Глава 6. НАСЛЕДИЕ

Мироздание и клетка

Караваев? Как же! Это бальзам.
Правильно. Знакомство с системой и учением обычно начинается с бальзамов – ведь человек, как правило, озабочен своим самочувствием и здоровьем, а вовсе не эволюционным ростом. Нормальный потребитель даже не подозревает, что  через врата, которые можно назвать бальзамами, он вошел во Вселенную Караваева. Проникнув в нее снизу, он получает  возможность сознательно стремиться вверх, подниматься по лестнице эволюции, постигая смысл системы, учения, философии Караваева.
Сам Виталий Васильевич к бальзамам спускался, нисходил -  от философии, учения, оздоровительной системы. Бальзамы, если честно, ее «хвост», нижний пункт. Высшая же точка творчества Караваева – модель мироустройства, космогония. Своя Вселенная есть у каждого серьезного мыслителя. В.В. тут не исключение.
Ее описанию, по сути, посвящены все предыдущие страницы. «Вселенная по Караваеву» многомерна и многопланова. Флаконы с бальзамами, психокультура, рецептуры блюд – ее неотъемлемые элементы. Но начинается она, как всякая Вселенная, с вещей космического масштаба – с «космогонии по Караваеву».
Устроена караваевская Вселенная, если вкратце, следующим образом. Существуют «три кита, на которых стоит мир», три субстанции: Материи, Энергии, Разума. Их йоговские названия: Аказа, Прана, Абсолют. «Называть можно по-разному, - говорил Караваев в лекциях, - но важно понять суть».
То, что йоги называют Аказой, голландский физик Лоренц называл тонким эфиром. Его свойства идентичны свойствам вакуума. Это – «настоящая материя». «Его можно увидеть только нашей биологической аппаратурой, - полагал Караваев. _ Каждый может увидеть  эфир и услышать, как он вибрирует. Можно услышать вибрации, возникающие от прохождения по эфиру каких-то энергетических вибраций».
Праной йоги называют самую мельчайшую частицу энергии, как бы «энергетическую копейку», из которой составляются все остальные виды энергии.
Третья субстанция –это то, что (цитируем Караваева)  «мы могли бы назвать психикой. В науке ее довольно четко, ясно, трезво и здраво определил доктор химических наук профессор Кобозев в своей теории, которая гласит, что нашим разумным началом является частица атомного ядра – нейтрино».
Вторая субстанция, Прана или Энергия, рассеивается в виде тепла, из-за чего должна наступить тепловая смерть Вселенной. И безусловно, она наступит, утверждал Караваев, исходя из законов термодинамики. Во Вселенной происходит не только  эволюция, но и инволюция. Они все время чередуются: эволюция – инволюция, эволюция - инволюция, а между ними существуют фазы покоя, и так бесконечно. Это единственный перпетуум мобиле, который все время действует в мире. Процесс эволюции-инволюции не имеет ни начала, ни конца.
Эволюция – это концентрация Разума и деконцентрация Энергии и вещества.  А инволюция, напротив, заключается в том, что Субстанция Разума деконцентрируется, то есть, в том, что Океан Разума деконцентрируется на отдельные капли. А Энергия, вещество при этом,  наоборот, концентрируется. Дозвездное состояние вещества – это колоссальная концентрация энергии. Затем происходит гигантский взрыв этой энергии с образованием звезд.
Как происходит Творение Вселенной? Творящий, формообразующий импульс, исходящий из Субстанции Разума, воздействует на вакуум, тонкий эфир или праматерию. Появляются первоначальные сгустки мира и антимира. (Этот последний, полагал Караваев, правильнее называть «симметричным миром», но уж коли физики ввели термин «антимир», то так тому и быть.) Так происходит материализация Духа Святого. Реальность изначально насыщается Субстанцией Разума и создается как бинер, в ней равно присутствуют вещество и антивещество – отвердевшая Субстанция Энергии.  Во Вселенной есть области, свободные от Субстанции Материи, а есть те, где нет Субстанции Разума – эфир или вакуум. В «черных дырах» плотность материи равна бесконечности, присутствие разума равняется  нулю. При разбегании галактик, следующим за «большим взрывом», плотность материи уменьшается, концентрация разума растет. Чем «тоньше» материя, тем больше она насыщена Субстанцией Разума, тем выше напряжение Духа Святого.
Мир и антимир – симметричный мир из антивещества – два разных пространства. Между ними возникает напряжение, которое и есть гравитационное поле. И в мире, и в антимире Субстанция Разума концентрируется и структурно организуется, то есть оформляются ее отдельные частицы – монады, души или индивидуальные сознания. 
Поскольку наша Вселенная расширяется, то это Вселенная изменяющаяся,  эволюционирующая. Эволюция – это всеобщий космический закон, которому подчиняемся и мы, люди.  Мы непрерывно меняемся: либо эволюционируем, либо инволюционируем независимо от того, хотим этого или нет, знаем об  этом или нет. Незнание закона  так же, как в социальной жизни, не освобождает нас от ответственности за его исполнение.
Из потребностей, из законов эволюционирующей Вселенной вытекает теория и практика психической эволюции человека, эволюции Сознания. Ее показатель – способность к концентрации мысли (аналогичной, подобной  концентрации разума при «утоньшении» материи во Вселенной).  Эта концентрация  достигается правильной настройкой психики. Для этого служит методика психокультуры. Методика включает 30 «атрибутов» и технику тренировок.
…Так построения Караваева-космогониста плавно переходят в советы Караваева-практика. Так выстраивается многоуровневая научно-практическая система. На первом плане – смысл бытия, цель, совпадающая с замыслом Творца, предусмотревшего необходимость эволюции Вселенной. На уровне сознания человека  - концентрация мысли и психическая настройка. На уровне организма  - забота об его энергетике, оздоровление, профилактика, регулирование обменных процессов. На клеточном уровне – поддержание кислотно-щелочного равновесия.
Пожалуй, никто ни до, ни после Караваева не сумел  согласовать задачу сохранения здоровья человека с программой развития Вселенной. Да, собственно, никто и не ставил перед собой такой цели. Никто до сих пор не создал цельной теории эволюции Сознания и не дал практических методик эволюционного развития. И понятно, почему не создал и не дал: эту теорию, эту методики можно разработать только тогда, когда многократность воплощений души – аксиома для создателя теории. Если же жизнь однократна, то надобности в психической эволюции просто нет.
Для Караваева неоднократность жизни – аксиома. На ней он строит строгую теорию как ученый,  как философ-эзотерик развивает базовую модель перевоплощений, обогащает ее законом, гласящим, что эволюция Сознания опережает эволюцию формы и определяет ее. В соответствии с ним, на какой-то стадии концентрации психической энергии (мысли) Сознание (душа) получает человеческое тело. Каждая его клетка является одухотворенным, одушевленным, наделенным сознанием существом. Сознание клетки управляется  центральным Сознанием, «центральным Я» - президентом дружного сообщества клеток.
Однако тут имеет место диалектическая связь. Ведь это «центральное Я» человека, как и любое сознание любого существа сосуществует с совокупностью огромного числа клеточных сознаний является главой своеобразного государства - организма. Одновременно  «центральное Я» входит в целостность  более высокого порядка, является всего лишь отдельной клеткой этнического  сознания, которое, в свою очередь, служит клеточкой планетарного, а то – космического. Сознания земных существ взаимодействуют в ноосфере планеты. Ноосфера – это результат смешения, взаимодействия, взаимодополнения сознаний разного уровня, сознаний людей, животных, растений, вообще всех форм жизни, в конечном итоге – сознаний всех клеток всех форм жизни. В то же время ноосфера есть сознание грандиозной сущности, называемой Планетарным Логосом. Подчиняясь непреложным космическим законам, эта сущность эволюционирует, что означает неизбежную эволюцию  всех входящих в нее сознаний – и Сознания человека, и сознания каждой его клетки. От эволюции не спрячешься. Она, в каком-то смысле, процесс принудительный. Поэтому-то мудрецы античного  Рима и говорили, что «желающего судьба ведет, а нежелающего тащит».
Приложением к научно-эзотерической  теории Караваева является разработанный им своеобразный язык. Вторую, скрытую от нас сторону бинарной реальности – мир посмертия -  нужно было описать в доступных для современников терминах, «онаучить» эзотерику, свести сокровенное знание к точному. Караваев берет термины из физики. Есть электрон и есть позитрон, его антипод, минус и плюс, частица и античастица. Эти частицы и античастицы, атомы и антиатомы, вещество и антивещество образуют полярный нашему мир – антимир. Мир – это наша сторона реальности.  Антимир – посмертная сторона. То, что та, другая, скрытая от  живых сторона существует – эзотерическая аксиома. Ее название второстепенно,  однако термин «антимир» хорош тем, что понятен.
Сей «антимир», в терминах Караваева, одновременно и антимир физиков, и антимир эзотерики, мир посмертия, «загробный мир».  Караваев описывает его строение. В отличие от «мира», говорит он, «антимир» строго иерархичен, четко разделен на этажи, на каждом из которых находятся Сознания соответствующего уровня развития. Здесь работает магические законы сходства и сродства, известные по формуле «подобное притягивается к подобному». Если душа уходит из «мира» с сознанием змеи или, допустим, медведя, то в «антимире» она попадет в окружение исключительно змей или медведей (по уровню Сознания, конечно) и облекается в соответствующую форму. А в «мире» тело дается по Сознанию, его эволюция опережает эволюцию формы. Сознание первично, обличье вторично. Занимаясь вторичным, Дарвин ничего не сказал о первичном, поэтому его теория о происхождении видов может в лучшем случае считаться  дополнением к сокровенному знанию. Что побуждает развиваться форму? У Дарвина это за кадром, у Караваева – на первом плане. Все очень просто, говорил он, импульс к развитию дает Сознание. Поэтому физическое тело обусловлено. Оно, как сказано в текстах Тибетца, «либо жертва жизни личности, либо торжествующее проявление энергии души».
Сейчас мы ненадолго вернемся к телу, для которого созданы бальзамы. Иными словами, рассмотрим еще один аспект оздоровительной системы Караваева. Вернее, откроем еще одну страницу его богатого наследия.

