Глава 1. ОПТИМАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ

От бальзамов – к режиму


Путь к чистой, а  в идеале, и к оптимальной жизни начинается с бальзамов.
Аурон. Витаон. Соматон. Психеон.
Вот бальзамы Караваева.
Они стали доступны в начале 90-х годов.
Молва тут же возвела бальзамы в перл создания и объявила новой панацеей, исцеляющей застарелые недуги, в том числе и самые страшные,  нарекла эликсиром  молодости и красоты. Действительно, бальзамы были средствами широкого спектра действия: и лекарствами в привычном смысле, и чем-то вроде йода или зеленки, которые не совсем лекарства, но иметь их под рукой всегда необходимо. Вот и  аурон, соматон и витаон хорошо было иметь под рукой. Первым делом -  во время водных процедур. Бальзамами натирались перед тем, как встать под душ или погрузиться в ванну. С ними и дома получалось горячо, как в бане. Пот лил ручьями, будто в настоящей парной, а потом, когда тело охлаждалось, появлялась легкость в мышцах, да и в мыслях. 
Оценили бальзамы любители попариться. Аурон - на голову, соматон - на тело, витаон - на слизистые. Почувствовав прохладу, устремлялись в парилку. С бальзамами лучше потелось, сердце не стучало, как бешеное, кожа делалась живой и эластичной... что особенно отмечали дамы.
С бальзамами было явно лучше, чем без них. С ними было явно безопаснее на пляже. Ауроном натирали голову и тело, умащивались  витаоном и смело отдавались солнцу. С бальзамами рисковали  загорать даже те, кто раньше об этом и не мечтал. Они помогали организму отбить массированную  атаку ультрафиолета. Чем она неприятна? Тем, что под воздействием  солнечной  радиации химические реакции в клетках кожи идут интенсивнее, а это приводит к более интенсивному, чем обычно, образованию кислых продуктов реакций, к «закислению» клеток. Кислота, как и положено кислоте, разъедает ткани.  Для нейтрализации кислоты организм заимствует из внутренних органов многие жизненно важные элементы, прежде всего кальций, калий, магний и направляет их к коже. Их приток придает ей бронзовый цвет. Этому механизму мы и обязаны красивым загаром. Но красота, как частенько бывает, требует жертв. Тут “жертвой” является весь организм. Чтобы восстановить нарушенное равновесие, он  вынужденно позволяет коже грабить внутренние органы. А они, как и кости, и ткани не могут давать в долг бесконечно. Им самим нужны и кальций, и калий, и магний, и другие макро- и  микроэлементы. Они в организме отнюдь не лишние, не бесхозные, особенно у пожилых людей... Но надолго подставляя жаркому солнцу бока и спину, мы заставляем  его перенапрягаться.
Бальзамы Караваева как раз и препятствуют этому опасному перенапряжению. Когда вы жаритесь на солнце, они ведут себя как нейтрализаторы. Наружные нейтрализаторы излишней кислоты,  действующие через кожу. Это щелочные средства, в которых почти всегда нуждается организм, поскольку обычно его жидкие внутренние среды - межклеточная жидкость и кровь - перекислены, кислотно-щелочное состояние (КЩС) сдвинуто в сторону кислоты, баланс кислоты и щелочи нарушен, равновесия между двумя началами нет.
Это-то равновесие, именно - кислотно - щелочное равновесие (КЩР) – Виталий Васильевич Караваев полагал первейшим условием нормальной жизни организма. Он должен удерживаться в комфортном диапазоне  существования, то есть – выдерживать необходимые граничные параметры обмена веществ, конкретно - приемлемый баланс кислоты и щелочи в крови и межклеточной жидкости. И  организм к этому стремится.  Пока может, он сохраняет равновесие,  гомеостаз. Он просто обязан делать это по своей природе - природе автономной саморегулирующейся системы.
Средний организм в среднем  состоянии худо-бедно справляется с нарушениями КЩР благодаря своим регуляторным механизмам и  подсистемам. Чем здоровее человек, тем быстрее восстанавливается баланс. Но когда перегрузкам не видно конца, когда мы подкладываем безответному своему организму "свинью за свиньей", его способность к самонормализации внутренних сред ослабевает, обменные процессы идут в некомфортных условиях, клетки тела живут и работают в неблагоприятной среде, быстрее разрушаются, плохо регенерируют. Результат? Болезни.
Удивляться им нечего. Регулировочных ресурсов организма при  обычном, типичном образе жизни обыкновенного горожанина явно не хватает. Анализируя его, Караваев убедительно доказывал, что обыкновенный горожанин неправильно питается, неправильно дышит, неправильно относится к себе и к внешнему миру, неправильно спит, не¬правильно работает (а физически зачастую совсем не работает), неправильно реагирует на сигналы, неправильно одевается. Типичный горожанин живет в режиме перегрева, переедания, перенапряжения, постоянно, "своими руками" толкая КЩР в опасную сторону - закисляется, закисает (в прямом в  переносном смысле), увядает, старится, изнашивается раньше времени, задолго до срока сходит в могилу.
Значит, когда собственных "антикислотных" ресурсов  организма не хватает, надо ему помочь. Это очевидно. Надо - и это тоже очевидно - применять щелочные средства.  Те же бальзамы Караваева для наружного пользования. И не только на пляже или в бане.
Ауроном - водным раствором лекарственных трав - хорошо смазывать голову каждый вечер, готовясь ко сну. Такая коррекция КЩР снимет перенапряжение сосудов, улучшит мозговое кровообращение, ликвидирует венозный застой. Доза щелочи очень кстати при головных болях, умственном и эмоциональном перенапряжении.
Соматон - водно-масляная эмульсия из трав - легко проникает через кожу, эффективно нейтрализует кислые метаболиты, дает энергию для их выведения. Им хорошо смазывать перед сном натруженные, "перекисленные" ноги, натирать усталый позвоночник.
Утром тоже не вредно воспользоваться ауроном - натереть им руки и ноги, а при необходимости и голову. Понадобится утром и витаон для смазывания слизистых. Соматон тоже нужен - им надо защититься перед душем. После неполноценного сна на неправильно устроенном ложе организм просит щелочи.
Днем бальзамы тоже нужны. Переели, излишне понервничали? Скорее ищите флакон!
Путь к чистоте, в пределе – к оптимуму начинается с бальзамов. Но бальзамы - лишь отдельные элементы караваевской системы, обещающей новые точки отсчета и новые смыслы и поэтому притягательной для тех, кто мучим духовной жаждой, кто ищет какой-то другой жизни, кто устал от жестокости и грязи. Бальзамы – элементы, несомненно, приятные. Отсюда - первый практический совет: входите в систему через бальзамы. Еще лучше  входить, сочетая их с пляжем,  ванной, парилкой. Начинать приобщение легче и эффективнее с приятного. Хорошо, когда уже в начале пути испытываешь ощущение комфорта.
Немаловажно, что чувство телесного удовольствия, физический комфорт дополняется комфортом психологическим. Ведь пользуясь бальзамами, вы не  садитесь на лекарства и не злоупотребляете косметикой. Бальзамы – не «химические», синтезированные медикаменты, это натуральные, изготовленные из  полезных трав и природного масла инструменты баланса. Они обеспечивают нам необходимую, желанную и труднодостижимую гармонию. Гармоничная жизнь – это жизнь сбалансированная, уравновешенная   по многим элементам. В том числе – по кислоте и щелочи в крови и межклеточной жидкости. Значит, путь к оптимуму начинается с нейтрализации отклонений, что и обеспечивают нам бальзамы.
Прекрасно. Дорогу в тысячу шагов начинается с первого шага, сказал китайский мудрец Лао Цзы, и эту мудрость еще никто не оспорил. Первый шаг – сделан. На очереди – следующие.
Бальзамы – лишь элементы караваевской системы. Система преломляется в режиме… И тут, надо признать, может возникнуть дискомфорт. Слово «режим» нормального человека пугает. Подчиняться какому-то режиму без крайней необходимости человеку обычно не хочется. Тем более – добровольно.
Что представляет собой «режим Караваева», судите сами. Виталий Васильевич десятки раз рассказывал о нем в лекциях. Он учил, как правильно провести день. Поэтому правильнее говорить не о «режиме» как таковом, а о правильном распорядке дня, в который, как и во всякий другой   день своей жизни, надо сделать осмысленный шаг вперед по дороге эволюции.
Так как же провести день?
Уже в самом его начале полезно включить интуицию. Проснувшись, не открывая глаз, надо постараться вспомнить сновидение - в нем может содержаться интуитивная подсказка или предостережение. Если вас поднимает будильник,   сделайте на нем  надпись "Вспомни сны!" Тогда, выключая звонок, вы увидите напоминание и займетесь анализом ночных видений. Разобравшись с ними, сделайте упражнения для глаз. Закончив эти интересные дела, интенсивно подышите носом, стараясь определить, какая ноздря, левая или правая, дышит свободнее (смысл этого вы узнаете через несколько страниц). В зависимости от этого,  положите в рот мятные пастилки или решите, что можно обойтись и без них. Наконец, перед тем, как встать, несколько раз сожмите и разожмите пальцы рук.
Встав с постели, восстановите кислотно-щелочное равновесие организма, нарушенное за ночь. Для этого подойдет  отвар трав или  карбонат кальция, или, в зависимости от состояния, то и другое вместе. В этих же целях, а также в целях профилактики, смажьте слизистые, прежде всего полости рта и носа, витаоном и натри те руки и ноги, а  при необходимости и голову ауроном. На голову надеть шапочку, косынку.
Что же, теперь пора заняться  гимнастикой, а после нее,  если в квартире тепло, принять душ, предварительно натерев тело соматоном, а голову ауроном. Выйдя из-под душа, сделайте  гигиенические процедуры, а именно, промойте  полость носа. Для этого возьмите чашку с теплой водой, всыпьте в нее одну чайную ложку карбоната кальция и пятую часть чайной ложки соли, взболтайте, поднесите к ноздре, вдохните ноздрей и выпустить через рот.  Подышите так левой и правой ноздрями.
Теперь можно перейти к дыхательной гимнастике.  Ей необходимо уделить не меньше 10-15 минут. Продышавшись, приступайте к сеансу психокультуры ( о ней мы будем говорить подробно в главе о практике эволюции).
На этом утренняя оздоровительно-эволюционная работа закончена. Вы хорошо потрудились, верно? Вы честно заработали свой завтрак. Приятного аппетита! Да, не забудьте после еды почистить зубы зубным порошком и прополоскать рот суспензией из него (1 чайная ложка на 2 чайные ложки воды). Еще лучше обойтись без воды: взять две чайные ложки зубного порошка в рот, слегка разжевать, подержать 3-5 минут, затем прополоскать рот водой.
Теперь до обеда можете забыть о распорядке и процедурах. Вспомните о них за 10-15 минут до того, как садиться за стол. Пришло время вновь заняться дыхательной гимнастикой. После нее  проверьте и выровняйте КЩР отваром негорьких трав и специями - тмином, укропом, анисом. (Если на первое будет овощной отвар, то травы принимать  не обязательно.)
Те же 10-15 минут уделите дыхательной гимнастике  перед ужином.  15 минут заниматься дыхательной гимнастикой. Проконтролируйте и выровняйте кислотно-щелочное состояние организма. Не поленитесь и  примите  душ с ауроном, соматоном и витаоном. Поужинайте. Завершите трапезу  от¬варом  шиповника или фруктовым соком, чтобы быть уверенным, что до сна пища переварится.
После ужина заварите травы. Через 3 часа процедите их и  выпейте  на ночь полстакана – стакан отвара, остальное поставьте в холодильник или оставьте  в термосе.  Заварите на завтра  плоды шиповника - лучше в термосе.
Вот день и закончен. Пора в постель, но только после душа или ванны и  с ауроном, витаоном и соматоном. И не во всякую постель, а в устроенную оптимальным образом.  Постель не должна быть  жесткой, а одеяло - очень тяжелым. Подушку надо  положить так, чтобы при лежании на боку ось головы находилась на одном уровне с позвоночником. Подышите с психеоном не менее 10-15 минут и, прежде, чем отойти ко сну, проведите сеанс      психоанализа, как бы советуясь с интуицией, анализируя свой характер и по¬ведение и спрашивая у интуиции подсказки.
Вы будете сладко спать и хорошо отдохнете, если   закончите легкий ужин за З часа до сна; непосредственно перед сном выпьете  стакан – полстакана отвара лекарственных трав; если КЩР нарушено, натрете голову ауроном, а ноги - соматоном; если жарко, ляжете на правый бок, если холодно - на левый; если, закрыв глаза, сомкнув веки и как бы сливаясь с тишиной наступающей ночи, уйдете в бесконечность покоя Космоса.

