Глава IX. ЛЕСТНИЦА В НЕБО

(Пятый поворот ключа)

КАКОЙ МЕРОЙ МЕРИТЬ?

Духовное целительство — это, как и всякое целительство, — концентрированное воздействие, только не на тело, не на биополевые, энергетические структуры пациента, а на структуры духовные, короче, — на Дух. Ради чего оно производится? Логика подсказывает: ради их коррекции, укрепления, очищения, нормализации, гармонизации и так далее. Иначе говоря, ради повышения духовности. Что ж, прекрасно. Удается ли повысить духовность пациента в результате вмешательства целителя? Или же в духовных структурах больного ничего не меняется? Должна возрастать духовность или не должна? И, собственно, по каким критериям об этом судить?.. Количественных, разумеется, нет. Толкуя о духовности или бездуховности, мы пользуемся качественными, вернее, оценочными критериями.
Ну например, бездуховность — это прагматичность, зацикленность на материальном, скаредность, низкий культурный уровень. Бездуховный человек не читает книг, не слушает классической музыки, не ходит в музеи и прочее. Напротив, духовность — это широкие интересы, образованность, интеллигентность, спокойное отношение к материальной стороне жизни. Бездуховность — это потребительство, корыстолюбие, зависть, жестокость, эгоизм. Духовность — это жизнь по совести, вера в Бога, признание высшего начала, доброта, стремление помочь ближнему, справедливость, альтруизм.
Мысля в таких категориях, мы нередко подменяем духовные потребности социальными и культурными, отождествляем духовность с общественными, религиозными или личными добродетелями, а бездуховность — с пороками, с христианскими смертными грехами. Эта система оценок, конечно же, зыбка, непоследовательна и к тому же крайне субъективна: то, что одному человеку кажется непростительным недостатком, свидетельствующим о жуткой бездуховности, на взгляд другого вполне извинительно, если вообще не благородно. Однако возможна ли иная система оценок — объективная, последовательная, строгая и непротиворечивая?
Одна из попыток создать ее упомянута во второй главе этой книги. Доктор Савинов отождествляет духовность с энергией, точнее, с энерговооруженностью, с энергетическим потенциалом человека. Чем выше энерговооруженность, тем духовнее человек, потому что, чем выше его энергопотенциал, тем на большие свершения он способен. На какие? На культурные, профессиональные. На подвиги альтруизма и человеколюбия.
Однако, приравнивая духовность к энергетике, мы все-таки не можем вырваться из тисков субъективности. Хотя бы потому, что способов измерить энергопотенциал человека нет… Другие попытки объективной оценки не лучше. Поэтому нам просто не остается ничего другого, как попытаться построить свою собственную систему. Правда, главное место в ней займут не количественные, а качественные характеристики. Но эти качества можно расположить иерархически, поставить каждое на свое место и определить, условно говоря, количество каждого качества.
Такая система оценки духовности опирается на один из фундаментальных законов мироздания — закон Эволюции, говоря конкретнее, на эволюционную лестницу, известную из эзотерических источников под именем лестницы Иакова. Любой объект Вселенной — нашего проявленного мира должен подняться по ней, начиная с самой низшей ступени. Путь вверх занимает у человека не одно воплощение, может быть, невообразимо длинную череду воплощений. Любой человек в любой момент времени находится на вполне определенной ступени эволюционной лестницы, а это, как мы выясним в дальнейшем, позволяет объективно судить о степени его духовности.

СЕМЬ НОТ ЭВОЛЮЦИИ

Нет, недаром древние считали семерку числом священным. Как говорится, куда ни кинь… Семь нот. Семь цветов радуги. Семь дней недели. Семья — семь «я». Семь тел нашего организма — физическое и шесть тонкоматериальных, полевых. Семь главных энергетических центров тела — чакр.
Эволюционных уровней, фаз, этапов, стадий или ступеней, которые проходит в своем развитии любой объект во Вселенной, будь то звезда, человек или камень, тоже семь. Фантастическим образом последовательность и смысл этих фаз совпадает с эзотерическим содержанием энергетических центров тела — чакр. Хотя почему фантастическим? Скорее, естественным. Ведь мир един. «Что наверху, то и внизу, а что внизу, то и наверху». Строение человека семирично, и по тому же принципу устроен Космос. Мироздание имеет семь планов, семь энергетических уровней. Разворачивающая свой потенциал система последовательно поднимается по семи ступенькам от самой нижней к самой верхней. Все процессы подчиняются семи началам, которые отождествляются с семью чакрами и символизируются ими (рис. 8).
Муладхара, первая, корневая чакра соответствует первой эволюционной фазе — фазе выживания.
Вторая, свадхистхана, попросту называемая половой чакрой, соотносится с эволюционной ступенью размножения и процветания.
Третья, манипура, отождествляется с уровнем власти — над собой и внешним миром, что требует дисциплины, регулирования, управления.
При переходе системы на четвертую эволюционную ступень прежние ценности обесцениваются. Не хочется регулировать и управлять, не хочется командовать, властвовать. Хочется сотрудничества, понимания, а пуще всего — любви. Еще бы, ведь эта переломная чакра анахата, сердечная чакра.
На пятом этапе «блажь» предыдущего забывается, главным становится творчество высокого полета. Это — ступень вишудхи, ступень мастерства и совершенства.
Следующая, шестая фаза, соответствующая чакре аджне, центру высшей воли, «третьему глазу», символизирующему мудрость, синтез.
Наконец, смысл седьмого, последнего уровня, символизируемого чакрой сахасрарой — непосредственная связь с высокими слоями тонкого мира и космической иерархии.
Откуда все это известно? Из семиричной диалектики древних индусов. Из Каббалы. Из Библии. Библейский текст, как текст символический, допускает различные толкования. При желании с немалой пользой для себя можно изучить Книгу Бытия под эволюционным углом, начиная с 12-го стиха 28-й песни, где Иаков видит во сне лестницу в небо, вплоть до конца 32-й песни. Подобную же лестницу видел и пророк Мухаммед — по ней взбирались правоверные, чтобы достичь Бога. Вообще же этот символ широко распространен в иконографии всего мира. В нем спрессованы следующие основные идеи: восхождение, градация и связь между различными вертикальными уровнями. Эволюционное восхождение понималось прежде всего как духовное, поскольку вся данная, конкретная жизнь, все жизни в череде воплощений, вообще весь Космос есть путь восхождения к Духу.
Путь этот начинается с фазы выживания. Следом идут стадии размножения и процветания, управления и власти, служения и любви, мастерства и совершенства, мудрости и синтеза. Венчает подъем по лестнице Иакова растворение объекта в мире, слияние с высшим началом, единство с мирозданием.
Пример? Вообразите себя знакомым с детства Робинзоном Крузо. Оказавшись на необитаемом острове после кораблекрушения, вы должны как минимум не погибнуть от голода, холода, жажды, жары, хищников. Поэтому вначале вы займетесь строительством убежица, посадите огород, приручите коз — отработаете муладхару.
Спустя несколько лет вы сможете перевести дух, вволю наесться, отдохнуть и вообще зажить в свое удовольствие. Это и есть свадхистхана — ступень гарантированного существования, когда можно обзаводиться семьей, потомством, копить имущество, создавать благополучие.
Однако на острове появляются дикари. Приходится обороняться. Прогнав непрошенных гостей, вы распространите свою власть на всю территорию — и сделаете это, разумеется, в стиле манипуры.
Ваша реальная эволюция на этом, скорее всего, и закончится. Гипотетически вы могли бы пройти лестницу Иакова до конца. На анахате вы потеряли бы интерес к огороду и козам и, исполнившись благодарности к Всевышнему, поместившему вас в столь дивный уголок земли, предались бы молитвенному созерцанию. На вишудхе — вернулись бы к практическим делам, доведя работу хозяйства до степени совершенства. На аджне — изготовив пергамент и чернила, засели бы за дышащие мудростью воспоминания, своеобразный учебник для потерпевших кораблекрушение. На сахасраре — забыли бы свое имя, стали символом человека, нашедшего приют на необитаемом острове, слились бы со скалами и растворились бы в пене прибоя.
Возьмем пример поближе. Человека валит с ног инфаркт, он попадает в реанимацию, где за его жизнь борются врачи и медсестры, да и сам он выкарабкивается изо всех сил. Человек, балансирующий между жизнью и смертью, проваливается на первую эволюционную ступень — муладхару. (На ней же, но не по причине аварии со здоровьем, а по профессиональной принадлежности находятся те, кто вытаскивает больных с того света — персонал «Скорой помощи» и отделения реанимации; специалисты медицины катастроф, фронтовые хирурги.)
Больной, вырвавшийся из когтей смерти, перебирается на свадхистхану. Опасность миновала, жизнь продолжается. Его переводят в палату для выздоравливающих. Ешь, пей, гуляй, развлекайся! Да, но без злоупотреблений. Дисциплина, режим, диета, физкультура — жесткая манипура вместо вольготной свадхистханы. Иначе повторный инфаркт неизбежен.
А чтобы исключить саму его вероятность раз навсегда, придется переменить принципы, принять окружающий мир таким, каков он есть, не злясь на его несовершенство и не пытаясь его переделать. Недаром говорят: «Если не можешь изменить мир, измени свое отношение к нему». И тогда сердце твое успокоится. Это и есть не что иное, как переход на четвертую эволюционную ступень, символизируемую сердечной чакрой анахатой.
До этой фазы процесс понятен. Дальнейшую эволюцию нашего больного представить можно лишь гипотетически. Допустим, на пятой ступени (вишудха — совершенство, виртуозность) он, накопив опыт, создаст какую-то новую блестящую оздоровительную систему для сердечников. А на шестой (аджна — мудрость, синтез), познав «до винтиков» свой организм как целостность, как единство, научится управлять им силой мысли. Что будет на седьмой ступени (сахасрара — связь с Космосом), даже представить себе нелегко. Может быть, тот человек, что когда-то умирал в реанимации, превратится в духовного целителя, врачующего несчастных энергией Божественной любви?..

