ГЛАВА 5. РИТМЫ СУДЬБЫ

На опасном рубеже


Обыкновенная  человеческая жизнь не располагает к раздумьям об эволюции. Все эти ступени и уровни, муладхары, анахаты и сахасрары, что там лукавить, кажутся далекой абстракцией. Обыкновенная жизнь прежде всего  … обыкновенна. Вряд ли найдется что-нибудь обыденнее. Ведь все наперед известно, все предопределено: родился, встал на ноги, пошел, заговорил, подрос, вырос, повзрослел, заматерел, созрел, поседел, состарился, облысел, одряхлел, слег, умер… Не спрашивай, по ком звонит колокол, он звонит по тебе.Едва родившись, мы сразу же начинаем стариться. «У меня растут года», то есть,  с каждым днем у меня растет возраст. Младенческий возраст, школьный возраст, возраст любви, свершений, болезней, пенсионный, возраст ухода. Возраст – не просто количество накопленных лет. Это качество.
Качество некоторых возрастов отвратительно. Например, известного рубежа 40-летия. Мужчину от 36 до 44 начинают преследовать напасти. Михаил Зощенко составил список «наиболее замечательных и всем известных людей (музыкантов, художников и писателей), закончивших жизнь в самом цветущем возрасте». Вот он: Пушкин, Гоголь, Белинский, Маяковский, Блок, Чехов, Скрябин, Левитан, Баратынский, Моцарт, Шопен, Мендельсон, Бизе, Рафаэль, Ватто, Ван Гог, Эдгар По, Байрон, Рембо, Джек Лондон, Ван Дейк, Гершвин, Модильяни, Аверченко, Аполлинер, Лорка, Сент-Экзюпери, Стивенсон, Хлебников, Кафка, Ильф, Петров… Добавим к списку тех, о ком не знал Зощенко, – Чюрлениса, Высоцкого. Можно дополнить этот перечень сотнями знаменитых имен. И  миллионами и миллионами имен тех, кто не вошел в энциклопедии и справочники. Мартиролог рубежа 40-летия бесконечен.
Как умерли те, кого вспоминает Зощенко? Моцарт отравлен. Левитан, Чехов, Белинский сгорели в чахотке. Пушкин убит на дуэли. Сент-Экзюпери – на войне. Джек Лондон застрелился. Хлебников умер посреди степи. Блок превратился в живой труп. Впавший в летаргию Гоголь заживо похоронен. Баратынский скоропостижно скончался. Мопассан угас в клинике для душевнобольных, перед тем попытавшись свети счеты с жизнью.
А вот ваш сосед элементарно спился. Мастер золотые руки, примерный семьянин и азартный садовод-огородник, он запил на подходе к точке   «40» и пропал за три года. Он сознавал, что гибнет, однако ничего не мог с собой поделать… Сходите на любое кладбище, всмотритесь в даты на надгробиях – вам станет страшно. Особенно жутко вам сделается на тихом сельском погосте. Этот замерз, тот попал под трактор, этому саданули в драке в сердце нож, того сожрал рак. Всем – сорок. Или около того.
На окрестности сорока приходится максимум неожиданных кончин от, казалось бы, невесть откуда взявшихся болезней, самоубийств, несчастных случаев. Хотя трагический исход, слава Богу, не обязателен, иначе мужчины просто бы не доживали до 45 лет, а они несмотря ни на что, доживают. Умирают далеко не все, но неприятности обеспечены всем. Все вдруг на полном скаку налетают на какую-то стену. Жизнь теряет вкус. Начинает хамить организм: там кольнуло, тут стрельнуло, узнаешь, где сердце, где печень. Глядя в неподкупное зеркало, понимаешь, что уже не молод. Наползает страх смерти. Кажется, что годы потрачены бездарно. Тоска…
Что же, собственно, происходит? Кто виноват: ты сам, жена, теща, враги, друзья? Или же – никто? Похоже, что так, что в кризисе 40-летия винить некого. Видимо, таков порядок вещей. Он коварен, но не злонамерен. «Коварен Бог» – у Высоцкого. Вопрос ребром поставил: или-или. Похоже, что на рубеже 40-летия меняется жизненная программа. Прежняя отработана, новая неизвестна, непонятна. Почему она включается? Что в ней значится? Откуда это безнадежное «или-или»? Все до предела обыкновенно и тем не менее загадочно. Обыденность таинственна. В неотвратимой смене возрастных программ кроется тайна.
Удивительно, но наука ее как бы не замечает. Генетическая программа, говорит нам наука, задается строением молекулы дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК), входящей в вещество хромосом. Сочетание элементов ДНК дает структурный код, точно воспроизводящийся при делении клеток, что обеспечивает передачу наследственных признаков. Благодаря этому биологическая особь самоидентична, мир устойчив… Но ведь очевидно, что особь, оставаясь собой в главном, все-таки меняется. Хотя бы потому, что элементарно стареет. Нет ли в общей генетической программе подпрограммы смены возрастов, а если есть, как она записана, как включается на переломах, как работает?
Молекулярная биология хранит на сей счет молчание. А возрастная физиология и психология? Они лишь добросовестно регистрируют изменения в организме. Они говорят нам, что, действительно, на протяжении целого десятилетия – от 30 до 40 лет – и работоспособность у мужчин та же, и мышцы не слабеют, и мозг свеж, и сексуальные проявления в норме. А индивид, перешагнувший 40-летнюю черту, так и называется – «мужчина после сорока». У него уже многое «не в норме». Ему уже наперебой дают советы психотерапевты, кардиологи, гигиенисты, диетологи и сексологи.
И здесь ни намека на разгадку. Но будем объективны: внезапные катастрофы 40-летия, которые, вроде бы, ничто не предвещало, трудно объяснить рациональным образом. Сквозь драматические перипетии рубежа просвечивает иррациональное. Сверхъестественное… Мистическое…