От режима - к системе


Режим Караваева, как видим, требует строгого выполнения обязательных процедур по  строгим правилам.  Насколько строга эта строгость? Тут уж как кому покажется. Тут возможны разные суждения. Особенно  ценны,  конечно же, суждения тех, кто испытал методику на себе, тех. кто «режимил». Вот свидетельство художника -  известного представителя эзотерической живописи, знатока  эзотерических  систем.
- Мне было семнадцать лет, моему товарищу на семь лет больше. Однажды рассказывает он мне про некоего Учителя, который общается с Богом и получил от Него систему оздоровления и развития способностей и таланта. Система будто бы позволяет продвинуться в сторону совершенства очень далеко, прежде всего духовно продвинуться, что отвечает духовной природе человека, которая, оказывается, бессмертна. Товарищ говорил, что благодаря системе развиваются тонкоматериальные тела, накапливается энергия, необходимая для того, чтобы включить высшие центры сознания, а если их включить, это даст возможность ясновидения, возможность проявления интуиции, подсоединения к каким-то там каналам…
Товарищ, видно, и сам еще нетвердо владел терминологией, я же вообще ничего не понимал, но, тем не менее, ни на секунду не усомнился в том, что все это - чистая правда, что все это возможно и реально.
Товарищ уже “режимил”, причем истово, ходил на встречи “караваевцев”. Он предложил пойти с ним, и я пошел, сел в уголке … да так и просидел в уголке почти год,  жадно слушая. Постепенно передо мной стала открываться картина эволюции человека. Она меня заворожила и потрясла, с одной стороны. С другой, я вроде бы давным-давно про это знал, только потом почему-то забыл и теперь припоминал, как в действительности устроен мир.
Для меня система Караваева оказалась в первую очередь системой перехода человека на совсем иной план, в совершенно иное качество. Товарища интересовало прежде всего здоровье, которое помогло бы ему успешно учиться и стать хорошим художником. Впоследствии я убедился, что таких, как я, которых интересовала творческая,  эзотерическая, духовная сторона, проникновение в тонкий мир, меньшинство. Большинство практиковало систему как подспорье в практических делах.
Начав заниматься, я убедился, что название “режим Караваева” выбрано не случайно. Система вблизи оказалась жес¬ткой, аскетичной. Но без этого, видно, было нельзя, если в конце концов хочешь раскрыть все семь чакр,  как у Караваева (говорили, что у него они раскрыты все). Так что с раннего утра впрягаешься в режим и тянешь до позднего вечера. Как только встал, пьешь натощак кальций, потому что за    время сна организм закислился. Запиваешь кальций травяным отваром, чтобы  восстановить равновесие. Затем делаешь упражнения, похожие на йоговские. Помедитировать тоже нужно.
Естественно, сидишь на диете, следишь за КЩР, оттягиваешь конъюнктиву. Пищу принимаешь спустя полчаса после кальция и трав. По возможности, утренние медитации, дневные, психоанализ на ночь - чем больше, тем лучше,  но в целом не меньше 45 минут в день.  Тогда действительно можешь надеяться и на духовный рост, и на очищение организма.
Те, кто хотел развить психические возможности, интуицию, раскрыть чакры, кто ставил цель в первую очередь психической эволюции, те делали это более тщательно и в больших объемах. Те, кого интересовало в основном здоровье, приходили к какому-то необходимому минимуму. Так что было много градаций системы. Она это допускала.
Приходилось все время себя держать в узде. Вокруг подтрунивали, дразнили йогами… Действительно, это было необычно, выг¬лядело странно: ходить с баночками, уединяться, чтобы вдумчиво принять “диету”. Но результаты не замедлили сказаться. И в учебе, и в творчестве. Система оказалась “мобилизационной”.
При всем настрое на духовный рост я соблюдал жесткий режим относительно недолго. Пошел в армию, где было не до того. А после возвращения понял, что изменился, мировоззрение изменилось, цели изменились. В юности хотел достичь нирванических состояний, а после прихода из армии повзрослел. Меня стало больше привлекать самовыражение в искусстве.
Отдельные предписания системы я соблюдал, но фанатизм ушел. Подходы стали более мягкими, гибкими, универсальными. А вот кальций я и после армии употреблял. Обязательно. Плюс - баня. Чиститься стал парилкой, это более комфортно и занимает  меньше времени. Тогда казалось, что этого вполне достаточно, чтобы вести более-менее чистый образ жизни.
В общей сложности я молился на систему лет десять. Столько потребовалась, чтобы взять от нее то, что нужно мне как художнику. Чему меня навсегда научил Караваев, так это равновесному образу жизни. Идея Весов была у него од¬ной из важнейших. Он научил меня и жадному интересу к жизни. Мне тоже все интересно, что бы ни встретилось на моем пути. Из каждого события стараешься сделать выводы и положить в копилку опыта…

Сделаем вывод и мы: чтобы хотя бы приблизиться к оптимальной жизни, надо потрудиться. Чистота, как и красота, требует жертв.  И сплошь и рядом жертвовать приходится  тем, к чему привыкли, что приятно, любимо,  престижно, модно.
Рассказывают, что однажды Караваев, увидев очередь к бочке с квасом, с выражением произнес: “О! Очередь на кладбище!» Рассказывают, что спутники Виталия Васильевича прямо-таки оторопели. Не удивительно. Они ведь не читали рукописи главного караваевского труда «Гомеостаз» и не видели  ссылки  на немецкого химика Отто Варбурга, который еще в 30-е годы экспериментально показал, что бродильная среда оптимальна для жизнедеятельности раковой клетки.  Так что оторопевшим спутникам пришлось пояснить: квас – это, фактически, дрожжи; выпив кружечку, мы активизируем в организме  процессы брожения, а именно эти процессы  преобладают в быстрорастущих тканях, к которым относятся опухоли, в том числе,  злокачественные. Значит, употребляя дрожжевые продукты – квас, пиво, даже обыкновенный хлеб из булочной, если он плохо пропечен, мы создаем среду для ускоренного роста тканей,  готовим  почву для того, что никак нам не нужно. Ход мысли понятен? Понятно, почему очередь за квасом  можно уподобить очереди за смертью?