СТИРАНИЕ ЛИЧНОСТИ

Если на сахасраре (в идеале) объект представляет собой одно целое с миром, то на муладхаре он максимально отделен от мира. Это понятно: он только родился, его со всех сторон подстерегают опасности, угрожающие самому его существованию. Что отсюда следует? Что эволюция — это переход от состояния наибольшей разъединенности с миром к состоянию наибольшего единения с ним. А что, скажите, вычленяет из мира человека — выделяет его из среды, из толпы, из народа, из человечества? Личность. Личность обособляет нас от других, делает Ивана не похожим на Петра, а Петра — на Федора.
Ярче всего личность выражена на муладхаре. Варвар, дикарь абсолютно самобытен, он не подчиняется никаким правилам, не вписывается ни в какие рамки. Это не обязательно представитель племени из дебрей Амазонки. Он может родиться и жить в Париже, Москве или Риме. Однако цивилизованность дается человеку муладхары с трудом: он часто плохо социально адаптирован [бомж, уголовник, люмпен, мелкая шпана, алкоголик, наркоман], предельно эгоцентричен, неотесан, груб, жесток. При этом, однако, он изобретателен, силен, ловок и жизнестоек. Такие типажи — «плохие парни» — представлены в примитивных голливудских боевиках. Тут правильнее говорить даже не о личности, а о необузданном нраве, «норове». Но нельзя отрицать, что этот «норов» по-своему ярок и выделяет человека из массы хорошо социализированных сограждан.
На второй эволюционной стадии личность расцветает, оформляется. Теперь это причесанная, окультуренная, социализированная личность. Пафос жизни человека свадхистханы — потребление, и не только вещей, но и всех благ, которые предлагает социум, в том числе и роскоши человеческого общения, науки, культуры, эмоциональной энергии искусства. Причем обязательно — в установленных обществом рамках. На человеке свадхистханы лежит печать социальных стандартов и стереотипов поведения. Личность выглядит уже не так ярко, как на муладхаре.
На третьей эволюционной ступени, манипуре, человек сознательно приглушает свой нрав, темперамент, обуздывает желания, личностные проявления. Радости свадхистханы — взять то, что дают, что можно, что не запрещено — кажутся второсортными. Здесь необходимо навязать миру выгодные условия и правила — конечно, выгодные для себя, а не для мира. Но при этом взаимодействие с ним совершенно обязательно. Чтобы эффективно управлять, влиять, властвовать, нужно хотя бы в минимальной степени учитывать интересы других. Личность на манипуре иной раз просто не видна, видны межличностные связи.
Значит, уже при двух начальных эволюционных переходах наблюдается некоторое «съеживание» личности. Она как бы начинает меркнуть, тускнеть, стираться. А что же тогда выходит на первый план, на то место, которое занимала личность? Надличностные черты. Человека начинает вести непонятная ему самому надличностная сила. За ней угадывается некое высшее начало — Божество, Абсолют. Эта высшая сила пронизывает весь мир, и в ее стихии шаг за шагом растворяется личность восходящего по эволюционной лестнице человека.

