В  ПОИСКАХ  ИСЦЕЛЕНИЯ

СТАТЬИ  И ИНТЕРВЬЮ

 

БЛЕДНЫЙ  КОНЬ  УЖЕ  СТУЧИТ  КОПЫТАМИ

Разговор о здоровье – разговор вечный, нескончаемый, всегда актуальный и почти бесполезный. Во-первых, потому, что  люди болели, болеют и будут болеть.  Во-вторых, потому, что здоровье – одна из самых неопределенных, если не сказать, таинственных вещей на свете. В-третьих, потому, что такое интимное дело, как забота о собственном здоровье, мы передоверяем постороннему – врачу, хотя оценки самочувствия обычно субъективны, они понятны самому человеку, но мало что говорят другому, а ведь именно от  него, постороннего, мы  ждем, больше того, требуем исцеления… Ругая при этом медицину на чем свет стоит. И не напрасно. Общее состояние медицины не блестяще. Оно, скорее, плачевно. Медицина нуждается в  принципиальных переменах.

Бой с тенью – кто сильнее?
Главным интегральным показателем эффективности медицины логичнее всего было бы считать продолжительность жизни человека, этой медициной опекаемого и обслуживаемого. За последний год для российских мужчин она сократилась на два года, для женщин — на три. Правда, уменьшение жизненного пути нельзя списать только на болезни, тут сказываются и войны, и катастрофы, и преступность, и общая атмосфера в стране. Но уж профилактика заболеваний — прямое дело медицины. А здесь картина удручающая. Если в 1980 г. диагноз «злокачественное новообразование» был поставлен 320 тыс. россиян, то в 1995 г. — уже 412 тысячам. Если в 1980 г. под диспансерным наблюдением в онкологических учреждениях находились 1,318 млн человек, то в 1995 г. — на 550 тыс. больше. Сколько из них обреченных?.. В мировом масштабе смертность от рака возрастает на 1% в год, он повинен в каждой третьей смерти на планете. "Успехи" в лечении рака под стать успехам в его профилактике.
Кажется, что сбываются самые мрачные библейские пророчества. "И вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя смерть; и ад следовал за ним..."
Таковы пророчества. И если они хоть отчасти справедливы, если подступают неведомые чудовищные болезни, то что сможет противопоставить им медицина? Аптеки ломятся от супермощных лекарств, арсенал технических средств диагностики и лечения нарастает, на фронте здоровья сражается армия высококлассных специалистов, и если эта битва в масштабах планеты стоит гигантских денег, то картина не просто ужасна, она безнадежна. Из сотен национальных и прочих масштабных антионкологических программ ни одна не увенчалась успехом. Почему бесследно исчезают — как в "бермудском треугольнике" — огромный труд десятков тысяч научных коллективов и неисчислимые средства? Не потому ли, что неверна сама стратегия борьбы, например, с раком? На этом настаивают представители альтернативного направления в онкологии, не успевая напоминать о неопровержимых фактах, добытых в тысячах экспериментов. Вот вкратце их аргументация.
Геноцидные химические препараты, а также излучения всех видов не убивают раковые клетки, а дезинтегрируют их с образованием жизнеспособных микроформ, которые током крови и лимфы разносятся по организму. Поэтому через какое-то время возникают либо рецидив — "вторичный рак", либо множественные метастазы. Отсюда следует, что опухоль не надо подвергать деструкции, не надо пытаться убить онкоклетки. Тем более что в определенном смысле они бессмертны. Субклеточные микроформы, образующиеся в результате их дезинтеграции, кислотоустойчивы, выдерживают температуру до 200°С, жесткое излучение до 500 рентген, могут переходить в кристаллическое состояние, причем эти кристаллы не берет даже алмазный резец.
Далее. Опухоль стремится к безудержному росту, в ней, как во всякой быстрорастущей ткани, преобладают процессы брожения, филогенетически более древние. Она, по сути, ведет себя не как часть многоклеточного организма, а как самостоятельный одноклеточный организм. Вывод: рак — это, вообще говоря, не болезнь, это некоторый общебиологический процесс. Его важнейшие особенности таковы.
Раковая клетка не подчиняется ограничениям, накладываемым целостным организмом как более высоким биологическим уровнем организации материи. Начав делиться, она не возвращается в состояние покоя. Ее структура, функции, программа трагически меняются. Она стремится выжить ценой гибели организма, она больше не принадлежит к целостности,  она из нее выпала. Глубокая структурно-функциональная интеграция — первая особенность онкологического процесса.
Опухоль ведет себя как малодифференцированный слабоорганизованный одноклеточный организм, находящийся на низших ступенях биологической эволюции. Процесс злокачественной трансформации клеток не останавливается на образовании неклеточных мутантов, он идет вплоть до появления микромутантов — вирусо- и прионоподобных структур. Эти формы эволюционно предшествуют клетке. Поэтому вторая отличительная черта ракового процесса — ретроэволюционность. Это инволюция, эволюция вспять.
Энергетика — третий важнейший признак. Больной совершенно обессилен, его энергетика на нуле, а раковые клетки размножаются, размножаются, размножаются... Откуда они берут энергию? Что это за энергия? Мы не знаем. Поэтому ключевой вопрос онкологии — вопрос о характере и механизме энергообеспечения неограниченного деления клеток. Традиционные представления о биоэнергетике на молекулярном уровне ответа на него не дают. Возможно, это поле вне взаимодействия. Или взаимодействия на уровне субмолекулярной и даже субатомной организации живой материи. Именно там спрятана тайна превращений, тесно связанных с самой жизнью. Значит, исследователь должен спуститься на этот уровень. Значит, необходим качественно новый подход к решению биологических и медицинских проблем — энергетический. (По материалам Лидии Сысоевой, члена международной профессорской ассоциации UNIDO, автора открытия феномена злокачественной трансформации микроорганизмов, создания экспресс-методов выявления канцерогенов в окружающей среде, методов ранней диагностики и профилактики рака.)
Известный за пределами СНГ харьковский целитель Анатолий Бабич, выступая на одной из конференций, заявил, что рак  - "безобидный котенок" по равнению с тысячью опухолей, которые могут задавить человека в три дня. У каждой из них есть свой космический код, космическое имя, и опухоль на него отзывается. Зная это "слово истинной речи", можно повернуть процесс  вспять, что и доказывает его, Бабича, практика. В какой-то степени это можно считать еще одним аргументом в пользу альтернативного подхода. И если бы только онкологи боролись не с самим прожорливым чудовищем, а лишь с его тенью, тоже зубастой и хищной, но все-таки тенью.

Следствия тяжелее первопричины


Трудно избавиться от мысли, что медицина имеет дело не с реальным человеком во всей его неимоверной сложности, а со своим упрощенным представлением о нем, с плоскостной моделью, с гомункулусом, выращенным в академической реторте.
Надо лечить не болезнь, а больного. С этим сегодня вслух не отважится спорить даже патентованный ортодокс, что свидетельствует о поистине тектоническом сдвиге, произошедшем за последние годы в медицинских умах. И прекрасно, и дай Бог, как говорится. Но вот вопрос: а кого считать больным? Вероятно, человека с отклонениями от нормы здоровья. А что есть эта самая норма? В чем должна заключаться методология лечения? Наверное, не просто в подавлении симптомов заболевания (настаивать на этом нынче неприлично), а в устранении его причины. А если убрать ее уже не удастся? А если на первопричине-корне выросло раскидистое дерево следствий, которые подчас тяжелее ее самой? Так, утраченная вследствие инсульта мозговая деятельность частично компенсируется лечением, но что делать с накопившимися серьезными изменениями в мышцах и скелете, из-за которых больной  скособочился?  Детский церебральный паралич — катастрофа, случившаяся во время родов или даже раньше, в утробе матери, врачи сталкиваются с ее последствиями и стремятся их скомпенсировать, будучи не в силах повернуть время вспять.
Так, может, именно к компенсации и следует стремиться, достигая ее, например, путем мобилизации собственных внутренних резервов организма... и одновременно быстро выбирая его ресурсы, которые отнюдь не неисчерпаемы? Стоит ли каждый раз включать форсаж, сокращая отпущенный человеку срок? Надо ли бороться с болезнью до полной и окончательной победы над ней или, сгладив острую фазу, затем научиться уживаться, договариваться с ней? Ибо, как удачно заметил психотерапевт Владимир Леви, болезнь — это продолжение жизни на другом уровне. Вроде бы мировоззренческий вопрос, но для медицины — вполне практический, поскольку от ответа на него зависят стратегия и тактика, выбор средств и методов лечения. И вопрос об идеале здоровья, на первый взгляд философский, для медицины опять же вопрос практики.
Писатель и целитель Юрий Андреев, автор концептуальных книг о здоровом образе жизни, утверждает: норма эквивалентна нашему оптимальному состоянию в возрасте 20—25 лет, она определяется полным развитием всех функций организма и наилучшим взаимодействием его подсистем. Но в таком случае единой нормы не существует, идеалов здоровья столько, сколько людей на свете, и болезней столько же, сколько людей, посему разговор о норме становится бессмысленным, а вместе с ним теряет смысл понятие излечения как приведения к норме. Тупик? Похоже. И из него не выбраться, не ответив на простые, однако принципиальные вопросы, не разработав четких общепонятных представлений о здоровье, болезни и лечении. А пока их нет, пишет Ю.Андреев, "в подавляющем большинстве случаев (99,99%) и болящие, и врачи считают задачу решенной, коль скоро частная поломка организма оказывается устраненной (или вроде бы устраненной), коль симптом болезни на время исчез и все вернулось на круги своя". Действительно, в привычный безвыходный круг. Про то, что собирались лечить не болезнь, а больного, про поиск и устранение первопричины, про компенсацию — пpo это мигом забыли. Не до того.

Читать идущие изнутри   сигналы


Итак, медицине недостает знаний, теории неполны или ошибочны, фундаментальные принципы непрояснены? Поэтому и дипломированные врачи, и целители лечат «не то». И, соответственно, «не так». Или дело главным образом в «не так», а знаний более чем достаточно, наоборот, теоретическая избыточность ведет к тому, что появляются специалисты уже не по левому мизинцу, а по ногтю левого мизинца. Человек разобран по винтикам, по волокнам. Потеряна структура, целостность. Поэтому медицина, зная о человеке, казалось бы, все, по сути, не знает, как он устроен. Неизвестна степень интегрированности отдельных подсистем в систему. Непонятна взаимосвязь подсистем. Отсюда при вдохновляющих научных разработках слабость лечебных результатов.
Так считает Тамара Пчельникова, целительница и ученый, одна из немногих, кто не мыслит работу с пациентами вне системного подхода. "Организм надо рассматривать только как целое, иначе и смысла нет, — говорит она. — Подсистема — то же сердце, не может функционировать отдельно от других. Даже клетка не живет сама по себе, а в общем ритме организма и гармонизируется этим ритмом". При таком подходе организм пациента сначала рассматривается как целостная структура, имеющая некоторые интегральные параметры, задаваемые, например, слабой сердечно-сосудистой подсистемой и сильной костной при более или менее приличных прочих. Затем выясняется взаимосвязь и взаимовлияние всех подсистем, определяется, какой вклад вносит каждая из них в гомеостаз и каким образом можно подстегнуть ту или иную, чтобы на уровне целостности скомпенсировать провал сосудистой, а также  на какие именно чувствительные «точки» надо воздействовать и чем: простейшей стандартной таблеткой, допустим, либо сложным, индивидуально подобранным травяным сбором.
Принципиально важно, как принимать препарат: когда, в какой концентрации, с чем сочетать.
По этой методике можно лечить любые заболевания, скажем, тот же «венчик безбрачия». Да-да, это болезнь в самом обычном смысле слова, считает авторитет в данной области целительства и ясновидящая Мирослава. Причина – появление дополнительной  энергетической спирали клеток гипофиза. Следствие, в формулировке Тамары Пчельниковой – самодостаточность структуры, которой не требуется энергообмен с особью другого пола. Эта особенность обязательно проявляется на всех этажах – от клеточного до психического, прослеживается в индивидуальных физиологических реакциях в типе нервной деятельности, в гормональном статусе, в характере обмена веществ. Снять «венец безбрачия» - значит понизить степень энергетической самодостаточности структуры, заставить ее  энергетически голодать, нуждаться в притоке извне  энергии противоположного качества – мужской или женской, «ян» или «инь». И сделать это может не только экстрасенс, колдун, маг. Он поможет лишь тому, кто по природе хорошо поддается энергетическому воздействию. Иному больному лучше обратиться к психотерапевту, третьему – к массажисту, четвертому нужно подправить обмен веществ, пятый должен покаяться в храме. Кто-то, не исключено, избавится от «венца безбрачия», просто регулярно обливаясь холодной водой. Важно найти точку «входа» в систему-организм и правильно рассчитать воздействие.
Было бы идеально, если бы на каждого больного нашлось по врачу, способному к целостному видению и интегральной диагностике. Но системных специалистов раз-два и обчелся. Узкие доктора, а их абсолютное большинство, лечат нас «не так» и уже по одной этой причине чаще плохо, чем хорошо. Возможно также, что лечат «не совсем то» или даже «совсем не то». Поскольку, очень похоже, истинный организм человека включает несколько тонких, полевых тел,  а значит,  описывая целостность, необходимо учитывать не только взаимодействия подсистем физического тела, но и неимоверно сложные и многообразные связи подсистем тонких тел между собой и их "отношения" с подсистемами плотного тела. К этой задаче не то, что еще не подступались, ее, по существу, даже не ставили. Все это звучит весьма неутешительно — как оно, собственно, и есть.        
Что же в таком случае нам остается? Ждать и надеяться? Однако болезни не ждут, смерть перечеркивает надежды. Если мы готовы с этим мириться, то любые разговоры о здоровье ни к чему: в конце концов, болеть или не болеть, приближать свою смерть или отдалять ее — глубоко интимное дело, вопрос личного выбора. Если мы выбираем приличную, без лишних, необязательных страданий жизнь, то остается одно: передоверив медицине профилактику и просветительство (а также, разумеется, помощь в экстремальных ситуациях — здесь она сильна), стать врачом для самого себя. Это реально при условии интереса к собственной персоне, на первых порах хотя бы познавательного. Это путь самопознания в единстве с миром. Ну а говоря проще, надо учиться вглядываться и вслушиваться в себя, читать идущие изнутри сигналы, истолковывать знаки на пути. Не самая легкая наука на свете, зато увлекательная  и полезная.

ДИАЛОГ   С   НЕЙРОНАМИ

Он поможет в лечении ДЦП, эпилепсии, рассеянного склероза, болезни Паркинсона


To, что нервные клетки не восстанавливаются, известно каждому, и всем известно, что последствия этого печальны. Инсульт, например, штука безнадежная. Традиционные врачебные методы тут бессильны. Равно как при черепно-мозговых травмах. Или при болезни Альцгеймера - старческом маразме. Или при алкоголизме и наркомании - потраченные на борьбу с ними силы и средства никак не соответствуют результатам. Что же, нервные клетки погибают. И не восстановятся.
Но вот поразительный факт: в погибшем от инсульта мозге сохраняется в неприкосновенности четверть нервных клеток. Они совершенно не повреждены и даже не изношены. Они и не могли износиться, так как никогда не работали, не были интегрированы в структуру по имени мозг. Оказывается, у новорожденного нейроны не умеют управлять телом, они учатся этому постепенно. Однако треть (!) из них остается «необученной», в продолжение всей жизни не вступая во взаимодействие с организмом. Логично предположить, что избыточность нейронов предусмотрена природой для того, чтобы резервные брали на себя функции погибших. Чтобы нервные цепи восстанавливались за счет клеток-дублеров. Но этого почему-то не происходит. Почему?
Мозг - замкнутая структура, метаболически с организмом он не общается, биохимически отделен от тела непроницаемым барьером. Поэтому при органических заболеваниях центральной и частично периферической нервной систем - детском церебральном параличе (ДЦП), детской энцефалопатии, рассеянном склерозе, полинейропатии, болезни Паркинсона, эпилепсии - традиционные врачебные методы также бессильны. Способов прямого лекарственного воздействия на мозг практически не существует.
Ответа на эти «почему» пока нет. И все же, не дожидаясь его, надо искать способ включать резервные нейроны каким-то внешним воздействием. Методологически это, скорее всего, неверно. Лучше бы подождать ответа. Но ведь только в России упомянутыми недугами страдает более миллиона человек. ДЦП мало что болезнь, это тяжкая социальная проблема.    
Способ лечения неизлечимых болезней нервной системы доктор медицинских наук, профессор, заместитель председателя секции нейрохимии РАН Александр Хохлов искал 20 лет. А правильнее - вслед за ним самим - сказать, что 20 лет он налаживал диалог с нейронами. Разговор с ними Хохлов ведет на языке природных метаболитов (аминокислот). Меняя состав и пропорции, удается подобрать такие комбинации аминокислот, которые обеспечивают им беспрепятственное проникновение в мозг и прямое воздействие на нейроны. В результате либо включаются незадействованные нервные клетки, должные заменить погибшие, как, скажем, при черепно-мозговых травмах или инсультах. Либо же те, что работают «неправильно», начинают выдавать «правильные» приказы телу. При эпилепсии, например, это команды на торможение мышечной активности. При болезни Паркинсона, из-за которой подвижные эмоциональные люди превращаются в живые статуи, это, напротив, сигналы к раскрепощению мышц.
Профессор Хохлов называет свой метод «метаболической терапией». Благодаря вмешательству в обмен веществ восстанавливается «древний метаболический путь», то есть утраченный современным человеком механизм мобилизации внутренних резервов. Причем это вмешательство совершенно не опасно, поскольку входящие в препараты аминокислоты - те же самые, что присутствуют во всех тканях тела. Они хорошо изучены, они продаются в аптеках, они давно испытаны клинически и разрешены к применению. Они не вызывают аллергии, к ним невозможно привыкнуть. Например, при лечении эпилепсии используется 3-х компонентный препарат, рассеянных склерозов - 4-х компонентный. Самый сложный включает набор из 5 аминокислот. Профессор Хохлов предполагает, что надо использовать все 20 существующих в природе аминокислот. Такие многокомпонентные препараты явятся лекарствами третьего поколения. Если сейчас диалог с нейронами ограничивается просьбами или, в тяжелых случаях, настойчивыми просьбами (препараты первого и второго поколений), то в дальнейшем можно будет перейти и на язык приказов.        
Хотя и на нынешние вежливые просьбы клетки мозга отзываются весьма благодарно. При лечении ДЦП терапевтический эффект наблюдается у 90 - 95 процентов детей (чем меньше возраст, тем больше шансов выздороветь). У них снижается мышечный тонус, восстанавливается координация, появляются самостоятельные движения. Нередки случаи полного восстановления двигательных функций и психоречевого развития. После курса лечения олигофрении дети могут самостоятельно одеваться, общаться с родителями, понимать их, адекватно воспринимать окружающий мир. Терапевтический эффект при болезни Паркинсона выражен у 89 процентов пациентов. При рассеянном склерозе положение стабилизируется, создаются предпосылки для улучшения. В любом случае (если даже окончательное выздоровление недостижимо) качество жизни больных возрастает за счет улучшения памяти, речи, мышления, максимально возможной адаптации к среде.
Таковы результаты лечения в центре современной медицины «Примавера медика», созданном единомышленниками и учениками Александра Хохлова и работающем под его научным руководством. Центр лечит больных амбулаторно, по предварительной записи. Во время первой консультации врач оценивает состояние больного, проводит дифференциальную диагностику, устанавливает степень заболевания и назначает курс лечения. Следующий прием, как правило, через неделю - он нужен врачу для контроля, коррекции или замены, если необходимо, одной комбинации аминокислот на другую. Первый курс продолжается 4 - 6 недель. Затем - перерыв в 2 - 3 месяца и повторный курс. Иногда потребуется пройти третий и четвертый. Но в среднем их три. Каждый последующий продвигает процесс излечения дальше, а не просто закрепляет уже полученные результаты.
Стоит курс сейчас от 400 до 650 тысяч рублей. Это общая цена анализов, консультаций, препаратов. И это, по словам директора центра, кандидата медицинских наук Александра Доценко, цена минимальная. Потому что нужно не только существовать на грани выживания, но и развиваться: вести научную работу, привлекать известных специалистов, покупать оборудование и аминокислоты высокой чистоты в США, Италии, Германии. Со временем необходимо создать стационар и пансионат, а вообще говоря, НИИ нового образца - коммерческий научно-исследовательский медицинский институт.
Альтернативная (читай - не поддерживаемая официальным здравоохранением, не получающая денег из бюджета) медицина не может быть бесплатной, говорит Александр Доценко. Дотаций от государства центр не имеет, льготами, например, налоговыми, не пользуется. Но в какой-то мере добровольно берет на себя государственные функции. Людей, которым нечем платить - а это каждый десятый - здесь лечат бесплатно или со скидкой. Да и для всех повторный курс дешевле первого, третий - дешевле второго. И так далее. Плата за финальный курс символическая. Кроме того, не имея помощи от государства, альтернативная медицина может предложить ему существенную помощь. Центр «Примавера медика» готов подключиться к серьезной государственной программе по профилактике ДЦП, если государство такую программу откроет. В принципе - при организации системы центров и производстве достаточного количества препаратов - такая профилактика возможна. Препараты-то - порошочки, продающиеся в любой аптеке. Там же - порошки для профилактики неврозов, обыкновенные пищевые добавки. Покупаешь, ешь с кашей, и никакой тебе вялости, никаких страхов, никаких комплексов, ведешь активный образ жизни, который для большинства становится и неизбежностью, и нормой. Но разумеется, проблема масштаба государственного. Альтернативной структуре ее не поднять. И очень жаль.