Основные элементы


“Караваевцы”, разумеется, не пили кваса и пива, не покупали заводского хлеба. Стандартный советский быт, набор продуктов в магазинах, городской стиль жизни, служебные обязанности и гражданские ограничения и в малой степени не способствовали переходу на “режим”. Для этого требовалась вера и воля. “Режимить” было нелегко.
Приходилось печь бездрожжевые блины и запасаться медом, лучше сотовым, который  можно было есть вместе с воском. Мед, безусловно, приветствовался. Приветствовались любые овощи-фрукты, но в наших широтах фруктами не насытишься, особенно зимой, не говоря уж о расходах на такой «режим». Спасала  гречневая  кашей, отварная картошка. Их ели, обильно посыпая тмином, без соли и, если не было обработанного масла, то без масла, потому что  необработанное, «магазинное» сливочное масло исключалось. Как необработанное молоко. Для тех, кто раскрывал чакры, сосредоточившись на эволюционной работе, или спасал себя от смертельных недугов, исключалось мясо. Рыба. Птица. Полностью отрицались    мясные и рыбные бульоны, продукты активного брожения /квас, пиво, кислое молоко необработанное/, соленые /невымоченные/ и маринованные овощи, фрукты, грибы, квашеная капуста.  Не одобрялось употребление  лука, чеснока, соли, сахара… Разрешалось   сухое либо домашнее молоко, обработанный творог, злаки, грибы, бобовые, овощи, фрукты, орехи, мед… Яйца «караваевцы»  старались не есть, зато ели скорлупу. Обжаривали ее, толкли. Мел ели, промытый водой и пропаренный зубной порошок…Потому что это был не мел, а - в химическом смысле – кальций в чистом виде. 
Кальций был наипервейшим продуктом в системе, основой   правил профилактики. На ночь обычный и доступный зубной порошок заливался обычной водой, подогревался на огне, чтобы улетучились легкие парфюмерные смеси, вода сливалась. Оставшуюся сметанообразную массу, пропаренную и подсушенную до порошкового состояния, фактически, чистый карбонат   кальция -  надо было  употреблять в количестве двух чайных ложек поутру натощак за час до еды, желательно с несколькими каплями лимонного сока.   Караваев рекомендовал вводить кальций в организм именно  в чистом  виде – очищенного мела, зубного порошка, а также толченой яичной скорлупы. Бранил глюконат кальция, которым врачи пичкают больных, - он давал, увы, кислую реакцию. Кальций стоило  уважать и  за его замечательное свойство  поглощать ионизирующие излучения, ограждая организм  от радиации да и вообще от любой патологии.
О кальции Караваев мог  судить лучше других, потому что, в отличие от других,  с помощью яичной скорлупы  не просто гасил излишнюю кислоту, а спасал свою психику, свой мозг. В психиатрической больнице им. Кащенко В.В. менял мякоть яиц, белок-желток, на скорлупу, утверждая, что та в сто раз полезнее. Это говорилось для отвода глаз. Скорлупа была не то, что «полезнее», она была тогда Караваеву жизненно необходима. В больнице его насмерть закололи кислыми психотропными препаратами, баланс катастрофически сдвинулся  в кислую сторону. Только благодаря кальцию из скорлупы его удалось удержать на грани.
Однако не хлебом единым и  не кальцием единым… Третьим обязательным элементом системы были медитации. На языке Караваева – практика психокультуры.
Психическая культура, как она понимается В Системе, - это концентрация внимания на положительных качествах характера и создание должного эмоционального настроя. Иными словами, это самопрограммирование, осуществляемое в состоянии медитации. Предварительно настроив сознание,  надо "пропускать" через него положительные атрибуты, начиная с первого,  главного,  который называется «мудрость».
«Атрибуты» у Караваева - это как бы элементы информационного кода,  вводящего в сознание и, безусловно, в подсознание эволюционный архетип. Недаром последний, 30-й атрибут обозначен словами "Мы все вечные", представлен в ОБразе горы эволю¬ции с вершиной, залитой солнечным светом, к которой неукло¬нно стремится человек, выбравший трудный путь вверх, к свету, хотя путь вниз, в животный мир, куда как легче.
Поэтому атрибуты надо "пропускать через сознание" обязательно в  том  порядке, в каком они выстроены в системе, а именно:
1. Мы все мудрые
2. Мы все любящие
З. Мы все всемогущие
4. Мы все вездесущие
5.     Мы все знающие
6.     Мы все понимающие
7.     Мы все благожелательные
8.     Мы все творчески активные
9.     Мы все упорно-трудолюбивые
10. Мы все экономно-бережливые
11. Мы все аккуратные
12. Мы все совершенные
13. Мы все кристально чистые
14.     Мы все смелые
15.     Мы все сильные
16.     Мы все спокойные
17.     Мы все величавые
18.     Мы все молчаливые
19.     Мы все смиренно-мудрые
20.     Мы все скромные
21.     Мы все терпеливые
22.     Мы все кроткие
23.     Мы все терпимые
24.     Мы все милосердные
25.     Мы все прощающие
26.     Мы все правдивые
27.     Мы все справедливые
28.     Мы все свободные
29.     Мы все гармоничные
30.     Мы все вечные
Самокодирование - дело, разумеется, индивидуальное, даже интимное,  им хорошо заниматься в одиночестве, подальше от суеты и шума, закрыв или даже   завязав глаза и прижав язык к небу, чтобы остановить "блуждание разума", "словомешалку ума". Почему же в таком случае предлагается говорить "мы", а не "я"? Потому, полагал автор системы, что "я" всегда связано с эгоизмом — со всеми вытекающими отсюда отрицательными последствия¬ми. А вот слово "мы" связано с коллективизмом -  ведущим принципом  функционирования здорового организма. Ведь он представляет собой системно организованное сообщество живых клеток. Каждая клетка в нем выполняет свою задачу, и все вместе они работают на все содружество по принципу "один для всех, все для одного".
Прежде чем погружаться в медитацию, Караваев рекомендовал провести дыхательную гимнастику, чтобы задать организму четкий ритм. Дыхание было четвертым обязательным элементом  системы. Убеждая в необходимости правильно дышать, Караваев приводил в пример свою собственную жизнь, которая, по его словам,   продолжалась лишь благодаря йоговской технике дыхания. На пересылке в лагерь, в ледяном тамбуре продуваемого арестантского вагона он быстро превратился бы в окоченелый труп, если бы не стал дышать по-йоговски – правой ноздрей, только правой, что делают тогда, когда надо согреться.
Так что рекомендуемое в системе дыхание ее творец  проверил на себе, как проверил все диеты, все пищевые сочетания, отбирая оптимальные по реакции собственного организма. Рассказывают, что составляя свою кухню, В.В. отбирал подходящее из самых разных национальных кухонь. Рассказывают, что в сталинском послевоенном лагере вместе с ним сидели не одни уголовники, сидело много иностранцев. Французы, итальянцы, испанцы…..в общем, интернационал. Коминтерновцы это были или военнопленные, сейчас уже не узнать, да это и не важно, важно, что они снабдили Караваева информацией о том, что и как едят в странах, что считается полезным, что вредным, а он отобрал нужное. Как у Льва Гумилева, автора теории этногенеза, времени для обдумывания своей системы у Караваева в лагере хватало. Как и Гумилев, времени Караваев не терял.
Что до йоговского  дыхания, то, вспоминают, им Караваев владел в совершенстве; рассказывают, что он за полвека занятий пранаямой так нарастил себе легкие, что те буквально вываливались из грудной клетки. Комплекс йоговских упражнений он дополнил своими, например, динамическим массажем мозжечка, благодаря чему стимулировался мозг в целом. У практиковавших такой массаж  исчезали затылочные  боли – следствие энергетической недостаточности. Он призывал всячески экономить энергию, скажем, обязательно утеплять ноги.

Пятый элемент

Правильное питание. Пополнение щелочного запаса организма, в том числе употреблением чистого карбоната кальция. Самопрограммирование посредством медитации (практика психокультуры). Правильное дыхание. Четыре элемента, четыре условия. Без их выполнения система Караваева не будет системой Караваева. Но чтобы она заработала во всю свою мощь, необходимо включить еще и пятый элемент, элемент-катализатор: понимание. Виталий Васильевич считал его самым важным. Мало  знать, что и  как  делать, надо еще понимать, почему. Тогда требования «режима», даже в жестком варианте, не покажутся чрезмерными, не отпугнут человека, он начнет выполнять их сознательно, без насилия над собой, и результат окажется не в пример лучше, чем при слепом подчинении параграфам «оздоровительного устава».
Караваев не уставал включать у слушателей  понимание, не уставал объяснять, почему, например,  рекомендуемое в системе питание можно считать правильным и здоровым, а не рекомендуемое – неправильным и нездоровым, почему, например очередь за квасом равносильна очереди за смертью.   Или почему, скажем, предпочтительнее сотовый мед?.. Да потому, что у нас нет ни малейшего шанса купить настоящий мед, и дело не только в нечестности продавцов -  таковы стандарты качества. Согласно им, товар под названием «мед» может содержать лишь 70 процентов  собственно меда и до 30 процентов глицерина и сорбитола. В сотовом меде их, однако, нет – их просто не положишь в соты. Так что сотовый мед, при том, что пчел в любом случае могут кормить сахаром, все-таки  ближе к тому продукту, который и достоин называться натуральным медом.
А почему система рекомендует есть картошку без соли? Потому, что NaCl, поваренная соль, отнюдь не лучшее химическое соединение для организма, вместо нее лучше использовать сельдерей.  Однако соль, в отличие от сельдерея,  - консервант. Но зачем, скажите, консервировать, сохранять испорченные продукты? Берите свежие, неиспорченные. Если взяли помидор «с бочком», то, понятно, солите покруче, но зачем брать с бочком? Используйте на худой конец  морскую пищевую соль, в ней много кальция, много йода, много других микроэлементов.
Или почему, например, исключается  в системе необработанное сливочное масло? В нем, утверждал Караваев, остается определенная доля скисшего молока,  в котором есть бродильные бактерии… Чтобы не обрабатывать сливочное масло, берите хорошее топленое, предлагал В.В. Действительно, 20-30 лет назад оно всегда было в магазинах. Сейчас его нет. Сейчас Караваев, строго относившийся к магазинным продуктам, был бы вдвойне, втройне строгим. Вряд ли он посоветовал бы сегодня  есть то сливочное масло, что в изобилии представлено на прилавках - оно не поддается обработке. Это совсем-совсем другое «сливочное масло», Технические условия  разрешают включать в его состав какую-то часть растительного. В этом не было бы ничего страшного, если бы растительные добавки были качественными. Но обычно используют старое, лежалое, вовремя не проданное масло, прокисшее и прогорклое – его по дешевке берут масложировые  комбинаты. И таких добавок в «сливочном» масле становится все больше, а молочных ингредиентов все меньше. Кладут в него и технические эмульгаторы. Это уже не масло, а своеобразный крем, не подлежащий термоообработке – при перетапливании он становится не топленым маслом, а непонятно чем, загадочной желтой жижей. И это «непонятно что» тяжко бьет по печени…Что же делать? Караваев, пожалуй, посоветовал бы, во-первых,  брать только те пачки, на которых  значится ГОСТ (а  не неведомые «ТУ»), во-вторых, есть то масло, которое «ближе к корове» - сделанное на маленьких заводиках в сельскохозяйственной глубинке, а не на комбинатах в больших городах.
Чтобы оградить себя, своих близких от   потенциальной опасности,  необходимо понимать откуда она может исходить и как ее нейтрализовать. Пониманию надо учиться. Ему  и учил Караваев. «Я не хочу лечить, -  повторял он, - я хочу научить, как быть здоровым». Однако на его лекции народ частенько шел не за мудростью, а именно за здоровьем. Вспоминают, что от В.В. исходил  мощнейший оздоровительный поток. Многих из тех, кто ходил на его выступления по всей Москве, не интересовало содержание  лекций и  диспутов, им просто необходимо было  сидеть в зале, где говорил Караваев, слышать его голос и  подзаряжаться  от благотворного энергетического источника …
Виталий Васильевич видел свои лекции «водительскими курсами», а народ валил на них как в «автосервис», где  чудо-автомеханик отрегулирует зажигание, сцепление и тормоза. И Караваев против своей воли играл роль чудо-мастера,  хотя никогда не скрывал, что считает  безответственное отношение к своему здоровью недостойным развитого   сознания. Значит, езжу на своем автомобиле-теле сам, бью и порчу  его сам, а заботиться о нем, чинить его должен кто-то другой, например, врач? – спрашивал Караваев, понимая, разумеется, что массовое иждивенчество воспитывается и  поддерживается  всей современной системой здравоохранения. Но ведь оно опасно! Разве не опасно    бездумно отдаваться в чужие руки, пусть даже  в руки порядочного и опытного   врача?
Сегодня это еще более безответственно и  опасно. Ведь медицина в России  стала доходным бизнесом со всеми родовыми пороками нашего дикого капитализма. И в медицинском бизнесе, как в любом другом, менеджер должен не искать рынок, а создавать его. И эскулап-менеджер его создает.   Вы, практически здоровый человек, приходите к врачу за советом, а уходите от него несчастным больным существом, которое надо лечить, лечить и лечить всеми возможными способами, за которые надо платить, платить и платить. На вас элементарно делают деньги. В вас элементарно видят «лоха». А «лоха» сначала надо запугать до полусмерти, заморочить голову мудреными словесами, а потом заставить покупать «фирменные» снадобья, проходить дорогие процедуры и  согласиться на дорогую операцию. Поэтому совершенно необходимо иметь хотя бы первоначальное представление о том, что такое наш организм, как он работает наша «биоаппаратура», как содержать ее в порядке – чистить, смазывать, настраивать, регулировать. Необходимо хотя бы первоначальное понимание, о котором настойчиво говорил Караваев. Иначе не избежать неприятностей…мягко говоря.             
Грустных примеров тут множество. Вот типичный. 50-летний  практически здоровый мужчина,  подвернувший  ногу на теннисном корте, обращается в престижную поликлинику. «Не волнуйтесь, ничего страшного»,  - авторитетно заявляет врач и как бы между делом осведомляется,  чем занимается пациент. Услышав, что тот бизнесмен,  назначает 20 сеансов мануальной терапии. Незадачливый теннисист дисциплинированно ходит к мануальщику, каждый раз оставляя в кассе 50 долларов, но лучше ему не становится, а во время седьмого сеанса он слышит, как «в ноге что-то хрустнуло». До седьмого сеанса он ходил,  хромая,  теперь - не может. Снимок показывает трещину в шейке бедра. Это дело рук перестаравшегося  массажиста…   «лечение» у которого и  нужно было только для выкачивания денег из бизнесмена, проявившего совершенную  безответственность.
Но когда к процессу подключается хирург («не волнуйтесь, всего-то 5 тысяч баксов, и у вас новый сустав, лучше прежнего, с гарантией на 25 лет!»),  бизнесмен начинает наконец что-то соображать. «Вы гарантируете, что эта операция мне действительно нужна? – допытывается он у хирурга. – Что вы сделаете ее профессионально? Что после операции я буду ходить? Вы гарантируете хотя бы то, что я выдержу наркоз?»  «Это вы к анестезиологу обращайтесь, - выворачивается хирург, - мое дело – сустав». Реальная опасность принуждает  бизнесмена включить понимание. Непонимающий не сделает правильный выбор. А правильный выбор в этой ситуации – безусловно отказаться от операции, от искусственного сустава и сделать все, чтобы зарастить трещину в шейке бедра. И бизнесмен делает правильный выбор.  И встает на ноги.  Это стоит ему сил, упорства, мужества и  немалых денег, но тратятся они с умом,  с пониманием.