Подсказка каббалы

Посмотрим на сами числа «40», «42». Вспомним, что любое число является не только количественной мерой, оно имеет тайный смысл, это символ некоторого качества, некоторого состояния, некоторого повторяющегося, вечного – архетипического – сюжета. Двойка, например, символизирует отрицание, распад, противостояние, поляризацию, в том числе материи и духа, когда они разъединяются, когда дух покидает плоть. Это, по Высоцкому «или-или»: состояние антагонизма, в котором переходы дисгармоничны и приносят страдания. Ну, а число «40»? С одной стороны, это «число великих» – крупных художников, писателей, композиторов, философов. С другой, архетипический сюжет преодоления испытаний, встречи со смертью… И наконец, число «42». Оно символизирует повышенное состояние сознания, характерное именно для момента смерти, а также – освящение (не смертью ли?). А кроме того, 42 – это 40 плюс 2. Соединяя сокровенные смыслы чисел, видим, что «великие» на грани 40-летия должны столкнуться с испытаниями двойки – отрицанием, поляризацией, распадом.
Чем не ответ? Правда, весьма своеобразный, чуждый нашей культуре с ее настроенностью на конкретику. Поищем другой, тем более что направление поисков уже понятно. Заметьте, мы ведь даже не коснулись мистики. Мы опирались на каббалу чисел в интерпретации А.Подводного, а это – древнейшая наука, хотя нисколько не похожая на генетику, молекулярную биологию, возрастную физиологию и все остальные частные дисциплины. Различие между ними и науками эзотерическими, к коим принадлежит и каббала чисел, принципиальное и фундаментальное. В основе последних лежит эзотерический взгляд на мир, то есть взгляд, разделяющий его на два качественно различных слоя: слой высший, тонкий, горний и слой низший, плотный, дольний.  Эти слои связаны между собой и постоянно друг на друга влияют, как, скажем, существуют в неразрывном единстве психика (тонкий план) и тело (плотный) человека, замысел (тонкий) и его воплощение (плотный). Да, именно так: планируя завтрашние дела, мы работаем на тонком плане, приступая к ним с утра – на плотном.
Эзотерический подход представлен в жизни гораздо шире, чем кажется. Можно даже утверждать, что мы прибегаем к нему всегда и везде, повсеместно и ежесекундно. Но это, так сказать, эзотерика обыденности – стихийная. Приходя к вере в Бога (Абсолют, Космический Разум, Высшие Силы – что кому ближе), человек превращается в сознательного эзотерика (и таковых сейчас становится все больше). Если же говорить об эзотерике как о методе познания, то надо исключить все мистическое и сверхъестественное. Согласно эзотерическому взгляду, ничего сверхъестественного не существует, даже самое невероятное естественно в том смысле, что возникает и проявляется, неукоснительно подчиняясь строгим законам, только законы эти в принципе труднопостижимы – взгляд «снизу», с плотного плана, не в силах проникнуть сквозь таинственную дымку, окутывающую тонкий Горний мир – это все-таки мир другой, это не улучшенная копия вещественного.  Поэтому-то земной жизни художник сгорает в мучительном стремлении к божественной гармонии, в отчаянии понимая перед смертью, что лишь приблизился, но не достиг.