 

ПОЧЕМУ  КОМАРЫ  НЕ  БОЛЕЮТ  СПИДОМ

Создать вакцину против возбудителя СПИДа пытаются ученые многих стран. Это – тупиковый путь, считает кандидат медицинских наук, биохимик, микробиолог и врач Виталий Ткаченко. Он предлагает другой способ лечения страшного недуга, не имеющий аналогов в мире.

Виталий Ткаченко определяет свой способ как комбинированный и строго индивидуализированный. Последнее принципиально. Высказанная еще Гиппократом истина «надо лечить не болезнь, а больного» на словах медиками признается, а на деле забывается. Между тем, как считает Ткаченко, «у каждого свой СПИД». Вирус-возбудитель хорошо изучен, в нем - первопричина, однако прекрасно известно и то, что в болезнь вносят свой весомый вклад другие вирусы и микроорганизмы, так называемые ассоцианты. Общая картина заболевания создается вирусом и ассоциантами. А так как наборы ассоциантов у разных людей разные, то и картины разные. Ассоцианты могут быть возбудителями осложнений, но не только. СПИД, по представлениям Ткаченко, как бы наслаивается на ту микрофлору, что уже существовала в организме. Вирус СПИДа бьет по иммунной системе, облегчая «работу» ассоциантам, последние помогают возбудителю, создавая информационную какофонию, образуя порочные информационные круги, ложные и перекрестные связи. Шумовой оркестр, где музыканты играют каждый свое, а дирижера нет - вот что представляет из себя иммунная система больного СПИДом.
Понятно, что зловредное влияние ассоциантов необходимо учитывать, но как это делать - спрашивает Ткаченко. Выделять каждый микроорганизм, идентифицировать его и строить сверхсложную вакцину, действующую на все ассоцианты разом? Ответ Ткаченко: это необязательно. Надо использовать метод, аналогичный тому, который наша известная исследовательница А.С.Троицкая применяла в онкологии. Троицкая лечила рак с помощью аутовакцин, получаемых из гемокультур крови онкологических больных. Ткаченко предлагает лечить СПИД с помощью аутовакцин, полученных из гемокультур крови больных этим недугом.
Аутовакцина, получаемая индивидуально для каждого больного из гемокультуры его собственной крови, повышает специфический иммунитет к той болезни, которой страдает человек, - при раке иммунитет противоопухолевый, при СПИДе, так сказать, противоспидовый. Это мягкий кнутик, подстегивающий организм. Однако кнутика мало, говорит Ткаченко, нужна еще и помощь. И потом, не забудем, организм-то остался без дирижера. Упрощая, его роль должны играть определенные клетки, «выдающие исходную информацию в цепь иммунологического процессинга, - макрофаги-антигены». Нормальных антигенов при СПИДе - дефицит. Зато обилие пораженных, вырабатывающих шумовые сигналы. Дефектные клетки надо удалять из тока крови с помощью иммуноплазмосорбций-плазмофореза - старого испытанного метода. Новое, по словам Ткаченко, в том, что он «посадил иммуносорбент на гликопротеид и тем самым повысил его сродство с вирусом СПИДа, благодаря чему сорбент связывает вирус, вымывает его из зон кроветворения, из костного мозга, а заодно выводит пораженные им клетки и все ассоцианты». Белок гликопротеид содержится в организмах насекомых-кровососов, именно из-за его наличия комары не разносят СПИД, это доказано.
Очистка очисткой, но вопрос о дирижере пока открыт. Чтобы он встал на пульт, необходимо восполнить дефицит нормальных макрофагов-антигенов. Для этого используется гибридома - биологический препарат, получаемый путем скрещивания определенных клеток. Будучи приживленной в поджелудочную железу при диабете, она начинает вырабатывать инсулин, в костный мозг при лейкемии - красные кровяные тельца. При СПИДе гибридома нужна для восполнения антигенов и красных кровяных телец. Клетки на ее разведение берутся у самого больного. Технология выращивания препарата разработана самим Ткаченко.
Виталий Васильевич признает: комплексное индивидуализированное лечение СПИДа с использованием аутовакцины, содержащей гликопротеиды иммуносорбентов и гибридомы, - вещь дорогостоящая. А также чрезвычайно громоздкая и кропотливая. Только один факт: чтобы получить необходимое количество гликопротеида, Ткаченко пришлось добыть 300 тысяч комаров. Три лета он и помощники-добровольцы, «согласившиеся подвергнуться укусам», залезали в болота, били на себе кровососов и собирали их в баночки. Благодаря этому начальный этап апробации метода проведен. Когда, где, с какими результатами? В последние три года. Адресов Ткаченко не сообщает, опасаясь навлечь неприятности на врачей-единомышленников, помогавших ему на свой страх и риск. Хотя врачебного риска не существовало (специалистам ясно, что метод безвреден), служебный риск был велик, ибо «самодеятельности у нас не любят». А применение официально не признанных, не разрешенных Минздравом методов - чистая самодеятельность.
В.В.Ткаченко имеет репутацию настойчивого автора непризнанной идеи. В течение 30 лет он разрабатывает, по его словам, «учение о биоинформатике эволюционных и патологических процессов», краеугольным камнем которого является концепция обратной информационной связи (ОИС). Исследователь утверждает, что информация в биологических системах передается не только в прямом направлении - от генов к белкам, но и в обратном - от белков к генам, вследствие чего, собственно, и происходят мутации под воздействием внешней среды. Внешние сигналы воспринимают именно белки, и не транслируй они информацию генам, мутаций бы попросту не было. Ткаченко обвиняют в лысенковщине, он же полагает, что освященная нобелевскими лауреатами теория генетического дрейфа ошибочна, что это догма, наносящая огромный вред медицине. Спонтанных мутаций не существует, настаивает он. Все они имею причину. С 1989 года Ткаченко сотрудничает с исследовательской группой по проблемам гематологии при РАМН под руководством академика О.К.Гаврилова. В группе теория Ткаченко вызывает интерес.
Если бы не концепция ОИС, говорит Виталий Васильевич, он не додумался бы до комплексного индивидуализированного метода лечения СПИДа. Базируясь на этой концепции, он обосновал метод  теоретически. И, как сказано, апробировал. Результаты? Об исцелении от СПИДа речь, увы, пока не идет, речь лишь о значительном улучшении состояния больных. Хотя само по себе это замечательно. Приговоренные к смерти не спешат на тот свет – живут и  чувствуют себя сносно. Таковых, к сожалению, немного. Нужна более широкая и длительная апробация. Состоится ли она? Ткаченко не уверен. Рассказывает, что «поймав» президента РАМН В.И. Покровского в академии, пытался предложить ему свои разработки. «Все это мы уже сделали», - перебил Ткаченко президент и скрылся в кабинете. «Что ж, - не унывает исследователь, - если не представится возможность широко испытать метод у нас в стране, мой долг врача – отдать его за границу».
Ухватится ли за метод Ткаченко заграница? Виталий Васильевич, получив в свое время грант, год работал в США, однако энтузиазма его идеи там не вызвали. Американцы, судя по всему, не собираются покидать привычную фармакологическую колею. В русских передачах «Голоса Америки» наперебой рекламируются различные лекарства против СПИДа. Кроме того, как мы уже говорили, метод Ткаченко очень дорог. Самого автора дороговизна не смущает: затраты на безуспешную разработку вакцины от СПИДа тоже чрезмерно велики, с другой стороны - человеческая жизнь не имеет цены.
В последнее время метод удалось несколько упростить и удешевить. Гликопротеидную фракцию оказалось возможным получать, не истребляя сотни тысяч комаров. «Известно, что женщины, больные СПИДом, рожают вполне здоровых детей, - говорит Ткаченко. - Очевидно, плацента является своего рода эффективным биологическим фильтром, препятствующим передаче вируса по наследству». Этот факт подтолкнул к разработке способа выделения гликопротеида из плаценты. Он апробирован. С неплохими результатами. И, как можно догадаться, тайком.

ЗА  НАШИ  ГРЕХИ  ПЛАТЯТ  ДЕТИ

Тамара Пчельникова не любит слова «ясновидение. Она кандидат наук с тренированным мозгом исследователя и внушительным запасом знаний в области  биохимии, анатомии, медицины. Ее методика включает экстрасенсорную функциональную диагностику организма и его  последующую  коррекцию различными методами – от медикаментозных до полевых. В последнее время Тамара Павловна работает  с женщинами, которые не могут стать матерью. Ее  пациентки беременеют и рожают.
- Проблемой бесплодия  я заинтересовалась два года назад,- рассказывает Тамара Павловна.- Сейчас я уверена, что его причины совершенно индивидуальны. Поэтому медицина так часто пасует перед этой проблемой. Стандартные медицинские методы рассчитаны на некоторую популяцию. Врач берет набор рекомендаций и действует «методом тыка»: давайте попробуем это, а не получится - то. А тут требуется штучная работа. Кроме того, о некоторых причинах бесплодия медицина просто не догадывается. Например, яйцеклетка подчас ведет себя почти как сознательное существо. Она индифферентна к сперматозоиду. Не хочет оплодотворяться, и все, ей это неинтересно.
-  Может быть, этой женщине заказано иметь детей? Как говорится, не судьба?..
- Может быть. А может быть, сказываются комплексы, заложенные в детстве. Такое характерно для перелюбленных девочек. Они зацикливаются на себе, они боятся потерять хотя бы каплю той любви, что доставалась им одним, они не желают жить для других. А ведь родить ребенка - это значит начать жить для другого. Конечно, табуирующая полевая структура складывается в мозгу, но по ее образу и подобию строятся полевые структуры всех органов.
-  Хорошо. Вы определили, что бесплодие вызвано запрещающей программой мозга. Или, допустим, нарушением обмена веществ. Что дальше?
- Я разрабатываю методику индивидуального воздействия, чтобы, во-первых, заставить правильно работать мозг и, во-вторых, перестроить организм. Одной женщине надо изменить кислотно-щелочной баланс, другой  -  солевой состав крови, третьей - добавить белка. Если вижу, что яйцеклетка вращается с бешеной скоростью, образуя какие-то вихревые потоки, через которые не может проникнуть сперматозоид, то притормаживаю вращение.
Изменить внутреннюю среду организма достаточно просто. Гораздо сложнее действовать, когда оплодотворению препятствует мозг. Он будет ставить все более изощренные преграды. Снимаешь один барьер - тут же появляется другой.
-  Я повторю свой вопрос насчет судьбы. Это уже не медицинский вопрос, это вопрос этики. Стоит ли  настырно вмешиваться в Божьи  дела?
- Да, иной раз надо отступить. Но  очень трудно объяснить женщине, почему надо. Ведь врач говорит ей: вы здоровы, можете родить... Иной раз не нужно во что бы то ни стало стараться сохранить плод. Например, при постоянной опасности выкидыша: ребенок  почти наверняка родится с патологией, с неправильным обменом веществ. Нужно, так сказать, тренировать организм, учить его вынашивать. Может, понадобится несколько беременностей.
Но вот подходит время рожать. Идти в роддом или остаться дома? Надеяться на обезболивание или честно страдать? Это крайне серьезные вопросы. Меня тревожит появление многочисленных групп по подготовке к родам на дому, к родам в воду. Женщинам внушают, что в роддомах грязь и стафилококки. Но разве наши квартиры чище?
Роддома при всех своих недостатках имеют преимущество перед квартирами. В родовые помещения закрыт доступ посторонним. Стены в них отделаны кафелем. Я бы вообще делала их из нержавеющей стали. И потолки - тоже. Тогда все эти злокачественные сущности, порожденные болью, страхом, страданием, не смогут зацепиться. Они будут «стекать» вниз, потом их выбросят - когда вымоют с хлоркой пол. Правда, совсем избавиться от них не удастся. Количество отрицательной энергии в роддомах со временем накапливается. Она-то и вызывает различные инфекции, в том числе стафилококковые. Поэтому у роддомов есть определенный энергетический ресурс, срок службы. Нужно постоянно строить новые, а старые, независимо от степени физического износа зданий, уничтожать,
Мне возразят: в старые добрые времена рожали дома. Но где? В деревнях - в прокаленных банях: это самое чистое место. Горожанки - в свежепобеленных комнатах или в опочивальнях, атмосферу которых создавали только мать и отец, где к тому же всегда горели лампадки и свечи, сжигавшие отрицательную энергию... Но если кому-то все-таки очень хочется рожать дома, позаботьтесь о создании энергетически здоровой обстановки. Почистите квартиру, при возможности отремонтируйте, исключите визиты посторонних.
И если хочется рожать в воду - рожайте. По жизненным показаниям это допустимо. Например, в случае болевой непереносимости или при необходимости моментально смыть с ребенка  околоплодные воды, которые сплошь  и рядом патогенны. Но если можно терпеть боль, надо ее терпеть. В  муках будешь рожать детей своих, сказано в Библии.
- Сегодня можно считать доказанным,  что боль дана нам не просто как сигнал о локальном неблагополучии. Это мощный эволюционный  фактор. Наверно, недаром считается, что роды омолаживают и оздоравливают женщину.
При естественных родах боль приводит к мощному выбросу адреналина, организм переходит на более высокий гормональный статус. Повышаются его защитные функции. При родах в воду или под наркозом гормональный статус не повышается, защитные механизмы не совершенствуются. Жизнь продолжается на прежней энергетике. Гормональный выброс дает пик состояния организма., который после родов становится нормой. Поэтому женщины, которые перенесли очень сильную боль, в выигрыше перед теми, кто, что называется, родил легко.
Кроме того, искусственное обезболивание очень своеобразно отражается на детях. Они появляются на свет с расширенным сознанием...
- Мне кажется, здесь надо пояснить: к расширению сознания приводят наркотики. В мозгу устанавливаются новые связи, качественно изменяется характер обработки информации, становятся возможными выходы в иные реальности. Классическое описание этого процесса дал Карлос Кастанеда. А замечательный наш философ В.Налимов допускает, что наркотики появились на пути человека не случайно, что это - орудие эволюции. Недаром ни одному обществу еще никогда не удавалось справиться с ними. Причины наркомании и алкоголизма отнюдь не только социальные. Вот почему с ними так трудно бороться.
- Да, при обезболивании на мозг ребенка действует наркотик и происходит наркотическое расширение сознания. А что такое расширение сознания? Увеличение активной поверхности мозга. Его способность к восприятию любой информации возрастает. Ребенок становится более чувствительным. Пока он активно растет, пока энергетика организма сильна, он справляется с экологическим и психическим неблагополучием среды  и хорошо развивается. Неприятности начинаются при стабилизации гормонального фона, то есть в 14 лет и позже. Могут настигнуть все детские болезни, которых благодаря более интенсивному, чем у сверстников, развитию удалось избежать в детстве. А у взрослого, как известно, те же свинка и коклюш протекают куда тяжелее... Получается, что и здесь ребенок растачивается за грехи матери.

СТАНИСЛАВ  ГРОФ  ПРОТИВ  ПЕРЕДОНОВА

Холотропная терапия – путь к преодолению кризиса личности

Реформы реформами, а лечиться надо. Здоровую жизнь, которую предстоит построить в России, должны строить здоровые люди. С сознанием созидателей. Бодрые, терпимые, доброжелательные. Начинающие фразу со слова «да», а не со  слова «нет».