Лечить или оздоравливать?

Караваев-философ, Караваев-космогонист, Караваев-эзотерик строил здание своего учения начиная с верхних этажей, шел от целого к частному. Караваев-биохимик, Караваев-целитель поднимался навстречу философу. Биохимический метод оздоровления предполагает подъем от частного к целому, от клетки к организму. Отталкиваясь от клетки – живого атома живого организма, В.В. рассматривал влияющие на этот атом факторы и вырабатывал практические рекомендации по усилению каждой клетки.
То, что предлагал Караваев,  не всегда соответствовало генеральной линии медицины ХХ века: линии на  уничтожение «врага» - возбудителя болезни  оружием антибиотиков, химеотерапии и прочих убийственных средств. Они действительно бьют наповал… в том числе и здоровую, ни в чем не повинную клетку. Конечно, иной раз ничего другого, кроме как «вызвать огонь на себя», просто не остается. Но преобладание радикальных, оперативных методов в медицине ХХ века  вызвано не только неподатливостью болезней. Известный российский доктор Залманов, профессор четырех западных университетов, предтеча Караваева в медицинском плане, полагал, что этот радикализм  порожден потребностями войны и интересами военных. Раненого бойца нужно было поскорее поставить на ноги, возвратить на передовую,  и если его могут убить  в первом бою, какой смысл заботиться об отдаленных  последствиях?
Применяя антибиотики или химеотерапию,  утверждал Караваев, нужно одновременно поддерживать клетку. Уничтожая врагов, спасай своих!  Раз гармония в организме нарушена, раз здоровье клетки страдает, лечение  необходимо сопровождать реабилитацией. Вобщем-то, она проводится, но  не системно. Значение реабилитации на клеточном уровне  до конца не оценено. С ее помощью надо вернуть внутренние среды организма к  нормальным параметрам,  вернуть к оптимальному состоянию клетку. Заметим, что и сейчас  понимание наблюдается далеко не всегда, что и сейчас нет методик системного восстановления. Реабилитация  более полно представлена только в курортологии. И то во многом потому, что отдых, солнце, воздух, вода, море, горы, диета, физиотерапия  не могут не способствовать  восстановлению. (Методами реабилитации, по словам Залманова, в полной мере владела земская медицина. Они, понятно, не столь оперативны, зато фундаментальны. Они направлены на поддержание и укрепление гомеостаза клетки. Вся практика Залманова лежала в русле земской медицины. В ее арсенале, например, были скипидарные ванны – их практиковали, чтобы увеличить потоотделение. Залманов тоже их практиковал.)
Караваев пошел дальше. Он как бы заключил эти ванны в пузырек с бальзамом, который вполне заменяет скипидар и свободен от его недостатков. У ванн есть свои минусы. Караваев-изобретатель от них избавился, следуя за Караваевым-ученым, объяснившим, зачем и почему нужны бальзамы. Разработанные Караваевым-ученым показатели  позволяют оценить, какое воздействие на организм  оказывает тот или иной лечебный метод, та или иная  оздоровительная система. Есть в этом аппарате и количественные критерии, что чрезвычайно ценно. Поэтому караваевские методики, разработанные для людей здоровых, оказались пригодными и для больных. Более того, именно больные люди первыми почувствовали их эффективность и схватились за систему, как утопающий хватается за соломинку. Они первыми оценили эффективность и простоту, простоту и дешевизну системы. Ничего заграничного, дорогого, дефицитного. Все под рукой – продукты, травы. Все можешь купить и сделать сам. И при этом – никакой опасности самолечения. Только саморегуляция! Только оздоровление! Только поддержание клетки в норме, дальше она  поработает сама, она себе лучший врач, только создайте ей условия…Но создайте сами.
Он четко разграничил понятия «лечить» и «оздоравливать». Первое означает быстрое, скажем, оперативное вмешательство в организм с целью устранения недостатков, решительное исправление структур. Речь не обязательно о хирургической  операции, не менее резким вмешательством будет, например, стимуляция работы структур путем введения химических веществ, подавление слишком активной секреции желудочного сока или,  наоборот, активизация слабой секреции. Второе, оздоровление,  - помощь организму в возврате к гомеостазу. При этом исключается  резкое вмешательство в структуры, акцент переносится на регулирование. И в самом деле, нельзя придти к гомеостазу, не умея регулировать КЩР. Кто будет это делать? Врач?
На этот важный вопрос Караваев отвечал уже знакомой нам метафорой. «Регулировать» - это так управлять автомобилем (телом), чтобы ехать адекватно изменяющейся обстановке на дороге. Передать руль врачу, что обычно и делается? Это не было бы  большой ошибкой, если бы врач следил за вами каждый день на протяжении долгих лет. Но этого нет, и вы, надеясь на врача, фактически едите без руля. Отсюда – болезни. Врач вынужденно становится уже не шофером, а автослесарем. И иной раз он бессилен. Вы гоняли без смазки, не на том бензине, а слесарь  чини? Тут надо уже не чинить, а менять агрегаты и узлы, потому в такую  машину  даже   садиться противно. В таком рыдване уже не до эволюции… Автослесарю-врачу время от времени машину надо показывать, однако ездить  нужно самому. И обслуживать свой автомобиль тоже надо самому, выбирать бензин, смазку, шины -  регулировать. А что значит «регулировать»? Выбирать Регулирование основано на выборе, а выбор – на понимании. Знать, что, когда, в каком виде и в каком количестве есть – это, конечно, важно. Однако важнее понимать, почему надо есть ту, а не другую пищу,  именно в это, а  не в другое время, именно в вареном, а не в жареном виде,  именно в таком, а не в ином количестве..
Интересно, что Караваев протестовал, когда окружающие говорили о пище «люблю». «Я люблю рыбу…» Любить можно женщину, родину, мать, возражал В.В., но никак не рыбу, рыба может нравиться, не более того. (И вообще, он уделял пристальное внимание подлинному, эзотерическому смыслу слов, говоря, что слово энергетически не нейтрально, оно индуцирует, изменяет мир. Строгость в словоупотреблении подчас казалась окружающим  придирками, но Караваев просто добивался точности. В слова «нравится»  и «люблю» вкладываются разные эмоции. И потом, как можно сказать « люблю я курицу!», когда ты ее убил, ощипал, зажарил и съел! «Нравится курица». Только так  позволено сказать.)
Выбор приходится делать не только в гастрономической сфере. Заниматься или нет оздоровительным бегом? И если человек решил бегать, он должен понимать, почему нельзя делать это при бледной конъюнктиве, почему в этом случае он вместо пользы получит вред, почему сперва нужно привести в порядок КЩР и только потом бежать…  Человек должен понимать, как вписаться в дорогу здоровья, говорил Караваев. Ибо, если не вписался, молотишь по кочкам.