Уранический цикл

Однако некоторые универсальные законы мироздания нам известны. Самый первый из них, как уже говорилось, закон Подобия, закон Согласования вертикальных планов, Закон  Гермеса Трисмегиста:  «что наверху, то и внизу». Происходящее в подлунном мире подобно происходящему «на небесах». Любому земному событию предшествует аналогичное «небесное». Вращение галактик и течение человеческой жизни управляется одними и теми же законами, просто на космическом уровне и на уровне повседневной жизни они проявляются по-своему, так, как требует и допускает природа уровня.
Но если так, то не является ли смена вех на 40-летнем рубеже лишь зримым отражением незримого процесса более высокого порядка? Не служит ли возрастная программа бледным земным подобием мощной космической программы? Похоже, так и есть. За 40–43 года Уран, седьмая планета Солнечной системы, проходит половину зодиакального круга, становится в оппозицию к исходному положению в личном гороскопе человека, а это значит, что…
Сегодня каждый знает, кто он по гороскопу» – Лев, Козерог, Рыбы или кто-то еще. Однако, представляясь так, человек сообщает только о том, в каком из 12 знаков Зодиака находится его Солнце, а этого совершенно недостаточно ни для обоснованного суждения о характере и способностях, ни для достоверного прогноза. Не менее важно знать, где расположены Луна и остальные восемь планет от Меркурия до Плутона, потому что все они символизируют жизненные принципы или энергии, качества или обстоятельства. Солнце символизирует разум, волю, обобщенно – самость, Меркурий – способности к коммуникации, интеллект, речь, Марс – активность, агрессивность, способность действовать…
Ну, а Уран? Это планета неожиданностей, перемен и революций. С ее влиянием связаны откровения, озарения, парадоксы. Уран приносит в жизнь новизну, не очень считаясь с тем, приятно это человеку или нет. Особенно активным становится Уран, когда, неспешно передвигаясь по зодиакальному кругу, проходит его половину, 180 градусов и занимает противоположное – оппозиционное – положение по отношению к тому, в котором находился в момент рождения человека. Оппозиционный Уран, как и положено оппозиционеру, начинает действовать соответственно: против сложившегося жизненного уклада, против устоявшегося жизненного ритма, против привычек, пристрастий, предпочтений. Тут уж неожиданности так неожиданности, перемены так перемены. В этот момент мужчине чуть за сорок. Он получает мощный центробежный толчок и вылетает из тележки. Подсознательные идеи, чувства, стремления прорываются в сознание. Рамки мировосприятия раздвигаются, возникает непреодолимое желание освободиться от социальных, профессиональных, семейных пут. Кризис? Конечно. Похожий, однако, на второе рождение.
Уран проходит зодиакальный круг за 84 года. Именно этот срок, полагал классик современной астрологии Дэйн Радьяр, и есть длительность существования личности. Его первая половина, первые 42 года, отмечена расширением, экспансией. Вторая, после сорока двух – это фаза сжатия. Подобным образом разворачиваются все природные циклы. В первой половине нарастает воля, полнятся жизненные силы, во второй – витальные процессы поворачивают вспять, наступают физиологические и психологические изменения. Действительно, не подстерегает ли мужчину на грани 40-летия нечто большее, чем кризис – рождение к другой жизни, жизни в новом измерении сознания? [6]
Итак, возрастная программа является земным аналогом некоторой космической. В замене молочных зубов на коренные, включении и отключении желез внутренней секреции угадываются биения Космоса. Но мало того: если закон Подобия справедлив, а сомневаться в этом не приходится, то ураническому циклу должен соответствовать какой-то сугубо земной цикл. И он есть. Это цикл изменения базовой личной энергии, называемой в китайской традиции «изначальной ци».


