тяжелые нагрузки, именно потому, что карабкался вверх, делал карьеру, выходил в люди. И ничего! Ни психических срывов, ни туберкулеза. Правда, он, подобно Рахметову, закалял свое тело. А если бы не закалял, а лежал на диване? Заболел бы Штольц туберкулезом или нет? Скорее всего, нет, потому что немец — особь с другим генотипом, с другим соотношением социального и психофизиологического ритмов, с другим критическим порогом.
Жаль, что Гончаров ничего определенного по этому поводу не сказал. Остается гадать. А гадание — это мистика. И целители похожи на гадалок, что, впрочем, неудивительно: когда во времена общественных изменений реальность ставит в тупик, — расцветает мистика. В ней тонешь с головой. Все загадочно, зыбко, неконкретно. А я — типичный средний человек, воспитанный в атеизме и рационализме. Мне конкретику подавай. Из причины «А» проистекает следствие «Б», из «Б» проистекает «В». Мне нужно знать, кто виноват и что делать.

Вершки и корешки Востока

С опаской взял наш сердечник в руки книжку по тибетской медицине, готовясь продираться через непроходимые мистические джунгли. К его удивлению, тибетцы оказались здравыми рационалистами. Но реалистами весьма своеобразными, почти непостижимыми. Восток, как известно, дело тонкое.
Вот типичная ситуация. Больной преклонного возраста, имеющий порок сердца с юных лет, является к тибетскому врачу. Старик жалуется на боль в груди и одышку. Врач, не доверяя диагнозу, поставленному и многократно подтвержденному с помощью объективных физических методов, проводит собственную диагностику, основанную на тщательно продуманных расспросах. Что же он устанавливает? Расстройство желудочно-кишечной системы, задержка стула вызывает вздутие живота и приподнятие диафрагмы. Последнее стесняет легкие, уже стесненные измененным с юных лет сердцем, и вызывает одышку, а боли в грудной области происходят из-за того, что стесненное сердце давит изнутри на чувствительные ткани.
При лечении больного на основании этого диагноза — с применением желудочно-кишечных лекарств, соответствующего образа жизни, пищи и питья — совершенно исчезают боли и одышка. При лечении на основании «объективного» диагноза — с применением сердечных лекарств — расстройство только усиливается, так как не устранена причина болезни и даже может наступить смерть от водянки. В свидетельстве запишут, что человек умер от порока сердца, тогда как на самом деле он умер от запущенного катара желудка.
Так частенько и бывает, спроецировав этот пример на себя, разволновался наш исследователь. Кормят нитроглицерином, а надо бы потчевать клизмами. Только ведь и катар, как пишет далее тибетский врач, — не самая главная причина недуга, а лишь ближайшая. Чтобы докопаться до самой главной, необходимо разобраться в подробнейшей и очень странной для европейца тибетской медицинской системе. Она и рациональна, и логична, однако логика у нее совсем другая.
В организме человека, по тибетским представлениям, значимы такие жизненные процессы — восприятие, уподобление, всасывание, усвоение, удаление-очищение, расходование воздуха, причем сей процесс разделяется на пять видов; желчь, слизисто-серозная и млечно-лимфатическая система; семь тканей и три отделения… Сердечная деятельность, как удалось понять больному, находится под влиянием восприятия, уподобления, всасывания воздуха, и не вообще восприятия, а только тканевого, то есть одного из пяти возможных восприятий воздуха… Это восприятие должно совершаться «нормально», когда же оно «расстраивается», возникают болезни.
Их главная причина — в «расстройстве» жизненных процессов. «Воздушные», а стало быть, и «тканево-воздушные» процессы расстраиваются из-за: исключительного употребления веществ горького вкуса, малопитательного и грубого свойства, голодания, распутной жизни, бессонных ночей, усиленной работы и долгих разговоров в голодном состоянии, обильного кровотечения, сильных поноса и рвоты, периодических простуд, рыданий, частых разговоров о предметах огорчающих и вызывающих печаль… И это были еще самые «вершки». К тибетским «корешкам» пришлось бы пробиваться годами.
Индийская наука Аюрведа оказалась не легче. Голова уже с трудом вмещала совершенно новые термины и принципы. Скажем, тот, согласно которому наш мир состоит из пяти элементов: Акша — эфир, Вайю — воздух, Теджас — Огонь, Джала — Вода, Притхви — Земля. Из пяти слагается три: пять первоэлементов образуют три Доши. Акша плюс Вайю дают Дошу Вата, Теджас плюс Джала — Дошу Питта, Джала плюс Притхви — Дошу Кафа. Доша — это (можно было понять так) фундаментальный физиологический принцип, управляющий некоторыми функциями организма, отвечающий за определенную структуризацию, проще — внешний вид тела. Наше тело представляет собой комбинацию из Ваты, Питты и Кафы, причем каждая концентрируется в своем законном месте, не избегая, впрочем, и других и отвечает за присущие только ей функции.
Физиологический принцип, сконцентрированный в определенном месте!.. Физиология не как процессы, развертывающиеся во времени, а как сочетание пространственных областей!.. Европейский ум положительно изнемогал, увязая в паутине Востока. Но не сдавался.
Доша Вата дислоцируется в теле от пупка до ступней ног, но поднимается и выше, дотягивается и до сердца. Ага! Здесь Вата называется «Прана», ее функции — вдох и выдох, управляет сердцем (ага!), прохождением пищи в желудок, циркуляцией крови по всем частям тела. Вата жидкостных элементов не имеет. В теле создает сухость и холод. Если Доша Вата в норме, наша творческая мысль трудится в ударном ритме, много энергии, кишечник функционирует хорошо, все циркуляции в теле нормальны. Если Доша Вата возбудилась, то моча прозрачная, как вода, сильно пенится… Так, это пропустим. Голова немеет и кружится, шум в ушах… пропустим. Язык… пропустим. Ага: боли в груди! Грудная жаба! Попалась, родная!..
Теперь понять бы, отчего эта Вата возбуждается и ущемляет остальные две, Питта и Кафа, из-за чего нарушается общий баланс в организме, усиливается один физиологический принцип, а два других слабеют? Доша Вата разбухает от излишней двигательной активности, недостатка сна, недоедания, голодания… С тибетским восприятием (и так далее) воздуха сходится, подумал наш больной, но меня в чрезмерной подвижности не упрекнешь, скорее наоборот. Когда медицина говорит, что к стенокардии ведет малоподвижный образ жизни, это про меня… Хотя, кажется, есть другой вариант: Вата не возбуждалась, она велика от рождения. В таком случае, согласно индийской науке, я должен быть сутул, сухощав, бледен, многословен, плохо переносить холод, при движении мои суставы должны трещать. Ничего похожего…
Есть и третий вариант: перебрал пищи, увеличивающей Дошу Вата — кукурузы, ячменя, гречихи, ржи, овса, сырых овощей, в том числе сырой картошки, свинины, крольчатины, горохового супа, а также шлемника, барбариса, перца Бунге, горечавки, шалфея, лютика, коры дуба, желудей, пивных дрожжей, мумие и мускуса — последние три особенно стимулируют Вата..