Системный подход

Итак, чтобы не «молотить по кочкам», необходимо понимание. Тот, кто понял систему, сам ответит на многие «почему». В самом деле, почему надо воздерживаться от «оздоровительного бега», если конъюнктива бледная? Потому, что ее цвет  свидетельствует о  кислой реакции внутренних сред организма.  Взять энергию в таком случае невозможно,   бегать – напрасный труд. Вот многие усердные бегуны сгибаются вскоре  в дугу и не могут распрямиться, будто позвоночник у них окаменел. Почему? Потому, что организм для нейтрализации кислых радикалов вынужден брать кальций из костей, из позвоночника. Нигде больше кальция в организме нет, кости – резервуар  кальция…но не надо думать, что свободного. Если все время тянуть его из костей, можно добегаться до тяжелого перелома вроде перелома шейки бедра. Если даже за счет позвоночника удается нейтрализовать кислоты, энергии для вывода шлаков из организма уже не  хватит. Результат? Падагра, остеохондроз.
И то и другое -  болезни сильного еще организма. Организм сумел убрать метаболиты, и большое ему спасибо. А дальше вы ему помогите: натритесь бальзамом и примите горячую ванну. Непременно горячую – она дает энергию, а бальзам  препятствует перегреву. Мы можем запастись энергией, погружаясь в теплую среду. Кипяток или открытый огонь для энергетической подпитки не годятся. Почему? Потому что кожа не может пропустить много энергии, не повреждаясь, ее способность теплопередачи невелика. Если поднять ее процентов на 10-15, то и  энергии получишь на 10-15 процентов больше. А как это сделать? С помощью бальзамов.
Борьба за энергию! Вот суть жизни.   Караваев не уставал повторять, что  борьба идет тем успешней, чем ближе к равновесию находится организм. Он вывел правило: нельзя заниматься энергетическими практиками, особенно мощными йоговскими и медитативными, не восстановив КЩР и вообще не оздоровив свой организм. Запасаться энергией здоровый творческий человек должен следуя законам природы. Что касается больных, то у них дорога жизни, дорога здоровья гораздо уже, часто   эта дорога совсем узка, поэтому рекомендации для больных должны быть тщательно продуманы и обоснованы с позиций энергетики.
Почему, скажем, в системе доктора Бутейко рекомендуется поверхностное дыхание, особенно для больных?  Это легко понять,  поместив систему под караваевский «микроскоп».У  больного  человека кровь и так  перекислена, поэтому, чтобы не усугублять положение, нужно ограничить приток кислорода, то есть, не дышать глубоко, полной грудью.
В иных случаях организм сам защищается от излишнего кислорода. Вот, например, старушки часто горбятся. Это факт. Чем можно его объяснить? Только ли тем, что не разгибается позвоночник? Почему у некоторых людей впалая грудь, в которой прячутся легкие, патологиче¬ски неспособные сделать глубокий вдох? Эти слабогрудые мужчины похожи на сгорбленных старушек. Чем же? Защитной реакцией организма. Избыток кислорода для него смертелен, он может привести к сильным разрушениям, даже к гибели. Почему? Да потому, что у этих людей сильная постоянная кислая реакция крови и  межклеточной жидкости (соответствующая старческому состоянию). Кислород только ее усилит, это приведет к патологическому окислению клеточных структур и  разрушению клеток. Поэтому глу¬бокое дыхание при нарушении КЩР, сдвиге от него в кислую сторону просто противопоказано. Об этом нужно твердо помнить, приступая к занятиям дыхательной гимнастикой.  При неумелом подходе  они могут  принести не пользу, а вред.
Организм может блокировать поступление кислорода, как, например, при астме, когда  «перехватывает дыхание». То же наблюдается при пневмонии, при наличии сильного воспалительного процесса. В этих случаях лечение по методу Бутейко будет успешным. Там же, где требуется усилить регенерационные процессы, метод не подходит. При регенерации клетки должны делиться, а для этого  необходима энергия. Ее  не хватит без притока кислорода, то есть без глубокого, полной грудью дыхания.
Так что, если хотите узнать, чего стоит на деле та или иная теория, методика, система здоровья, взгляните на нее через караваевскую призму. Справедливо ли, допустим, расхожее мнение о великой полезности чеснока и лука? Нет, о чем мы достаточно подробно говорили. При злоупотреблении чесноком и луком организм производит холестерин в усиленном режиме, просвет сосудов все больше сужается. Ужасное следствие этого – эндертириит. Как  с ним борются? Например, разжижая кровь физиологическим раствором. Это помогает. Пока человек лежит под капельницей, эффект заметен…но, к несчастью, физраствор не  свободен от кислотных остатков. После курса лечения в стационаре может стать хуже. Поэтому вместо раствора нужно использовать отвар щелочных трав, желательно в сочетании с бальзамами и диетотерапией по Караваеву. Через 3-4 месяца наступает заметное улучшение: организм как бы съедает холестерин.
Системный анализ на основе принципов Караваева показывает, что и народная мудрость («лук от семи недуг») может ошибаться, вернее, она имеет пределы. Вот еще один пример системной диагностики. Почему проблемой номер три цивилизации - после сердечно-сосудистых и онкологических болезней - стала бессонница? Почему треть населения планеты плохо спит? Потому что у современного человека перегрет мозг. Потому что все сейчас мыслят. Все читают книги, журналы, газеты. Потребляют информацию с телеэкрана. Сидят за компьютером.  Причем, непос¬редственно перед сном. Человек отправляется в постель пря¬мо из-за письменного стола, прямо от телевизора,  прямо из сети Интернета – с  не просто перегретым, а с буквально раскаленным мозгом. Естественно, заснуть он не может, а когда, промучавшись полночи, все-таки забывается дурным сном, то не высыпается, встает усталым, разбитым, обессиленным. Так оно и есть: во сне человек не набрался сил, не подзарядился энергией, а  сон ведь для этого и служит!