Энергетические пружинки

Ци – это как бы прячущаяся внутри нас пружина, реализуемая с годами способность к действию, данный нам от рождения энергетический потенциал, базовая личная энергия. Она не зависит от воспитания, культуры, образования и определяется индивидуальной кармой, как говорят индусы, или, если угодно, судьбой. В самом деле, чтобы пройти назначенный путь, человек должен взять в дорогу рюкзачок с энергетическим запасом. От личной базовой энергии зависит стратегический взгляд на мир и взаимодействие с ним, тип подсознания, тип реакции на внешние и внутренние раздражители.
Изначальная ци на протяжении жизни меняется с периодичностью в среднем 7 лет. Именно через 7 лет возникают кризисы, разные по остроте и продолжительности, иногда совсем мягкие, неопасные. Природа задумала человека существом динамичным, чтобы он успевал приспосабливаться к полному сюрпризов миру. А оборотная сторона пластичности – энергетическая нестабильность. Базовая энергетика, как показывает опыт, иной раз перестраивается кардинально, круто меняя главную ориентацию психических механизмов – с внешней на внутреннюю и наоборот, что, понятно, не всегда смертельно, но всегда болезненно (исследование М. Миллера).
Так, заядлый рыбак, достигнув к 42 годам материального достатка, покупает роскошные снасти, лодку и… хоронит все это добро в пыльном чулане. Прежде при малейшей возможности он спешил со своей простенькой удочкой на электричку, теперь никак не выберется на джипе на дальние изобильные озера. Он по привычке числит себя в страстных любителях природы, хотя теперь ему милей комфорт городской квартиры, насиженное кресло перед телевизором. Теперь его мутит от кровавых боевиков, ему стали интересны «говорящие головы», рассуждающие о вечных проблемах. Как-то вечером он в первый раз берет в руки Библию, которую, следуя моде, купил давно, и ловит себя на мысли, что хорошо бы заглянуть в церковь. Эта мысль его пугает. Он себя не понимает, почти боится. Он в конфликте сам с собой. В кризисе. Меняется изначальная ци, переключается возрастная программа, акценты смещаются с внешнего мира на жизнь души, человек превращается из экстраверта в интроверта, рождается к новому неизвестному будущему.
Средний период изменения изначальной ци – 7 лет. Около семи лет Уран остается в одном зодиакальном знаке. Спустя 7 лет личная базовая энергия меняется, что совпадает с перемещением Урана в следующий знак Зодиака. Земной и космический циклы соотносятся с завидной точностью – что наверху, то и внизу.
Но и это еще не все. Изначальная ци символизируется пружиной, спиралью. Молекула ДНК – тоже спираль. Неся наследственную информацию, общую генетическую программу, она должна нести и подпрограмму смены возрастов. Ибо планы мира согласованы по вертикали, звезды и атомы шепчут нам одно и то же, только на разных языках.
Так и есть: у человека в 40-летнем возрасте спираль ДНК действительно меняет некоторые свои параметры. Ведь это действительно спираль –полимерная, это действительно вещественная механическая пружина. И она, как и положено спирали (пружине), обладает механической прочностью, упругостью, пластичностью. Это тоже генетический код, дублирующий структурный. Еще раз наследственность закрепляется в форме – в диаметре, толщине, длине шага спирали. И если, скажем, цвет наших глаз и волос определяется структурным кодом ДНК, то индивидуальный биологический ритм – механикой пружинки. По нему, как по камертону, настраивается частота пульса, дыхания, походка, жевательный ритм (гипотеза Т. Пчельниковой).