Гореть не сгорая

Если вы решили  осмысленно продвигаться к чистой жизни, к «вершине горы», держите включенным понимание, читатель.  Оно потребуется нам,  чтобы углубиться в систему и разобраться в ее тонкостях и  кажущихся противоречиях. Это не что иное, как противоречия самой жизни.
Основные принципы и установки системы нам уже известны. Мы помним: ее четвертый обязательный элемент – дыхание. Благодаря ему организм получает кислород. Жизнь возможна лишь при его потреблении. Жизнь, собственно, и есть окисление, горение. Организм должен как бы непрерывно гореть, не сгорая дотла.
Должен. Но все-таки сгорает. Потому что окислительные процессы  не компенсируются восстановительными. И это заставило Караваева говорить об относительном  вреде кислорода. Конечно, в 60-е годы  сие казалось абсолютной ересью. И породило мифы на грани анекдотов – о том, например, что Караваев никогда не открывал форточки и не позволял открывать их другим, потому что свежий воздух приносил с собой кислород и окислительные процессы в организме ускорялись. Конечно, так оно и происходило, но куда деваться от кислорода? Без кислорода никуда.  Дышать-то, согласитесь, надо. И Караваев, разумеется, с этим соглашался. Но, соглашаясь, напоминал оппонентам, что постоянное преобладание окислительных процессов рано или поздно приводит к болезням. Как же снять противоречие, которое несет в себе кислород? Поскольку исключить окислительные процессы в принципе нельзя, остается компенсировать  их последствия. Как именно?
Чтобы понять это, Караваеву понадобилось разобраться  с биологическим механизмом насыщения организма энергией.
Энергия продуцируется прежде всего в клетке, в безостановочном цикле Крепса, когда глюкоза соединяется с кислородом и образуются крошечные «энергостанции», «батарейки» АТФ – нуклетоида аденозитрифосфата, который во всех живых организмах является универсальным аккумулятором энергии, необходимой для всех процессов жизнедеятельности. Если клетка нормально снабжается кислородом, то есть находится в аэробном режиме, то в одном цикле Крепса образуется  38 АТФ, а углекислота, побочный продукт реакции, выводится из клетки, уносится венозным током крови и – с выдохом – выбрасывается из организма. Если клетка находится в неблагоприятном – бескислородном, анаэробном режиме, то образуется только 2 АТФ,  а вместо углекислоты – молочная кислота, от которой болят мышцы и которая потом долго и сложно выводится через печень. Процесс является аэробным тогда, когда в  межклеточной жидкости соблюдается равновесие кислоты и щелочи. Сдвиг от КЩР приводит к анаэробному процессу. Баланс – это 38 клеточных энергостанций, высокий уровень энергообеспеченности организма. Нет баланса – только 2 батарейки, низкий уровень насыщения энергией.
На этой объективной, биохимической, энергетической механике Караваев и строил свою систему здоровья. Цель в том, учил он, чтобы любыми путями, с использованием всех мер – физических, химических, биофизических, биохимических, психологических и прочих – удержать клетку в состоянии аэробного окисления, потому что лишь в этом случае клетка вырабатывает максимум энергии. А условием аэробного режима в клетке  является оптимальное электронно-зарядовое, или кислотно-щелочное равновесие (КЩР).
Итак, все дороги ведут «в Рим» - к кислотно-щелочному  равновесию, условию нормальной жизни.     Равновесие – свидетельство гомеостаза. Оптимум – это равновесие, баланс, мера. На пути к нему  надо идти по лезвию бритвы,  и путь никогда не кончается, потому что продолжается жизнь, а  значит, и  бесконечная эквилибристика на острие ножа.
О гомеостазе свидетельствует относительное постоянство водородного показателя рН. В норме рН крови поддерживается в пределах 7,35 – 7,47. При рН, лежащем в этих пределах, клетка находится в «аэробе». Она продуцирует 38 АТФ и выбрасывает углекислоту. Как  только рН сдвигается на 0,1 в кислую или щелочную сторону, клетка переходит на «анаэроб», продуцирует лишь 2 АТФ и производит молочную кислоту, которая еще больше уводит равновесие от оптимума. Как только сдвиг составляет 0,3-0,4, начинается ацидоз и клетка гибнет.  Значения рН, выходящие за эти пределы, указывают на серьезные нарушения в организме, а значение ниже 6,8 и выше 7,8 несовместимы с жизнью.
Чтобы лучше понять, что такое баланс кислоты и щелочи, каким образом существуют и сосуществуют в крови щелочь и кислота и чем опасен сдвиг в какую-либо сторону, надо вспомнить, что кровь – это жидкость, насыщенная массой разнообразных веществ. С точки зрения физики и химии, если угодно, физико-химии,  межклеточная жидкость представляет собой раствор электролитов. В идеале, в норме этот совокупный электролит должен быть нейтрален и в химическом,  и в электрическом отношении. В растворе должно поддерживаться устойчивое равновесие положительных и отрицательных зарядов (ионов), то есть – положительно и отрицательно заряженных соединений, то есть – электронно-зарядовое равновесие, то есть – равновесие производных щелочи и кислоты, то есть –– кислотно-щелочное равновесие.
Преобладание в  межклеточной жидкости положительных ионов соответствует щелочной реакции, отрицательных – кислотной (кислой). И то и другое – признак непорядка в организме. Чем сильнее и продолжительнее сдвиг водородного показателя от нормального уровня “вверх” (рН растет) или “вниз” (рН уменьшается), тем сильнее концентрация и разъедающее действие кислых и щелочных соединений. Но поскольку, повторим, жизнь есть процесс горения, окисления, сдвиг от точки равновесия куда чаще происходит в кислую сторону. Закисление сопровождается образованием отрицательно заряженных свободных радикалов. Поэтому организм обычно нуждается в положительных ионах, дающих щелочную реакцию.
Но что же все-таки значит эта нежелательная кислая реакция? – спрашивал в своих лекциях Караваев. Что вообще значит кислая реакция? Это значит, отвечал он, что в клетках много энергии, иначе клетка не могла бы жить и функционировать. Ведь в переводе на биоэнергетический язык, кислота – это аккумулированная энергия. Аккумулированная в процессе фотосинтеза съеденными нами растениями.
Поэтому в крови всегда должна быть щелочная реакция, так как в клетках – кислая. При наличии их запаса в крови щелочные компоненты уходят в клетку, обеспечивая баланс. А вот если и в крови перебор кислоты, это плохо! Это предупреждение о грозящей катастрофе!
При водородном показателе 7,29 – 7,28  - еще ничего ужасного. А вот при рН              7,27 – 7,26 человек начинает ощущать свое сердце, которое ощущать никто никогда не должен. Значит, при закислении крови на сердце ложится лишняя нагрузка.         Поэтому наша задача – избавить сердце от ненужных хлопот, все время помогать организму, а не насиловать его. Наш долг и святая обязанность – ухаживать за собой. Не переохлаждать себя, но и не перегревать. Не морить голодом, но и не перекармливать. Не выдергивать ни свет, ни заря из постели, но и не держать в ней до полудня… Гомеостаз – это  торжествующая мера.  Когда баланс не соблюден, это обычно следствие избытка кислоты и недостатка щелочи (недостаток кислоты и избыток щелочи – куда более редкий вариант). 