Цена рекордов

Как охладить мозг? С помощью аурона, специально для этой цели изобретенного Караваевым. А если нет аурона?  Да просто прогуляться перед сном. Вечерние прогулки не зря считаются полезными. А как насчет зарядки? Она-то «полезна»? Нужно ли мучить себя по утрам наклонами и приседаниями, когда, ну, совсем не хочется? Что ж, посмотрим на физкультуру и спорт  через призму системы Караваева.
Государство-организм устроено справедливо.   В жизни клеточного сообщества действует закон  «кто не работает, тот не ест». Клетки не получают пищи (не снабжаются), когда не работают, а не работают они тогда, когда вы не даете им работы. Не нагружая органы и мышцы, вы морите их голодом. Физкультура дает нагрузку. Органы, мышцы, клетки начинают работать и заслуженно получают пищу. Так что физкультура безусловно необходима – в разумных, в профилактических дозах.
Со спортом все сложнее. Это профессиональная деятельность, имеющая целью побеждать соперников, устанавливать рекорды - на потребу публике и за хорошие деньги. Профессиональным  инструментом спортсмена является его организм, работающий на пределе. Спортсмен  нагружает   свои клетки максимально. Они выделяют молочную кислоту настолько интенсивно, что выводить ее выделительная система не успевает, и потому для нейтрализации кислоты  усиленно расходуется кальций костей и позвоночника, то есть – жизненный резерв. Не удивительно, что среди знаменитых спортсменов почти нет долгожителей.
Но дело тут не только в истощении запасов кальция. Со временем  против спортсмена начинают работать его мышцы, те самые, которые он наращивал упорными тренировками и благодаря которым держался   на рекордной высоте.        Мышечную массу надо кормить, за ней надо ухаживать по несколько часов в день. Действующий спортсмен, разумеется, так и поступает, он  относится к  своему телу очень серьезно. Ушедший из спорта не имеет для  этого ни желания, ни возможностей, и как только нагрузки резко падают, мышцы перестают работать и по известному закону, согласно которому атрофируется то, что не нужно, начинают «усыхать». Хуже того, разрушаться. А говоря прямо – закисать, заболачиваться, покрываться плесенью. Представьте себе: в живом организме «разлагаются»   килограммы живого мяса, не в прямом смысле, конечно, но по сути происходит именно это. Впечатляющая картина,  правда?.. Отходов образуется столько, что с ними не справляются ни печень,  ни почки. Не хватает мощности всей выделительной системы. Начинаются проблемы, вызванные самоотравлением организма. В нем Караваев видел основную причину ухудшения здоровья спортсменов после ухода из спорта.
Поэтому, с позиций системы Караваева профессиональный спорт – не лучший, мягко говоря, вид человеческой деятельности. К тому же, спорт больших достижений практически невозможен без допинга. Допинг заставляет организм работать за «красной чертой». Показатель критического рубежа – «ватные ноги». Когда они подгибаются, отказываются передвигаться, бежать дальше смертельно опасно – можно израсходовать последнюю энергию. Тот греческий воин, что первым пробежал марафонскую дистанцию с вестью о победе, истратил всю энергию и умер. Он бежал на «ватных ногах» только благодаря силе духа. Нормальный  человек останавливается, если подгибаются ноги. Он сдается - и правильно делает. Профессиональный спортсмен бежит дальше на допинге,  за счет обмана собственного организма. «Ватные ноги» с точки зрения биохимии означают, что КЩР радикально сдвинулось в кислую сторону, что клетка перешла в анаэробный режим, что она не может справиться  с выводом  молочной  кислоты. Допинг дает организму внешнюю энергию при том же плачевном состоянии клетки, «стегает плеткой загнанную лошадь». Еще немного, клетка попадет в ацидоз - «лошадь падет». 
Оборотная сторона спорта – необходимость восстанавливаться.    Нелегкий труд восстановления не виден болельщику, но без него не будет и парадной стороны, побед и  рекордов. Рекорды покоряются тому атлету, чье тело лучше и дольше держит норму КЩР (при прочих равных), чем тела соперников. Если все клетки в идеальном рабочем состоянии, то рекорды не устоят.
Поэтому спортсменам, особенно атлетам мирового уровня система Караваева профессионально необходима. Они должны уметь эффективно выводить из организма молочную кислоту. Спортсмены, конечно, ее выводят – разными  способами. На первом месте – баня. Сама по себе она прекрасна. Но есть у нее и минусы: во-первых, перегрев, во-вторых, большие потери  энергии на нейтрализацию его последствий, в-третьих, париться можно не чаще, чем раз в три дня, иначе не успевает восстанавливаться баланс микроэлементов. Поэтому спортсменам нужна не просто баня, а баня по-караваевски разумеется, с бальзамами, прежде всего, с соматоном и  с настоями щелочных трав вместо энергетических напитков.
Если  надо согнать вес,  делать это  следует только с бальзамами,  сохраняющими микроэлементы и стимулирующими  потоотделение не только в парной, но даже в предбаннике, и с травяным чаем, вымывающим  из организма  шлаки.   Запредельные температуры  не нужны, хватает 60-70 градусов в русской бане. Трехчасовая процедура  обеспечивает хорошую очистку. Она достаточно мягка и безвредна, ее можно проводить хоть каждый день.
По этой методике, кстати, ускоренно выводятся из организма тяжелые металлы и цезий-137, так что  она  незаменима и для реабилитации при радиоактивном поражении. Причем, результаты реабилитации, что ценно, проявляются не «потом», они видны сразу же, в реальном масштабе времени. 
Бальзамы не дают энергии, они возвращает клетку к нормальному состоянию, когда энергию вырабатывает она сама. И это принципиально важно. Велосипедисту, крутившему на тренажере педали без остановки в течение трех часов, до тех пор, пока мышцы не «набухли» от молочной кислоты, обрабатывали ноги соматоном (или даже ауроном) и он снова начинал крутить педали, будто отдохнул или выспался. И понятно, почему:  кислотно-щелочное равновесие восстановилось, восстановился аэробный режим клетки, она «задышала», ожила, а значит, ожило все тело.
Караваевская система хороша и непосредственно во время соревнований, когда особенно важно держать клетку в аэробном режиме, для чего необходимо поддерживать баланс кислоты и щелочи. Теннисистам в перерыве между сетами, футболистам – между таймами, легкоатлетам – между забегами надо пить травяные отвары, а не кефир или фанту. Когда они пью кислые напитки, то загоняют клетку в анаэробный режим и, по сути, не отдыхают, а устают еще больше.
Бальзамы буквально оживляют туристов. Когда в продолжении недели меришь ногами улицы и площади испанских или итальянских городов, нагрузка на мышцы не меньше, чем у  рекордсмена мира. Ноги деревенеют, отказываются передвигаться, ступни горят…Тут без соматона никак не обойтись. Оказавшись в гостинице в середине дня, в промежутке между экскурсиями, натрите соматоном хотя бы  ноги и минут через 20 суньте их под теплую воду. А если есть время, не поленитесь, примите душ с соматоном, чтобы вывести молочную кислоту не только из ног, но и из мышц спины и плеч, которые тоже затекают при ходьбе. Чтобы восстановиться с помощью бальзамов, достаточно и часа. Такую же процедуру можно проделать вечером, вернувшись с последней экскурсии, и утром вы будете готовы к новым туристическим подвигам. 