Но наше любимое слово именно «нет». У нас сознание  разрушителей. А в подсознание опасно заглядывать  - столько там шлака несбывшегося и непрожитого, агрессии, ненависти и страха.
Больное общество — больные люди. Лечиться надо. Но где, как? Кто, чем врачует  недуг по имени  «нежелание жить»? Еще немного, и  он примет характер эпидемии. Это бессильное падение в полную беспросветность, в убожество, нищету, в душевный мрак. На очередном повороте человека выбрасывает из тележки, в которой он худо-бедно протрясся полжизни, и он не делает попыток подняться вьше нулевой отметки. Распалось общество, pacпалась связь времен. Многие и многие воспринимают это как личную катастрофу. Для них экономический, экологический, политический кризисы ничто по сравнению с убийственным кризисом собственной личности.
Если кризис не имеет органического происхождения, его можно рассматривать как показатель того, что личность, опирающаяся на ложные предпосылки, достигла критического момента, когда с очевидностью ясно, что прежний образ жизни не только «не работает», но уже и несостоятелен. Это может сказываться на таких областях, как брак и секс, профессиональная  деятельность, отражаться на различного рода стремлениях и целях или же проявляться сразу во всех сферах, оказывая разрушительное  воздействие.  В результате  возникает  критическая, но  одновременно и  очень плодотворная, таящая большие возможности ситуация; Кризисные симптомы отражают попытку организма освободиться от застарелых  стрессов и травм и вернуться к естественному функционированию. В то же время они указывают на процесс выявления истинной личности и той размеренности бытия, которая связывает человека со всем космосом и соразмеряет со всем многообразием существования. Если условия благоприятны, этот процесс имеет радикальный результат — разрешение проблем, психосоматическое исцеление и эволюцию сознания. Следовательно, его можно считать исключительно благотворной, спонтанно проявленной деятельностью организма, которую следует всячески поощрять и поддерживать, а не подавлять.
Не поленитесь, перечитайте, пожалуйста, последний абзац. Это почти дословная цитата из книги Станислава Грофа «Приключения в самопознании». Обнадеживащее утверждение Грофа нe нуждается в нудных комментариях. Вопрос опять  стоит сугубо практически: каk превратить, затяжной, изматывающий кризис в прорывной процесс разрешения проблем и расширения сознания? Гроф отвечает на нeго с помощью холотропной терапии.
О методе Грофа как методе именно терапевтическом, методе исцеления у нас до сих пор знают мало. Журналисты, участвовавшие в ceaнсах, писали об экзотических моментах (переживание прошлых инкарнаций или травмы рождения, выход на трансперсональный уровень). Конечно, это необычно и интересно. Конечно, доктор Гроф — мировая величина, президент  Международной трансперсональной ассоциации, мыслитель, внесший независимый вклад в понимание природы человека, в формирование научного мировоззрения будущего. (Об этом в нашей стране тоже почти не знают. Книга «Приключения в самопознании» издана как информационный материал Институтом научной информации по  общественным наукам тиражам 500 (!) экземпляров; печатавший из нее отрывки журнал «Человек» имеет тираж 18 тысяч). Но доктор Гроф  еще и врач. Вот что он пишет:    
«В течение последних десяти лет моя жена Кристина  и я разрабатывали действенный      нефармакологический метод,  который мы назвали целостной интеграцией,   или холотропной терапией.
Главное кредо холотропной терапии состоит в признании потенциала   необычных   состояний сознания... обладающих оздоровительным воздействием. Поскольку в этих состояниях сознания человеческая психика оказывается способной к спонтанной целительной активности, холотропная терапия использует методы активизации психики и индуцирования необычных состояний сознания».
Они, эти необычные состояния сознания, достигаются очень просто: специальным дыханием под специально подобранную музыку. Ложитесь на мат, расслабляетесь и начинаете дышать. Глубоко и часто. Глубоко и часто. Как можно глубже и чаще. Музыка подхватывает вас, диктует ритм, не дает снизить темп. Вы полностью отдаетесь звуковому потоку. Интенсивное дыхание приводит к гипервентиляции легких, изменяется обмен веществ, и мозг переходит в какой-то иной режим работы, а сознание — в необычное состояние.
Однако что происходит на сеансе с человеком на самом деле, неизвестно. Если коротко — меняется все: энергетика организма, характер реакций, двигательные стереотипы, привычные отношения с миром, пространство и время. Вы пребываете в другой реальности, где все возможно: потрясающе яркие чувства, смерть и новое рождение, полеты в иные   вселенные и встречи с Богом. Хотя и этой нашей реальности вы не покидаете. Вы знаете, что лежите на мате, дышите глубоко и часто; в уши вам бьет музыка. Вы находитесь в двух реальностях одновременно: в реальности погружения и в повседневной реальности.
Картины и ощущения реальности погружения нужно, как в медитации,   фиксировать, запоминать и отпускать, но не анализировать.   Вспоминать и аналзировать  будете потом.  Ведь вы пришли лечить тело и душу, поэтому, настаивает Станислав   Гроф, доверьтесь мудрости организма. А он мудр. Он знает свои   болячки .лучше вас.   Он сам выбирает, с чего начать, исцеление.
Обычно он начинает с тела и заставляет его работать. Вас будет трясти, скрючивать, перекатывать с боку на бок. Если вы страдаете вегетативно-сосудистой дистонией, вам сведёт руки и ноги. Бояться не надо, надо дышать, прорываясь через дискомфорт и боль, иначе ничего не получится. Через 3—4 сеанса дистония, которая, как известно, не лечится, исчезает навсегда!. Если вы нажили радикулит, вас будет приподнимать и с силой опускать поясницей на мат, вас поставит в «березку», которую вы делали последний раз на школьном уроке физкультуры. На сеансам Геннадия Мирошниченко я  наблюдал фантастические танцы. С закрытыми глазами, стоя на коленях или забравшись на гимнастические брусья, люди выделывали невероятные па, закручивали собственные ноги вокруг собственной шеи. Их тела сражались с остеохондрозами. Спустя месяц они, с трудом надевавшие пальто, вдохновенно перепахивали шесть соток огорода.
Геннадий Мирошниченко (ученик     учеников     Грофа,  ездивших учиться к нему в Америку) утверждает, что в реальности погружения организм может справиться не только с такой относительно понятной вещью, как остеохондроз, но и с язвой желудка и двенадцатиперстной кишки, инсультом. Забываются болезненные привязанности к алкоголю, табаку, наркотикам. Отступают тревоги, депрессии, неврозы, психозы, пограничные состояния. Думаю, что просвещенному читателю не надо объяснять: язва желудка и психоз — явления одного порядка, в том смысле, что оба эти недуга есть следствие неадекватных реакций психики на какие-то события. 70 процентов всех  заболеваний тела имеют психическое происхождение. Они — телесные проекции болезненных психических доминант.
Собственно, это скажет вам любой фрейдист. Он разложит по полочкам ваши страхи и комплексы, вывернет наизнанку ваше подсознание, и вы уйдете от него, прекрасно понимая, почему вас мучают головные боли. Уйдете вместе с болью. Потому что мало понять ее причину, её надо устранить — выведя из подсознания в сознание и проработав. Как раз это и позволяет сделать холотропный метод. Гроф, начав как убежденный фрейдист, быстро понял, что его возможности ограничены, что к его инструментарию надо добавить инструмент практической терапии. Он обратился к разнообразным медитативным техникам и, как считает Мирошниченко, сотворил несотворимое, сделал то, чего не удавалось никому до него,— перебросил мост между восточными учениями, которые на Западе всегда считались мистическими, и рациональными западными теориями.
В реальности   погружения воскресают добрые   порывы, пробуждаются нестандартные способности   либо    какие-то непонятные        устремления, беспощадно подавленные социумом, загнанные в подсознание, заново переживаются травмирующие    ситуации — детская   обида  или позавчерашняя стычка с начальником. В детстве вы тихо плакали под одеялом, позавчера   выкурили   на   лестнице полпачки. И   тот,   и   другой случай привел   к   формированию чужеродных психических структур. Они спроецировались, во-первых, на кору головного мозга,   образовали устойчивые очаги возбуждения или торможения,   которые, перемещаясь   по   коре, вызывают   так   называемые блуждающие боли; а во-вторых,   наложились   на   тело, ударили по желудку либо по сосудам. Чужеродные структуры порождаются и непрожитым,  подавленным,    несбывшимся.   Они    руководят вами, уводят от целостности, от решения   основных   жизненных задач.
Их   надо   разрушить.   Не просто прожить вновь, а изжить.   Как?   Действием.  Самовыражением. Закричите от страха. Выругайтесь в гневе. Трахните   кулаком по мату.  Зарыдайте безутешно. Объяснитесь в любви. Делайте все что угодно. Умирайте и воскресайте. Не, стесняйтесь сокровенного. И — больше страсти! Вы выйдете в реальность повседневности другим человеком. У вас разгладится лицо  и прояснятся глаза.    По дороге домой вас толкнут в трамвае, и вы   не   ответите тем же. Теперь вы не раздражаетесь    по пустякам.     Вы засыпаете    сном   младенца.  Еще   утром   вы   не   хотели жить — жизнь казалась невыносимой. Вечером она уже не кажется   столь   мрачной. Кризис вступает в фазу разрешения, проклевывается ваша истинная личность — та, о которой пишет   Гроф.   Та самая, которая будет существовать в размерности, связан ной с космосом   и соотноситься с о всем  многообразием бытия.
Процесс ее выявления долог лог и труден, но настоящие пути всегда некоротки и нелегки. А этот путь — настоящий. Хотя бы потому, что вы ваяете себя сами, без лекарств, без гипноза или кодирования, без визитов к экстрасенсам, без сидения у телевизора в ожидании чудесного исцеления. Это путь совершенно индивидуальный, как всякий подлинный путь познания. И, как всякий исповедимый путь, он требует от вступившего на него ответственности перед самим собой и осознанной упорной работы.
Геннадий Мирошниченко шутя называет сеансы холотропного дыхания сеансами «здоровья для ленивых». Доля правды тут есть, если ленивый тот, кто не бегает по утрам. Но ленивый ничего не получит и здесь: без толку отваляется на полу три часа и уйдет обиженным на весь белый свет. Он опять рассчитывал на чудо, а не на собственные силы.
Иностранцы — те приходят работать и работают честно. Потому что — на себя. Пыхтят три часа подряд, как паровозы. А наши? Даже для себя не желают постараться. Привыкли работать из-под палки. Да и жить — тоже. Им говорят: можно все. Не верят: это невозможно. Зажаты, замордованы... Помните Передонова из «Мелкого беса» Сологуба? Задумав закурить, он увидал городового, лузгавшего себе семечки на углу, и не осмелился, осведомился робко: дозволено ли-с? «Насчет этого никаких приказаний не поступало»,— ответствовал городовой.
Вот от этого передоновского синдрома нам и предстоит избавиться. Поэтому я и рассказываю о методе Станислава Грофа. Если угодно, я его откровенно пропагандирую. Потому что это могучий метод оздоровления души и тела, и притом гениально простой. Он доступен. Он как нельзя лучше отвечает социальному заказу. Да и что может, быть интереснее приключений в самопознании?..


ТРИ  ВАМПИРА  И  СВОЙ  ПАРЕНЬ

Учительнице 23 лет не дают жить боли в правом боку. Она ходит по врачам и экстрасенсам - те пожимают плечами. По всем меркам наша учительница практически здорова, но ей от этого не легче. Случайно она встречается с Геннадием Мирошниченко, который с помощью метода причинной диагностики «раскручивает» пациентку. И выясняется, что девочкой она родилась как бы по ошибке, ибо родители страстно желали мальчика. И воспитывали ее как мальчика. И своей она была в ребячьих компаниях, разве что девчонок за косы не таскала... А когда начал формироваться женский организм, мальчишеская психика возмутилась. «Черт в юбке» превратился в красивую молодую женщину, но сидящий внутри «парень» с этим не смирился и нанес удар по чужеродному - по женской репродуктивной системе. Причиной болей, как установил Мирошниченко, был невроз правого придатка, но до органических изменений еще не дошло.
Конечно, чужеродным в организме нашей учительницы был именно сей «парень» - чужеродная программа психики или чужеродная структура (термин из онтопсихологии, основатель которой – итальянец А.Менегетти). Она, говорит Мирошниченко, проявляет себя в трех проекциях. Первая накладывается на кору головного мозга, где возникает или устойчивый очаг возбуждения (торможения), дающий неврозы вроде описанного, или перемещающийся - тогда возникают блуждающие боли. Вторая проекция ложится на физическое тело. Такие недуги как язва желудка или остеохондроз очень часто вызываются именно чужеродными структурами. Третья просматривается в эфирном теле.
Выявить чужеродные структуры психики сложно. Еще сложнее их разрушить, то есть снять последствия стрессов и травм, избавиться от наваждений, «сглазов», «наговоров», изгнать «бесов», изжить страхи, агрессивность, инфантилизм. Помочь в этом может Бардо-терапия. Метод Бардо предложен Геннадием Мирошниченко - кандидатом технических наук, специалистом в области управления и одновременно организатором частного института альтернативной медицины в Туле. Название метода восходит к знаменитой «Тибетской книге мертвых» - Бардо Тедол. Как писал Карл Густав Юнг в своем «Психологическом комментарии» к книге, Бардо Тедол является набором инструкций для усопшего, а также путеводителем по промежуточным состояниям (в точном понимании - между смертью и новым воплощением). «Бардо» и означает нечто промежуточное между «здесь и сейчас» и «везде и всегда». Согласно тибетской традиции, пройти через Бардо необходимо для духовного возрождения, чтобы достичь очередного физического воплощения.
Но ведь избавление от чужеродных структур психики и есть духовное возрождение, считает Геннадий Мирошниченко. По сути, «Бардо» - обобщенное обозначение измененных (или необычных) состояний сознания, но не спонтанно возникающих, а специально сконструированных, заранее подготовленных, запрограммированных. Войти в них можно с помощью различных известных медицине способов. Мирошниченко разделяет их на грубые и мягкие. К грубым относятся гипноз и вербальные методы типа нейро-лингвистического программирования или сенсомоторного психосинтеза. К мягким - образная и динамическая медитация, ребефинг, холотропное дыхание по Станиславу Грофу. Этим последним отдается безусловное предпочтение.
Но, в отличие от холотропной терапии в чистом, классическом варианте, отрицающей психоаналитическую работу с пациентом до и после сеанса (С.Гроф на этом настаивает, предлагая полностью «довериться мудрости собственного тела»), Бардо-терапия требует целенаправленных усилий по формированию среды погружения. Программирование помогает разрушению чужеродных структур, утверждается в Бардо-терапии. У Грофа приключившееся с человеком в сеансе, например, трансперсональный опыт, никак не трактуется: полагают, что трактовка исказит поведение в следующих сеансах. В Бардо-терапии анализ и оценка обязательны. Бардо-терапия - это три ступени: формирование среды, погружение в нее, трактовка выхода и подготовка к следующему.
Первая ступень. Тут главный инструмент - уже упоминавшаяся причинная диагностика. «Приходит девушка с пониженным жизненным тонусом, с непонятными недомоганиями, - рассказывает Геннадий Георгиевич. - Была у экстрасенса, тот сказал, что три вампира сосут у нее энергию. Правильно, говорю. Первый вампир - это радарная установка у вас на работе. Второй вампир - это тяжелая психологическая обстановка в коллективе. А третий - мотоцикл. Вы с него не слезаете, а организм еще не сформировался окончательно, не окреп, постоянная тряска пагубно на вас действует». Информацию для диагноза Мирошниченко черпает из долгого, доброжелательного и предельно заинтересованного диалога с пациентом. Такой диалог сам по себе мощная психотерапевтическая процедура. Но часто этого канала недостаточно, поскольку первопричина болезни кроется в очень давних событиях, прячется в потаенных уголках памяти. Тогда Геннадию Георгиевичу «приходится пользоваться информацией из ноосферы» (подразумеваются моменты ясновидения). Очень информативна астрологическая карта рождения в варианте так называемой «космобиоэнергетической матрицы», в которую, кроме обычных астрологических параметров, включаются биохимические параметры организма, например, группа крови и резус-фактор.
Вторая ступень - осмысление проблем. В случае с девушкой, мучимой тремя вампирами, от третьего - мотоцикла - избавиться просто. Первый - радар - тоже не страшен, надо лишь держаться от него подальше, то есть сменить место работы. Это устраняет и второго вампира, но не последствия его долгих стараний.
Наша девушка будет изживать второго вампира, вновь проигрывая на сеансах конфликты в коллективе, вновь участвуя в них, но совсем по-другому. В реальности Бардо она не смолчит, а выскажет начальнику все, что думает, даст отпор сплетнице, выступит против несправедливого распределения
Третья ступень во многом похожа на первую. Вновь диалог с пациентом, только еще более трудный, так как нет языка, на котором можно адекватно выразить то, что испытывает человек при погружении в Бардо-среду. Классический психоанализ не годится для интерпретации совершенно особых переживаний и специфических символов, а значит, не обойтись без парапсихоанализа. Активная работа врача и пациента продолжается в интервалах между сеансами. Она, считает Мирошниченко, тем более необходима, что зачастую выход их первых сеансов негативен: впечатления - тяжелы, состояние - подавленное, улучшений - никаких. Важно объяснить пациенту, что это естественная реакция организма на те структурные изменения, которые происходят в его психике. По сути, в Бардо-терапии человек познает самого себя. Он напряженно трудится. Он не пассивно ждет «исцеления», он решает свои проблемы сам, вделывая «дыры» в психике и энергетике своими собственными силами. В дальнейшем, освоив набор специальных  приемов, он может обходиться без помощи врача, излечивая не только себя, но и других.


КОЧЕВНИКИ  В  БАНЕ

Владимир Кучеренко не  спорил: сглаз так сглаз. Пациентка могла сказать, что в нее вселился бес или что пробита аура. Для психолога Кучеренко это всего лишь «психотерапевтический миф». У каждого человека он свой. Язык разный — суть одна: авария психики. Она обычно происходит в критической ситуации.Вот и этой женщине болезнь позволила избежать «сокращения». Она ушла «красиво». Просто потому, что заставил недуг.

Недуги имеют глубокий психологический смысл, объясняет коллега Кучеренко Сергей Струнин. Они целесообразны — вспомните ангину, которая настигала вас перед школьной контрольной по алгебре. Болезнью человек разговаривает с миром, защищается от него или сводит с ним счеты, говорит Струнин, но это становится ясно, когда рассматриваешь человека как целостность, а не как мешок с органами. А для современной медицины — и нашей, и западной — он именно таков. «Вылечите меня!» — просит пациент врача, и врач «лечит». Больного бронхиальной астмой, например, сажает на гормоны, подстегивающие иммунитет, потому что астма считается дефектом иммунной системы. Но спусковым крючком может быть все та же авария психики. Робкого, неуверенного в себе все время оттирает кто-то бойкий, робкому никак не удается вставить слово, оно «застревает» в горле, блокирует дыхание. Травмирующая ситуация повторяется раз за разом — и вот спазм, и вот приступ.
Человек может этого  не понимать. Но его организм помнит первопричину, даже если память вытеснена в подсознание. Организм знает, какие ресурсы надо бросить на борьбу с болезнью, какие корректирующие механизмы включить. Почему же тогда не включает? Потому что не исчезает травмирующая ситуация. Психика испытывает колоссальные перегрузки. Запустить оздоравлизающие механизмы самостоятельно организм не в состоянии. Их должен включить врач.