Три обмена

Путь к здоровью для Виталия Васильевича Караваева ясен. Это путь постоянного насыщения организма энергией при сохранении гомеостаза. А так как состояние организма является интегральной функцией состояния его мельчайших функциональных единиц, его атомов-клеток, то  помогать ему надо прежде всего на уровне клеток. Несмотря на  их специализацию по функциям, все они живут по одним биоэнергетическим  и биохимическим законам, в одной среде, в одном материнском океане – межклеточной жидкости. Значит, надо стремиться к тому, чтобы каждая клетка была цела, здорова и счастлива. Вот здесь, на уровне клетки, и расположен исходный пункт оздоровительной системы. Оздоровление надо начинать с беззаветных наших тружеников – клеток, очень нежных, деликатных живых существ.
Счастье клетки, по Караваеву,  зависит от обмена веществ, энергетического обмена и обмена психической информацией. Иными словами, гомеостаз или, конкретно, КЩР достигается поддержанием в норме трех основных обменных процессов.
Как приводить в норму обмен веществ, известно: подбором продуктов. На этот процесс влияют через пищу. Правильным, учитывая нескончаемое ''перетягивание каната'' кислотой, следует считать то питание, которое поддерживает в организме некоторый запас соединений щелочной природы, необходимых для нейтрализации ''кислых'' метаболитов, неизбежно образующихся в живых клетках.
А как влиять на энергетический обмен? Включая нужную программу дыхания и регулируя теплообмен с внешней средой. Почему это важно? Организму свойственна некоторая – оптимальная, ''своя'' – энергетическая норма. Перегрев ли переохлаждение выбивают его из седла, причем не на шутку: нарушается электролитный баланс крови, межклеточной жидкости, протоплазмы, образуются излишки плюсовых или минусовых зарядов, иначе, щелочных или кислотных соединений. При нарушении энергообмена КЩР сдвигается – с уже известными последствиями.
На обмен психической информацией влияет настройка нашего сознания. Хотите испытать эмоциональный подъем, мобилизовать защитные силы организма?-   спрашивал слушателей Караваев.  Настройтесь коллективистски, доброжелательно, смело, и ваши органы начнут оптимально взаимодействовать друг с другом, работать скоординированно. В.В. часто сравнивал клеточное сообщество организма с человеческим обществом. Как общество является совокупностью исторически сложившихся форм совместной деятельности людей, так организм предстает как системно организованное общество множества разных существ – клеток. Каждая клетка выполняет свою задачу, и все они вместе работают на все сообщество по принципу “один для всех,  все для одного”. В этом смысле ни одно государство не может даже мечтать о такой сплоченности своих граждан.
Верховной властью клеточного государства, от мудрости, доброжелательности и уверенности в  себе которой зависит жизнь и благополучие граждан-клеток, мы должны назвать сознание. Угрюмая, подозрительная, корыстная власть, движимая мотивом собственного обогащения, ненавистью и злобой обрекает страну и граждан на беды и гибель. Жадность, агрессия, зависть, корыстолюбие – разрушительные эмоции. Их может позволить себе лишь очень сильный от рождения, крепкий  человек. Чтобы ненавидеть кого-то всеми фибрами души, надо иметь несокрушимое здоровье.
Яркие эмоции непосредственно отражаются на клетках тела.  Их энергетический уровень повышается. При чрезмерных, бьющих через край эмоциях он повышается чрезмерно, а это плохо, это чревато перегревом. Недаром возбужденному человеку советуют ''поостыть''. Естественно, это больше касается отрицательных чувств, но и ликующая радость может сдвинуть кислотно-щелочной баланс в кислую сторону. Это не значит, что нельзя давать волю сильным позитивным эмоциям – они заряжают нас энергией. Задача в том, чтобы принять ее и не сгореть.
Да, психоэмоциональное состояние прямо отражается на кислотно-щелочном состоянии. Положительные эмоции способствуют поддержанию КЩС в норме, повышают энергетический статус и дают колоссальный оздоровительный эффект. Напротив, отрицательные закисляют организм, разрушают его – тем быстрее, чем сильнее человек злобится, чем сильнее его агрессия, страх, зависть. Однако не надо думать, что непробиваемость, полное равнодушие к окружающим, вялость эмоций – благо. Слабость мысли, апатия, уныние понижают энергетический статус.
Поскольку организм – система, то все три обменных процесса связаны между собой и взаимно обуславливают друг друга. Все они вместе, и каждый в отдельности, влияют на системный показатель КЩР.
Если в пище преобладают дающие кислую реакцию продукты, если в организме, допустим, в результате перегрева появляется  избыточная, ненужная ему энергия, если психика перевозбуждена  и настроена негативно, то неизбежен сдвиг от точки равновесия в кислую сторону. Кислоты начинают свою разъедающую работу, клеточные структуры разрушаются, клетка приходит к патологии, что толкает к патологии ткани, органы и организма в целом. Результат на макроуровне – та или иная болезнь.
Если в нашей пище преобладают продукты, дающие щелочную реакцию, если мы теряем энергию, допустим, целый день находясь на морозе, если наша психика подавлена, то КЩР нарушается в сторону щелочной реакции. Тогда на фронте борьбы с кислотой наступает затишье, потому что организму ее-то и не хватает. Средство с кислой реакцией приходится применять, например, объевшись. При этой беде надо быстро выпить кислого сока. Незаменим он также при переохлаждении, при вдыхании паров сильно щелочных веществ, скажем краски. Лучшим из соков в этом смысле является натуральный апельсиновый сок. Стакан апельсинового сока  заменяют несколько капель натурального лимонного  сока. Идеальным средством является также отвар плодов шиповника. Вместо фруктовых соков подойдут целые фрукты, ягоды, ягодные соки. Требования к ним одно, зато категорическое: никаких “бочков”, которые якобы можно срезать, ни малейших признаков брожения либо гниения.
Но что плохого в сдвиге в щелочную сторону?  Ведь это  усиливает защиту от кислот. Однако не спешите радоваться: это ненадолго. Физико-химические процессы в организме с подорванными регуляторными функциями идут так, что любой некомпенсированный сдвиг от точки равновесия в конечном счете оборачивается кислой реакцией. Перещелачивание нам практически не грозит. Поэтому есть все основания считать закисление первопричиной всех патологических состояний и недугов. 
Варьируясь, переплетаясь, дополняя друг друга, эти положения повторяются во всех лекциях Виталия Васильевича. Он настойчиво добивался от слушателей понимания того, что мы обязаны научиться регулировать обменные процессы или хотя бы научиться не мешать их естественной регуляции. Он подводил аудиторию к идее нормализации «трех обменов», а через нее – к идее профилактики недугов, о коей говорят обычно с пафосом, но неконкретно.  Караваев же, по сути, ставил знак равенства между  нормализацией и профилактикой, что было   вполне предметно и не вызывало возражений.
Под нормализацией обмена веществ, согласно Караваеву,  понимается такая организация питания, приема лекарственных средств и очищения организма, при которой в нем постоянно поддерживается КЩР.
Под нормализацией энергетического обмена понимается повышение своего энергетического уровня при поддержании КЩР.
Под нормализацией обмена психической информацией понимается прежде всего развитие в себе силы мысли и программирование положительных черт характера, благодаря чему повышается надежность регулировочных механизмов и защита от агрессии внешней среды.
Прекрасно, когда человек осваивает технику регулирования  всех трех обменных процесса. Но так как они взаимосвязаны и взаимообусловлены, отклонение от нормы в одном из них можно частично устранить регулированием другого.
Например, с эмоциональным спадом можно справиться, приняв горячий душ.
Переохлаждение, то есть понижение энергетического тонуса нейтрализуется  элементарным физическим прогревом. Это очевидно. Сядьте перед камином с кружкой горячего грога или, на худой конец, чая – и через пять минут у вас запылают щеки, заблестят глаза, а через десять вы счастливо утрете со лба пот. Но тот  же эффект даст эмоциональная встряска! Она вгонит вас в пот не хуже чая с малиной. А можно, придя домой обессиленным и окоченевшим, выпить стакан кислого сока. Выбирайте! Однако не по критериям «приятнее, комфортнее, легче». Поскольку регулирование своего состояния – многофакторная системная задача, то простейшие решения не всегда годятся. Требуется умение чувствовать и понимать свой организм, а оно дается не сразу, оно приходит постепенно при условии хотя бы минимального внимания и интереса к себе. Кроме того, необходимо наработать практический опыт действий в обычных повторяющихся ситуациях.