СВЕЧЕНИЕ БОЖИЕЙ ИСКРЫ

Вообще-то говоря, человек изначально не слишком резко обособлен, отделен от мира. Он был бы совершенно автономен, если бы состоял из одного физического тела. Но ведь оно только одно из семи. Природа тонких тел, хотя бы трех высших — каузального, буддхиального и атманического — духовна. Духовность присуща человеку изначально, это Богоданное свойство истинного — семичленного — человеческого организма. Значит, бездуховных людей не бывает. Если…
Если, конечно, понимать под духовностью не стандартный набор социальных и индивидуальных добродетелей. Духовность — не образованность, не доброта, не нравственность, не широта интересов, не нестяжание. Это нечто другое. Принципиально другое. Скажем так, — одухотворенность, понимаемая снова не как романтический настрой, поэтичность, сияющий взор и прочее в том же роде. Одухотворенность надо понимать в метафизическом смысле — как степень напряжения в человеке Духа Святого.
Это одна из высших энергий или эманаций Абсолюта, пронизывающая все Мироздание, присутствующая во всех его объектах. Частицу Святого Духа в человеке называют «Искрой Божией». Ее лишен только труп, всякий живущий наделен ею. Все дело в степени свечения, накала этой Искры. У кого-то она едва тлеет, у кого-то уже заметно мерцает, у кого-то светит ровным и теплым светом, у кого-то пылает, словно раскаленный уголь.
Вот это-то свечение и можно назвать напряжением Духа Святого. Чем ярче свечение, чем сильнее напряжение, тем зримее обнаруживается, заметнее проявляется в человеке его Божественная природа. Говоря на эволюционном языке — тем отчетливее проступают надличностные свойства, тем полнее включенность человека в мир, тем ближе он к Богу.
Чем выше стоит человек на эволюционной лестнице, тем больше интегрирован он в мир, тем выше напряжение Духа Святого, или иными, более привычными словами, — одухотворенность, духовность. Она минимальна на муладхаре, при каждом переходе она нарастает. Духовность свадхистханы выше, чем духовность муладхары. Человек манипуры одухотвореннее человека свадхистханы, но уступает в духовности человеку анахаты. Тот, в свою очередь, проигрывает в духовности человеку вишудхи, последний менее духовен, чем человек аджны. Наивысшая одухотворенность — духовность присуща человеку сахасрары, на этой ступени напряжение Духа Святого максимально.
На анахате (продолжим подъем по ступенькам) напряжение еще относительно невелико, его достаточно только для того, чтобы быть «глазами и ушами Бога». А вот на следующей ступени, вишудхе, начинается творческая деятельность, так сказать, по прямому заказу Высшего начала. А творчество — это всегда напряжение, подчас огромное, запредельное, непрерывное. Еще бы: ведь само сотворение и развитие мира осуществляется через создание новых несуществовавших ранее форм — произведений искусства, философской мысли, литературы, инженерии, экономики, социальной жизни. Не будет преувеличением сказать, что мир руками мастера творит себя сам. Недаром у художника, писателя, мыслителя уровня вишудхи часто возникает ощущение, что он работает в контакте с некоей сущностью тонкого плана, что его рукой, кистью, пером водит ангел-покровитель. А у целителя уровня вишудхи есть основания полагать, что некий небесный учитель подсказывает ему, как лечить болезни. Это можно понимать и буквально, но метафизически это означает, что мастер является неотъемлемой и необходимой Вселенной созидающей силой.
На шестой эволюционной ступени, аджне, напряжение Духа Святого и творческий накал возрастают еще больше. Здесь творятся не столько вещественные формы, сколько идеи и символы, в которых материализуются идеи, а этот процесс более энергоемок. На первый план выдвигаются связи между элементами мира. Главной задачей становится их балансировка, увязка, притирка, то есть работа одновременно со многими сущностями и планами тонкого мира. Работа, доступная немногим.
Как можно назвать такого человека? Универсалом, мудрецом. Именно на аджне открывается «третий глаз», появляются способности к ясновидению, проскопии. Целитель, лечащий по фантому, — это целитель уровня аджны. В этой фазе эволюции делается понятным, обретает плоть принцип единства мира. Он применим и к самому человеку. Его обособленность уже едва заметна — личность идентифицируется с идеей, которой он служит, а эта идея, независимо от области деятельности, всегда масштабна и исполнена высшего смысла.
На последней, седьмой эволюционной ступени, — сахасраре, мир стягивается в точку, напряжение в которой колоссально. Христос или Будда, творя свои учения, вобрали в себя все сущее, чтобы потом превратиться в бесконечность — в христианство и буддизм. Были ли основатели этих религиозно-философских систем реальными личностями — вопрос риторический, а для их последователей — принципиально несущественный. Для них Христос и Будда — воплощение, символы духовности.
Итак, духовность человека — как характеристика напряженности энергии Абсолюта — задается высотой эволюционной ступени, на которой человек стоит. Духовность, разумеется, качественная характеристика. Но поскольку высота или порядковый номер ступени совершенно определенны и выражаются не чем иным, как числом, то есть возможность косвенной количественной оценки духовности — оценки количества качества.

ВЗГЛЯД СНИЗУ И ВЗГЛЯД СВЕРХУ

Духовность, оказывается, можно измерить! Можно поставить все зыбкие вкусовые разговоры о ней на твердую почву эволюционной теории.
Дело за малым — за тем, чтобы установить эволюционный уровень человека. Как распознать, до какой ступеньки лестницы Иакова он уже добрался и какую он сейчас штурмует? По характеристикам ступеней, то есть эволюционных стадий. Каждой из них соответствует определенный тип личности, психологический тип (всего, как можно догадаться, в этой системе их семь — по числу этапов) и определенный социальный тип. Если человек обладает чертами того или иного типа, можно с достаточным основанием отнести его к тому или иному эволюционному уровню, а значит, измерить его одухотворенность. На муладхаре она, условно говоря, равна единице, на манипуре — тройке, на аджне — шестерке.
Зная уровень духовности пациента, целитель может работать с его духовными структурами. И в чем же должна заключаться эта работа? В чем вообще смысл духовного целительства? Чтобы понять это, зададимся еще одним вопросом: стремится человек к повышению своей духовности или нет?
Скорее всего, вы, не задумыаясь, скажете — «стремится»! И… ошибетесь.
На этот счет заблуждаются и спешащие к целителям пациенты, и сами целители. Первые уверены, что действительно хотят повысить свой духовный уровень, вторые — что могут помочь в этом первым. Тогда почему их совместные усилия чаще всего пропадают втуне? Много ли людей следует мудрым советам учителей, наставников, священников? Многие ли способны жить по десяти христианским заповедям? Многие ли готовы истребить в себе зависть, злобу, агрессивность, возлюбить ближнего как самого себя?.. Увы, ответ ясен. В результате недоумевающие наставники разочаровываются в учениках, ученики — в наставниках. И напрасно. Причин для разочарований и взаимных обид нет. И наставники, и ученики обманывают сами себя и невольно дурачат друг друга.
На самом деле человек вовсе не стремится к повышению своей духовности. Она растет как бы сама собой, растет по мере эволюционного развития, и наращивать ее искусственно — значит форсировать последнее, намереваясь поскорее «продвинуться», например, с помощью гуру или целителя, которые будут тащить тебя за шиворот к высотам духовности. Мало того, что это невозможно, поскольку существует принцип запрета насильственного эволюционного роста, главное в том, что человек действительно не спешит перебраться на следующий уровень, не ставит перед собой такой задачи, ибо просто не может ее осознать и поставить. Стадия, которой он достиг, на которой проходит его жизнь, в стиле которой он действует, потребляет, творит, общается с миром, болеет и лечится, для человека абсолютно естественна. Он почти не в силах представить какой-то другой стиль, другие потребности, другие ценности, короче — другую жизнь.
Бог иногда приходит в форме хлеба, сказал Махатма Ганди. Бог для человека муладхары, вынужденного сражаться за каждый кусок, обитает на свадхистхане, где вдоволь не только хлеба, но и других вкусных вещей, о которых на муладхаре можно только мечтать. Идеал человека первой эволюционной фазы — перестать бороться за существование и начать, наконец, жить, не зная каждодневной нужды. Человек второй фазы — не выживающий, но живущий — воспринимается им не как объективно более развитый в эволюционном отношении, получающий по своим заслугам перед Богом, а как тот, кто сумел лучше устроиться, как ловкач, которому почему-то повезло. А вот ему, человеку муладхары, отчего-то не повезло, хотя он ничуть не хуже.
Глядя снизу вверх, видишь, во-первых, не все, а во-вторых, искаженно. Стоящие ниже смотрят на стоящих выше не с чувством смирения, не с пониманием, что до лучшей жизни надо еще дорасти, а с обыкновенной завистью, а то и со злобой. Человек свадхистханы искренне полагает, что власть, появляющаяся на манипуре, надо использовать исключительно для расширения потребления, для личного обогащения. У начальника, думает человек второй ступени, куда больше возможностей набивать свой карман. Просто грех ими не воспользоваться. Не отсюда ли вековое российское убеждение, что государственные чиновники всех рангов — непременно взяточники и казнокрады?..
В свою очередь, человек манипуры смотрит на человека анахаты с непонятной самому завистью и необъяснимым раздражением. Легкость, независимость, внутренняя свобода анахаты для втиснутой в рамки дисциплины манипуры одновременно и притягательны и запретны. Брошу все и пойду бродить по свету, подумает иной раз человек манипуры. А потом опомнится и вздохнет: нет, блажь не для нас, нам надо дело делать, и с облегчением вернется к распланированной жизни. Однако мысли о несбывшемся будут периодически посещать его, вызывая смутную тоску и беспричинную боль и заставляя сочинять песни про туманы и про запахи тайги.
Конечно, человек манипуры втайне желает раскрепоститься, обрести упоительную легкость. А человек муладхары мечтает о стабильности. А человек свадхистханы — о власти. Но блага следующей эволюционной ступени не даются на предыдущей, а приходят в свое время, по мере эволюционного роста. Каждый из нас — определенный тип, психологический и социальный, с определенным набором качеств, умений, добродетелей, заданными высотой, попросту говоря — номером эволюционной ступени. Здесь и зарыта собака. Что на данном уровне положено, то и положено, а на большее не претендуйте.
Однако человек, как правило, хочет получить больше, не собираясь подниматься выше. Он не в состоянии осмыслить и поставить перед собой задачу сознательного перехода на следующий эволюционный этап. Он туда не стремится. А стало быть, не стремится и к повышению своей духовности.
Этот вывод звучит не слишком утешительно, не слишком лестно для человека, но такова уж природа вещей. Должен ли учитывать его тот, кто взял на себя труд помогать другим на духовном пути — наставник, священник, целитель? Должен!