Скрытые силы тела и мозга, вводящие их в режим самолечения, пробуждаются с помощью специальных «техник»,  как говорит Кучеренко, например, созданного им метода сенсомоторного псикосинтеза, в котором управляют мозгом через активизацию сенсорных систем — зрительной, слуховой, осязательной. Закономерности их работы известны, существует масса приемов, вызывающих в мозгу образы, сложные двигательные ощущения. Вызывая их в определенной последовательности, врач заставляет пациента заново пережить травмирующую ситуацию. А потом, скажем, отправляет его «в полет». И что же? Тело человека покоится в кресле, но все реакции, все показатели меняются так, как будто тело действительно стало невесомым. Сенсорные системы сигналят мозгу: летим! Исчезает тяжесть, символизирующая и пресс болезни, и тяготы быта, и груз личной неустроенности. Мозг получает опыт преодоления, овладевает ситуацией в организме. Уже на первых сеансах психотерапевты учат простейшим приемам снятия боли. Но после полного курса, когда опыт победы закрепляется, необходимость в этом отпадает. Мозг, автоматически включая коррекцию, просто не допускает никаких болей. Человек избавляется от тревог по поводу собственной печени, забывает про барахлящее сердце. Энергия переключается на решение насущных жизненных задач, на творчество.
Чтобы поставить мозг «на автопилот», Струнин и Кучеренко используют не только метод сенсомоторного психосинтеза, но и элементы древних магических, шаманских, религиозных техник или же, напротив, суперсовременных западных, таких, как нейролингвистическое программирование, приемы гипноза, йоги, холотропного дыхания.  Выбирается тот метод, который наиболее подходит пациенту. У них одна общая черта: все они вводят человека в необычные состояния сознания. В транс. Кучеренко считает, что в трансе нет ничего страшного, наоборот, это состояние очень плодотворное, естественное. «Что такое фантазия, вдохновение, любовь?» — спрашивает он. Транс. Медитация. То, что позволяет уйти от шаблонов, переструктурировать действительность, творчески    пересоздать себя.

Пересозданием себя — вот чем, в сущности, занимаются пациенты на сеансах Струнина и Кучеренко. Поскольку изменить окружающую действительность человек чаще всего не в силах, то остается одно: изменить свое отношение к ней. Вот молодая бабушка, убитая разводом сына и отлучением от обожаемого внука. Вот студентка с экземой, вызванной институтскими сложностями. Внука бабушке не вернут; девушке не станет легче учиться: не хватает способностей. Понять и принять ситуацию — вот что нужно им сделать. Выбить психологический клин. «Починить» психику, чтобы она сама затем «починила» тело. И женщины, сидя в креслах, карабкались по горной тропинке, задыхались под толщей воды на океанском дне, а потом взмывали над ночной землей, словно Маргарита на метле, свободные и неуязвимые.
В общем, они учились жить по-другому: вырывались из колеи, искали новое место в мире, нащупывали иную линию поведения. А научиться этому можно, лишь проделав огромную духовную работу. Ее приходится сегодня выполнять всем нам, и именно потому жизнь столь нелегка. Борьба с повседневными             житейскими трудностями ничто по сравнению с изматывающим духовным трудом. Он, как и всякий другой, требует выполнения некоторых правил, соблюдения гигиены ума и души.
Но обращаться со своим мозгом, содержать в чистоте свою душу нас никто не учил. На Западе культура самоанализа прививается с детства, там визит к психоаналитику естествен, там сильны традиции гуманистической психологии. У нас в этом плане ни культуры, ни традиций. Наш соотечественник здесь невежествен. Его десятилетиями стращали Фрейдом. Он никогда не был у психолога, у психотерапевта и не собирается быть, потому что не «псих». Ой ли? По мнению Струнина, каждый из появляющихся на телеэкране политических деятелей нуждается в психотерапевтической помощи. Что же говорить о «человеке из очереди»? О записных участниках митингов?
Трудно приучить кочевника к бане, говорит Кучеренко, но можно. А уж что нужно, тут сомнений нет. Неоказанная психотерапевтическая    помощь — это социальные конфликты,   это экономический ущерб, это пресловутое «противостояние властей». Это переполненные больницы, прозябание в которых бессмысленно, ибо требуется прежде всего лечить мозг и душу. Да и что значит «лечить»? Сделать работу оздоровления за пациента врач не в силах потому, что эта работа духовная.                                                   
Отличие альтернативной медицины от официальной совсем не в том, что первую представляет экстрасенс, а вторую — терапевт. Разница в средствах второстепенна. Терапевт дает больному таблетку, нарушая биохимический баланс и формируя лекарственную зависимость; экстрасенс дает энергию, нарушая баланс энергетический и привязывая человека к себе. Радикальное вмешательство в организм с непредсказуемыми последствиями — это, увы, и есть официальная медицина. Альтернативная — вмешательство мягкое: пробуждение резервных возможностей, включение механизмов самокоррекции, работа с первопричинами, восстановление человека-целостности.

Вся психологическая  и психотерапевтическая помощь в России сосредоточена сегодня в альтернативной сети, говорят Кучеренко и Струнин. И это, по-моему, тревожно. Ведь «кочевников» у нас — 150 миллионов. А сколько «бань»? На Западе — традиции, культура, технологизированный психоанализ» А у нас?..
Да, шансы пока невелики, согласились Кучеренко и Струнин. Специалистов в России несколько тысяч, причем прекрасных, но половине из них негде работать. Именно потому, что психологи, психотерапевты в большинстве официальных медицинских учреждений не нужны, а альтернативных — раз-два и обчелся. Услуги здесь относительно дороги, многим и многим они не по карману. И все же подобные клиники нерентабельны.   Задирать цены — значит отказать в помощи большинству. Не задирать — значит работать бесплатно. Центр, где практикуют Струнин и Кучеренко, существует только благодаря спонсору, производственно - коммерческому объединению «Стронг». Сами врачи не смогли бы оплатить даже аренду помещения. «Стронг», разумеется, делает деньги, не на медицине — на шоу-бизнесе. Медицина    убыточна.


НАЙДИ  СВОЮ  ТРАВИНКУ

Европейцы настраиваются на колдовство, а восточные медики предлагают им нечто иное

На Востоке всяк себе врач, хранитель собственного здоровья. Причины болезней восточному человеку ясны. Это семь смертных грехов. У них много имен. Гнев - в зависимости от накала - может называться раздражением или злобой, но и разъяренный, и просто повысивший голос человек теряет защиту, становится прозрачным для болезней. Духовный человек для них закрыт. Духовен тот, кто не подвержен семи грехам. Не в рассуждениях, а в образе жизни, отношении к ближнему. Не ври, не завидуй, не жадничай - будешь здоров. И даже, возможно, счастлив.

Счастливых людей я в Хошимине видел. Счастливая семья из трех человек жила на углу двух улиц. Ее имущество состояло из какого-то подобия стола, из чего-то вроде гамака с тряпьем, висящего на заборе, и чего-то вроде стульчика для ребенка, в котором дитя спало блаженным сном под мотоциклетный рев, а если не спало, то ползало, веселое и милое, по грязному асфальту под ногами прохожих, а папа с мамой любовались им из куцей тени забора. Они являли собой образец смирения, они никого не обременяли, даже полицейского, никому не причиняли зла. Их легкие и почки должны бы быть поэтому в идеальном порядке. Да, но они дышали ядовитым смрадом. На их коже отложился толстый слой свинца. Что перевешивало: защита, поставленная этой странной праведностью, или непрерывная разрушительная агрессия среды?  Вот вопрос к Буй Ти Хиеу, директору Научно-исследовательского центра традиционной медицины.
Традиционная медицина, объяснил профессор, рассматривает систему «человек - среда». Если среда благоприятствует здоровой жизни, а человек здоров, система в равновесии. В Хошимине оно нарушено, так как за последние годы экология резко ухудшилась. Как же его восстановить? Запретить трехмиллионный парк мотоциклов? Это нереально, машинная цивилизация наступает повсюду. Создать для людей искусственную среду обитания? Тоже нереально. Значит, человеку остается одно: адаптироваться к среде. Здоровье - это и есть способность к непрерывной адаптации. Напротив, болезни есть следствие слабой приспособляемости. Но ее можно усилить, мобилизовав глубинные ресурсы организма. Этим-то и занимается медицина Востока.
- Очень важен правильный подбор пищи, - приступил к конкретике профессор Хиеу. - Французы, исследовавшие проблему активного долголетия, установили, что в возрасте от 100 до 140 лет главное - пища... Нет-нет, эти рекомендации не актуальны для Вьетнама. К сожалению. Средняя продолжительность жизни в Хошимине снизилась до 70 лет...
Ну да, ну да... Та живущая на перекрестке семья - чем она питается? Ей не до правильного подбора продуктов. Ее основной рацион - выхлопные газы. Но раз люди элементарно не задохнулись и не погибли от отравления, они адаптированы к среде. Как сие понимать?
Я рассказал профессору о гипотезе московского биохимика Тамары Пчельниковой. Согласно ей человек как клетка Земли-организма есть клетка-сорбент. Он абсорбирует грязь, накопленную в атмосфере, в водах, на почве планеты, всасывает отбросы цивилизации. Он нечто вроде используемого в противогазах активированного угля. Возьмите загадочную историю прошлого лета, говорит Пчельникова. Множество людей отравились прекрасно известными грибами с безупречной репутацией. Предполагали, что боровики и лисички вдруг переродились, начали вырабатывать яд бледной поганки. Но его в грибах так и не нашли.
И не могли найти. Дело в другом. Человек не просто собирает и складирует пакость, в изобилии разбросанную вокруг, он ее перерабатывает и выбрасывает, иначе бы быстро погиб. А выбрасывает, например, на кожу. Поэтому дети, у которых метаболическая энергетика сильна, страдают диатезом. Переработка грязи - тяжкий труд. У взрослых с уже пониженной скоростью обмена она активно (на кожу) не выбрасывается. Отсюда - отравления, отсюда - болезни, по сути своей экологические, по симптоматике, скажем, кишечные, но все равно загадочные, неидентифицируемые... Белок грибов был воспринят усталым организмом как «грязь», к тому же редкая, опыта борьбы с которой организм не имеет.
Уголь в противогазах периодически меняют, отработанные фильтры и прокладки выбрасывают. Неужели человек обречен? Неужели род людской должен очистить Землю и исчезнуть? Касательно горожан прогноз Пчельниковой мрачен. Если жизнь в деревне - это жизнь в среде более чистой, чем организм, принимающей и утилизирующей его выбросы, то городская жизнь - существование в среде значительно грязнее организма, поэтому поток грязи извне постоянен и неостановим. Организм, естественно, с ядами борется. Как поддержать его усилия?
Для традиционной медицины Востока это вопрос коренной, сказал профессор Хиеу. В отличие от западной, для которой он является побочным. И отвечать на него восточная медицина умеет. Защиту организма можно усилить с помощью лекарств. На девять десятых это травяные препараты, одна десятая - животного и минерального происхождения. Травы действуют не так быстро и выраженно, как синтетические пилюли, зато и вреда никакого. Такое лекарство, считают вьетнамские врачи, лучше того, что мгновенно убивает вирус, а попутно и что-то другое, чего убивать не нужно.
Общая культура пользования восточными лекарствами очень высока, поэтому им поддается почти все. Рак, например? Конечно, отвечает профессор, в особенности кожи и крови. В других случаях хороший результат дает сочетание с мощными западными препаратами. То же относится к лучевым поражениям (это проверено на чернобыльцах). Ну а - страшно сказать - СПИД? И СПИД, спокойно подтверждает Буй Ти Хиеу. Принцип борьбы с ним известен: повысить иммунитет, помочь организму адаптироваться к новым, пусть и сверхжестоким условиям. Препараты против СПИДа уже начинают выпускать в Китае.
Действуют ли травки на европейцев? Есть мнение, что нам они не помогают или помогают мало, - другой генотип, другой менталитет, другая психология. Действуют, сказал Буй Ти Хиеу. Все определяет искусство врача и понимание пациента. «Понимание» включает в себя и наш любимый «менталитет», и «психологию», и... Тут профессор всмотрелся в меня и спросил:
- Признаете ли вы верховенство духа? - и постучал себя пальцем по лбу.
Вероятно, профессор не отделял дух от сознания, а сознание - от мозга.  Пусть так. Где бы ни размещался дух, его главенство я признал.
Тогда, продолжил профессор Хиеу, прием лекарств надо рассматривать как духовный акт, основанный на понимании. В каждый момент у души и тела свои потребности, которые следует понимать, а чтобы понять их, необходимо всмотреться в себя - спокойно, без суеты, уныния, самолюбования, самобичевания и самообмана. И ваш стиль поведения, ваш образ жизни станет сознательным. «Возьмите меня, - проиллюстрировал профессор. - Целый день я нахожусь в комнате с кондиционером и работаю за компьютером. Это искусственная среда. По дороге домой я нахожусь в агрессивной среде. Я не могу изменить ни ту, ни другую. Но я могу к ним адаптироваться. Я знаю, чего хочет мой организм, и поэтому ежедневно подолгу занимаюсь китайской гимнастикой. У меня есть свой зеленый уголок, я провожу там часы, общаясь через мои кусты и цветы со всей природой, потому что я знаю, чего хочет моя душа. Такой уголок нужен каждому горожанину. Хотя бы дерево. Кустик. Цветок».
Профессор не стал рассказывать о мгновенных исцелениях, операциях без скальпеля и прочих чудесах. Наверное, мог бы (такие факты неоспоримы), но не стал. Потому что это исключения. Потому что путь восточной медицины иной: медленная подстройка к обстоятельствам, расширение сознания, эволюционный рост. Именно это и приводит в недоумение европейцев. Они настраиваются на колдовство, а им предлагают травяные отвары, нравственные проповеди типа приевшихся «не укради» и наставления по здоровому образу жизни.
...По утрам в зеленые оазисы Хошимина устремляются десятки, а может, и сотни тысяч людей. Каждый находит себе травинку, в которой отражается небо, и застывает перед ней в благоговении. Каждый дает волю телу, танцующему под неслышную музыку. Потом все они ныряют в смрадный водоворот  улицы, где или неминуемо задохнешься, или неминуемо угодишь под колеса. Но с ними ничего не случается.

Хошимин - Москва

СОЮЗ  МОЛИТВЫ И  СКАЛЬПЕЛЯ

Конференция «Народная медицина России» началась с молитвы, и  только после нее почетный председатель оргкомитета Яков Гальперин – доктор медицины и психологии, профессор, генеральный директор Всероссийского  научно-исследовательского  центра традиционной народной медицины,  вице-президент Ассоциации народных целителей России (прочие титулы я oпycкаю) произнес вступительное слово. «Здесь, во Владимире, собрались медики холистического  толка  с положительным опытом лечения онкологии,- сказал он. – Они расскажут о своей работе, проведут показательные ceaнсы. Выскажут свое  мнение специалисты официальной медицины и ученые. Выступят выздоровевшие люди - еще недавно безнадежные раковые больные».

Одна из них, 69-летняя М.В.Филатова из поселка Золотково Гусь-Хрустального района Владимирской области, рассказала следующее. В1991 году под левым глазом у нее появилась небольшая опухоль, и с подозрением на самое худшее ее отвезли в онкологический диспансер Владимира, где провели несколько сеансов лазерной терапии. Процесс, казалось, удалось остановить, но через полгода состояние ухудшилось. После восьми месяцев, проведенных в поселковой больнице, стало еще хуже. «Готовься», - сказали дочери и выписали Марью Васильевну умирать. И вдруг, уже дома, на нее, как она говорит, «нашло прозрение»: «Перед иконой читай молитву Богородице по три раза, тремя перстами води над пищей, которую еще твоя душа приемлет». «На моих глазах все это и происходило», - сказал с трибуны конференции врач-онколог. «Она пользовалась только молитвой? Одной молитвой?» -   зашумел зал. «Да», - ответил врач и сошел с трибуны.  Что ж,  его поняли и,  наверно, не позавидовали.
Возможно, врачи-онкологи чувствовали себя на конференции не совсем уютно. Нет, они были ее полноправными участниками: выступали, задавали вопросы и получали уважительные ответы. Дело в другом: наши врачи в основном атеисты. Такова уж специфика профессии. Сомнительно, чтобы тот, кто истово верит в лазер, химию, скальпель, смог искренне поверить в Бога. А вот целители -люди глубоко верующие.                  
Известный целитель из Харькова Анатолий Бабич во время энергетического воздействия на организм читает молитву из Молитвослова - «ту, которая выбрана биополем больного», берет в руки Евангелие и Распятие. Бабич получил благословение на исцеление людей у гроба Господня в Иерусалиме. Бабич говорит, что не может помочь некрещеному. Мусульманин Давлет-Али Исмаилов, травник из Таджикистана, считает, что вероисповедание не при чем, и лечит всех: мусульман, православных, иудеев. Потому, что это угодно Аллаху. А если не угодно? Бывает и так. Поэтому целители испрашивают разрешение на лечение. Вернее, на содействие Высшим Силам, для которых они - только инструмент трансляции воли Небес.
Наиболее впечатляюще продемонстрировала это на показательном сеансе М.В. Ларионова из Брянска. Дар открылся у нее в пожилом возрасте, после выхода на пенсию. Сначала, как она рассказывает, ее «научили выводить из организма радиацию». Потом -  с некоторыми интервалами - «дали» методы переливания крови, выпрямления позвонков, удаления опухолей головного мозга... Сейчас Мария Васильевна «проходит все органы», затем опускает сверху, «лечебницу» и надевает ее, словно белый халат, на 5 минут на больного. При этом она издает разнообразные механические звуки   - что-то похожее на жужжание, стрекотание, щелчки. Господь велит ей «работать машинками». На пальцах у нее вырастают неведомые приспособления, пальцы удлиняются, чтобы «шить серебряными нитями».
Есть сделанная в сеансе фотография руки Ларионовой: пальцы втрое длиннее обычных, на их концах видны какие-то крючки. Есть удостоверенный физиками факт: Людмила Осипова направленным воздействием сдвинула электрон на орбите атома водорода. Эти факты не объяснены наукой. Но, по моим наблюдениям, целители, врачеватели и лекари не ждут больше от науки ни объяснений, ни признания, ни благословения. В существующую парадигму они все равно не впишутся. Они исподволь создают новую.
Как и официальная, альтернативная медицина не имеет удовлетворительного   объяснения  возникновения и развития новообразований. На конференции высказывались и обсуждались различные гипотезы. Рак предлагается считать системным беспорядком в организме, местью природы, бунтом органов, парадоксом   цивилизации; его первопричины видятся в нарушении биополевой оболочки, в стирании информации на клеточном уровне, вследствие чего так называемые клетки-лидеры начинают вести себя «неправильно», в сосудистых поражениях,  в мышечной тоске», в недостатке кислорода, в грехах. Анатолий Бабич полагает, что как такового рака нет, есть тысячи различных опухолей, каждая  имеет свое космическое имя, космический код, на который отзывается биополе. А вот что такое «рак», оно не знает.
Что же тогда они лечат? И как? Ответить на вопрос «что?» проще: организм в целом, человека, а не болезнь. Сказать «как?» сложнее. У каждого целителя свой метод, свой уровень, своя энергетика. И у каждого, замечу, свои пациенты. Ни один из методов не является универсальным, никто из целителей не всемогущ. Нужно нащупать то, что запустит процесс самолечения, мобилизует огромные резервы организма. «Я не лечу пациента, он лечится сам», - слова Людмилы Осиповой. «Целительство - глубоко интимный процесс», - подчеркнул целитель Александр Еремин. Это совместная работа, основанная на энергетической и психологической совместимости, доверии и вере. Увы, она не всегда приводит к успеху.
Поэтому к рассказам о «волшебных исцелениях рака» следует относиться с осторожностью, предупредил профессор Гальперин. На самом деле процент излеченных не столь уж и велик. К целителям обращаются не более 20 процентов от общего числа онкологических больных. Многим из них уже ничем не поможешь, но около половины безнадежных «вытащить» все-таки удается. Удается приостановить развитие метастаз, продлить отпущенный врачом срок. Легенды о «чудесах», сказал профессор, сочиняют шарлатаны. Их много, а настоящих целителей мало. Маньяки, рвачи, самозванцы - это проблема. С 1-го января 1994 года все пиповые курсы, выпекающие «биоэнерготерапевтов», будут закрыты, разномастные дипломы и сертификаты «экстрасенсов международного класса» признаны недействительными, лицензий на право заниматься лечебной деятельностью их обладатели не получат. Но ведь и истинные мастера, не имеющие медицинского образования, могут остаться без лицензий. Как быть?
Выход профессор Гальперин видит в совместной работе целителя и дипломированного врача - в таком случае целитель прикрыт документом последнего. Пример такого тандема - целитель Еремин и известный хирург-онколог профессор Гуртовой. Польза от объединения усилий очевидна. Но...
Но послушаем профессора Гуртового. По его мнению, целитель должен состоять при враче, и работа в паре не отменяет ничего из комплекса средств официальной медицины: ни тяжелых анализов, ни химиотерапии, ни скальпеля. Как совместить эту позицию с убеждением целителей, что биопсия опасна, что стоит, например, взять ткань из одной молочной железы, как опухоль перекидывается на вторую? Как синтезировать общее знание из знаний абсолютно разной природы, помирить принципиально разные взгляды на организм и болезнь? Как снять противоречие вера - безверие? Трудно представить хирурга, читающего перед операцией молитву Честному Кресту. Так что идиллии пока не придвидится.