Парадоксы творчества


Караваев дал спортсменам приемы повышения КПД тела. Творческие люди гораздо больше  нуждаются в  увеличении КПД мозга. Ведь этот показатель совершенно неудовлетворителен.  Виталий Васильевич  поражал аудиторию данными об эффективности мозга: у большинства из нас он задействован лишь на 4 процента, у некоторых  «продвинутых» личностей – на 8 процентов. Давайте поставим задачу достичь хотя бы 16 процентов! Это возможно. Надо просто перераспределить энергетические потоки организма, рационально использовать энергию,  экономить. Но беречь ее мы не хотим и не умеем, мы относимся к своему энергетическому потенциалу безалаберно. Поэтому энергии не хватает даже на первостепенное дело – регенерацию клеток, не говоря уж о дополнительном обеспечении мозга. Ничего лишнего ему не достается. А ведь мозг очень энергоемок. Его клетки – нейроны -  потребляют энергии больше, чем другие клетки тела, к тому же, они не могут существовать в анаэробном режиме,  для них обязателен аэробный.
Мозг можно подкормить, сэкономив, например, на обогреве тела. Простейший способ экономии – утепление ног, учил Караваев. А вот сама голова должна быть в холоде, чтобы мозг не перегревался. Отвод тепла от него осуществляется, главным образом, через нос. Поэтому, например, при медитациях необходим свежий воздух; поэтому при насморке голова болит  и тупеет (что отлично всем известно).  Понятно, что чем длиннее нос, тем лучше охлаждение мозга, так как тепла по длинной «трубе» отводится больше; при коротком носе отвод тепла явно недостаточен, мозг  периодически попадает в режим перегрева, о чем сигналит ранняя седина.  А о чем свидетельствует ранняя лысина?  Она часто встречается у энергичных творческих людей. «Почва», на которой растут волосы, перегревается, пересыхает и растительность страдает. Появляется «академическая» или «творческая» лысина.
Творческие люди, идущие по пути искусства или науки, не могут не творить. По Караваеву, это просто способ их существования, но, не зная законов эволюции, не соблюдая «технику безопасности»,  они и разносят в «клочья»  свои тела-«автомобили». Ярчайший пример тут – Владимир Высоцкий. Он вдребезги разбил свою биоаппаратру, будучи не в силах отказаться от водки и наркотиков. Почему он не мог без них обойтись? Потому, что ему мешало тело. «Качество» тела не позволяло  пропускать мощный   энергетический  поток высокой частоты, питавший  творчество поэта и барда. Поэту и барду потребен был «Мерседес», Служители Кармы посадили его душу на «Жигули», и надо думать, неспроста, а в соответствии с задачами очередного этапа эволюции. Но такой автомобиль Высоцкого явно не устраивал. Он разгонял его до скорости «Мерседеса», срывая все ограничители, предохранители, вырывая «с мясом» ремни безопасности. Другими словами, нейтрализовывал, вырубал  тело. Творческие люди нередко проделывают подобную операцию над собой, не понимая, что, отключив доставшуюся «аппаратуру»,  все равно не создашь условий для воспарения  духа. Гораздо выгоднее энергетически,  гораздо правильнее с эволюционных  позиций  сделать тело послушным проводником божественных энергий. Ведь, используя образ Караваева,  надо не морить лошадь, не ломать «автомобиль»,  а делать сильным седока, ездока. «Поломка» - предпосылка к неудаче воплощения, а это неудача -  трагедия для души.
Вполне возможно, что ранний уход Высоцкого или даже самого Пушкина, с позиций караваевской философии, является ничем иным, как спасением. Как сие понять? Давайте раскроем этот тезис еще раз, он очень важен. . Концентрированная мысль гения может либо оздоровить мир, либо сделать его  еще более нездоровым – в зависимости от эмоционального настроя творца. Когда Пушкин творил в состоянии радости, он гармонизировал  мир, делал  его светлее и радостнее. Когда поэт подпал под власть мощнейшей отрицательной эмоции – ревности (и, видимо, подпал не случайно, это было быстрой кармической расплатой за те страдания ревности, которые он доставил многим и многим мужьям),  он стал вносить дисгармонию в окружающий мир. Душа  с мощным отрицательным зарядом  способна нанести колоссальный вред миру и подлежит нейтрализации. Провидение убирает ее из этой жизни ради спасения мира и ради  спасения самой души, уже прошедшей огромный эволюционный путь. Поэтому-то пуля Пушкина и попадает в пуговицу Дантеса. Пушкин не мог убить француза – это страшно отяготило бы его карму.
Рассматривая такие примеры, Караваев прибегает к зримому образу. Если представить эволюцию графически, говорит он, она будет похожа на ель. Когда душа находится в начале эволюционного пути, она может без особых последствий  скатиться по нижним, склоненным к земле ветвям и снова начать карабкаться вверх. Когда же человек поднялся высоко, ему и падать высоко, можно разбиться. Путь в гору эволюции настолько сложен, что служители кармы берегут развитые души и не дают им упасть низко, удерживают в верхних, направленных к небу веточках  елки. Однако из мира, из этой жизни душу приходится убирать.  За время неудачного  воплощения она что-то неизбежно теряет, проваливается на несколько ступенек вниз, ее карма отягощается, но не так, как при падении на землю с нижних ветвей ели.
Если коротко, то, согласно Караваеву, некоторые души рано уходят из нашего мира потому, что заблудились или  попали  в ситуации, которые с позиций личной эволюции являются регрессом (хотя на взгляд со стороны могут казаться прогрессом). Пример? Ну, скажем, это ученый, променявший поиски истины на коммерцию, целитель, главным для которого становятся деньги. Причем не всякий ученый и не всякий целитель, а только тот, кто понимает, что предает свою миссию. Свою задачу на данное воплощение достаточно развитые души обычно чувствуют интуитивно. К тому же они умеют правильно расшифровывать сигналы тела. Какие? Недомогания, болезни. То, что «сходит с рук»  учащимся начальных классов школы эволюции, ученикам выпускных не прощается. Для  трясущегося в телеге по кочкам – одни ограничения и требования, для ездящего на «Оке» - другие, для владельца «Мерседеса» - третьи, для летающего в истребителе  за облаками – уже четвертые. Каждой душе даются адекватные инструменты и предоставляются реальные шансы. Отличное самочувствие, уверенность в себе, бодрость, работоспособность говорят о том, что живете  правильно, идете своей дорогой. Недомогания, недуги   сигналят о том, что сбились с курса. Прихватило – полежите, подумайте, наставлял Караваев, глядишь и  надумаете именно то, что нужно, и начнете работать ответственно, с пониманием.  Тогда отпустит. А уж если слишком далеко отклоняетесь от предначертанного пути,  вас могут убрать из жизни. Тогда вы, считайте, второгодник. Тогда следующее воплощение начнете  с этого самого места.

Пить иль не пить?

Пьянство – серьезнейший повод остаться на второй год.
Пить или не пить, а если пить, то когда, чего  и сколько – вечная российская тема. У нас большинство все-таки стоит на том, что в меру пить можно, ведь вино недаром известно с незапамятных времен и  древнее искусство виноделия – достояние человеческой культуры. В дружном народном хоре тонут жидкие «нельзя» наркологов.  Протестуют против пьянства как-то уныло, а вот пьют радостно. Особенно творческие люди – эти пьют восторженно, на кураже. И им, что интересно, это прощают даже самые строгие моралисты, самые непримиримые поборники трезвости.  Общество как бы закрывает глаза на шалости творческой элиты. Потому что в обществе она на особом положении. Артисты, художники, музыканты – вечные гости газетных полос и телепередач. Они представляют страну.  Они – украшение, кумиры. У них миллионы поклонников и поклонниц. Они заряжают толпу, настраивают ее на свою волну. И это отнюдь не случайно. Творческие люди, говорил Караваев, это развитые души, уже прошагавшие  солидный отрезок пути эволюции. Творческие люди умеют сильно концентрировать мысль, значительно превосходя в этом людей нетворческих. Но творчество часто подстегивается наркотиками и водкой… А почему, собственно, это грех, спрашивает художник, я ведь   должен пришпоривать фантазию, раскрепощать сознание, отправлять в вольный полет мысль…
Но понять, почему не надо пить и употреблять наркотики, можно только с эволюционных позиций. Если «жизнь дается человеку один раз», то прожить ее надо так, «чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы»,  конкретно - ни в чем себе не отказывая, в первую очередь в удовольствиях и кайфе. Если «однова живем», то правы пьющие. А если «не однова»? Непьющие. Наркотики и алкоголь дают лишь иллюзию полета фантазии, интуитивных прозрений. Они приводят к результату прямо противоположному тому, которого добивается художник. Они  препятствуют концентрации мысли, а благодаря концентрации мысли и происходит психическая эволюция. Непьющий подчиняется общемировому закону, пьющий с ним не в ладу. Непьющий – при прочих равных – имеет эволюционное преимущество перед пьющим, как отличник имеет преимущество в знаниях перед второгодником.
А основа всего этого механизма – биохимическая. С одной стороны, спирт сам по себе мог бы замечательно ощелачивать организм,  в маленьких дозах был бы отличным средством поддержания кислотно-щелочного баланса. Беда в том, что алкоголь является диэлектриком и поэтому совершенно не годится для нервных структур. Он препятствует концентрации психической энергии, наоборот, он ее, так сказать, размывает, размазывает,   что  весьма наглядно демонстрируют пьяные. Вот почему Караваев категорически выступал против алкоголя и стоял у истоков советских  Обществ трезвости.
Так пить или не пить? Выбор типа поведения, стиля жизни, пьянства или трезвости зависит от понимания. До тех пор, пока человек не поймет, почем трезвая жизнь плодотворнее, энергетически выгоднее ему бесполезно уныло твердить «не пей, не колись», как уныло твердят записные борцы с пороком, моралисты и наркологи. А до тех пор,     пока не включается понимание, сдерживающим фактором служит регламент.  Поскольку понимание включается далеко не всегда и далеко не у всех, регламент играет в жизни эволюционную роль.  Россия до Октябрьской революции была умеренно пьющей страной, соблюдающей многочисленные православные  посты,   когда вообще нельзя было употреблять  спиртное. Революция посты отменила, тем самым увеличив до 365 число пьяных дней в году.     Внешний регламент исчез, а внутренний… у большинства он  отсутствует, поскольку отсутствует понимание.