ДЕЛАЙ, ЧТО ДОЛЖЕН, И БУДЬ, ЧТО БУДЕТ

Протестировав пришедшего к нему пациента, целитель понимает, что имеет дело с человеком муладхары, то есть в некоторой степени с «дикарем» и «варваром». Сущностно человек первой эволюционной стадии именно таков. Но ведь изобретатель, первооткрыватель, первопроходец тоже «варвар», он тоже не признает ограничений, стереотипов и авторитетов.
В действительности типы личности, соответствующие эволюционным фазам, вовсе не одномерны, они гораздо разностороннее, богаче и противоречивее. В действительности плохих и хороших фаз эволюции нет, как нет хороших и плохих знаков Зодиака. Для эволюции мира и для самого Творца все фазы равнозначны и одинаково важны. Ведь в любой момент времени в мире зарождается огромное количество новых структур. А те, что уже существуют, находятся на разных этапах развития. Поэтому энергетика любой эволюционной стадии однаково необходима мирозданию.
Несправедливо пенять человеку муладхары на его «низкую духовность». Его место в спецназе, а не в семинарии. И вообще, оставьте его в покое! Не пугайте смертными грехами. Агрессия, напор, борьба — естественное состояние человека муладхары: или он побеждает враждебное окружение, или среда поглощает его. Глух останется этот человек и к бодрой заповеди «Не унывай!». Ему некогда унывать, переживания накрывают его с головой, а уж переживания собственных недугов особенно.
А как, скажите на милость, можно всерьез, советовать человеку свадхистханы «Не греби под себя!». Иными словами — не потребляй в таком количестве. Ведь в этом для него главное. Любые добровольные ограничения в пище для него противоестественны, гербалайф или любой другой сжигатель жира он предпочтет диете. А поскольку, заметим, он потребляет все, и секс в том числе, отвращать его от блуда бесполезно. Бесполезно упрекать его в скаредности, раз дело накопления и приумножения богатства он, в согласии с природой своего уровня рассматривает как важнейшее?
Оказывается — к немалому недоумению проповедников и целителей — что христианские моральные нормы, вернее, антинормы, известные под именем «грехов», отнюдь не абсолютны, а относительны. Не потому ли с течением веков и тысячелетий число грешников на Земле не уменьшается?.. Относительными оказываются и десять библейских заповедей. Например, заповедь «Да не будет у тебя других богов перед лицом Моим» воспринимаются начиная с уровня аджны, ибо только здесь принцип единства мира обретает предметное содержание, конкретный смысл, подтверждается индивидуальным опытом. А заповедь «Возлюби ближнего, как самого себя» находит понимание начиная с уровня анахаты.
Возможности человека в данном воплощении определяются длиной пройденного и длиной оставшегося эволюционного пути, «расстоянием до Бога». Не надо стараться перепрыгнуть через ступень — на это наложен запрет. Две трети нашей судьбы, определяемой тонкой и плотной кармой, — в руках Божиих, и только треть — в собственных руках человека. Так решает метафизика вопрос о соотношении предопределения и свободы воли. Иными словами, человек может совершать в соответствии со своими желаниями только треть своих действий.
В число этих желаний обычно не входит желание повысить свою духовность — по-видимому, управление эволюционным ростом находится в ведении Господа Бога. Подъем к вершинам Духа свершается по Его воле. Но если так, духовное целительство, казалось бы, полностью лишается смысла. На первый взгляд, целителю не по чину вмешиваться в дела горних сил. Может ли повлиять он каким-то образом на тонкие структуры пациента? Может! Не прямо, но косвенно.
Целитель призван сделать процесс эволюционного роста максимально безболезненным и комфортным. Он должен исходить, во-первых, из того, что фаза, в которой пребывает пациент, — для него вполне естественна. К тому же его подопечный вовсе и не спешит перебраться на следующую ступень духовного совершенства. Он скорее всего даже не подозревает, что это когда-нибудь произойдет. Задача целителя вовсе не в том, чтобы ускорять эволюционный рост, подталкивать пациента к следующей ступени эволюции, втаскивать на нее силой (это неизбежно кончается падением обратно). Не его это дело — замахиваться в гордыне на Божьи дела, что только повредит и пациенту и целителю. Его задача — помочь человеку наилучшим образом приспособиться к данному эволюционному уровню, с пользой потрудиться именно там, где сегодня назначил Бог. На оккультном языке это означает честно проработать данный этап развития и подготовиться к переходу на следующий уровень. Проще говоря, задача целителя — привести духовные структуры пациента в состояние, адекватное конкретной фазе эволюции.
Целитель становится на ту ступеньку эволюционной лестницы, на которой стоит его пациент. Целитель, как сформулировано в египетской «Книге мертвых», определяет «место пути» пациента — пути к Богу, как пройденного, так и оставшегося. Возможности пациента, его энергетика (количественно и качественно) определяются «расстоянием до Бога». От степени этой удаленности зависят и проблемы пациента. Они порождены несоответствием объективных возможностей, наличной энергии, которыми располагает человек на данном эволюционном этапе, — его амбициям, притязаниям, желаниям. Проблема может заключаться и в том, что имеющиеся у человека возможности, его энергетический потенциал используются недостаточно, а то и вовсе неверно. Из-за этого естественный, внешне незаметный эволюционный рост тормозится, психика испытывает стрессы, разум — дискомфорт, а физическое тело разрушается.
Уяснив проблемы пациента, поняв их природу, целитель должен сказать ему вполне откровенно примерно следующее: «Твой уровень на сегодняшний день вот такой. Ты находишься именно в этой точке бесконечного пути. Ощути себя человеком на своем месте. Как говорили мудрецы, делай то, что должен, и будь, что будет. Ты придешь в согласие с самим собой и будешь счастлив своим собственным счастьем. Не завидуй другим, не бери их за образцы — у каждого своя дорога к Богу, каждый одолел свою часть пути, каждому еще шагать и шагать».
Примерно так (по сути, по смыслу) должен сказать целитель пациенту, отдавая себе полный отчет, с одной стороны, в своей скромной роли — роли проводника для доверившегося ему пациента, а с другой — в своей включенности в общемировой процесс, в своем сознательном в нем участии. Целитель все-таки ускоряет эволюционный рост пациента — не прямо, но косвенно. Целитель содействует его эволюционному росту.
Эволюционная гипотеза напоминает о смирении и помогает понять, что «недеяние» — это всего лишь умение не делать ничего такого, что противоречило бы естественному ходу событий, мешало бы течению жизни, определенному Творцом.