Священные боли

Он с треском захлопнул книгу. Хватит восточных премудростей, больше их не касаюсь. Слева возвышалась горка прочитанных книг, справа сиротливо лежала единственная и последняя. Ну разве что заглянуть…
Заглянул. Изумился. Начал читать — сперва с недоверием, потом — как откровение, по которому давно тосковал и которого наконец-то дождался.
Сердце — высший фактор развития, — глотал он долгожданные строки. Его значение не то что большое, но — великое. Человек — Микрокосмос, он аналогичен Макрокосмосу — Вселенной, а его сердце — сердцу Вселенной — Солнцу. Сердце есть солнце организма. И сейчас — время Сердца.
Сердце, по существу своему, есть свыше действующий и дающий орган, потому в природе сердца всякое даяние… Недаром сказано, что каждое биение сердца есть улыбка, слеза и золото. Вся жизнь человека протекает через сердце. Нужно уметь дать сердцу настоящую работу.
И вот оно, откровение: «Самое важное назначение сердца состоит в том, что оно соединяет земное с небесным и приобщает человека к миру Высшему, без чего немыслимо его существование… Сердце вовсе не наш орган, но дано для высших сношений…»
Вот так! А мы пичкаем его нитроглицерином. Мы умаляем космическое, низводим сердце до мускульного мешка, до кровеносного насоса. Поэтому и не могут быть отняты у людей немощи и страдания, пока не просветлится человеческое сердце. И когда оно просветляется, то испытывает «священные боли». Они сопровождают раскрытие энергетических центров. Раскрытие сердечной чакры анахаты сопровождается священными болями в сердце. Благодаря им организм очищается, утончается и одухотворяется. Материя высветляется, совершенствуется.
Священные боли — дорога к святости. Они не признак болезни. Они происходят не от склеротических бляшек в сосудах, не от ишемии, не от стенокардии — грудной жабы, пропади она пропадом! Священная боль в моем сердце есть свидетельство того, что оно настраивается на высший лад, приобщается к небесному, входит в резонанс со Вселенной!.. Нитроглицерин! Ничего глупее, ничего смешнее при священных болях посоветовать нельзя. Но откуда знать про них врачам? Вот что про них тут сказано: «Если бы врачи были менее самомнительны, они стремились бы наблюдать разные явления. Но, к сожалению, все особенные симптомы скорее отталкивают ленивых наблюдателей». Не в бровь, а в глаз!
Почему я не прочитал эту книжку первой? — спросил себя наш больной. Я как Ходжа Насреддин, который съел гору плова, но не насытился и добавил к трапезе лепешку, сжевал ее и почувствовал, что сыт по горло. «О глупец! — сказал Ходжа Насреддин. — Зачем я съел 33 миски плова, когда достаточно было одной маленькой лепешки?!» Так и я. Зачем я читал 33 этих книги, когда достаточно было прочитать только одну — последнюю?.. Если бы я прочитал ее в начале, то сразу понял бы, что нет у меня никакой стенокардии.
Долой грудную жабу! Он резко встал, сделал несколько широких гимнастических махов руками и весело пустился вприсядку. И моментально задохнулся. Заныло в груди. «Священные боли» в сердечном центре очень походили на самые рутинные — стенокардические.
Эйфория прошла. Он сел и грустно уставился на стопку книг. В каждой из них он нашел одну вероятную причину своего недуга, а то и несколько причин сразу. Он мог прочесть еще сто книг и обнаружить еще сто возможных причин стенокардии. Или двести. Или — тысячу. Видимо, стенокардия, как и любая другая болезнь, могла быть следствием тысячи причин. Даже тысячи и одной — тысячи известных и одной такой, о которой пока не знал ни один врач и ни один целитель. Поэтому, чтобы докопаться до истины, предстояло сделать неподъемное: вычислить то болото, из которого явилась жаба, разобраться в тысяче причин и обнаружить одну — истинную, решающую, главную. А потом, зная ее, подобрать адекватный метод лечения.