Информационные окна

Судить о состояниях внутренних органов и сред и диагностировать болезни можно по наружным окнам, предусмотренным  природой. Толковый и опытный наблюдатель многое увидит и поймет по радужке глаза, по ногтям, по носу, по всему лицу – самому видному  информационному окну организма. В системе Караваева используют три таких окна, словно бы созданных специально для контроля за обменными процессами.
Первое окно – конъюнктива, слизистая оболочка внутренней поверхности век.  Ее цвет отражает кислотно-щелочное состояние (КЩС) крови.  В норме конъюнктива ярко-розовая. При кислой реакции она бледно-розовая, и чем сильнее сдвиг в сторону кислоты, тем бледнее конъюнктива. При щелочной реакции она темно-красная или бордовая, тем темнее, чем выраженней сдвиг в щелочную сторону.
С возрастом и при хронических заболеваниях, с ослаблением сопротивляемости конъюнктива бледнеет, что свидетельствует об устойчивом смещении КЩС в сторону кислой реакции. Постоянно бледная конъюнктива  - знак некомпенсированного ацидоза, сильной закисленности организма, тяжелого заболевания или тяжелых органических изменений.
В это информационное окно заглядывают по необходимости, например, при плохом самочувствии или после обеда. Если еда была сбалансирована по кислоте и щелочи, то цвет конъюнктивы не изменится; если была щелочной – станет более темным; если кислой – поблекнет. Можно  заглянуть себе под веко и после сна. У выспавшегося человека цвет слизистой будет в норме, у недоспавшего – бордовым, у переспавшего – чуть розовым. От переутомления, перегрева конъюнктива выцветает, от переохлаждения – темнеет.
Цвет и яркость склеры глаза – наружной белочной оболочки глазного яблока – характеризует энергетическое состояние организма. В норме склера должна быть ярко-белой, в идеале – с перламутровым оттенком. Покраснение склеры свидетельствует об опасном  излишке энергии – перегреве клеток мозга.  При энергетической недостаточности  склера тускнеет, приобретая оттенок от голубого до фиолетового (по мере снижения энергетического уровня). Желтоватые, желтовато-зеленые оттенки – тревожный знак органических либо заметных функциональных изменений в организме.
Цвет склеры достаточно проверять один-два раза в день: утром, чтобы оценить, как выспались, и на ночь, чтобы определить, какие процедуры надо сделать перед сном.
Третье окно, вернее, показатель – дыхание ноздрей. Оно зависит от КЩС клеток мозга. Легче дышит левая ноздря – мозг перевозбужден, утомлен, ''перегрет'', то есть произошел сдвиг от КЩР в кислую сторону. Правой ноздрей легче дышать  при информационной недогруженности мозга, при скучных вялых мыслях, при сдвиге в сторону щелочи. На этом интересном механизме основан контроль состояния после пробуждения ото сна. Кроме того, это механизм практический, терморегулирующий.  Дыхание левой ноздрей приводит к охлаждению, правой дышат тогда, когда нужно согреться. Правой  ноздрей, вспомним,    дышал сам Караваев, замерзая в тамбуре  пересыльного вагона.
Дыхание ноздрей проверяется на медленном вдохе. Пальцем слегка прикрывается сначала одна ноздря, медленно вдыхается и выдыхается воздух, затем операция проделывается на другой ноздре. Оценить, какая легче дышит, совсем несложно.
Инструкция по пользованию информационными окнами будет неполной без небольшого примечания. Проверяйте цветность конъюнктивы, склеры и дыхание ноздрей только тогда, когда у вас в тепле ноги, иначе картина будет ошибочной.
О балансе кислоты и щелочи, об обменных процессах в организме можно судить и по более привычным показателям. При сдвиге в кислую сторону наблюдается повышение давления крови, увеличение скорости оседания эритроцитов (СОЭ), уменьшение вязкости крови, увеличение наполнения пульса, ощущение перегрева, склонность к запорам, повышение кислотности желудочного сока. Обратный, щелочной сдвиг сопровождает пониженное кровяное давление, замедление СОЭ, увеличение вязкости крови, ощущение озноба, понижение кислотности желудочного сока, слабый стул.

Я  есть то, что я ем

Можно ли вообразить более повторяющееся, рутинное дело, чем прием пищи? И, с другой стороны, более серьезное и ответственное? Ведь пища может быть лекарством, а может и ядом. Мысль элементарная, но ускользающая от внимания большинства. Большинство из нас этого не сознает -  не включено понимание. Включив его,  приходим к выводу, что все продукты необходимо оценивать  с точки зрения их влияния на КЩР. Какую реакцию они дают -  кислую, щелочную или нейтральную? В целом композиция продуктов, съеденных на завтрак, обед или ужин, должна быть нейтральной. Уравновешенную, сбалансированную трапезу - при наличии в желудке пищеварительного сока – начинать желательно со щелочных блюд, к коим в первую очередь относятся овощи и зелень, овощные супы и отвары,  заканчивать фрукта¬ми и соками, помогающими раскислить пишу.
Что рекомендует и что не рекомендует система Караваева, мы уже знаем. В ней рекомендуется по преимуществу молочная  и растительная  пища. Такая диета дает возможность оптимизировать обмен веществ, доставляя организму все необходимые компоненты, позволяет поддерживать высокий энергетический потенциал, содержит минимум балластных веществ и требует минимальных затрат энергии на переваривание пищи.
Система четко классифицирует продукты по их влиянию на кислотно-щелочное состояние.


Продукты, сдвигающие КЩС в сторону щелочной реакции:


Слабого действия: молоко, творог домашний, брынза вымоченная, гречневая каша, картофель, капуста, бананы, морковь, тыква, грибы, кабачки, свежая зелень, темный  мед.
Повышенного действия: репа, редис, брюква, свекла, петрушка, сельдерей, баклажаны, огурцы, сладкий перец, шпинат, инжир, финики, орехи, горох, фасоль, соя, шоколад.
Сильного действия: плоды укропа, редька черная, плоды тмина, аниса, фенхеля, кориандра, корицы, апельсиновая  кожура.
Очень сильного действия:  гвоздика, имбирь, перец чер¬ный, перец красный  жгучий.


Продукты, сдвигающие КЩС в сторону кислой реакции:


Слабого действия: овес, пшеница, ячмень, кукуруза, мед светлый, манго, печенье сухое, кексы, творог без термообработки, дыни, арбузы, курага, персики, абрикосы.
Повышенного действия: мясо и мясные продукты, яйца, рис, помидоры, ревень, СЛИВЫ, яблоки, черешня, хлеб, са¬хар, карамель.
Сильного действия: апельсины, мандарины, грейпфруты, щавель, икра, молочнокислые продукты, кислые ягоды, соль, маринованные, квашеные, соленые продукты, квас, пиво, сухие вина.
Очень сильного действия: сок лимонный, уксусная эссенция.


Первым номером во всех диетах, во всех рекомендациях по лечебному питанию не случайно  значатся овощи. Все они, кроме  лука и чеснока, дают щелочную реакцию. Подбором овощей, а также овощных соков и отваров можно регулировать щелочно-кислотную композицию пищи. Однако еще до еды, согласно рекомендациям Караваева,  следует обеззаразить желудочно-кишечный тракт, приняв одну чайную ложку семян тмина, укропа, фенхеля, аниса или кожуры цитрусовых - предварительно обработанных, высушенных и непосредственно перед употреблением смолотых в кофемолке. Специи не только дают щелочную реакцию, но и подавляют процессы брожения, которые  являются едва ли не главными “виновниками” сдвига КЩР в кислую сторону. Их нужно всегда добавлять в еду с профилактической целью, а если в желудок попало что-то некачественное  и вызвало печальные последствия, то обязательно надо принять 1-2 десертные ложки семян тмина или укропа или соответствующее количество иных специй - бадьяна, имбиря, корицы, гвоздики, кардамона.  
Система предостерегает от переедания, советует есть только тогда, когда появляется аппетит, ужинать не позднее, чем за 3-4 часа до сна. То же рекомендуют и прочие  системы натуральной гигиены. И эта рекомендация, видимо, не случайна.

Таинственная смесь

Однако для восполнения щелочного резерва пищевого канала явно недостаточно. Поэтому приходится использовать и другие источники. Щелочную реакцию дает и большинство лекарственных растений.  Чем больше горчит трава, тем она  щелочнее. Профилактически для поддержания щелочного резерва рекомендуется ежедневно принимать отвар негорьких трав. Стакан отвара  желательно выпивать за З0-40 минут до еды, особенно больным людям, Можно заваривать лист мяты, лист мать-и-мачехи, траву чабреца, траву зверобоя, цветы календулы, цветы ромашки, лист эвкалипта, траву душицы. Очень хорош в профилактических целях одуванчик.
Профилактический отвар неплохо пить с утра натощак, а лучше всего на ночь, как бы запасая впрок щелочь  и успокаивая организм.
Оздоровительный отвар получится, если к перечисленным травам добавить траву и цветы тысячелистника, почки березы, почки сосны, траву пустырника, корень аира, траву трилистника, траву полыни горькой, золототысячник и другие травы.
Профилактический и оздоровительный отвары являют собой усеченный травяной сбор Караваева. Он известен меньше бальзамов, хотя заслуживает почтительнейшего к себе отношения. Вот он:


1.Березовые почки. 2.Бессмертник песчаный /цветы/. 3.Валериановый корень. 4. Душица обыкновенная /трава/. 5.Дягиль лекарственный /корни/. 6.Зверобой /трава/.7. Золототысячник / трава/. 8.Календула лекарственная /цветы/. 9.Крапива / листья/. 10.Крушина /кора/. 11.Липа /цветы/. 12.Мать-и-мачеха обыкновенная /листья/.
13.Мята перечная /листья/. 14. Одуванчик лекарственный /корень и листья/. 15.Подорожник большой /листья/. 16.Пустырник /трава/. 17.Ромашка аптечная /трава/. 18. Сосновые почки. 19. Сушеница болотная /трава/.  20.Тысячелистник /трава/. 21.Чабрец / трава/. 22.Шалфей лекарственный /трава/. 23.Эвкалиптовый лист. 24.Александрийский лист.