КТО ЕСТЬ КТО


Знать, на какой ступеньке стоишь, нелишне и нам, пациентам. Нам это тоже насущно необходимо. Занявшись увлекательной наукой самопознания, мы движемся от одного урока к другому. Пришло время решать очередную задачу.
Вопрос: к какому из семи возможных эволюционных типов вы относитесь? Каков объективный уровень вашей духовности? А стало быть, какое поведение, какие притязания, какие желания для вас естественны, какие — «не по чину»? Какие проблемы для вас совершенно типичны? В каком стиле предпочтительнее с ними справляться? Кто здесь вам помощник, а чье вмешательство бесполезно, если не вредно? Конкретнее, целитель какого направления, профиля вам подходит, а какой — нет?
Определив свой эволюционный уровень, вы ответите на эти вопросы с гораздо большей объективностью. По крайней мере, сумеете избежать многих ошибок и глупостей. Одна из типичных — отказ полнокровного, «плотоядного» индивида, любящего и умеющего покушать, от мясной пищи, попытка перейти на вегетарианство, посадить себя на диету. Конечно же, человека хватает в лучшем случае на неделю, которая потом вспоминается с содроганием…
О пользе правильного питания написаны горы книг, а много людей питается правильно? Вегетарианству посвящена целая библиотека исполненных страсти трудов, а многие ли стали вегетарианцами?.. Целители огорчаются, возмущаются, отказывают пациентам, когда те не выполняют их безусловно правильные рекомендации. Зачем вы пришли ко мне, если не слушаете моих советов? — удивленно спрашивает целитель пациента. А удивляться-то нечему: совет хорош, но адресован не тому человеку.
Призывы отказаться от животной пищи воспринимаются начиная с анахаты. Люди трех предыдущих эволюционных фаз в большинстве считают вегетарианство блажью и глупостью. Когда целитель агитирует человека манипуры перейти на кашу из проросших зерен, он рискует больше не увидеть пациента. Зато совет ограничить прием жиров и углеводов, а также потребление спиртного будет принят им благосклонно. А вот человеком свадхистханы — никогда. Любые ограничения для него противоественны.
Болезни посылаются нам в наказание за грехи, за нарушение законов земных и небесных, за несогласие с собой и с Провидением, охотно повторяют многие духовные целители. И частенько — не к месту. Всегда ли прозрачен для них самих смысл библейских заповедей? Увы, не всегда. Целитель, подобно своему пациенту, может стоять на эволюционной ступени ниже аджны и даже ниже анахаты. В этом, разумеется, нет ничего страшного. Манипура — вполне приемлемый уровень для целителя, практикующего в обществе, многие структуры которого находятся именно на уровне манипуры (в целом наше общество занимает на эволюционной лестнице большой пролет от муладхары до манипуры).
И все же весьма желательно, чтобы целитель, да еще подвизающийся в деликатной духовной сфере, включал в свой арсенал методы, соответствующие уровню своей собственной духовности. Ему лучше подбирать пациентов по себе, а именно: стоящих на более низких эволюционных ступенях, в крайнем случае — на той же самой, но не выше.
Так лучше и для пациента: лучше, если целитель эволюционно выше. При взгляде сверху понятны трудности более низких ступеней, а главное, — удается посмотреть на них иначе, под другим углом зрения, который «нижестоящему» недоступен. Целитель уровня манипуры, рассматривая проблемы своего «свадхистханного» пациента системно, выявляя новые подходы, новые повороты, о которых пациент и помыслить не мог, кажется тому мудрецом, высшим существом. Пациент благоговеет перед целителем и безоговорочно признает его превосходство над собой. Пациент целителю в этом случае полностью доверяет, причем не только как врачу, но и как наставнику, учителю жизни.
Когда целитель берется лечить пациента, эволюционный уровень которого выше его собственного, то… то, например, блестящий специалист ступени вишудхи может показаться пациенту ступени аджны поверхностным, неинтересным, ограниченным. Человек аджны прозревает за событиями то, чего не видят люди пяти первых фаз, понимает причины, непонятные большинству. А целитель, при всех своих талантах, этого не видит, не прозревает и не понимает. Пациент догадывается о глубинных корнях своих проблем и болезней. Он, собственно, пришел не столько лечиться, сколько услышать подтверждение своим догадкам от целителя. Но целитель, вот беда, подтвердить их не может. Как не может и опровергнуть. Он предлагает что-то свое, по мнению пациента, мало относящееся к делу. Целитель теряет обычную уверенность, он почти в смятении. Пациент смотрит на него с сожалением. Он ощущает свое превосходство, а целитель — свою ущербность. Именно так и бывает при контакте людей разных эволюционных уровней: их общение и сотрудничество не может быть равноправным, это всегда отношения ведущего и ведомого, учителя и ученика. Роль последнего в данном случае, согласитесь, не лучшая для целителя.
Наконец, при равенстве эволюционных уровней целителя и пациента они воспринимают друг друга как равные партнеры. Они, что называется, люди одного круга, говорящие на одном языке. Сложностей во взаимопонимании нет, но чего-то недостает. Чего же? Пациенту — признания безусловного авторитета целителя, того почтения к нему, которое испытывает отставший в эволюционном росте к обогнавшему. Целителю — полной уверенности в себе, чувства превосходства, которое испытывает обогнавший. Отношения между больным и врачом развиваются в деловом стиле, что не слишком благоприятно для духовного целительства.