Какого ребенка вы хотите?


Если бы  Сознание всегда имело возможность воплотиться   в подходящем теле,  позволяющем проявить все задатки, современное человечество было бы «качественнее», имело бы в своем составе больше высокоразвитых душ.  Но подходящих тел для них катастрофически не хватает. Пока, к несчастью, аппаратуры высокого уровня, пригодной для сущностей высокого уровня, то есть хороших, здоровых, «чистых» тел с развитыми органами чувств рождается очень мало. Земным  средством передвижения для высокоразвитой души должен быть, условно говоря, самолет. А женщины производят на свет не «самолеты» и даже не «автомобили», а «телеги». Они не выдерживают нагрузки высокоразвитых эго, умеющих концентрировать мысль до такой степени, что аппаратура «горит».
Так выглядит сегодня диалектика содержания и формы, души и тела  с позиций Караваева.   Если для  рядовых развитых душ более-менее подходящие тела все-таки находятся, то сущности очень высокого уровня просто не могут воплотиться, для них подходящих носителей, «самолетов», в нашем мире просто нет, а «автомобили», тем более  «телеги» заведомо не  справятся с грузом. Печальное следствие: эволюция самых лучших останавливается, а значит, тормозится общая эволюция планеты и обитающего на ней человечества, поскольку именно эти души должны внести в нее наибольший  вклад. Поэтому хорошие физические тела крайне необходимы. Их «производство» -     задача всего человечества. Мы должны  оставить детей с телами лучшими, чем наши,  призывал Караваев, телами более здоровыми, более сильными, более чистыми, способными нести огромные психические нагрузки. Пока же, кажется, все наоборот. Последующее поколение слабее предыдущего, оно более болезненно, менее жизнестойко. Качество потомства современного человечества падает. Это подтверждает даже официальная медицинская статистика. По ее данным, здоровых детей все меньше, большинство новорожденных чем-то страдает. Самым крепким в роду оказывается дед, отец уже слабее, внук – совсем хилый… Эзотерические пророчества говорят о скором – с наступлением Эры Водолея – воплощении высокоразвитых душ. Их приход должен стать гораздо более частым, чем сейчас. Но реалии таковы,  что этот новый важнейший   этап в эволюции планеты может отсрочиться из-за отсутствия подходящих тел.
Вот еще один интересный практический вывод из учения Караваева: человек, сознательно следующий путем эволюции, должен заботиться не только о своем собственном продвижении (хотя это естественно и необходимо), он должен также обязательно работать над совершенствованием «сосудов» для будущих поколений, иначе, улучшать человеческую породу.
Модель перевоплощений это прямо подразумевает и к этому фактически обязывает. Человек  получает тело, которое создали для него предыдущие поколения. В свою очередь, он должен создать биоаппаратуру  надлежащего качества для следующего поколения, за которое несет ответственность независимо от того,  понимает он это или нет. Большинство не понимает,  признавал Караваев, поэтому грех большинства – несознательный. А понимающий уже не имеет права не думать о нуждах будущего. Если понимаете, то становитесь в ситуацию выбора, который никогда не кончается.
Спросите женщину или мужчину, готовящихся стать родителями, - какого ребенка они хотят? Хорошего, доброго, здорового, талантливого, в общем, идеального, ответят они. Мыслимо ли желать другого? Какой тут вообще может быть выбор?.. Что ж, возможность для осуществления желаний родителей есть, и вполне реальная, утверждает учение Караваева. Создайте пригодную для развитого сознания форму, и оно придет. Говоря проще, сотворите  качественное тело. Но  вам придется приложить труд, придется поработать над собой в период до рождения и даже до зачатия ребенка.
Прежде всего, родителям придется позаботиться о здоровье создаваемого тела, о физиологии формы. Способ тут один: заняться  своим собственным здоровьем, перейти на здоровый образ жизни, на правильное питание, отказаться от вредных привычек, руководствоваться не «люблю» или «не люблю», не «нравится» или «не нравится», а «надо»  или «не надо». Скучно? Но вы же хотите создать подходящую форму для  высокоразвитой  души! Так что извольте трудиться.
Предметом заботы родителей должна стать также энергетика формы. Она зависит от энергетического потенциала мужчины и женщины. Если он высок, то велика вероятность того, что хороший энергетический запас получит и производное  тело.
Наконец, важна психическая настройка родителей. Может быть, она всего важнее. Ведь ожидаемая  душа будет находиться,  учиться  и сдавать экзамены в определенной среде, в окружении определенных  душ заданного уровня. Эту среду, окружение, уровень задают родители. Если они, например, мучимы постоянной завистью к более обеспеченным соседям или живут в атмосфере постоянного страха, то, скорее всего, дадут жизнь телу, с рождения пропитанному завистью и страхом. Воплощенная в нем душа будет обречена преодолевать их на протяжении всей жизни.  Вот почему работа родителей над собственной психической настройкой чрезвычайно важна. Еще до зачатия ребенка они должны привести себя в комфортное психологическое состояние.
Во время беременности обмен психической информацией между мамой и плодом идет постоянно. Поэтому имеет значение все: среда, в которой находится мать, ее образ жизни, ее эмоциональное состояние, ее ценностная ориентация. Воспитание в ребенке смелости, доброты и других прекрасных человеческих качеств начинается еще на этой стадии.
Воспитание, под углом зрения караваевских принципов, является очень сложным и крайне ответственным делом, требующим осторожности и вдумчивости.  К вам – в созданную вами форму, в тело вашего ребенка – может придти душа, на порядок превосходящая  вас. Что родители–«пятиклассники» могут подсказать, допустим, своему ребенку–«десятикласснику»? Чему могут научить душу, заканчивающую земную  школу? Они могут одно: обеспечить ей условия для дальнейшего продвижения, помогать раскрыться, максимально проявить свои способности, реализовать задатки…или хотя бы всему этому  не мешать. Помощь «пятиклассников» «десятикласснику»  вполне возможна, потому что настоящая мать очень интуитивна, она чувствует, какого уровня  сознание пришло в рожденную ей форму и каково его задание на это воплощение. Каждая вдумчивая, интуитивная  мать догадывается о миссии своего ребенка.  Многие матери предчувствуют судьбу детей. Известны случаи, когда мать удерживала активного и требовательного до придирчивости отца от попыток руководит сыном, говоря «оставь его, он сам знает».
Некоторые эзотерические школы считают, что женщина призывает душу вынашиваемого ребенка. Караваевская школа уточняет: женщина может призвать только такую духовную сущность, которая нуждается именно в этих условиях, чтобы пройти очередной отрезок эволюционного пути и сдать очередной экзамен. Условия эти – и страна, и климатический пояс, и ландшафт (прошлое воплощение прошло, допустим, в горах Андорры, нынешнее должно пройти на Русской равнине или среди песков Сахары), и социальный статус семьи, и ее достаток, и нравственный уровень родителей, и их образовательный ценз, и их здоровье и прочее. Прочее, прочее…Призывая душу ребенка, женщина не должна употреблять грубых, тем более бранных слов. Сквернословие в ее положении – двойной грех. Вообще говоря, правила «изготовления» хорошей формы, рождения здоровых, способных, жизнестойких детей задавались религиозными традициями, ограничениями, предписаниями, обрядами. Женщина не вела мужской образ жизни, не пила, не курила, не сквернословила. И это отнюдь не случайно,  ведь брань калечит полевые структуры, притягивает черные сущности. Брань «виснет на вороту», да еще как! А алкоголь, никотин искажают, а то и вовсе перекрывают каналы в тонкий мир.
Поэтому, к слову, девочек надо воспитывать  особенно ответственно – им предстоит производить на свет совершенные формы для совершенных душ. Женщина отвечает за физиологию, за энергетику рождающегося тела больше, чем мужчина.  Плод формируется на энергетике матери, в ее психической и полевой среде. Можно сказать, что женщина несет большую ответственность за эволюцию, нежели мужчина. Сегодня матери рождают гораздо меньше хороших тел, чем требуется человечеству. Но это не только их вина и не только их задача. Это глобальная проблема и глобальная задача.