ОЛЕНЬЯ    АПТЕКА, ИЛИ  ЧЕМ  ЛЕЧИТ  ТУНДРА

На Чукотке «квасят кровь». Берут желудок оленя, промывают, заливают кровь того же оленя, бросают кусочки печени, почек, губы, разные мелкие суставчики и держат несколько недель в теплом месте. В результате образуется  жидкость, называемая «кислая кровь». Она богата микроэлементами, ферментами и является сильным иммуномодулятором. Аборигены употребляют ее для укрепления защитных сил организма. Еще недавно снадобьем пользовались только старики, которые без него  просто жить не могли и ведь жили с ним, заметим, долго. Сейчас «кислой кровью» не брезгует и молодежь. Когда лекарств нет, больницы закрываются, врачи уезжают, невольно обращаешься к традиции.
Врачебную традицию арктических народов держит на себе олень. Это не домашнее животное, нет. Это партнер по кочевьям, по жизни в ледяной пустыне. На Севере человек и олень живут в симбиозе, только не биологическом, а экологическом и энергетическом. Недаром северную цивилизацию называют цивилизацией северного оленя. И насчитывает она не одну тысячу лет. Жизнь с оленями – естественная форма существования полярных аборигенов, а вот жизнь без оленей – неестественна. Этнографические исследования показали, что от численности оленьих стад зависит и людская численность.  Безотказный, безответный, благородный олень кормит человека (своим, между прочим, мясом), возит (на себе), согревает (своими шкурами и шерстью), наполняет собой мифологию и искусство, А еще он человека лечит.
Больному, допустим, нужен ягель, но ягель в зимней тундре не достанешь из-подо льда и снега. Ничего, олень достанет, ведь олень им питается. Останется только забить оленя, извлечь желудок, вскрыть, достать готовый к употреблению ягель, распарить, приложить при ревматизме в виде компресса к больным суставам, а при простуде – к спине и груди.
Так что замучил ревматизм – ступай, пастух, к оленю. Словно в походную аптеку. В ней найдется все, начиная с диетических продуктов. Оленина легко усваивается, богата микроэлементами, витаминами. Недаром она недешево стоит в хороших европейских ресторанах. В ней мало холестерина, что тоже очень важно для северян, страдающих от вынужденного недостатка движения.
В полярной народной медицине использовались и оленья кровь, и внутренности, и рога с копытами. Кровь употребляли не только квашеной, ее пили свежей – в качестве основного средства от цинги. Клей, изготовленный из рогов и копыт, применяли при легочных, желудочных и послеродовых кровотечениях. К обширным ранам привязывали оленье легкое, которое играло роль большой губки. Замша, изготовленная из оленьей шкуры, использовалась как перевязочный материал. Нитками из оленьих сухожилий перетягивали пуповину новорожденному и зашивали раны. Чтобы быстрее срастались кости при переломах, пили топленый олений жир. Оленьим костным мозгом пользовали легочников. Жженую оленью шерсть употребляли как кровоостанавливающее средство при внутренних кровотечениях.
Вклад в тундровую медицину остальной местной фауны относительно невелик. Животные часто допускались к целительской помощи по принципу «подобное лечит подобное». Болит желудок? Берете сушеный желудок медведя (в котором, кстати, северные народы усматривают сходство с человеком), завариваете, пьете  отвар. Болят суставы? Делаете примочки из отвара сушеных медвежьих сухожилий. Болит печень? Тут хороша медвежья желчь. Или рыбья. Желчь любой рыбы надо глотать целиком, «в мешочке». Рыбий жир полезен больным туберкулезом, слабогрудым. Чешую щуки надо есть в качестве глистогонного. Не забыты и птицы. Сало гуся является надежным средством при обморожениях. Даже мышка-лемминг, оказывается, может послужить здоровью: ее шкурку мездрой к телу рекомендуется накладывать при нарывах.
Тундра не тропики, однако флора тундровой зоны не так скудна, как кажется. Правда, здешние растения имеют одну особенность: они почти не дают человеку растительной пищи. Ягоды да грибы – вот, пожалуй, и все, но и это не еда, а необязательная  добавка к обязательному для северян рыбно-мясному рациону. К травам у коренных тундровиков интереса практически нет, лето пролетает мгновенно, а кочевая жизнь не способствует заготовкам лекарственного сырья.
Растениями удавалось лечиться летом. Популярной целебной травой была чемерица, по-ненецки, «латабло». Ее листья прикладывали к гнойным и свежим ранам, отвар корневищ пили для изгнания кишечных паразитов. Настой багульника применяли при простудах, а также как дезинфицирующее средство. Отваром березового или ивового гриба чаги лечили желудочно-кишечные заболевания. С ними же справлялись с помощью свежей морошки. Просто ели ягоду и поправлялись. Морошкой же, на сей раз отваром из листьев, боролись с простудой, а настойкой из листьев – с болью.
Однако универсальным и самым эффективным болеутоляющим и универсальным жаропонижающим почиталась брусника – королева лекарственной тундровой флоры. Ей же спасались от гипертонии. Преувеличение! – может сказать тут европейский врач. И олень – не универсальный источник медицинских средств, не походная аптека. Врач – со своей колокольни – будет прав. Но ненцы, чукчи, эвенки, нганасаны, долганы тоже правы. Потому что это именно они существуют в цивилизационном симбиозе с северным оленем в заполярной тундре, где растет брусника. Их лечит не сама по себе ягода, не клей из рогов и копыт, а родная среда, с которой нераздельны и олень, и брусника. Среда лечит тем лучше, чем лучше человек к ней приспособлен, чем полнее с нею слит. Арктические народы с Арктикой слиты. Они в ладу с девятимесячной зимой, с вечным кочевьем по тундре. Они  не сомневаются, что олень и брусника помогают от ста болезней. Поэтому олень и брусника могут лечить их от ста недугов.
Конечно, определенные целебные свойства брусника имеет. Конечно, оленина – высококачественный деликатесный продукт, богатый витаминами и микроэлементами. В какой-то степени брусника, оленина – лекарства. Но в большей степени они все-таки – плацебо. В « оленьей медицине» налицо так называемый эффект плацебо, когда исцеление наступает благодаря вере в лекарство, в метод или во врача. Эффект отнюдь не редок, поэтому-то чудеса выздоровления наблюдаются постоянно и повсеместно. Статистика, ведущаяся академической медициной, свидетельствует, что приблизительно треть больных, в лечении которых применялись абсолютно неактивные плацебо, например, обыкновенная вода под видом суперпрепарата, чувствуют значительное улучшение. Отрицать плацебо рациональный технологический Запад не может, но объявляет его загадкой. Для тундровиков, уверенных, что олень и брусника помогают от ста болезней, никакой загадки нет. Они верят и ждут, и ожидания вознаграждаются – ведь каждому воздается по вере его.
Так что традиционная народная медицина Севера – это, в сравнении с европейской, качественно иная медицина. Ее знаковые фигуры, подлинные знатоки и хранители традиции – шаманы. Вот кто мастерски повелевал эффектами плацебо, в полной мере обладал исцеляющей  силы веры-ожидания! Увы, гребенка репрессий вычесала с советского Севера почти всех шаманов. Шаманская культура уходит, а вместе с ней уходит и ее важнейшая часть – целительская традиция.
По-видимому, она проистекает из древних восточных источников.  Оттуда, скорее всего,   пришли к ненцам техники иглоукалывания, которые прочно ассоциируются с китайской народной медициной. Правда, прибегали к нему ненецкие целители достаточно редко, только при спасении слабых новорожденных детей. Инструментом лекаря служила обыкновенная швейная игла, которой производили быстрые уколы в кончики пальцев рук, ног, в центр подошвенной поверхности стопы или в точки на лице.
Целителям-шаманам были хорошо известны акупунктурные точки – по-видимому, не хуже, чем китайцам. На них воздействовали пальцевым массажем или прижиганием. Брали кусочек сухого гриба чаги, помещали на кончик ножа, поджигали, подносили к чувствительной точке и прикладывали к коже на две-три минуты. Пациент молча терпел боль, пока пепел чаги с треском не отскакивал от образовавшегося пузыря – это считалось признаком успешного окончания процедуры.
Проводил прижигание или целитель, причем непременно здоровый, к тому же, не имевший в прошлом повреждений конечностей, переломов или серьезных ушибов,  или сам больной. Взрослые умели воздействовать на активные точки тела. Заболевания печени лечили, используя точки в правом подреберье, при боли в груди, кашле задействовали целую сеть точек,  при болях в пояснице прижигали точки вдоль позвоночника. Естественно, их надо было сначала найти, и находили. Сложное знание было достаточно распространенным.
Секреты полярной народной медицины, хвала арктическим богам, не утеряны и  не забыты. Аборигены Арктики задуманы природой как кочевники-тундровики. Их жизнь проходила, проходит и должна проходить в неразрывном единстве с оленем. Кажется, что олени и люди всегда вместе кочевали по снежной пустыне – настолько прочен их союз и совершенна гармония  общения. И еще неизвестно, кто в этом содружестве главный. Ведь людей Бог творил на земле,  говорит северный фольклор,  а Олени, как Они есть, пришли прямо  с неба.


АРХЕЙСКАЯ   МЕДИЦИНА

В современной    медицине все заметнее направление, которое можно назвать «архейским».  Оно опирается на древнейшую древность,      обращается к  глубинным пластам планетарной жизни, к  архейской эпохе, ища в ней корни человека и, следовательно, средства для его исцеления.