*     *     *

Пора приступать к методике определения эволюционных уровней. Как распознать, до какой ступеньки лестницы Иакова человек уже добрался и на какую, стало быть, сейчас взбирается? По характеристикам эволюционных фаз. Каждой из них соответствует определенный социальный тип и определенный тип личности. Если человек обладает чертами, признаками того или иного типа, можно с достаточной уверенностью отнести его к тому или иному уровню.

МУЛАДХАРА

Человек муладхары ярок, выпукл, резко очерчен, имеет сочные, отчетливые психологические черты независимо от того, «положительные» они или «отрицательные», приятные или неприятные, нравятся вам или нет. Обладает большой энергией — дикой, хаотической, необузданной. Она может быть направлена как на созидание, так и на разрушение. Не признает рамок, норм, ограничений, не вписывается в стереотипы. Именно поэтому муладхара — самый творческий из всех эволюционных уровней. В конструктивном варианте — творческая личность в лучшем смысле слова, первооткрыватель, изобретатель. Прокладывает новые пути там, где другие их не видят.

Типичные социальные роли, виды деятельности, профессии.
Солдат на войне. Боец ОМОНа, спецназа, подразделения по борьбе с терроризмом. Сапер.
Пожарный. Спасатель.
Каскадер. Автогонщик. Мотогонщик.
Заключенный, мелкий уголовник, хулиган, баламут, бузотер.
Безработный, бомж, забастовщик, участник голодовки протеста.
Профессиональный революционер, подпольщик.
Летчик-испытатель.
Альпинист, турист — любитель трудных маршрутов, первопроходец — покоритель необжитых земель Арктики, Антарктики.
Мореплаватель, в одиночку огибающий земной шар.
Воздушный гимнаст, акробат, канатоходец в цирке.
Изобретатель.
Операционная медсестра, сестра в реанимации. Врач-реаниматолог. Фронтовой хирург, фронтовая медсестра. Врач и санитар «Скорой помощи». Специалист медицины катастроф. Эпидемиолог. Акушерка.
Больной на грани жизни и смерти.

Человек находится на ступени муладхары, если он:
— согласен с максимами вроде «на войне как на войне», «победить или умереть», «голосуй или проиграешь»;
— ощущает неустойчивость жизни, которая может прерваться в любой момент;
— чувствует себя включенным в случайный поток хаотических событий;
—  живет одним днем, не планируя завтрашний, тем более — послезавтрашний;
— не копит денег, не откладывает их на «черный день», а бестолково их проматывает;
— не помнит добра и зла;
— не верит в справедливость;
— не верит в перевоплощения и бессмертие души;
— верит в слепую судьбу — «судьбу-индейку», рок;
— непостоянен, способен мгновенно переходить от любви к ненависти, от жестокости — к милосердию, от собранности — к растерянности, от неуверенности в себе — к излишней самоуверенности;
— имеет завышенную самооценку, гипертрофированное самомнение, амбиции выраженного эгоиста, эгоцентрика;
— склонен к авантюрным проектам, неуместным, дурацким инициативам;
— одержим жаждой деятельности, но редко доводит дело до конца;
— разбрасывает идеи, тут же забывает о них и начинает выдумывать новые;
— недисциплинирован, необязателен, не держит слова, не выполняет обещаний и условий договора;
— мусорит где попало, не обращая на это внимания, нередко, что называется, «гадит под себя»;
— сам себе создает трудности и сам же героически их преодолевает;
— жаждет ощущать себя талантливым, независимым, непредсказуемым, творческим и очень этим гордится;
— никогда не теряет надежды, борется, может мгновенно собраться и выложиться до конца, способен найти выход даже из безнадежного положения;
— невнимателен к окружающим, ломает их под себя, сам же приспосабливаться не желает или приспосабливается с большим трудом, не признает компромиссов;
— болезненно воспринимает любую критику, в том числе доброжелательную, конструктивную;
— очень эмоционален, переживает эмоции на пределе: если радость, то ликующая, горе — безудержное, гнев — яростный, страх — смертельный;
— говорит коротко, афористично, часто незаконченными предложениями;
— имеет пронизывающий взгляд и выразительные жесты;
— крепко стоит на земле, видно, что вынослив, обладает медвежьей грацией;
— страдает неврозами и фобиями, во многом происходящими от инфантильности и неуверенности в себе;
— жалуется на плохую память;
— заболев, становится невыносимым, способен говорить только о своей болезни, требует служения;
— имеет кличку или прозвище и охотно награждает кличками других.

СВАДХИСТХАНА

Человек свадхистханы обычно лишен крайностей. Это не ниспровергатель, не бунтарь, не первопроходец. Он предпочитает руководствоваться принятыми в обществе нормами, без труда подчиняется ограничениям, легко усваивает господствующие стереотипы мышления и поведения. Это умеренный, обыкновенный, нормальный, приличный человек, законопослушный гражданин, хорошо адаптированный к социуму.

Типичные социальные роли, виды деятельности, профессии.
Солдат, возвращающийся с фронта.
Миновавший кризис выздоравливающий больной.
Крестьянин, хлебороб. Животновод, птицевод, зверовод.
Ремесленник.
Народный умелец, мастер золотые руки.
Купец, торговец, мелкий лавочник, мелкий предприниматель.
Кондитер, кулинар, колбасник, сыродел, повар.
Рекламный агент. Специалист по маркетингу.
Рантье. Богатый бездельник, ищущий развлечений.
Рассеянный путешественник, с комфортом переезжающий из страны в страну.
Гурман. Искатель наслаждений.
Дачник. Курортник.
Жена на содержании мужа, делящая время между парикмахерской, портнихой, магазинами и бассейном.
Коллекционер.
Знахарь. Травник, фитотерапевт. Натуропат. Диетолог. Сексопатолог. Массажист.