Один за всех, все за одного


Не заботясь о здоровье следующих поколений, о формах, в которых воплощаются души, человек наносит вред самому себе, вернее, собственной бессмертной душе. В мире все очень тесно связано. Сегодня вы даете жизнь нездоровым детям, а завтра они породят еще более нездоровых внуков, те -  еще  более нездоровых правнуков…одним из которых, вполне вероятно, будете вы. Да-да: вы. Сегодня вы уходите, а завтра вам приходить, - разъяснял работу механизмов жизни Караваев. И, очень возможно, в окружение тех же сущностей (хотя и в других телах), что окружали вас в прошлом и окружают в этом  воплощении. Семейные связи в этом мире отнюдь не случайны. Поле, на котором мы и наши родственники сдаем экзамены, - наше общее поле. Три четверти людей, с которыми мы встречаемся на протяжении жизни, нам знакомы (хотя мы об этом чаще всего не знаем). Точнее, мы пересекались с душами, воплощенными в этих телах. В прошлых  рождениях мы были связаны делом, дружбой, враждой, любовью, ненавистью, родственными отношениями. Возможно, мы не довели до конца совместные   проекты, не долюбили друг друга, не поставили точку в принципиальном – кармическом конфликте. Всех нас связывают кармические нити. Особенно – близких. Все мы – листья одного древа. Поэтому тот, кто ложится на амбразуру, жертвуя собой ради близких, товарищей, Родины, в действительности делает это и для себя тоже. Ибо, согласно Караваеву, закон эволюции есть закон коллективизма.  Жертва во имя спасения других есть высшее проявление коллективизма. Коллективизм поощряется служителями кармы как ничто другое. Напротив, нарушение коллективизма наказуемо.
Никто, наверно, так высоко не ставил коллективистскую идею, как числившийся противником советского социализма Виталий Васильевич Караваев. Для него, ученого и метафизика, было очевидной истиной, что человеческое тело построено по коллективистскому принципу, что 100 триллионов живых существ – наших клеток живут по принципу «один за всех, все за одного», а если этот принцип нарушается, организм страдает. Отсюда караваевские правила здоровья. Если ваша психика ориентирован в коллективистском направлении (на сотрудничество, на взаимопомощь), то организм, построенный по  принципу коллективизма, за вас борется, помогает вам и ваше здоровье улучшается. Если ваша психика, напротив, ориентирована эгоистически, вы начинаете индуцировать эгоистической заразой клетки своего организма, которые начинают вести себя эгоистически, разрушая целое - организм.
Что, с позиций этой модели, представляет собой онкология? – спрашивал Караваев. Это эгоизм отдельной клетки, «плюнувшей» на интересы целого – организма, решившей жить только для себя и для своего потомства. «Буду только получать, а отдавать ничего не собираюсь», - вот психология онкологической клетки, эгоиста и паразита. Проигрышная психология, проигрышная позиция: ведь губя целое, паразитическая клетка губит и себя тоже.
Вслед за Караваевым перенесем эти  принципы на социальную почву. Насаждение в обществе эгоистической психологии, что и  наблюдается сегодня, ведет к онкологии страны, общества (ведь человек – это «клетка» страны, общества). Развивается раковая опухоль. Рак, если его не лечить, рано или поздно приводит к гибели тех структур, на которых он возник и паразитирует – общества, страны, человечества. Общество здорово, если здоров каждый член общества, каждый его атом, каждая клетка общественного организма - каждый человек. Из философии и оздоровительной системы Караваева вытекает важный вывод: счастливое общество не построишь, пренебрегая счастьем каждого отдельного человека. Говоря словами Достоевского, гармония невозможна, если замучен хотя бы один ребенок.  В российских традициях пренебрегать  индивидуальным довольством. Караваев, идя  против мнения большинства, против официальной линии, настаивал на важности индивидуального благополучия. А оно возможно, когда благополучно тело, или, на микроуровне, - каждая клетка организма человека.
Связывая макроуровень и микроуровень, Караваев делает вполне практические выводы. Первый: общество, государство здорово, когда нормально функционирует  каждая клетка в организме каждого члена общества, гражданина государства. Второй: и человек, и общество - на своем уровне – обязаны создавать условия, при которых комфортно существование каждой  клетки их организмов.
Закон Гермеса Трисмегиста «Что наверху, то и внизу, что внизу, то и наверху» известен эзотерикам тысячи лет, но, пожалуй,  никому до Караваева не пришло в голову сделать его фундаментом повседневной философии жизни обычных людей. Ее  принципы логичны и очевидны. Как в организме, так и в обществе необходимо поддерживать оптимальное  состояние внутренней среды. Общество, как и организм, должно иметь максимально возможный энергетический потенциал.
Энергетика общества во многом зависит от финансов.  В этом смысле деньги  есть  энергия. Если они уходят за рубеж, общество ее теряет. Канал оттока капитала в заграничные банки по действию аналогичен раковой опухоли, в которой, как в «черной дыре», исчезает энергия организма; «олигарх», вывозящий капитал, подобен раковой клетке.
Перекрыть каналы, по которым  из страны утекает капитал, - это забота власти. Если она не может или не хочет прекратить грабеж, это слабая, некомпетентная, коррумпированная власть. Должен ли  ругать и поносить ее народ, как то обычно и происходит в России? У нас ведь генетически не любят «начальство», часто за дело, но иногда – иррационально. Наши отношения с властью, с государством регулируются не правом, определяются не материальным интересом, мы связаны с ними пуповиной. Поэтому в России смена власти всегда болезненна, зачастую кровава. Об этом не следует забывать, добиваясь отставки правительства, роспуска парламента или «раскулачивания» нуворишей. Так что же делать народу, справедливо недовольному властью, чтобы не сделать еще хуже, снова – в который раз – не ввергнуть страну в хаос? Во-первых, выбирать тех, кто управляет нами, кто принимает законы, о которым мы живем, тех, от кого зависят наши благополучие и безопасность, все-таки лучше не сердцем, а умом, проявляя Разум, сказал бы Караваев. Во-вторых, молиться о том, чтобы Господь дал власть имущим, тем, кто управляет государством, Разум и Интуицию, радуясь, если управление толково, и грустя, несли у власти «не получается». Если уж выбор сделан, наша задача – не ругаться, не митинговать, не бастовать, а сопереживать и молиться – индуцировать власть надеждами.
Но мы не молимся, а злословим, не сопереживаем, а  ненавидим, препятствуя открытию интуитивного канала, который связывает людей с абсолютным знанием.