Как правило, Караваев рекомендовал  для поддержания оптимального кислотно-щелочного состояния организма, только первую часть сбора. При сильных нарушениях баланса кислоты и щелочи,  что происходит при тяжелых заболеваниях, рекомендовал увеличивать число трав за счет второй половины сбора. Способ приготовления отвара прост: травы нужно смешать в равных количествах, высыпать в кипящую воду из расчета 10 столовых ложек на 1,2 литра воды, еще раз довести  до кипения, выключить нагрев, закрыть крышкой и дать настояться в течение 2-3 часов /пока травы не осядут на дно/. Отвар можно приготовить впрок и хранить холодильнике.  Перед приемом подогреть до 25 - 30 С.
Караваевская жидкость, способствующая  подвижке кислотно-щелочной реакции крови и межклеточной жидкости в столь необходимую для здоровья и долголетия щелочную сторону, - российский аналог   знаменитой «формулы династии Мин», которая  известна в Китае и в мире как средство продления жизни и  сохранения молодости; им – для увеличения притока сил, снятия усталости, укрепления сердца и сосудов,   повышения иммунитета – пользовали не кого–нибудь, а императоров Поднебесной. Рецепт фитосбора династии Мин хранился в строжайшей тайне, снадобье производилось лишь в императорской аптеке. Рецепт был утерян в начале нашего века, а когда его вновь отыскали в 1977 году, то объявили национальным достоянием Китая.
Караваевский сбор вполне  достоин называться российским национальным богатством. Откуда взял Караваев его состав, более полный, чем составы самых известных, самых разрекламированных и тщательно оберегаемых мировых смесей? Есть несколько версий.
Самая романтическая - извлек из древних манускриптов, из старинных медицинских, а может, и алхимических трактатов, а может, нашел у чернокнижников. Караваев ведь не раз повторял, что ничего своего не изобрел, а лишь систематизировал то, что выудил из раритетов. А где он нашел раритеты? Вполне возможно, в своей родной Риге. В Прибалтике до войны  нередко попадались уникальные старинные книги, что и позволило Караваеву собрать ценнейшую библиотеку.
Вполне возможно, он привез рецепт смеси с Балкан. Говорил, что частенько ездил туда до войны. То ли в Болгарию, то ли в Сербию. Изучал там какие-то ветхие рукописи, какие-то обтянутые старой кожей фолианты. Возможно также, что сбор имеет калмыцкое, бурятское или тувинское происхождение, что им с Караваевым поделились буддистские ламы, которые сами получили его из Индии. С Запада ли пришла смесь в Россию, с Юга или с Востока - это смесь с легендой, освященная веками, проверенная на сотнях поколений.
Самая прозаическая версия такова. Караваев увлекся фитотерапией в Рижском университете. Припоминают, что он иногда называл имена кого-то из своих учителей, врачей-фитотерапевтов. Они заинтересовали любознательного вольнослушателя травами. С тех пор будто бы и вел он свою известную многим толстую тетрадь, где каждая трава была расписана, разложена "по косточкам" - на микроэлементы, органические соединения,  эфирные масла,  жирные масла и так далее.
Или ближе всего к истине четвертая версия? Согласно ей, Виталий Васильевич увлекся травами еще до университета. Мало того - еще в отрочестве. Не было бы счастья, да помогло несчастье.  Лет в двенадцать - тринадцать он перенес жестокое воспаление  легких. Начался туберкулезный процесс. В 20-е го¬ды такие вещи не лечились. Когда врачи развели руками,  бабушка  отвезла внука в леса куда-то под Лиепая к знаменитому в Латвии травнику, - леснику, старику-лесовику /его имени биографы Караваева не помнят/. Тот велел мальчику гулять по лесу с песням: ходи и пой. Так он и ходил днями напролет. И -  остановил процесс. За счет чего, стал думать позднее? За счет ритмичного дыхания - первое.  Ритм задавали песни. За счет глубокой  вентиляции легких - второе. Песни надо было исполнять  не только ритмичные, но также и протяжные. За счет летнего лесного воздуха, напоенного де¬ревьями и травами /насыщенного микроэлементами/ - третье.
История об исцелении  лесом и травами известна от самого Виталия Васильевича. По его словам, был он очень болезненным с самых первых дней жизни, потому что родился от туберкулезного отца, имевшего двустороннюю кавернозную чахотку и оставившего сыну наследственное предрасположение к сей болезни и ослабленный организм. При малейшем охлаждении на него набрасывались микробы, так что он переболел всеми инфекционными заболеваниями, какими только болеют дети,  а туберкулез почти «уложил его в гроб», -    "от легких ничего не осталось", даже не держалась шея. Лесная дыхательная гимнастика позволила регенерировать легкие, нарастить эластичную легочную ткань. В  60 лет Караваев без усилий Выдувал 6 тысяч кубических сантиметров, и разница в объеме грудной клетки между вдохом и выдохом у него была "колоссальная", ни один из ведущих спортсменов к нему и приблизиться не мог.  Рентгенологи, проверяя ему легкие, заявили, что такой чистоты и эластичности ткани вообще никогда не видели. У вас в отрочестве был страшный туберкулез? - поражались они. Докажите снимками. Не  можете? Тогда не верим. Тогда это чудо, а в чудеса мы не верим.
Возможно, именно история лечения в лесу под Лиепая,  всплывшая в свою пору из глубин памяти, заставила Караваева задуматься над философией и практикой здоровья. Медицина списала его со счетов как безнадежного, а он взял да и выздоровел.  Какие силы тут вмешались? Можно ли, взяв их в союзники, спастись  в казалось бы, безнадежных ситуациях?.. Одна из этих сил таилась в растениях, в травах. Пройдя у своего спасителя-лесовика начальную школу фитотерапии, Караваев, по сути, стал травником в 14 лет и к зрелому возрасту,  возрасту  создания своей оздоровительной и целительской  системы, накопил огромный опыт. Он-то и сыграл решающую  роль в составлении знаменитого сбора. Можно  сказать, что  уникальная смесь Караваева  не  родилась в творческом порыве вдохновенья, а  подбиралась всю жизнь - травка к травке.       
Рассказывают также, будто подход к комплектованию смеси был совершенно утилитарным, прагматичным, практическим.  Будто бы Виталий Васильевич просто включил в него разрешенные для потребления травы, в мало-мальски  приличном виде встречающиеся в  аптеках... По поводу имеющегося  в списке подорожника он якобы испытывал большие сомнения. Замечательная трава, но собирают ее наверняка  по обочинам больших дорог, поэтому в ней полно свинца... Или вот спорыш птичий. Гениальная же трава! Фантастическая! Но, опять же, где ее берут? Вдоль дорог, в грязи. Не включать - жалко, включать - опасно… А вот насчет почек березы и сосны колебаний не было. Микроэлементный состав - богатейший, в природе - более-менее чистые, в аптеках - в приличном виде.
Значит, таинственный караваевский сбор – просто эмпирическая смесь? Пусть даже так. Это нисколько не умаляет его достоинств. Пусть нет в нем никаких тайн, пусть нет никакого высшего, мистического смысла в перечне именно из двадцати четырех именно этих трав нет. Потому что список можно расширить.   Многие ценные травы не рекомендованы только по той  простой причине,  что не хранятся долго...              
Никаких  категорических предписаний по составу смеси Виталий Васильевич не давал, советуя ориентироваться по самочувствию и доверять самому себе. Чем тяжелее ваше состояние, тем более горькие - щелочные травы - вы должны  пить. Здоровый человек мог ограничиться самыми не горькими травами из списка - календулой, мятой, зверобоем, больному этого часто бывает недостаточно, ему нужны более резкие, серьезные травы.  Караваевская фитотерапия далека от каких-либо догм. Она допускает замену одной травы другой. Главное – ввести в  организм необходимые ему микроэлементы, а их ведь можно взять их разных трав.

Порошок, скорлупа и  ракушки

Однако, как бы ни были хороши травы, против кальция они слабы. Кальций незаменим для нейтрализации кислоты и восстановления КЩР. Наиболее удобной из минеральных форм является карбонат кальция или обыкновенный мел. В природе он встречается, например, в виде яичной скорлупы или в виде ракушек. И то и другое  использовалось и используется в караваевской системе. Это сейчас, когда Америка и Европа переживают кальциевый бум, кальций в виде готового  препарата можно купить в аптеке. Во времена Караваева таких препаратов не было. И неудивительно: Виталий Васильевич и здесь опередил свое время  по меньшей мере на четверть века.
Кальций играет в жизни и здоровье большую роль, не уставал повторять Караваев четверть века назад.  Из него на 90 процентов  состоит скелет. Но это не только строительный материал, это потенциальный щит от разъедающего действия кислот. Неправильное питание, объяснял Караваев, приводит к образованию кислых радикалов, которые, «болтаясь» в кровеносной системе, разъедают стенки сосудов. Когда те опасно истончаются и возникает угроза разрыва, организм ставит в проблемных местах холестериновые  заплатки. С возрастом кальциевая проблема обостряется, во-первых, потому, что организм перестает воспринимать молочные продукты, а во-вторых,  к старости число кислых радикалов в крови увеличивается, проблемных мест становится больше, холестерина не хватает и  приходится  делать заплатки из кальция. Организм заимствует его из костей скелета. Сосуды «кальцируются», укрепляются,  а кости страдают от недостатка кальция, возникают  сколиозы, остеохондрозы и прочие возрастные недуги. Но это – для организма меньшее зло. Разрывы сосудов и кровоизлияния – гораздо большее. Механизм  обызвесткования не случайно придуман природой. 
Поэтому В.В. предлагал не судить кальций.  Не он повинен в образовании камней, отложении солей и прочих грехах. Повинен в этом наш образ жизни, приводящий к накоплению кислых радикалов. Организм обязан  гасить излишки кислоты,  иначе клетки придут к деструкции и гибели. При инфекционных заболеваниях именно кальций защищает органы от кислых продуктов, отходов жизнедеятельности микроорганизмов. При гриппе часто ощущается ломота в костях. Это из костной ткани уходит кальций. За долгую жизнь расходуется много запасенного в  позвоночнике  кальция, и в старости позвоночник сгибается дугой.
Как же восполнять  запасы кальция? Система рекомендует употреблять  его в чистом виде.  Удобнее всего  применять аптечный карбонат кальция, иначе, углекислый кальций, в количестве одной–трех чайных ложек в день в зависимости от КЩС и тяжести заболевания. Для профилактики достаточно одной чайной ложки, а при тяжелых недугах можно принимать и больше трех ложек. Лучше делать это с утра натощак, вместе с травами и чаем. Желательно добавлять 2-3 капли лимонного сока на каждую ложку карбоната кальция.
Натуральные вещества лучше аптечных препаратов, полагал Караваев.  В народной медицине яичную   скорлупу  веками применяли при переломах – толкли и давали пить. Чем мельче размол, тем эффективнее усваивается кальций,  поэтому скорлупу надо измельчать в пыль в кофемолке,  предварительно тщательно промыв, отделив от тонкой внутренней пленочки, прокипятив и  высушив. В качестве натурального источника  можно использовать хрупкие речные ракушки. В крайнем случае  используется зубной порошок.
Возможно, этот несчастный порошок, который предписывалось есть натощак ложками, кого-то и отпугнул от системы. Но где еще было брать кальций обыкновенному работающему и  небогатому горожанину, особенно тому, чей организм не усваивает молоко и творог,  который, следуя предписаниям системы,  не пьет кислого кефира? Только в коробочке «Мятного» или «Детского» («Особый» не годится, он содержит соду).
Готовить порошок к употреблению  несложно, но все-таки надо  соблюдать определенную технологию, а именно: вскипятить в металлическом ковшике воду, засыпать в нее зубной порошок, перемешать и дать отстояться 10-15 минут, затем воду слить, а ковшик с оставшейся массой поставить на маленький огонь и выпарить воду, доведя массу до сухого состояния. Такая процедура стерилизует порошок и изгоняет ненужные парфюмерные добавки. Получается кальций в чистом виде.
Принимать кальций следует  дозированно, следя за самочувствием, не превышая индивидуальную норму, иначе начнутся  проблемы с желудком и кишечником. (Частенько  так и случалось, потому что у «режимщиков» часто не хватало ответственности и понимания. Свои ошибки они сваливали на систему, а она-то как раз была не при чем.) Кальций надо принимать натощак, но если вы наелись на ночь, «натощак» не получится: утром пища все еще находится в тонком кишечнике (она продвигается по нему 9-12 часов). В этом случае  вместо пользы  кальций принесет вам вред – он «догонит» в тонком кишечнике вечернюю пищу и помешает ее усвоить. Поэтому-то, принимая кальций утром, ужинать надо не позднее семи вечера, а завтракать не раньше, чем через час- полтора после того, как отведали кальция.