Человек находится на ступени свадхистханы, если он:
— не склонен торопиться, может отложить срочные дела;
— не слишком пунктуален;
— может пообещать, но не сделать, не прийти и даже не извиниться, но иногда старается загладить вину услугами и подношениями;
— трудно принимает конкретные решения;
— избегает говорить «да» и «нет», ходит вокруг да около, не давая однозначной оценки;
— может часами рассуждать о своем достатке или богатстве, а если беден — то о бедности, находя ее привлекательной и честной («да, мы живем скромно, зато не воруем»);
— привязан к своей собственности, коллекции, имуществу, профессии, чувствуя себя без них незащищенным и неполноценным;
— тщательно следит за своей внешностью, его уверенность в себе во многом зависит от того, как он выглядит;
— считает обязательным иметь то, что задается стандартом потребления (дом — «полная чаша», дача, автомобиль, зарубежные поездки и прочее), подчас совершенно не обращая внимания на качество продуктов, вещей и услуг, не стремясь к гармонии, уюту, комфорту;
— считает себя добрым, но при этом часто злословит;
— может сделать другому гадость, но это не влияет на высокую самооценку;
— снисходителен, производит впечатление дружелюбного;
— помнит не конкретное содержание событий, не факты, не точные обстоятельства, а скорее общую окраску, общую тональность происходившего;
— добивается своего давлением, уговорами, заходя на цель с разных сторон, меняя аргументы и позицию;
— предпочитает не конфликтовать, а договариваться, идти на компромиссы;
— чрезмерно пассивен, склонен уступать там, где уступать не следует;
— может оказаться беззащитным перед агрессором, откровенным хищником;
— терпим к критике, готов признать отдельные свои недостатки и отреагировать конструктивно;
— уходит, когда его не воспринимают;
— в работе следует четкому порядку и строгим правилам;
— новых идей не генерирует, но прекрасно воплощает чужие;
— предпочитает скрупулезно оговорить условия задания, но не любит мелочной опеки во время его выполнения;
— не сможет работать диспетчером;
— в литературе предпочитает длинные романы, например, любовные, и телесериалы типа «мыльных опер», где действие разворачивается неторопливо, а отношения персонажей бесконечно обсуждаются и уточняются;
— не терпит мотовства, уважает бережливость, но не скареден, способен тратиться на роскошь, на удовольствия;
— склонен к полноте, но это для него естественно;
— предпочитает худеть без ограничений в пище, благодаря пищевым добавкам, сжигателям жира и прочим «чудо-препаратам»;
— пластичен, имеет округлые движения, легко учится танцевать;
— производит общее впечатление мягкости, уютности, теплоты, приятности.

МАНИПУРА

Говоря о человеке манипуры, обычно говорят о его социальных параметрах. Он прежде всего социален, личностное в нем как бы второстепенно. В этом человеке важны и интересны его должность, звание, признание, известность, слава, карьера, состояние, авторитет, общественное положение, влиятельность, властные полномочия, принадлежность к привилегированному кругу. До интереса к его характеру, семье, здоровью, если это, конечно, не президент страны, дело доходит редко. Да и саму его личность не просто разглядеть под мощным слоем социальных норм и штампов.

Типичные социальные роли, виды деятельности, профессии.
Начальник. Директор. Администратор. Чиновник.
Менеджер. Инженер, представитель технической интеллигенции — «технарь».
Промышленный, индустриальный рабочий.
Фермер.
Офицер, военачальник, военный интеллигент.
Финансист. Банкир. Коммерсант, коммерческий директор. Главный бухгалтер.
Крупный предприниматель.
Политик. Депутат. Профсоюзный босс.
Министр. Член правительства. Крупный государственный чиновник.
Редактор. Журналист.
Гуманитарный интеллигент — литературовед, кинокритик, преподаватель вуза, экономист, историк, искусствовед.
Учитель.
Христианин — ревностный прихожанин. Священник. Миссионер.
Психолог. Психотерапевт, психоаналитик.
Врач-специалист, например, кардиолог, офтальмолог. Врач, использующий приборные и технические средства — рентгенолог. Лаборант.

Человек находится на ступени манипуры, если он:
— представляет Вселенную как суперсложную систему, а Бога в виде суперкомпьютера;
— уверен в познаваемости мира, для чего его надо структурировать, разложить на элементы и установить связи между ними;
— уверен, что можно расставить по полкам, упорядочить и отрегулировать все вокруг: производство, экономику, семейную жизнь, воспитание детей, сексуальные отношения и т.д.;
— верит в необходимость и полезность режима, расписания, устава, распорядка и т.д.;
— склонен классифицировать и моделировать;
— рационально подходит к своему внутреннему миру, систематически приводит его в порядок, расчищает от старья и грязи, балансирует, выстраивает приоритеты и намечает цели;
— в работе требует постановки граничных условий, не нуждаясь в подробных инструкциях;
— не терпит огульной критики, требует конкретных замечаний «по существу» и готов к ним прислушаться;
— с трудом разбирается в тонких душевных движениях, переживаниях как своих, так и чужих, и не очень интересуется ими;
— теряется в ситуациях, где эмоции перехлестывают через край, проявляются сильные чувства и т.д.;
— с пиететом относится к фрейдовскому психоанализу и не прочь воспользоваться услугами психоаналитика;
— предпочитает лечиться по частям: сегодня — желудок, завтра — тонкий кишечник, послезавтра — толстый и т.д.;
— несколько угловат.

АНАХАТА

Человек анахаты может действовать в любой сфере и быть специалистом в какой угодно области. Вряд ли, однако, он будет начальником, администратором, менеджером или политиком. Он может быть общественным деятелем, но своеобразным, нетрадиционным. В любом случае человек анахаты производит впечатление существа несколько «не от мира сего». Он старается жить сердцем, жить по убеждениям, по совести, по любви, являя собой живой пример христианского смирения и недеяния, хотя не теоретизирует на сей счет.

Типичные социальные роли, виды деятельности, профессии.
Цветовод, садовник.
Воспитательница в доме ребенка. Сестра в доме престарелых.
Монах. Монахиня ордена милосердия.
Сиделка, сестра милосердия. Персонал хосписа.
Врач «от Бога», детский врач. Стихийный психотерапевт. Деревенская целительница — «бабка».
Детский писатель.
Художник-мультипликатор.
Самодеятельный поэт, бард.
Ветеринар, зоолог в зоопарке, держатель приюта для бездомных животных. Фотоохотник.

Человек находится на ступени анахаты, если он:
— способен, не испытывая раздражения и скуки, выслушать и утешить ближнего, не ссылаясь на то, что ничем не может помочь;
— считает верными пословицы «Что Бог ни делает, все к лучшему», «Наша горница с Богом не спорница» и т.д.;
— отправляясь в поездку, не берет с собой трехдневного запаса продуктов, полагая, что «будет день, будет и пища»;
— отрицает способы силового преобразования мира, например, революции;
— приходит в ужас от силового покорения природы;
— не привязан к вещам, имуществу, собственности;
— удачлив — кажется, что у него есть небесный покровитель;
— вкладывает в любую работу какой-то высший, одному ему понятный смысл;
— ставит перед собой в работе одному ему известные цели, о которых никому не сообщает;
— может без сожаления пожертвовать карьерой и престижем, если увидит, что самое ценное, что он мог бы дать, не понято, не оценено, не востребовано;
— ни при каких обстоятельствах не сможет работать на бойне;
— предпочтет профессию лесовода профессии лесозаготовителя;
— полагает, что за добро воздается добром;
— склонен разбрасываться, «растекаться мыслью по древу»;
— старается подстроиться под ситуацию, встать на точку зрения собеседника;
— со стороны кажется несколько неконкретным, неопределенным;
— не употребляет резких выражений, жестких или слишком определенных эпитетов.

ВИШУДХА

Человек вишудхи, как и человек анахаты, может быть специалистом в любой области, но обязательно специалистом высшей квалификации — мастером. Мастеров, обладающих точным и полным знанием о своем предмете, умеющих все в своем деле, виртуозов, не бывает слишком много. Точнее говоря, их совсем мало. Уровень вишудхи труднодоступен и элитарен, что лишний раз напоминает о сложностях, испытаниях и проблемах восхождения к вершинам духовности и бесконечной длительности эволюционного подъема.