На пороге вечности

Известно: нет ничего практичнее хорошей теории. На фундаменте такой теории – ясной, непротиворечивой, живой – строится просторное здание практики. Караваев шел именно этим путем. Он заземлил философию, поставил ее на житейскую почву.  Он убедительно доказал, что  философия – отнюдь не только профессорское дело. Поскольку человек всегда имеет те или иные идеалы (пусть даже неосознанные), разделяет те или иные принципы, следует тем или иным правилам он следует той или иной философии жизни, даже если категорически отрицает это. Какая, мол, философия! Живем и все тут… Нет, не все. Это как раз и есть философия. Личная. Свод практической мудрости,  помогающей достичь определенной цели, состояния, результата. 
Философия Караваева  -  тоже свод мудрости, причем, отнюдь не благостной, не утешительной. Это, может быть, и жестковатая, но трезвая мудрость реалиста. Обычному человеку, честно объявлял Караваев, хватает энергетического  запаса в среднем на 70 лет. Иначе говоря, 70 годам равняется средний срок человеческой жизни. Казалось бы,  это не так много, но дело не просто в долголетии, а в долголетии творческом. Это последнее, в дефиниции Караваева,  есть способность на протяжении всего отпущенного срока сохранять максимально возможный для своих лет  энергетический потенциал, принимать и перерабатывать  максимум информации по всем доступным каналам.  Пик способностей, как правило, приходится на 30-40 лет, потом «аппаратура» постепенно портится, приходит в негодность, способность учиться падает, энергетика снижается, человек «прописывается» в президиумах,  а в творческом отношении угасает.
Творческий период жизни  обычно не превышает  25 лет. В молодости человек учится, ищет свою дорогу, в старости живет жизнью пенсионера, которую трудно назвать творческой из-за болезней, бытовых трудностей и отсутствия каких-то стремлений, выходящих за рамки быта здоровья и какой-то ясной цели. Творчество приходится на середину жизни, а это не больше 25 лет. Караваев ставил задачу увеличить  творческий период до 50 лет. Предельно интенсивно использовав этот срок,  Сознание может уходить в антимир не омраченным, с уверенностью, что программа воплощения выполнена.
По Караваеву, физическое бессмертие, бессмертие тела, данной в конкретном земном воплощении формы невозможно, да и не нужно. Душа не заинтересована вечно оставаться в одном теле. Она заинтересована в том, чтобы, обживаясь на все более высоких горизонтах, переходить  из класса в класс,  постигать новые науки, готовиться к следующим экзаменам. Бесконечное пребывание в одном теле тормозило бы эволюцию. И человек это знает – интуитивно. В народе про слишком задержавшихся на этом свете стариков говорят «чужой век заживает». Чей это чужой? Свой же собственный будущий век, время будущего воплощения.
Но если человек жив, значит, время нынешнего воплощения не истекло. Пока душа не завершит свои дела в нашем мире, тело не умрет. Но так как уход предопределен, к нему надо готовиться. С какого возраста? Конечно, свой срок человеку знать не дано, но… Однако,  в среднем, начинать готовиться к  уходу душа должна  этак с 60 лет. В этом возрасте  активный деловой период, чаще всего, завершен, карьера подошла к концу, человек имеет средства к существованию, выросли не то что дети, а и внуки…Чем занять пенсионные годы? Ответ Караваева прост, хотя и парадоксален: подготовкой к следующей жизни.
На Востоке мужчина имеет право «уйти от мира » в 55 лет. В этом возрасте он может переселиться в монастырь, чтобы заняться делами души, ибо мирские сделаны и потеряли для него интерес. Пришла пора обратиться к тому, что в активном периоде жизни откладывалось «на потом». В 55 лет мужчина еще здоров и крепок, у него ясная голова, тренированные нервы, он накопил знания и опыт. Именно в таком состоянии, полагает Восток,  и надо начинать финишный этап, готовиться к неизбежному уходу. Точнее, к следующему земному воплощению. А это не пассивное «доживание». Это  очень интенсивная работа.
Что ж,   мир устроен так, что наступает срок на ней сосредоточиться. Как? Переключившись на творчество, говорил Караваев. Давно, если не всю жизнь, мечтали рисовать, петь, изобретать, но не имели возможности, потому что работали шофером, бухгалтером, милиционером, чиновником и кормили семью? Начинайте петь, рисовать, изобретать. Займитесь тем, что нравится, что дает радость. Пишите стихи, ходите в хоровой кружок. Реализуйте свое хобби. А если ни к чему особенно не тянет, если сами себя понять не можете, проконсультируйтесь у психолога, у  второго, у третьего. Они должны подсказать, как    сделать пенсионные годы лучшим периодом жизни. Будьте бодры, терпеливы. Не завидуйте. Ни в коем случае не нойте. Не озлобляйтесь. Не кричите о социальной справедливости. Митингующие с портретами и лозунгами неимущие злобные старики, казалось бы, правы, однако их поведение инволюционно. Социальная справедливость для идущих эволюционным путем через череду воплощений – отнюдь не главное.
Нормальное – эволюционное! – поведение человека, готовящегося к уходу, согласно Караваеву,  во многом иное, чем стереотипное поведение «пенсионера». Пенсионер, не ведающий о бессмертии души, говорит «жизнь заканчивается» и делает нелогичный вывод – «надо успеть отдохнуть» (если стоишь перед вечным покоем, зачем отдыхать?) И начинает отдыхать на всю катушку - под кайфом «забивает козла» во дворе. Он бездарно растрачивает замечательное время. За 10-15 пенсионных лет можно основательно подготовиться к следующей жизни, плодотворно поработать для будущего. Начинайте свою следующую земную жизнь в этой! Приступив к занятиям пением или живописью после 60 лет, успеете  наработать немалые навыки. Как только появятся навыки, появятся предпосылки к способностям (совокупным навыкам, по Караваеву). Как только  появятся задатки – появятся и инструменты,  средства проявления задатков. Вы сделаете  заявку на следующую жизнь и получите  по заявке, в том числе - адекватное тело с соответствующей «аппаратурой».  Пенсионные годы словно  и предназначены для реализации  нереализованного, для развития дремавших в вас способностей. Они должны быть  наполнены осмысленным, радостным трудом и, обязательно, заботами о здоровье.   Плохо истощить, изнурить   болезнью свою  душу. Тогда в антимире придется тратить силы на преодоление навыков болезней и страдания.
Виталий Васильевич, конечно же, отдавал себе отчет в том, что для большинства советских граждан весть о бессмертии души, о многократности ее воплощений в разных телах – всего лишь экзотическая гипотеза. В теорию ее можно было превратить лишь с помощью зримых доказательств. Караваев их искал и, представьте себе,  находил   конкретные  подтверждения эзотерических доктрин. Они не утратили актуальности и по сей день. Это тоже востребованная, живая часть караваевского наследия.
Заметьте: иной раз люди совершают поступки, удивляющие их самих. Скажем, человек всю жизнь работает как одержимый, скряжничает, откладывает по копейке, по центу, по пенсу, сколачивает состояние, а потом вдруг тратит его на книги и приборы, устраивает библиотеки и научные лаборатории, хотя за всю жизнь не прочел и десятка книг и был страшно далек от науки. А дело в том, пояснял Караваев, что развитой душе надо не  роскошествовать, а вращаться в сфере знания, к которой и принадлежат библиотеки и лаборатории.
Или: капиталист на старости лет вдруг решает, что «умереть богатым стыдно» и учреждает фонд, строит музеи, жертвует на культурный центр. Таких примеров тысячи. По сути, это    чистые  примеры коллективистской философии и психологии. А также – наглядные примеры подготовки к следующей жизни, в которой тот же учредитель фонда, организатор культурного центра может воспользоваться помощью фонда или центра, поскольку в следующий раз может родиться в бедной семье и стать неимущим ученым.
Что касается благотворительности, то и она совершенно непонятна с позиции однократности бытия. Зачем, в самом деле, отрывать от себя? Разве затем, чтобы потешить гордыню? Но и это весьма сомнительный довод… Благотворительность понятна, если душа воплощается многократно и проходит эволюционный путь. Благотворительность – это вложения в свое собственное отдаленное будущее, забота о грядущих воплощениях, но вложения через поддержку общего, коллективного – в музей, галерею, фонд. Коллективизм выгоден эволюционирующей душе. Поэтому-то люди следуют закону коллективизма, хотя он часто маскируется подо что-то другое.
Всякое доброе дело делается для себя, даже если внешне оно делается для других, для всех, для общества. Единственная возможность оставить наследство себе самому – сделать мир хотя бы чуть лучше, построив еще одну картинную галерею, написав еще одну книгу, проложив еще одну дорогу, создав  оздоровительную систему и  практическую философию жизни – как то и сделал Караваев.