Медицина, надо отдать ей должное, чутко уловила  все более явную тоску живого по изначальной среде, в которой оно зародилось, оформилось, выжило и отвоевало место под солнцем.  Материнская среда комфортна, организм существует с ней в гармонии: в гармонии с окружающим минеральным и  прарастительным царством, с первичной биосферой. Химическая, волновая (или частотная, вибрационная) среда – все благоприятствует растущей жизни, словно младенческая колыбель. «Родной» набор химических веществ,   «родной» спектр излучений обеспечивают безболезненное соприкосновение с внешним миром, он не мешает, а помогает эволюции…  Но вот природную, естественную среду замещает искусственная индустриальная среда технократической цивилизации. «Вторая природа»  пронизана вибрациями,   чуждыми «первой природе», тому волновому полю, в котором происходило становление Хомо сапиенс, наполнена химическими веществами, которых нет в «первой». Гармония с миром разрушена, нарушено равновесие между организмом  и средой, а именно в этом, по  глобальному счету,  и кроются причины всех недугов.
Утраченную гармонию можно восстановить коррекцией волновой среды. Допустим, с     помощью специальных приборов. Так, изобретенный во Франции генератор природных  излучений «Флорион – 10000» позволяет использовать в медицине10  тысяч частот, свойственных самым разным объектам окружающего мира – граниту или лимону, оперению павлина или песчинке из Сахары.  Генератор воздействует  на организм по принципу резонанса (и поэтому, кстати,  является не только замечательным  медицинским  устройством,  но  и самым совершенным детектором лжи и самым совершенным обучающим устройством).
Но поскольку все окружающие  нас субстанции  (и мы сами тоже) являются источниками собственных колебаний, то для возврата к комфортной волновой среде не обязательно строить хитроумные устройства. Можно использовать природные осколки архейской эпохи. Они подпитывают нас реликтовыми излучениями, создающими комфортную среду для клеток и систем организма, а в целом -   для его реконструкции в соответствие с замыслом Создателя.
На  строгом научном языке эта реконструкция  называется стимуляцией стволовых клеток – тех самых, что  несут исходную «здоровую» информацию для  каждого органа и ткани. А работа со стволовыми клетками -  наше будущее. Причем, уже наступающее, если не наступившее, говорит профессор, доктор фармацевтических наук  Лидия Брагинцева. То пока еще не очень близкое будущее, в котором  жизнь человеческая  увеличится до 450 лет, а в пределе и до 800 лет. Хотя уже сейчас человек  способен преодолевать столетнюю черту, а вскоре в здравом уме и  твердой памяти, не теряя активности и работоспособности, сможет жить до  120 лет, нацеливаясь, по-хорошему, на все 150 лет. Лидия Михайловна по-русски щедрее западных специалистов,  полагающих, что правильное питание, правильная физкультура, фитнес позволят человеку  дотянуть до 115 лет. А европейцы, в свою очередь, чуть щедрее американцев. В  американской государственной программе продления жизни нынешнего (!) поколения значится срок в 110 лет.
Вполне реальной эту цель делают БАДы – биологически активные пищевые добавки. Именно  с их помощью американцы и предполагают  выполнить свою национальную программу роста продолжительности жизни. Прогнозируется, что производство БАДов  к  2010 году выйдет на  лидирующие позиции в мире, тогда как  сегодня самыми прибыльными являются фармацевтические фирмы.  Потребитель чем дальше, тем заметнее   начинает предпочитать  лекарствам  научно обоснованное питание. Ведь БАДы – это, по сути, еда. Только,  понятно, специфическая.
Сейчас, по  информации профессора Брагинцевой, на мировом рынке представлено около 4 тысяч  активных пищевых добавок. Во многом все они одинаковы: сырьем для всех служит набор из 100-120 растений, все содержат набор из 20-30 витаминов и 20 микроэлементов,  все в той или иной мере  дают организму те или  другие недостающие субстанции, что позволяет изменить течение генетически обусловленных болезней, а то и вовсе избежать их, отодвинуть пору старения и продлить жизнь в 2-2,5 раза..
Добавки на основе грибных субстанций – из самых активных. Не случайно же Восток относится  к  грибам с чрезвычайным почтением. На Тибете считают, что они  увеличивают срок человеческой жизни в 2,5 раза. В Монголии белые грибы не едят, как у нас, а употребляют как лекарство для подавления  опухолей, восстановления  состава крови.  На сотни миллионов долларов выпускают противоопухолевых  препаратов из грибов в Японии. Грибы – традиционное сырье  китайской медицины. Причем, Китай, славясь  качеством высокоэффективных лекарств из природного сырья, тем не менее закупает в России грибную субстанцию. Она досконально изучена китайскими целителями и получила самые высокие оценки.
На выделение и  организацию производства этой субстанции у Брагинцевой и ее коллег ушло 30 лет.  30 лет заняла увлекательная грибная охота  на лисички, шампиньоны, опята, сморчки… в общей сложности на 92 вида этих созданий, которые  составляют около 90 процентов (!) биомассы нашей планеты. Подавляющее  преобладание грибов в биосфере   говорит о  поразительной их жизнестойкости и  великолепной защите от агрессивного воздействия среды, о, скажем так,  высоком иммунитете.  Поэтому  естественной мыслью было    готовить из них препараты, повышающие иммунитет человека  - иммуномодуляторы. И это, как показывает  десятилетний опыт использования грибных субстанций, удалось. Иммунитет  в самом деле повышается, вернее, нормализуется (в иных случаях его необходимо понизить).  Но этим привлекательные  свойства препаратов не исчерпываются. Они  вовлекают в работу  обычно бездействующие  капилляры (таких в наших телах до 70 процентов!),   то есть,  усиливают кровообращение в органах и тканях, очищают сосуды от склеротических бляшек,  приводят к норме уровень холестерина и глюкозы в крови. Отсюда понятно, что грибные препараты   хороши при гипертонии, сахарном диабете, ишемической болезни сердца, инфарктах и инсультах, черепно-мозговых травмах и так далее.
А   сверх того,  рассказывает Брагинцева, происходят   поразительные вещи: под действием грибной субстанции активизируется правое полушарие и  мозг приобретает  новые свойства.  Это доказано экспериментально, в том числе   опытами  ученых на себе. Может быть, именно этими  свойствами препарата  и вызван  восторг китайцев. Для них активизация правой  половины мозга особенно важна – китайская цивилизация правополушарная. Но и для нашей левополушарной  это тоже очень важно. Рабочее, левое полушарие у нас то и дело попадает в тупик, не справляясь  с  лавиной информации от внешнего мира, не может найти логический выход из сложных жизненных ситуаций, на человека   наваливается депрессия, которая нередко приводит к самоубийству. Прогнозы,  даже официальные, здесь катастрофичны. Депрессия настолько активно поражает  население левополушарной части человечества, что смертность от  суицида к 2020 году может выйти на второе место в мире после сердечно-сосудистых заболеваний. Спасение – во включении  правого полушария. Заведуя энергетической подпиткой мозга, оно черпает энергию  из резервуаров организма и перебрасывает  ее в левое полушарие, а то находит выход из безнадежных ситуаций, с которыми не может справиться усталый мозг, отчаяние отступает, а  с ним  и мысли о суициде.
Грибы родом… ну, конечно же, - из архейской эпохи. Гриб, полагает Брагинцева,  в определенном смысле  есть  банк веществ и элементов, необходимых для коррекции и поддержания других видов. Грибы, может быть, и существуют ради этого, в этом их предназначение, о котором мы только теперь начинаем догадываться. Может быть, грибы – это хранители.  Может быть, они и в самом деле ответственны за биосферу планеты или, выражаясь иначе, их роль в планетарной эволюции – спешить на помощь видам, вымирающим раньше назначенного Творцом срока (как то и происходит сейчас людьми).
Оттуда, же из архея, родом шунгит. Те, кто покупают шунгитовую крошку для очистки воды или кулоны из шунгита, предохраняющие от излучения мобильника и компьютера, вряд ли подозревают, что возраст этого мягкого, тусклого черного камня как минимум два миллиарда лет!
Для шунгитов время как бы остановилось. И немудрено. Ведь они не просто невероятно стары, они, быть может, след былой биосферы Земли. Так полагают дальневосточные ученые, доктора наук А. Паничев и А. Гульков, и их предположение не противоречит данным  геологии.     Они содержат до 98 процентов углерода, который  происходит из скоплений первобытных углеводородных форм жизни, для нынешней биосферы совершенно необычных.  В состав  архейских  «растений»  входили  такие специфические химические соединения, как фуллерены. А именно они, как показали исследования, и придают шунгиту те удивительные свойства, из-за которых  настоянная на нем вода еще четыре с лишним века назад считалась «живой», «чудодейственной» и пр.
Шунгит получил свое название от карельского поселка Шуньга на Онежском озере. Сначала его именовали «аспидным камнем» русского Севера. Вообще же его можно назвать заветным камнем Российской империи. Прабабка Петра Первого царица Ксения излечилась шунгитовой водой от бесплодия и родила будущего царя Михаила Романова. Его внук Петр основал в 1719 году в Карелии курорт «Марциальные воды»,  в честь бога войны Марса – отчасти в ознаменование побед русского оружия на Балтике, отчасти из-за свойств местных вод залечивать раны. Сам Петр не раз здесь лечился и регулярно употреблял шунгитовую воду, доставляемую к его столу с берегов Онеги. Служил заветный камень и русскому войску. По приказу  царя каждый солдат носил в ранце кусочек шунгита, чтобы обеззараживать воду  в походах.     После смерти императора курорт надолго пришел в запустение. Его начали восстанавливать только в 1960 году.  Были детально исследованы свойства «марциальных вод» и составлен честный дорекламный справочник по их применению, где выверена каждая буква. Оказалось, они   излечивают от… впрочем, проще перечислить, от чего они не излечивают.
А все дело, как уже сказано, в фуллерене. Шунгит выделяет его в воду; собственно, настоянная на шунгите целебная вода – это фуллереновая вода. А фуллерен – это, по сути,  законсервированный солнечный свет. В каком смысле? Шунгит образовался в результате очень долгого и сложного процесса из прарастений. Это примитивные водоросли, но именно им-то, оказывается, свойствен наиболее интенсивный фотосинтез, они быстрее других живых существ наращивают биомассу, по сути,  запасая впрок солнечную энергию в виде фуллеренов.  Сохранившиеся в шунгите, они являются наследием былой биосферы. Они-то и есть те уникальные биологически активные вещества, делающие шунгит, без преувеличения, национальным достоянием.
Прежде всего, фуллерены – это наиболее мощные из всех известных антиоксидантов, подавляющих процессы перекисления на уровне клетки и организма в целом. Не менее ценное свойство фуллеренов  - нормализовывать обмен веществ, усиливать активность ферментов, повышать регенеративную способность тканей. Плюс к тому, фуллерены  приводят в норму нервные процессы, повышают работоспособность и устойчивость к стрессам. Кроме того, они обладают выраженным противоспалительным действием, снимают боли, подавляют аллергии, повышают иммунитет.
Еще одно удивительное свойство фуллеренов – способность  структурировать воду. Вода ведь есть не что иное, как своеобразный минерал, который может существовать в виде самых разных структур. Их насчитываются десятки, они   могут  хранить любую информацию – несущую здоровье или болезнь, жизнь или смерть. «Живая» и «мертвая» вода из сказок  реально существуют в природе. Живая вода – это прошедшая через шунгит вода, структурированная фуллеренами.  Молекулы в ней образуют многослойные оболочки.   На такой манер перестраивается и кровь, и межклеточная, и внутриклеточная жидкость, благодаря чему повышается устойчивость белков и ДНК к вредным воздействиям, например тепловым, к перегреву.
Фуллерены представляют собой шарообразные молекулы из нескольких десятков или сотен атомов углерода, этакие пустотелые углеродные «мячики». В середину такого «мяча»  можно положить что угодно, например, необходимые клетке вещества – антибиотики, витамины или  фрагменты генного кода при создании трансгенных продуктов. А что заложила в фуллерены, входящие в состав шунгита, сама природа? Образно говоря, память. Открытие фуллеренов американцами в 1985 году    подстегнуло интерес к проблеме эволюции биохимических систем и, соответственно,  возникновения и  развития жизни,   привело к построению новых эволюционных моделей.  Согласно одной из них, в первичной земной атмосфере, где было много углекислого газа, достаточно кислорода и метана, фуллерены могли образовываться при грозовых разрядах и накапливаться сначала в Архейском Океане, а потом и в живой материи, так что  «первичный бульон», из которого возникла жизнь, был буквально насыщен ими.  «Изучая фуллерены, не устаешь удивляться  тому, насколько естественно они вписываются в физиологию клетки, - говорит Григорий Андриевский, ведущий специалист по биомедицинским свойствам этих соединений. – Похоже, мы имеем дело со скрытой потребностью живых организмов в фуллеренах, заложенной на ранних этапах эволюции».
Чем же можно объяснить эту потребность? Той     самой тоской живого по изначальной среде, в которой оно зародилось, оформилось, выжило и отвоевало место под солнцем.  Будучи осколком архейской эпохи, шунгит подпитывает нас реликтовыми излучениями, комфортными  для клеток и систем организма. Шунгит – это, в некотором роде, гармонизирующая волновая матрица, приводящая организм в соответствие с первоначальными чертежами Творца. И гриб (а строго говоря, извлеченная из него субстанция) – такая же матрица. Как и пиявка.
Сегодня есть основания взглянуть на гирудотерапию другими глазами   - как на  еще одну ветвь архейской медицины. Сегодня, ставя больному пиявки, врач знает, что не просто «кидает кровь», спасая того от «удара», «грудной жабы». «ломотья в ногах» и «застоя желчи»,  а комплексно воздействует на организм по 18 направлениям: стимулирует иммунную систему, приводит в порядок сердечно-сосудистую, нормализует внутреннюю бактериологическую среду, снимает отеки, убирает боль… Вкушая вашу кровь, пиявка — эта живая химическая фабрика — не остается в долгу: впрыскивает в ранку уникальный набор биологически активных веществ — до 30 различных ферментов, гормонов и прочего. Их действием и можно объяснить общетерапевтический эффект.
За счет нормализации биохимических процессов происходит оздоровление внутренних органов и тканей.  А вот за счет чего    происходит их регенерация, обычное в гирудотерапии дело? Их доразвитие, когда ущербный от рождения орган, допустим, половые железы восстанавливаются до нормальных размеров, так что инфантильная женщина становится матерью, а инфантильный мужчина – отцом? Что необходимо для того, чтобы гирудотерапия успешно лечило как женское, так и мужское бесплодие? Чтобы без скальпеля решала задачу трансформации пола, помогая транссексуалам исправить ошибку природы, соединившей женскую душу с мужским телом и наоборот? Необходимо, чтобы пиявка могла избирательно усиливать мужское либо женское начало, восстанавливать полноценное функционирование как мужского, так и женского организма. А для этого, в свой черед, нужно, чтобы пиявка обладала полным набором гормонов, энзимов, генов – и общих для обоих полов, и специфически мужских, и специфически женских. Пиявка – двуполый кольчатый червь – таким запасом обладает. В точности как древнейшее первосущество третьей коренной     расы человечества.
Согласно эзотерическому антропогенезису ( смотрите «Тайную Доктрину» Е.П. Блаватской)    18 миллионов лет назад первоначальные представители этой расы – андрогины или «двоякие» - разделились на мужчин и женщин, появилась первая настоящая человеческая раса, она же последняя раса лемурийцев. Материк Лемурия простирался от Мадагаскара до Цейлона и Суматры, включая некоторые части того, что сейчас составляет Африку; остальные же части     этой гигантской тверди, покрывавшей пространство от Индийского океана до Австралии, теперь исчезли под водами Тихого океана, оставив там и сям несколько вершин своих плоскогорий, образцющих сейчас острова.
У Блаватской речь идет, конечно же, о теософской, эзотерической Лемурии. Однако, согласно закону аналогий у этого «тонкоматериального» материка  должна быть «плотноматериальная» проекция. И она, в соответствии с законом, существует. Есть свидетельства об исторической Лемурии - об исчезнувшем в историческую эпоху континенте в Индийском океане.  Некогда он был сухопутным мостом  между Африкой и Южной Азией. Такой мост просто должен был существовать. На это предположение наводят параллели в характере флоры и фауны нынешних материков. Об этой – исторической Лемурии – есть упоминания в индийских преданиях. Тамилы называли затонувший континент «Кумари». Он смыкался с Индией, Африкой и Австралией и занимал большую часть современного Индийского океана…Теософский ли, исторический ли, но колоссальный материк исчез, а нить, протянутая от третьей расы через четвертую (атлантов) и через пятую к самому ее концу, где мы и находимся, сохранилась. Вполне материальная вещественная нить.  Это – пиявка.
Что же она такое? Рудиментарный отпечаток первосущества, биохимический и энергетический слепок андрогина третьей расы, выведенный из эволюционной последовательности, зарытый природой клад, нить, протянутая от расы к расе. Все они, начиная с последней подрасы третьей, созданы по единым чертежам Творца. Пиявка – Его инструмент. Она не лечит ото всех болезней и вообще не лечит болезни. Она врачует организм в целом, приводит его в соответствие с чертежами, с  исходным Замыслом. Химизм пиявки универсален, а значит, универсальна по набору вибраций и ее энергетика, она пригодна для корректировки всех частотных параметров организма, для ремонта всех его энергетических центров.


РАСКРЫВ ТАЙНУ РАКА, МЫ ПОЙМЕМ, ЧТО ТАКОЕ ЖИЗНЬ

Онкологическая статистика чудовищна. По официальным данным, число больных раком в странах экс-СССР ежегодно увеличивается на 700 тысяч человек. Прогнозы не менее чудовищны. Если нынешняя тенденция сохранится, то ко    второму десятилетию ХХI века раком будут болеть треть жителей России и половина человечества.
Настало время задуматься о кризисной ситуации в онкологии, считает известный специалист, кандидат медицинских наук Лидия СЫСОЕВА. Почему из сотен национальных и прочих масштабных программ по борьбе с раком ни одна не имела успеха? Не потому ли, что неверна стратегия этой борьбы, а неверна она потому, что ошибочна сама господствующая в онкологии концепция рака?


- Сошлюсь на авторитет нобелевских лауреатов, - говорит Лидия Алексеевна. - Еще в 60-х годах А.Сент-Дьердьи писал, что мы слишком спешили найти способы лечения рака, не поняв его природы. А Х.М.Темин справедливо заметил, что, опираясь на господствующую в онкологии вирусно-генетическую концепцию рака, мы не вылечили ни одного больного. Исходя из центральной догмы, главной задачей онкологии был и остается поиск средств, которые позволили бы провести прицельную атаку на раковые клетки, убить их, не повредив, по возможности, здоровые. А в результате налицо проблема «поздних осложнений», когда больные, чудом уцелев от рака, страдают от последствий его лечения.
- Американские журналисты, занимающиеся «великим медицинским обманом», «раковой индустрией» - так они окрестили современную онкологию, - называют эти методы «сжигающей радиацией», «уродующей хирургией», «ядовитой химиотерапией», лишающих больного последних сил. Все противораковые лекарства, пишут они, это яды, убивающие нормальные клетки и вызывающие ужасные побочные явления. Еще хуже, что раковые клетки могут приобрести устойчивость к противораковым ядам, и тогда они будут истреблять лишь здоровые, оставляя в неприкосновенности раковые.
- Действительно, цитостатики и цитолитики, а также ионизирующие излучения всех видов не убивают раковые клетки, а дезинтегрируют их - с образованием жизнеспособных микроформ, которые током крови и лимфы разносятся по организму. Казалось бы, опухоль рассосалась, но через какой-то срок, от трех лет до нескольких месяцев, возникает либо рецидив - «вторичный рак», либо множественные метастазы, и больной погибает. Отсюда следует, что опухоль не надо подвергать деструкции, не надо пытаться убить раковые клетки. Тем более что сделать это невозможно. В определенном смысле они бессмертны.
- Вот как!.. В каком же именно смысле?
- Субклеточные микроформы, образующиеся в результате дезинтеграции опухолевых клеток (А.С.Троицкая назвала их «глобоидами», канадский ученый Г.Нессай - «соматидами»), кислотоустойчивы, выдерживают температуру до 200 градусов Цельсия, жесткое излучение до 500 рентген, могут переходить в кристаллическое состояние, причем кристаллы не берет даже алмазный резец. Ясно, что эти микроформы нельзя уничтожить, не уничтожив самого организма, за счет которого они живут. Долбить их геноцидными препаратами, обстреливать из кобальтовой пушки не только бесполезно, но и опасно: они становятся все более активными, агрессивными и фактически сжигают организм.
-  Что же такое эти «соматиды» или «глобоиды»?
- Исчерпывающий ответ на этот вопрос приблизил бы нас к разгадке тайны рака. Но его пока нет. Известно следующее. Рядом российских ученых - В.Л.Елиным, К.И.Васюренко, О.В.Калиненко, Е.П.Лепешинской, В.Г.Крюковым - достоверно показано, что воздействия на клетку, превышающие ее адаптационные возможности, например, длительная канцерогенная атака, вызывают злокачественную трансформацию, приводят к образованию мутантных неклеточных форм. Это не что иное, как канцерогенез одноклеточных. Его характерные признаки: беспредельное размножение, возврат к филогенетически более древним формам. Но ведь и раковая опухоль стремится к безудержному, ничем не ограниченному росту, в ней, как во всякой быстрорастущей ткани, преобладают процессы брожения, филогенетически более древние. Опухоль, по сути, ведет себя не как часть многоклеточного организма, а как самостоятельный одноклеточный организм. Параллели очевидны, вывод тоже очевиден: рак - это, вообще говоря, не болезнь, это некоторый общебиологический процесс.
- Каковы его важнейшие особенности?
- В самом существе живой материи заложено противоречие. С одной стороны, она стремится к неограниченному, независимому росту и размножению, с другой - подчиняется ограничениям, накладываемым целостным организмом как высшим биологическим уровнем организации этой материи. Раковая клетка сигналам «сверху» не подчиняется. Начав делиться, она не возвращается в состояние покоя. Ее структура, функции, программа трагически меняются: она стремится выжить ценой гибели организма. Глубокая структурно-функциональная дезинтеграция - первая особенность онкологического процесса.
Далее. Mы говорили, что опухоль ведет себя как малодифференцированный, слабоорганизованный одноклеточный организм, словно застрявший на низших ступенях эволюции. Процесс злокачественной трансформации клеток не останавливается на образовании неклеточных мутантов - «соматидов» или «глобоидов», он идет вплоть до появления микромутантов, вирусо- и прионоподобных структур. Понятно, что эти формы эволюционно предшествуют клетке. Поэтому вторая отличительная черта ракового процесса - рет-роэволюционность.
Наконец, энергетика - третий важнейший признак. Поразительно: человек совершенно обессилен, его энергетика на нуле, а раковые клетки размножаются и размножаются. Откуда они берут энергию? Мы пока не знаем. Ясно только, что онкологический процесс идет на совершенно другой энергетике.
- Недаром больные испытывают ощущение, словно в теле открылась какая-то «черная дыра», в которой капля за каплей исчезают силы и сама жизнь.
- Совершенно верно! И еще: как можно объяснить тот, например, удивительный факт, что канцерогенез одноклеточных может  развиваться на средах без органического субстрата - дистиллированной воде, физиологическом растворе? Его можно объяснить только  с  позиций энергетического подхода. Поэтому ключевой вопрос онкологии - вопрос о характере и механизме энергообеспечения неограниченного деления клеток. Традиционные представления о биоэнергетике на молекулярном уровне ответа на него не дают. Возможно, это полевые взаимодействия. Взаимодействия на уровне субмолекулярной и даже субатомной организации живой материи. Именно там спрятана тайна превращений, тесно связанных с самой жизнью. И это тоже говорит об ограниченности вирусно-генетической концепции рака.
- Но на признание этого никогда не пойдут нынешние онкологические авторитеты.
- Те, кто руководствуется принципом «конец моего кругозора  означает конец света», - конечно. Для подлинных авторитетов пересмотр  старых теорий, трещащих
Под напором новых фактов, естествен. Еще в 1974 году, в период расцвета молекулярной генетики, лауреат Нобелевской премии Ф.Бернет сказал: «Проблема рака настолько сложна, что вряд ли ее удастся решить на генетическом или молекулярном уровне». А уже цитированный мной нобелевский лауреат А.Сент-Дьердьи в конце 60-х годов писал следующее: «Клетку можно познать, либо изучая составляющие ее вещества, то есть структуру, либо протекающие в ней энергетические процессы. Излишне напоминать, что для окончательного познания клетки необходимо соединить оба направления: это, в сущности, разные стороны одной медали».
- В словах Сент-Дьердьи нет призыва к отрицанию или пересмотру представлений молекулярного уровня. Он лишь предлагает дополнить их энергетическими, объединить два подхода.
- Совершенно верно. Однако если для познания клетки нужно объединить два подхода, то для разрешения проблемы рака – целых пять: эволюционный, организменный, клеточный, молекулярно-генетический и квантово-биохимический. А для организации эффективной системы противораковой борьбы должны соединиться официальная онкология, гомеопатия с электрогомеопатией, холистическая медицина, натуральная гигиена, фитотерапия.
- Вы не оговорились, включив  в список официальную онкологию с ее геноцидными средствами?
- Ситуация настолько трагична, что, по большому счету, сейчас не важно, кто прав, а кто нет. В такой ситуации не надо ничего разрушать. Вот в свое время разрушили систему ранней доопухолевой диагностики, которая создавалась полвека. А почему? Допустим, доопухолевый диагноз поставлен. И что прикажете делать? Вырезать – нечего, убивать цитостатиками – нечего, палить излучениями – нечего. Против процесса в ранней стадии официальная  онкология бессильна. Поэтому-то ранняя диагностика и разрушена. Во всем мире, не только у нас.
- Похоже, российская онкология действительно ни в чем не отстает от мирового уровня. Так утверждают ее руководители. И они, пожалуй, правы. Просто мировой уровень удручающ.
- Мы уже говорили, что нынешняя теория требует от практики уничтожать неуничтожимые раковые клетки. Альтернативная концепция, рассматривающая их как дезинтегрированные, ретроэволюционные, с особым механизмом энергообеспечения, требует восстановления структуры и функций поврежденных органов, естественной биоэнергетики организма. Это - с одной стороны. С другой, требуется лишить раковые клетки энергетической базы для безудержного деления. Исследования двух последних десятилетий показали, что есть средства и методы для этого. На энергетическом уровне действует метод семикарбазид-кадмиевой, или нейтрон-захватной, терапии рака, разработанный в 60-х годах А.Т.Качугиным и Б.Я.Качугиной. Известно, что радиоактивность может стимулировать развитие онкологического процесса. Высушенные злокачественные опухоли более радиоактивны, чем высушенные здоровые ткани, - это показали измерения. Если погасить радиоактивность, опухоль перестает расти и затем рассасывается. Качугин предложил вводить больным препараты, содержащие элементы, поглощающие нейтроны - кадмий, бор, гадолиний. Этот метод спас сотни считавшихся безнадежными больных. Первые пациенты Качугиных живут уже по 30 лет.
Нейтрон-захватная терапия прерывает неограниченное деление клеток, лишает рак энергетической базы. Иммунизация аутовакцинами, полученными из гемокультур крови онкологических больных по методу А.С.Троицкой, согласно опубликованным данным, обеспечивает 36 процентов выздоровления при третьей стадии болезни, у 50 процентов больных в четвертой стадии наступает стойкое улучшение. Живы-здоровы пациенты Троицкой, прошедшие курс четверть века назад.
- Качугина и Троицкую официальная онкология не жалует. Недавно в «Известиях» профессор Дурнов опять помянул их недобрым словом.
- На недавней конференции по противораковым препаратам в Сан-Франциско вновь вспомнили об иммунологическом направлении. Нам следует попробовать и раковые вакцины, сказал Д.Айд, директор Национального института рака США. И как бы упомянутых исследователей ни называли, Б.Я. Качугина продолжает лечить людей, работают ученики Троицкой. Разработаны технологии, опробованы методики, накоплена статистика. Эти направления альтернативной терапии рака можно развить быстро и без больших затрат. Не надо никакой индустрии, никаких заводов, достаточно нормальных микробиологических лабораторий. Курс нейтрон-захватной терапии продолжается до двух лет, продолжительность лечения аутовакциной - от двух до пяти лет. В поликлинике или дома под наблюдением врача. Подумайте, ведь можно спасать тысячи людей!.. Кстати, применение аутовакцины - один из способов энергетизации. Активизируется иммунная система, повышаются самоцелительные возможности организма. С этой же целью используются различные биостимуляторы общего типа, средства энерготропного действия. Хороши рекомендации весьма эффективной системы Ниси-Ватанабэ. По сути, они направлены на восстановление нормального энергообеспечения организма, восстановление утраченных при раке основных экологических связей организма со средой - психоэмоциональных, биохимических, биофизических, биоэнергетических. Кому-то все это покажется скучным: натуральная гигиена, здоровый образ жизни, правильное питание, физкультура. Но, во-первых, панацеи от рака, к  сожалению, нет. И быть не может. Лечение раковых больных - это системное оздоровление организма.
- А во-вторых, как раз эти «простые» вещи, видимо, и могут помочь на ранних стадиях заболевания?
- Я бы пропустила через раннюю диагностику все население страны, и тем, у кого процесс уже идет, провела бы профилактику различными энерготропными средствами, а группам риска и профилактику аутовакцинами. Раннюю диагностику следует рассматривать как элемент альтернативной системы противораковой борьбы. Но она имеет смысл только при признании альтернативных методов лечения, альтернативных теоретических концепций.
- Тайна рака связана с тайной жизни, но это, скорее, философская постановка вопроса. В биологическом плане «тайна жизни» должна иметь некоторое материальное выражение. Биологическая теория в каких-то принципиальных моментах должна отличаться от физической или химической, потому что живые объекты принципиально отличаются от неживых.
- По-видимому, должна. Хотя явление дезинтеграции, характерное для онкологического процесса, характерно и для процессов в неживой природе. Его изучение породило ряд научных направлений и привело к решению многих прикладных задач. Вспомните опыты таллинского профессора Хинта по получению принципиально новых строительных материалов. Дезинтеграционные явления используются в гомеопатии. А как получают аутовакцину Троицкой? Дезинтегрированием злокачественных мутантных микроформ, присутствующих в крови больных. Оказывается, существует связь между лечением рака и разработкой новых технологий. Оказывается, онкологические процессы сходны с теми, что дали Хинту неизвестные в природе материалы. Оказывается, проблема рака - часть огромной проблемы дезинтеграции живых и неживых структур.
В марте я сделала двухчасовой доклад в Институте теоретических проблем РАН. По результатам обсуждения собравшиеся, а это были физики, биофизики, биологи, врачи, сформулировали предложение к правительству: для разработки и внедрения новых биомедицинских технологий, новых лекарственных форм и препаратов, построения эффективной системы борьбы о иммунодефицитными заболеваниями (рак, СПИД, медленные инфекции) целесообразно создать российский центр новых технологий. В центре необходимо продолжить исследования по дезинтеграции, по технологиям изготовления противораковых вакцин. Специалисты Института теоретических проблем РАН готовы заняться построением математических моделей болезни, исследованием нетрадиционных источников ее энергетической подпитки, экспериментальной проверкой новых гипотез. Но наши предложения так и остались на уровне наших же благих намерений. А рак тем временем наступает...