Типичные социальные роли, виды деятельности, профессии.
Поскольку на вишудхе может находиться любой профессионал, достигший совершенства, перечислять их не имеет смысла. Перечень окажется очень длинным. Человек вишудхи — это и балерина, и гимнаст, и чемпионка по фигурному катанию, и мастер каратэ, ушу, других восточных единоборств, и хатха-йог, и прославленный актер, писатель, архитектор, дизайнер, ученый, и виртуозный пианист.
Из представителей медицины к вишудхе по роду деятельности принадлежат косметолог, стоматолог-протезист, любой специалист «по телу», делающий его красивым.

Человек находится на ступени вишудхи, если он:
— верит, что красота спасет мир;
— видит Бога в гармонии;
— убежден, что ничто в мире не является случайным;
— испытывает в своей работе, в профессиональной деятельности моменты высокого подъема;
— добивается максимальной точности в работе, отточенности деталей, законченности формы;
— стремится к ясности в отношениях с другими, в оформлении любого жизненного сюжета;
— испытывает ощущение, что творит не сам по себе, а в контакте с некоей Высшей Сущностью, что его рукой водит неведомая благая сила;
— преклоняется перед мастерами, волшебниками в своем деле, в своем ремесле, умеющими «подковать блоху»;
— способен непринужденно переходить от одной роли к другой, при том, что, по сути, играет одну главную роль, о которой окружающие даже не догадываются;
— ответственно относится к своему поведению, быту, одежде, позам, словам, внешности;
— чувствует себя человеком на своем месте и полагает, что это главное;
— доверяет своей интуиции и опирается на нее;
— хранит в памяти множество жизненных сюжетов, идей, задумок, наблюдений, которые когда-нибудь могут воплотиться, которые всегда под рукой как ценная информация в обширном, прекрасно организованном банке данных;
— уделяет пристальное внимание своим инструментам, будь то компьютер, набор кухонных ножей, собственное тело или мозг, содержит их в порядке, поддерживает в идеальном состоянии;
— все время осваивает новые приемы и технологии в работе;
— иногда ловит себя на мысли, что подобен флюсу, то есть, прекрасно ориентируясь в одних областях, ничего не смыслит в других и не интересуется ими;
— интересен, притягателен, но очень нелегок в общении;
— подбирает себе партнеров по принципу приверженности общей идее, по совпадению взглядов и отношения к творчеству.

АДЖНА

Человек аджны, как и человек вишудхи, может владеть любой профессией, заниматься любым делом. Но, в отличие от человека вишудхи, он зачастую лишен внешнего блеска. Точно так же может быть лишено блеска и его творчество, хотя оно глубже. На аджне живут идеи и символы, причем живут в глубине, до них еще надо добраться сквозь внешнюю сверкающую оболочку формы. Человек аджны — это живой символ научного направления, художественной школы, носитель универсальной идеи, вобравшей множество частных идей, мудрец, «зубр», «кит», «столп», основоположник течения, традиции, религии. Люди такого масштаба встречаются редко. Не часто приходят они и к целителям, но все-таки приходят.

Типичные социальные роли, виды деятельности, профессии.
Перечислять их, как и в случае вишудхи, не имеет смысла. Человек аджны — это и крупный поэт, писатель, драматург, и дирижер, и режиссер, и физик-теоретик, и дипломат, и разведчик, и премьер-министр, и целитель, например, специалист по Аюрведе, врачеватель тибетской школы, биоэнерготерапевт, владеющий ясновидением и лечением по фантому. Это системный или функциональный диагност. На аджне, в идеале, должен находиться врач-терапевт.

Человек находится на ступени аджны, если он:
— может сказать о себе без ложной скромности «я — Учитель с большой буквы», «Конструктор с большой буквы», «Городской Голова с большой буквы» и т.д.;
— способен предвидеть события;
— прозревает за событиями то, что не доступно другим;
— способен ясно наметить цель и точно поставить задачу;
— постоянно чувствует присутствие в своей жизни и творчестве высшего начала;
— ощущает свою судьбу как служение;
— уделяет много внимания методологии;
— считает, что все начинается с идеи;
— считает главной идеей идею развития;
— тяготеет к идеологии — не обязательно к политической, а например, к идеологии науки, искусства, медицины;
— серьезно относится к эзотерике, мистике, метафизике;
— выбирает партнеров по принципу служения общей идее;
— предпочитает служение идее познания служению «золотому тельцу»;
— живет в постоянном напряжении, не умея и не желая расслабляться;
— склонен к фанатизму, к поношению «неверных», а иногда и к их физическому уничтожению;
— склонен навешивать ярлыки, может грешить дидактикой, велеречивостью, пустословием;
— выбирает системных диагностов и целителей.

САХАСРАРА

Говорить о сахасраре всего сложнее, ибо с уровня обыкновенного человека уровень святого или пророка (которых один на миллиард) непостижим, для его описания нет ни понятий, ни слов. Кроме того, некоторые качества высшей фазы в физическом мире недостижимы: физическое тело не может находиться на сахасраре, иначе это было бы физическое тело Бога.
Но подъемы на сахасрару тем не менее в жизни человека не редкость. Этот уровень приходится прорабатывать каждому творческому человеку, который в моменты взлета фокусирует на себе мир, сосредоточивается только на том, что происходит внутри.
То же самое характерно и для человека, занятого интенсивной работой самопознания. Например, определяя по предложенным методикам эволюционную ступень, на которой вы стоите, вы полностью погрузитесь в себя, отключитесь от всех внешних сигналов и окажетесь на сахасраре.
Здесь же оказывается человек, принимающий на себя ответственность за судьбу какого-то дела, начинания, проекта, например, за попавший в окружение взвод, когда командир действует, исходя из своих внутренних импульсов.
Признаком подъема на сахасрару может быть и примитивный эгоцентризм восхищающегося собой человека, например, женщины, говорящей только о себе, не способной поддерживать разговор ни о чем, кроме себя, и ничем иным просто не интересующейся.
Влюбленный юноша, не видящий в мире ничего, кроме предмета своей любви, тоже находится на сахасраре. При этом сам объект обожания может быть не достоин внимания и вообще ничтожен, но только не для влюбленного безумца.
Если вы вдруг начали узко мыслить, узко смотреть на мир, это признак проработки сахасрары. Женщина, растворившая себя в семье и детях, говорит «Я — Мать!», сводя к этой роли всю свою жизнь. Когда человек стягивает мир в точку, имя которой — он сам, возможны разные мании, в том числе мания величия. Она иной раз наблюдается и при отождествлении с социальной ролью. Мелкий начальник становится капризным деспотом, подминает подчиненных, требует от них беспрекословного повиновения и безудержного восхищения. Без санкции начальника в крошечном коллективе нельзя ни выпить чаю, ни улыбнуться, ни чихнуть.
Но, как обычно, слабости человека — оборотная сторона его достоинств. Слабости сахасрары компенсируются ее сильными сторонами. Человек не раздваивается, не разбрасывается, не испытывает сомнений в правильности своего пути, своего образа жизни. Он на редкость целен. Он — монолит.