Борьба за энергию

Но нейтрализация кислых радикалов  может вестись не только через желудочно-кишечный тракт, не только приемом средств и специй внутрь. Ее можно проводить наружными средствами через кожу. Именно – бальзамами Караваева. Ауроном, соматоном, витаоном. Есть еще  четвертый бальзам, психеон, ароматическая дыхательная смесь щелочной реакции, приготовленная из лекарственного растительного сырья, действует через легкие.  Психеон стимулирует легочное дыхание. Ощелачивая воздушную смесь, он облегчает всасывание кислорода через легочные альвеолы и удаление углекислого газа, помогает разрешить связанное с кислородом  противоречие.
Действительно, кислород, с одной стороны, нужен для жизни, с другой, окисляет, сдвигает КЩС в кислую сторону. Как тут быть? Сделать так, чтобы на клеточном уровне появился щелочный буфер. Он появляется при вдыхании психеона. С ним процесс дыхания становится, если можно так сказать,  непротиворечивым,  позволяет  запастись максимальной энергией при нейтрализации кислоты в легких. Обладая к тому же лекарственными свойствами, психеон может применяться при ОРЗ, бронхите, трахеите, плеврите, коклюше, бронхиальной астме, служить средством первой помощи при обморожениях, головной боли, стрессах, при утомляемости мозга, при сердечных приступах.
Используя бальзамы, можно получить тот же результат, который достигается режимом. Бальзамы – почти альтернатива. Когда есть бальзамы, причем, в большом количестве, можно обойтись без строгих диет и  даже кальция.
Так что совсем не зря имя Караваева в памяти людской накрепко сцеплено с бальзамами,  не зря они выросли в символ системы. И что любопытно, во многом вопреки намерениям самого Виталия Васильевича. Рассказывают, что он не сразу согласился с необходимостью иметь заменяющее "режимы" средство, что  отвергал альтернативу, уповая как раз на "режим", на диеты, процедуры. Однако далеко не все пациенты были готовы на подвиги  ради здоровья. Им, как и следовало ожидать, требовалась панацея, хотя бы - простое средство, лекарство, таблетка. Ее пришлось сделать в двух видах - в виде «наружного» и «дыхательного» препаратов, как называл их сам Караваев. Первый был прообразом аурона, соматона и витаона, второй - психеона. Эти названия появились позднее. Как и устойчивые рецептуры. Сам В.В. не придерживался жестких рецептов, он подходил к составлению снадобий творчески, экспериментировал.
Рассказывают, что Караваев не раз жалел, что изготовил эти бальзамы. Получив их, больные забрасывали диеты и дыхательные гимнастики. Еще бы! Гениально просто: натираетесь бальзамом, принимаете ванну (душ, идете в парную), из вас с потом выходит невероятное количество грязи. В парилке даже очень худые люди теряли по три-четыре килограмма. Зачем же мучить себя диетой, изнурять овощами да соками, когда вот он - прямой и комфортный путь к похуданию, прямая дорога к здоровью?
Бальзамы стимулировали периферическое кровообращение, расширяли капилляры. Кровь начинала бежать веселее. Каза¬лось, что все внутренние органы встрепенулись, расправили "морщины", вздохнули свободно, заработали как положено, кожное дыхание активизировалось до степени легочного... Да, кожа начинала дышать и выводить шлаки с интенсивностью внутренних органов. Под действием бальзамов словно вырастало  третье легкое, вырастала третья почка. С потом, с грязью из усталых, неухоженных недр организма выходили проблемы и недуги. Казалось, растворялись, вытекали опухоли...
Результат очевиден: человек начинал оживать. А если в нужный момент он еще принимал травяной отвар? Давал организму щелочных соединений? И в этот миг, ни раньше и ни позже, устремлялся в парную, вставал по душ, прыгал в бассейн, подставлял спину солнцу? Он начинал впитывать энергию как губка. На щелочном запасе она усваивается, чего никогда не происходит при кислой реакции организма. Если он перекислен, можете делать что угодно, но энергетически вы не подпитаетесь. Все ваши упорные попытки подзарядиться морем, солнцем, физкультурой, медитацией или баней  закончатся безрезультатно и хорошо еще, если не принесут вам вреда. Энергию нельзя взять при кислой реакции организма. Дайте ему щелочь и лезьте хоть в атомный реактор. Сначала щелочь, затем - знергия. Только так! Пьете травы. Натираетесь бальзамом. Паритесь. Загораете. Купаетесь... Делаете, что нравится. В зависимости от индивидуальных предпочтений, особенностей и состояния организма.
Чтобы на  практике продемонстрировать действие бальзамов, Караваев привел однажды в баню чиновников из Госкомитета по изобретениям, решавших, дать ли жизнь его препаратам. Демонстрация явно удалась: сидят в парной долго, пот градом льет, а легкость потрясающая... Она–то и смутила эксперта. Того, что просматривал теоретические выкладки Виталия Васильевича и требовал указать состав бальзама, а автор точного состава не давал: что там состав, пошли попробуем... "Удивительно, - говорил потом  эксперт, - час потеем, по два килограмма веса потеряли, должна бы быть слабость, а тут наоборот – бодрость. Откуда это?” И он "развел теорию" как физик, поскольку физиком и был, а физика тут ничего не объясняла, тут надо было знать биохимию. Так ничего в итоге эксперт и не понял и положил заявку Караваева под сукно. До лучших времен.
Ничего удивительного. Энергия – самое дорогое, что у нас есть, говорил Караваев, но наука только подходит к пониманию закономерностей  энергообмена. Здравый смысл, логика, интуиция, опыт подсказывают, что энергия тратится на переваривание пищи, на поддержание теплового баланса, на умственную деятельность, на психоэмоциональные  процессы. Скорее всего, так и есть,  но механизмы ее циркуляции в организме пока не изучены. То, что при определенных условиях происходит энергетическая подпитка,– неоспоримый эмпирический факт.  Как и то, что целитель, экстрасенс дают энергию пациенту. Как и то, что иной раз организм становится «черной дырой» и отвергает любую подпитку.  Видимо, говорил Караваев,  это признак поломки на клеточном уровне.  При неполадках в клеточном сообществе борьба за энергию наполовину проиграна.
Откуда мы черпаем энергию? Ясное дело – из пищи, но это отнюдь не единственный и, может быть, даже не главный источник энергетической подпитки. Не менее важный источник – дыхание. Особенно интенсивно клетки заряжаются энергией в процессе дыхательной гимнастики. Караваевский подход к ней можно описать фразой из знаменитого романа: дышите глубже, вы взволнованы. Система признает только глубокое дыхание. И только если КЩС в норме. Если сдвиг в кислую сторону не сбалансирован, дышать глубоко просто противопоказано: кислород лишь усилит кислую реакцию. Поэтому заниматься дыхательной гимнастикой рекомендуется с использованием щелочных препаратов, поддерживая КЩР. Дышать следует преимущественно той ноздрей, которая легче дышит, а если разница не ощущается, - попеременно. В процессе нужно контролировать и выравнивать дыхание ноздрей. Дыхание должно быть глубоким без перенапряжения, ритмичным, медленным, бесшумным.
Средствами повышения  энергетического  потенциала являются  практически все физиотерапевтические процедуры - душ, ванна или баня, солнечные ванны, УФО. Однако принимать их можно лишь тогда, когда в организме имеется запас щелочных соединений. Если же преобладает кислая реакция, большинство процедур противопоказано.
Система предписывает следующий порядок проведения процедур. Перед их началом необходимо отрегулировать КЩР, добившись легкого сдвига в щелочную сторону. После окончания процедуры следует снова проверить КЩС и довести его до нормы.
Повышают наш энергетический статус гимнастика, движение, физические упражнения. Караваев и тут, однако, вводит свой поправочный коэффициент: полезны лишь те упражнения, которые выполняются при правильном дыхании и при наличии в организме щелочного запаса, то есть при легком сдвиге от КШР в щелочную сторону / при ярко-розовой, ярко-красной  конъюнктиве/.
К первоочередным в системе Караваева относятся упражнения по напряжению и расслаблению всех мускулов тела, упра¬жнения для глаз, для пальцев рук, для улучшения перистальтики кишечника; самомассаж затылка и головы, гимнастика для мышц шеи, сведение лопаток, отжимание на руках, наклоны туловища вниз, приседания.

Все эти упражнения приближают нас к власти над телом. Но концентрация на физическом теле  приводит лишь к усилению его могущества и пробуждению его аппетитов, вынося на поверхность сознания то, что должно быть скрыто за его пороговым уровнем. Поэтому следует добиваться эмоционального, а не физического контроля, и стараться фокусироваться  на ментальном плане для достижения твердого контакта с душой.
Это предупреждение Иерархии доводит до нас Алиса Бейли в книге «Эзотерическое целительство». Кому оно адресовано? Разумеется, не тому, кого Бейли называет «неразвитым человеческим существом», «существом самого низшего типа». Человеку этого уровня действительно необходима «концентрация на физическом теле», «суровая физическая дисциплина». Но этого уже мало хотя бы среднему современному человеку. Он вполне понимает важность диет и дыхательных гимнастик для здоровья, он  готов  поститься,  делать гимнастику, тем более, что отказ от животной пищи и энергетические практики приносят ему радость и дают хорошее самочувствие. Однако время от времени его тревожит еретическая мысль, что есть вещи поважнее здоровья, что оно только средство для достижения чего-то самого важного… Если вы склоняетесь к такой ереси, то  готовы воспринять  учение Караваева.  Об учении мы и будем сейчас говорить.