ВЕК   АКВАМЕДИЦИНЫ

Съедая каждую неделю по копченой крысе, Дэн Сяопин сводил на нет усилия профессора Бердышева. Советский ученый из Киева работал в 80-х годах над омоложением лидеров дружественных азиатских государств. О некоторых  подробностях этой работы профессор Бердышев  рассказал на традиционной Московском международном конгрессе по народной медицине. Что же касается самого метода омоложения, то никаких секретов тут нет. На Востоке он известен с глубокой древности.
Восток полон прелестных легенд. Одна из них рассказывает        о жемчужной воде, исцеляющей от всех недугов, даже самых страшных, возвращающей молодость женщинам и силу мужчинам. Но и эта чудо-вода ничто в сравнении с  реликтовой водой, называемой также  праводой или протоводой, настоящим эликсиром  бессмертия, философским камнем алхимиков.
Озера реликтовой воды, повествует легенда, есть в потаенных пещерах Тибета. Однако найти их так и не удалось. Ни в Тибете, ни в Гималаях, ни в других сокровенных местах Востока. Может быть, легенды обманывают? Ни в коем случае. Легенды не лгут. А легенды о воде тем более.  Потому что сама она – почти легенда.
Вода всегда  занимала человеческое воображение и тревожила человеческий ум, всегда имела странную, почти мистическую власть над  ними, заметил французский исследователь Робер Шарру. Он совершенно прав. Казалось бы, что может быть проще воды? Ее состав, природа, функции известны, но…как бы не до конца, как бы с некоторым оттенком сомнения: прозрачная текучесть воды как бы содержит священную загадку. Шарру  приводит гипотезу: основной цикл воды начинается не с  объединения водорода и кислорода, а с превращения известняка в воду.  Земные запасы воды приходят не с неба, а формируются самой планетой и первоначально заключены в массе известняка, который постепенно превращается в воду. Планета постоянно возобновляет свои запасы. Не затем ли, чтобы поддерживать на необходимом уровне циркуляцию информационных потоков?
То, что вода обладает способностью накапливать, хранить и переносить  информацию, было замечено давно. Она – информационный агент переноса. Кругооборот воды в природе заключается  вовсе  не в том, что она испаряется, скапливается в  тучи и выпадает в виде дождя. Речь о другом, куда более важном. Вода, находящаяся в крови, омывающей клетки мозга, впитывает мысли, идеи – информацию. После смерти человека, распада его тела клеточная вода возвращается в Мировой Океан, принося с собой всю накопленную человеком информацию. Поэтому мы, люди, в известном   смысле лишь муравьи, вернее, пчелы планетарной воды, Мирового Океана. Он как бы выпускает нас на разведку для сбора по капельке меда информации, а после  нашей смерти принимает в себя. Так что никакая мысль, ни хорошая, ни дурная не исчезает  бесследно, ибо вода присутствует везде, хотя бы в виде паров. Водяной пар незаметен над лабораториями, где воздается биологическое оружие, но он есть, в нем отпечатывается информация. Пар поднимается вверх, конденсируется в облака. Облака плывут над землей, проливаются дождем и в каком-нибудь глухом углу вспыхивает странная эпидемия. Не так ли появился СПИД?..
Эти гипотезы, выдвинутые нестандартно мыслящими серьезными учеными, профессорами  и докторами наук, объясняют и механизм целительного воздействия воды. Находясь в клетках тела, в межклеточной жидкости, омывая с кровью органы и мозг,  вода вбирает и выносит вон отрицательную, патологическую информацию и приносит положительную, оздоравливающую. С помощью водобмена происходит замещение негативной информации на благотворную, болезнь уступает место здоровью. В качестве  носителя программы здоровья особенно хороша реликтовая вода, на втором месте стоит жемчужная. В природе они не обнаружены, но почему бы не получить их в лабораториях? Что ж, это сделано. Давно, еще во времена Советского Союза. В Киеве. Группой профессора Бердышева.
Исцеляющую воду получают в условиях глубокого вакуума и низких температур. Чем меньше в ней изотопов дейтерия и трития, чем меньше минеральных солей, тем ближе она к идеальной матрице жизни. Так называет  воду профессор Бердышев. В его определении, эта матрица есть универсальная регуляторная система, которая задает течение жизненных процессов – оплодотворения, эмбрионального развития, рождения, взросления, старения, болезни и смерти. Если система идеальна, то и процессы протекают  идеально. Неидеальные процессы можно приблизить к идеальным, приблизив неидеальную матрицу жизни к идеальной. То есть, заменив в организме воду на жемчужную, реликтовую или полученную в лаборатории профессора Бердышева.
Дело это простое, но чрезвычайно трудоемкое и долгое. Профессор  занимался им в  80-х годах в Дели. Стояла задача омолодить лидеров дружественных азиатских государств. Реликтовой водой стали потчевать Ким Ир Сена, Дэн Сяопина и  Индиру Ганди. Блестяще продвигалось омолаживание у Кима, вспоминает Бердышев. У 73-летнего корейского вождя исчезли седые волосы и морщины, он прожил еще 10 лет в полном здравии, чувствуя себя по-юношески бодрым. Дэн, к сожалению, пытался сочетать прием реликтовой воды с традиционными китайскими средствами омолаживания – употреблением копченой крысы. Каждую неделю он съедал по штуке, загрязняя организм канцерогенами и мутагенами и нивелируя эффект водолечения. Индире Ганди не суждено было довести дела до конца, она погибла. Ей очень хотелось, вспоминает Бердышев, чтобы почернела белая прядь волос, немало ее смущавшая…

При омоложении уходит седина, но это, честно говоря, не самое главное, это только видимое следствие. Чего? Повышения иммунитета, а если повышается иммунитет, отступают рак и СПИД. Если сделать реликтовую воду массовым, доступным лечебным средством, то настанет век аквамедицины, о которым мечтал еще Гиппократ. Это вполне возможно. Производить реликтовую воду в промышленных масштабах не так уж и сложно. Как  это делать, известно. Было бы желание.

ЭТИХ ДЕТЕЙ МОЖНО БЫЛО СПАСТИ

На дворе – время тревожного ожидания. Люди напуганы социальной политикой власти и ждут от нее новых «подарков» - например, приватизации больниц и поликлиник,   что, по общему мнению, приведет к полному уничтожению бесплатной медицины.
Главный врач Республиканской детской клинической больницы, доктор медицинских наук, профессор Н. Ваганов полагает, что до «повальной примитивной приватизации  государственных учреждений здравоохранения» все-таки не дойдет.   Будучи «неисправимым оптимистом», он в это просто не верит. А оптимист Николай Николаевич весьма информированный. Он семь лет работал заместителем министра здравоохранения РФ. Он возглавляет Ассоциацию детских больниц страны. Он лучше, чем кто бы то ни было,  знает механизмы взаимодействия медицины и государственных институтов. Он изучил характер  нашей власти и… все-таки не верит.

- Давайте, однако,   представим себе самый неблагоприятный сценарий. Вас просто ставят пред фактом…
-    То есть как  - «ставят»? Кто?..
- Сначала  государство – приняв нужный кому-то закон. А потом этот «кто-то», купивший вашу больницу.  Как вы думаете, найдутся на нее покупатели?
- Если и найдутся, им придется  преодолевать очень мощное сопротивление. Прежде всего – со стороны наших пациентов. Прецедент уже был. В марте 2002 года Минздрав принял решение объединять нашу клинику с Институтом педиатрии. Впоследствии министр здравоохранения Шевченко  назвал эту задумку ошибочной, но сделал это уже после того, как стеной встали пациенты, а мы, имея такую поддержку, достучались до вице-премьера, до самого премьер-министра, до представителя президента и добились отмены приказа.
- То есть, сопротивление снизу было осмысленным, организованным и велось в рамках закона, как в развитом гражданском обществе?
- Думаю, то же самое ждет и желающих  купить либо присвоить нашу клинику. И вообще – всю педиатрию. Нельзя ее просто так взять да и приватизировать. Вот так, между делом,  растоптать.  Или скороспело переделать на западный манер – заменить участкового педиатра врачом общей практики или семейным врачом. На селе – пожалуйста. Там нет кадров, потому что нет распределения выпускников медицинских вузов. Оно было ликвидировано в начале 90-х. А мы  в свое время отдали долг нестоличному здравоохранению. Я  двадцать два  года отработал в Карелии и не жалею.  А сейчас первичное звено вымывается.
- Вы считаете, надо вернуться  к государственному распределению молодых специалистов?
- Об этом говорил президент страны в прошлогоднем послании Федеральному  собранию. Иначе никто не поедет работать в село,  в отдаленные районы,  на Север… И тут мы возвращаемся к вопросу о приватизации. Разве она может решить эту проблему? Какой олигарх, какой собственник  возьмется вытаскивать первичное звено – поликлиники, женские консультации, сельские врачебные участки?.. Нельзя нас сравнивать с Европой – с Данией или с Люксембургом.  Даже с северной Финляндией нельзя. Там всего 4,5 миллиона населения – треть Москвы. Стоит только капиталисту представить себе наши пространства, и у него опустятся руки, потому что повсюду на этих  просторах нужно обеспечить доступную медицинскую помощь!
- И насколько она обеспечивается? Можно ли судить об этом по показателю младенческой смертности?
- в 2004 году в России умирало 11 детей на  тысячу новорожденных. Для страны с бедным населением, с грузом социальных проблем это очень приличная  цифра. Среднеевропейский показатель – 10 смертей, в Швеции и Финляндии  - три с половиной. Чтобы приблизиться к такому уровню, нужно оснащаться современным оборудованием, создавать современные генетические лаборатории, закупать современные лекарства и питательные смеси. Это стоит больших денег. Поэтому мы и твердим: тех 2,7 процентов ВВП, что заложены на здравоохранение в российском бюджете,  явно  мало, это примерно вдвое меньше того, что должно быть по рекомендациям Всемирной организации здравоохранения. Если бы наша больница получало не 800 миллионов бюджетных рублей, а полтора миллиарда, мы бы решили все свои проблемы.
- А  ведь нужные вам деньги  у   государства есть…
- Да, и мы с вами знаем,  где они лежат, можем назвать людей, вкладывающих сотни миллионов долларов в футбольные и хоккейные клубы.
- Речь  даже не о них. Бедность России, о  которой пролито столько слез,  – не миф ли это? Очень кому-то выгодный? И его активно поддерживают – вопреки фактам. Страна расплачивается досрочно с миллиардными долгами, хранит за рубежом золотовалютный запас в 145 миллиардов долларов,  создает огромный стабилизационный фонд  - и при всем этом считается  бедной и убогой.
-  Дело не только в деньгах, но и в законах, в порядках, в  организации жизни. Скажите, Финляндия – богатая страна? Определенно не богаче нас. Но  живущая по иным правилам.  Там акцизы на спиртное и на табак направляют целевым назначением на охрану материнства и детства. Мы тоже предлагали  прописать эту статью в бюджете отдельной строкой и выделять на нее не менее 30 процентов общих ассигнований на здравоохранение, потому что система охраны материнства и детства охватывает не менее половины населения страны, в ней работает не менее трети всех врачей     и находится не  менее трети  коечного фонда.
- А главное, с этой системы все и начинается.
- Да, доказано, что большинство болезней взрослых зарождается в детском возрасте. Инвалидов с детства – сотни тысяч.
- И эта система у нас в плачевном состоянии?
-  Ничего подобного. Мы  недавно подвели итоги развития педиатрии на Всероссийском съезде педиатров и убедились, что  на протяжении 15 лет перестройки здравоохранения в основном двигались в правильном направлении. Большинство детских больниц выглядит вполне достойно. Интенсивно  внедряются новые технологии. Каждая территория имеет очень приличные кадры…
- Но вы же сами только что говорили о массе проблем в первичном звене.
- Я и не утверждаю, что картина повсеместно благостная. Я говорю, что общая  тенденция обнадеживает. И в 2005 году она сохраняется. Возьмите нашу клинику – государственное учреждение практического здравоохранения. 85 процентов нашего бюджета составляют государственные средства. Это несколько меньше заявленной потребности, поэтому нас ждут обычные трудности. С другой стороны, в конце прошлого года мы получили лекарств на 35 миллионов рублей, сэкономленных в президентской  предвыборной кампании. Еще на 50 миллионов рублей мы получили лекарств в конце января. Так что в целом государство обеспечило нас, можно считать,  процентов  на восемьдесят.
- И вы ставите Минфину «хорошо»?
- «Удовлетворительно». На все 67 дорогостоящих направлений, развиваемых в клинике, средств все равно не хватит. Необходимо  искать и находить деньги для бесплатной гарантированной помощи гражданам России, которую обязана оказывать клиника.  Я называю ее «больницей для бедных». Лечение – бесплатное, за счет госбюджета, пациенты, главным образом, не москвичи, то есть, не самые богатые люди. Как же покрыть недостаток финансирования? За счет систем добровольного и обязательного медицинского страхования, за счет услуг гражданам СНГ, за счет  состоятельных российских пациентов, благотворительной и спонсорской помощи, а также целевых программ. Доля внебюджетных источников в прошлом году составила 20 процентов, столько же, думаю, будет и в этом. Таким вот образом мы и реализуем право граждан на бесплатную медицинскую помощь.  
- И во сколько она обходится государству?
- Очень недешево. Стоимость одного койко-места у нас – 2,5 тысячи рублей в день, а в онкологии  - 5,6 тысячи. Но подчас государство помочь не может. Пересадка костного мозга от неродственного донора – именно такой случай.  Здесь за счет бюджета оплачивается только  сопроводительная терапия. Все прочее  делается за деньги, потому что, например,   один заказ на поиск  в международном банке данных стоит 20 тысяч евро. Его оплачивает благотворительная организация. Операцию делаем мы. За 50 тысяч долларов. В Израиле она  стоит от ста до двухсот тысяч. В Германии – еще дороже. В США  при оптимистичном прогнозе – 300 тысяч, при пессимистичном – 800 тысяч. Так что у нас на фоне Штатов операция почти бесплатная…
- Если, конечно, закрыть глаза на разницу в  доходах населения. И сколько подобных операций делается в год?
- Всего в стране  проводиться около ста трансплантаций костного мозга, и половина в нашей клинике. Это в 15 раз меньше, чем нужно. Какой бюджет может выдержать только одно это направление? Но отказаться от него – значит обречь детей на смерть. В начале 90-х годов погибали четверо из пяти, сегодня, наоборот, четверых спасаем. За счет эффективных методов – то есть, за счет больших денег. Та же картина в кардиохирургии. Каждый год на свет появляется от 6 до 8 тысяч детей с врожденным пороком сердца, из них половина нуждается в неотложной операции, а оперируем в лучшем случает 1,5 тысячи. Остальные или умирают или сидят на лекарствах, чтобы дожить до шести лет, когда операцию сделать проще. Но ведь доживают не все! Новорожденных и грудных оперируют сейчас только в Москве, Санкт-Петербурге, Казани и Новосибирске. Только!  Потому что для развития направления нужны большие деньги. А их нет. Когда погибают дети, которых можно бы было спасти, с предельной ясностью понимаешь, что здравоохранение обеспечивается недостаточно. Впрочем, это понимают все…
- Так может быть,  частичная коммерциализация, а значит, приватизация здравоохранению необходима?  Если, конечно, смотреть на дело не через призму эмоций, а прагматично и трезво.
- Если наша клиника превратится, например, в автономное учреждение или в государственную некоммерческую организацию – а проект закона о подобных структурах сейчас обсуждается – то это, вроде быть, откроет путь к приватизации и коммерциализации. Однако хорошо это или плохо? Не знаю. Во главе учреждения будет стоять попечительский совет – тот, что назначит учредитель. Что  это будут за люди? Какими принципами они станут руководствоваться? Не скажут ли: раз  государство оплачивает вам содержание половины коек, вторую половину продавайте! Но кто будет покупать?   Простой народ не сможет, а богатые не станут, они поедут лечиться за границу, хотя у нас куда дешевле и ничуть не хуже:  хирурги – блестящие, результаты - отличные.
Примерно так и рассуждают руководители моего уровня. Равно уважаемые, заслуженные врачи, организаторы здравоохранения, серьезные ученые стоят на противоположных позициях. Может быть, это объясняется тотальным недоверием к любым  инициативам государства – слишком много примеров, когда хорошие идеи при реализации превращались в свою противоположность. Разброс мнений большой. С одной стороны, жили без этих новшеств, проживем и дальше. С другой, надо встраиваться в быстро изменяющуюся реальность… Я думаю,  новации неизбежны, и современный руководитель не имеет права от них отстать. Он должен к ним готовиться, чтобы потом не говорить: а я думал, реформа не пройдет! А если пройдет?
- Даже наверняка пройдет!
- Значит, будем работать по тем законам, что установит государство, максимально соблюдая принцип бесплатности и гарантированности медицинской помощи.


МЕДИЦИНА  В  НЕПОДКУПНОМ  ЗЕРКАЛЕ

Образ современного здравоохранения далек от идеала

Согласитесь, заболевшему человеку все равно, кто его вылечит – светило-профессор или скромный целитель. С точки зрения пациента, они представляют разные ветви единой медицины, которая под именем официальной или народной занимается одним и тем же делом – человеческим здоровьем. Едина медицина и с точки зрения Всемирной организации здравоохранения. Академический сектор, к которому принадлежат профессор, его коллеги и вообще врачи, и  сектор альтернативный, который представляют целители, одинаково признаны и узаконены ВОЗ. У них одно назначение, но разные методы. А иногда и очень похожие в смысле строгости и обоснованности. Альтернативная медицина - отнюдь не только вольная стихия, многие ее методы весьма точны и  прекрасно структурированы, как, например, гомеопатия или Аюрведа.
Однако на взгляд врачей и целителей медицина отнюдь не едина, она распадается на академическую и альтернативную (официальную и неофициальную, приборно-медикаментозную и народную, использующие природные средства), а корпус эскулапов расколот на  два соперничающих лагеря. Часто врачи и целители выступают не соперниками, а настоящими противниками друг друга. Раскол не позволяет врачам и целителям трезво оценивать состояние их общего дела (и это очень печально, ибо существует оно не ради себя самого, а ради страждущих пациентов). Они неизбежно пристрастны в оценке даже очевидных фактов, в то время как важность проблемы здоровья для всех и  для каждого требует строго научной и беспристрастной оценки.
Такую  оценку способны дать лишь объективные эксперты, не связанные ни с частными научными школами,  ни с фармацевтикой, ни с коммерцией, ни с бюрократией. Найти таких людей, организовать их в работоспособную комиссию крайне трудно, еще труднее заставить считаться с данными исследований агрессивных апологетов обеих сторон, готовых к  субъективной критике любых, самых точных фактов.  Не удивительно, что работа нескольких комиссий заканчивалась провалом.   
Последняя попытка, однако,  оказалась успешной. Действительно независимые эксперты (что само по себе – большая редкость!) вошли в интернациональную комиссию под эгидой Международного Фонда Ортега, созданную  по просьбе многих международных организаций.  Фонд взял на себя финансирование изучения состояния, эффективности и тенденций мировой медицины, обеспечил защиту экспертов  и предоставил для исследований свои уникальные технологии, гарантирующие точность результатов и полную верификацию заключений.  Оценки комиссии перепроверены трижды. Результаты исследований изложены в меморандуме главой комиссии академиком Ортега, доложены на международных конгрессах, представлены международным организациям.
Свою позицию комиссия ясно заявила с самого начала (цитируем доклад):
«Противопоставление академической и альтернативной медицины  некорректно и неправомочно: с 1973 года обе они признаны составной частью государственного здравоохранения. Отличием альтернативной медицины является доминирующее духовное измерение. Напомним также, что лечение тела на фоне бездуховного сознания должно быть отнесено к ветеринарной медицине…
Медицина должна быть целостной. Разделение неверно, непродуктивно, некорректно. Академическая медицина обвиняет традиционную в подмене и считает ее в лучшем случае «дополнительной». Традиционная медицина обвиняет академическую в грубости, физиологичности и пренебрежении духовным измерением человека. При этом обе медицины признаны официальными.
Столь радикальная вражда явно свидетельствует, что современную медицину нельзя назвать здоровым, уравновешенным и мудрым организмом. Медицина больна. Ей необходима реанимация.
Современной медицине  все еще далеко до привлекательного образа хранительницы здоровья человека. Отрицание врачом метода, несовместимого с его взглядами, хотя и понятно как частная позиция, но никак не может быть научным аргументом. Не потому ли лечащие врачи столь мало знакомы с новейшими открытиями науки, имеющими важный медицинский аспект?»
Комиссия, как видим, не собиралась быть снисходительной.  Ее принципы – «суровый подход и правдивые оценки реальности», диктуемые «остротой проблем выживания на планете». И в свете этих принципов приходится признать, что современная медицина явно переоценивает свои возможности, говоря проще, нескромно рекламирует свои достижения и успехи, хотя в действительности они весьма скромны. Вот красноречивые цифры: эффективность современной медицины в лечении рака составляет 14,3%, СПИДа – 7,4%. Да что там, чуть лучше СПИДа лечится обыкновенный грипп – здесь эффективность дотягивает лишь до 8,9%. Не потому ли, что квалификация врачей в мире отстает от необходимого уровня на 34,2 %? Отставание характерно не только для бедных, как может показаться, но и для самых благополучных стран - например, во Франции оно достигает 28,2%, а в США – 29,9%. Впрочем, в нем нет ничего удивительного, если учесть, что уровень ошибочных концепций в современной науке достигает чудовищной величины в 43%.
Откуда, однако,  взялись эти цифры, настолько сурово оценивающие реальность? Насколько они правдивы? Как уверяют эксперты, правдивы абсолютно. В своей работе комиссия опиралась на точные методы. Конкретно, эксперты пользовались новейшими информационными технологиями, монопольно принадлежащими Международному Фонду Ортега. Одна из них – меллография – позволяет измерять количество качества, выражая его в любых относительных единицах или процентах, сравнивать числа и получать точные суждения там, где раньше были возможны лишь приблизительные. Интуитивную оценку «лучше – хуже» теперь можно подтвердить или опровергнуть с цифрами в руках. То, что среди академических врачей много противников альтернативной медицины, ясно на уровне интуиции. Меллография оценивает ее голос  в цифрах: таких противников 93%. Клеймя целителей как шарлатанов, врачи, оказывается, сильно преувеличивают число мошенников. Меллография дает точное значение: таковых среди целителей 12,6%. А среди врачей? Здесь их, оказывается, больше! Пусть всего на десятую долю процента, но все-таки больше!.. На редкость выразительные цифры, верно? Те, что выразительнее метафор.
Имея в своем распоряжении такие инструменты познания реальности, комиссия могла быть суровой в оценках. С ее точки зрения, в науках о человеке преобладают ошибочные концепции.  Уровень знаний медицинских дисциплин о человеке очень невелик, всего 27% от объема полного кодекса, остальное скрыто. Отсюда – неверные подходы и  рекомендации с поистине драматическими последствиями. Так, долгие годы медики были непоколебимо уверены в существовании диапазона овуляции. На женском  биологическом ритме, совпадающем с лунным, предлагалось основывать безопасный секс, планирование семьи. И вот – сюрприз, да какой! Как выяснили английские исследователи,  70% женщин могут выбросить  графики личного цикла в корзину, поскольку оплодотворение для них возможно в любой день лунного месяца.
Конфуз, конечно. Не первый и, увы, не последний. И все же академическая медицина, отдадим ей должное, соответствует  духовно-материальной природе человека на 66,1%. Факт, прямо скажем,  удивительный, свидетельствующий о незаурядном потенциале. С одной стороны. С другой – это факт тревожный: ведь человеческая природа во многом остается тайной для самого просвещенного и сострадательного врача…не говоря уж о том, который нас обычно лечит. Ибо радующее соответствие – это соответствие только физической, телесной стороне нашей природы. Академическая медицина сосредоточила свои усилия на физиологии и достигла бы серьезных успехов в лечении тела, если бы при врачевании оного не требовалось попутно врачевание духа. А вот здесь академическая медицина серьезно отстала, отстав, следовательно, и в исцелении человека как целого, как интегральной системы, каковой, он, несомненно, является.  Набившее оскомину утверждение, что врачи лечат не больного, а болезнь, по-прежнему справедливо.
Позиции альтернативной медицины в этом смысле крепче: она соответствует нашей дуалистической природе на 74,2%. Иными словами, целители довольно близко подошли к тому, чем им положено заниматься согласно самой этимологии слова, а именно – к исцелению, то есть к возвращению человека к целостному состоянию, к целостности.
Еще ближе подходит к этому фитотерапия, чье соответствие природе человека на уровне 84,3%.
Еще выше соответствие гомеопатии: 86,4%. Эффект плацебо, которому противники этой системы склонны  приписать все ее  терапевтическое действие, в эксперименте комиссии едва дотянул до 13,7%. Объяснение эффективности гомеопатии (74%) следует искать в самом феномене гомеопатии.  Ее механизмы основаны на информационном  воздействии на запоминающие субатомные структуры воды (поэтому, кстати, критика «разведения» медикаментов, к которой дежурно прибегают противники этого метода, невежественна).
Однако всем современным системам далеко до древних – до насчитывающей пять тысяч лет индусской Аюрведы с ее 90,2% соответствия, греческой медицины с ее 90,5%, китайской – с ее 91,6%. Известно, что основой последней является система так называемых энергетических  меридианов, по которым циркулирует жизненная энергия Ци. Эта древняя система  не совпадает ни с одной физиологической схемой академической медицины и, соответственно, не признается наукой. Что до традиционной китайской медицины, то сомнения европейцев ее не волнуют, она продолжает лечить людей так, как лечила на протяжении тысячелетий. Европейские сомнения волнуют самих европейцев. Стоит ли доверять экзотическим китайским методам, не принесут ли они вреда? Вывод комиссии категоричен: достоверность системы меридианов Ци достигает исключительно впечатляющей величины в 97,45%. Выводы делайте сами, господа.
При всем уважении к китайской медицине приходится все-таки признать, что недосягаемым образцом остается древнеегипетская медицина. Она соответствует человеческой природе на 92,2%. Она же остается недосягаемым образцом нестяжания. Целительство у египтян было не доходным ремеслом, даже не уважаемой профессией, а служением – ведь занимались им жрецы, прошедшие через долгие  годы ученичества с суровыми испытаниями.
В противовес древней, в сегодняшней медицине очевиден коммерческий крен, вызывающий резкие протесты во многих странах. Действительно: доля коммерческих предпочтений в мировой медицине составляет 79,9%. Если цифра может быть безнравственной, то это совершенно безнравственная цифра. Соответственно, доля чисто медицинских интересов в медицине очень скромна. При этом она становится все дороже, нарушая экономические стандарты социума. Альтернативная медицина дешевле академической, тем более что после первого обращения к целителю пациент часто лечится сам по его методикам. Но насколько дешевле? На целых 80%. Это огромное преимущество, но его сводит на нет небольшой, немногим больше четверти, удельный вес альтернативного сектора в мировой медицине. Три четверти планетной медицины – это медицина академическая. В 1999 году ее финансовый оборот составил 77,3 миллиарда долларов США. Тот же показатель для альтернативной медицины – 8,6 миллиарда. Как говорится, почувствуйте разницу.
Медицина разделена не только на академическую и альтернативную, но и на элитарную и реальную.  С элитарной, видимо, все понятно. Ее доля незначительна, погоды она не делает. Гораздо репрезентативнее и интереснее оценка реальной медицины,  той, что первостепенно важна для социума, особенно в неблагополучных, по мировым стандартам, регионах, например, в Восточной Европе. Здесь уровень действенной  помощи населению составляет 17% в академическом и 12,5% в альтернативном секторе. А вот в России  цифры иные, как обычно, более контрастные и выпуклые:  уровень реальной помощи пациентам в академическом секторе – из-за дороговизны и низкой квалификации врачей – всего лишь 7,5%, зато в альтернативном – 24%. Очевидно, приходит к выводу комиссия, что для России народная традиция лечения играет спасительную роль.
Очевидно, эта роль важна не только для России. Традиция часто оказывается спасительной в тех случаях, которые принято считать безнадежными,  когда больному, кажется, уже ничто не поможет.   Альтернативная медицина вытаскивает с того света 10,4% таких пациентов, возвращает к жизни каждый десятого обреченного…Но девять из десяти все-таки умирают. Плохо? Кто спорит. Однако  в академическом секторе умирают практически сто из ста безнадежных больных, здесь удается спасти лишь 0,2% несчастных. Не этим ли объясняется  привлекательность лечебной традиции, в том числе древней,   и   откровенное разочарование всех слоев общества в официальной медицине?
И все же разочарование или эмоциональное отторжение не могут служить критерием истины. Реальная эффективность академического сектора измерена комиссией в точных показателях. Если принять за сто процентов практически возможный на сегодня уровень, то уровень необходимой эффективности, или минимально допустимый уровень, составит 86%. Его преодолевают и академическая (87,7%), и альтернативная (88,1%) медицина. Но это в среднем по планете Земля. В развитых странах показатели значительно выше. Лидирует тут Бельгия с 99%. Для Дании, Нидерландов, Австрии, Италии показатель равен 98%. По 97% имеют Япония и Канада, 96% - показатель Греции, США, Португалии.
Все сказанное до сих пор относится к реальной медицине, академической или альтернативной, технократической или природной, но – реальной, существующей здесь и сейчас. Именно  ее состояние интересовало интернациональную комиссию, работавшую под эгидой Международного фонда Ортега.   Именно ей далеко до привлекательного образа хранительницы человеческого здоровья. Можно ли, однако,  набросать, хотя бы эскизно, пусть не идеальный - просто привлекательный  портрет? Отчасти – можно. Перейдя к разговору о тенденциях, что в конце своих трудов и сделала комиссия.
Во-первых,  медицине следует развивать и углублять индивидуальный подход. Совет, понятно, не нов, но, как всегда актуален:  других путей лечить не болезнь, а больного, то есть конкретного человека со всеми индивидуальными особенностями его психики и тела просто нет. На этом пути было бы, например, полезно вернуться к представлению об отличном от календарного  биологическом возрасте,  которое существовало в древних культурах. Постсовременная наука уже сейчас может предложить медицине точный метод определения биологического возраста и  его соотношения с календарным. Освоен также точный метод определения биологического возраста любой функции или системы организма, любой части тела в любой точке времени. Речь о том, допустим,  что у  пожилого человека может быть юношеская эмоциональная сфера, а у человека молодого – старчески изношенная печень. Понятно, что лечить таких пациентов совсем не просто, что врачей подстерегают ошибки. Избежать их поможет знание, знание и ничего, кроме знания.
В этой части выводы комиссии однозначны и категоричны: игнорируя  современное знание, медицина никогда не станет истинной хранительницей человеческого здоровья. Поэтому святой долг врачей и целителей – использовать на практике научные и практические новации, если даже они не очень соответствуют их взглядам, ибо больным до частной позиции эскулапа нет никакого дела, больного интересует результат, а не метод.  Так, при изучении вирусов, бактерий  и грибков были обнаружены два ранее неизвестных класса патологий, условно названные Мт-патологиями и Ин-патологиями. Иными словами, болезни передаются  и распространяются не по двум (бактерии и вирусы), как считается, а по четырем каналам, что делает борьбу с инфекциями гораздо более трудным делом. Для практического здравоохранения, однако, этого факта пока еще не существует. Как говорится, тем хуже для него…и для нас.
Не менее грустно, что практической медицине не известен эффект изменения  излучения вирусов и бактерий после атаки медикамента. Это значит, что патология «привыкает» к оружию врачей, приспосабливается, подстраивается под применяемые медикаменты, которые в конце концов перестают действовать. Обычная картина, верно?  Поэтому патологию  надо оценивать заново, надо искать лекарства с иной направленностью атаки. Радует, по крайней мере, то, что вибрационные характеристики патологий  и медикаментов, известные египтянам и Парацельсу и заново открытые Бэббитом и Гадиали, уже практически признаны многими крупнейшими фармацевтическими фирмами. Препараты швейцарской  фирмы «Сандоз» или французской «Аркофарма» соответствуют резонансным излучениям и значительно превосходят обычные лекарства.
Но нынешние, хорошо адаптировавшиеся к цивилизации болезни так просто не сдаются. Поэтому перед современной медициной стоят очень непростые задачи. А нам, пациентам, остается надежда – та самая, что умирает последней.