Структурный код, данный на всю жизнь, остается в неприкосновенности. Благодаря этому биологическая особь самоидентична, мир устойчив. Но мир одновременно изменчив – особь меняется со временем, стареет. Человек пребывает в некотором возрастном состоянии с практически постоянной энергетикой до тех пор, пока держится некоторая комбинация параметров механических свойств спирали. Поэтому на протяжении целого десятилетия – от 30 до 40 лет – и работоспособность у мужчины та же, и мышцы не слабеют, и мозг свеж, и сексуальные проявления в норме. Момент переключения возрастных программ – это момент изменения механических параметров, момент растягивания пружины изначальной ци. Собственно, даже не момент, а квантовый переход, скачок, в результате чего конструкция приобретает другую прочность, упругость, размер.
Один из скачков приходится на 40 лет плюс-минус 4 года. (В этот восьмилетний интервал как раз и укладывается список Зощенко). Последний прыжок случается в 120 лет. Это финал. После него спираль вытягивается в ровную проволочку. Частота колебаний в контуре падает до нуля, то есть до нуля снижается биологический ритм, жизнь затухает. Так что век человеческий равен библейским 120 годам. Теоретически. Таков запас биологической прочности Homo sapiens, хотя огромное большинство людей расходует потенциал за полсрока, а крохотное меньшинство – долгожители – растягивает на полтора.
А нельзя ли подтвердить эту версию экспериментально? Ведь наш век ценит вещественные доказательства. Можно, отследив изменения шага спирали ДНК на границах возрастов. Просто эта мысль пока не приходила в голову никому из исследователей. Но рано или поздно придет. И тот, кто проведет эксперименты, будет достоин Нобелевской премии. Он подведет под возрастную теорию прочный фундамент научных фактов, что очень ценится в нашей культуре. Он, наконец, докажет… что? Только то, что данные молекулярной биологии совпадают с данными астрологии и парапсихологии. Что и на планетарном, и на молекулярном этажах результат одинаков. Что в возрастные часы, наряду с планетарной пружиной и пружиной изначальной ци, встроена еще и наследственная пружинка.
Кризис 40-летия разражается потому, что Уран, пройдя половину Зодиака, встает в оппозицию к своему исходному положению в гороскопе человека. А также потому, что к этому возрасту меняется личная базовая кармическая энергия. И еще потому, что на этом рубеже скачком меняется механика спирали ДНК. Есть, несомненно, и другие причины. Хотя бы потому, что цикл Урана – отнюдь не высший космический цикл. Он, по закону Гермеса, тоже подобие, отражение гораздо более высоких, общих галактических, вселенских, космогонических циклов. Когда-нибудь, возможно, они станут нам известны, породят новые версии, но последние не опровергнут сегодняшних выводов. Все гипотезы непременно сойдутся в точке «40». Все окажутся равноправными. А все вместе – подтвердят тезис о единстве мира, лучшей иллюстрацией чего служит сам человек.

Первая жизнь, вторая, третья…

Обыкновенная жизнь продолжительностью в 84 года разделяется точно пополам. Рубеж 42-летия приходится точно на ее середину. Мужчина до точки перелома и после нее – это как бы два разных человека с разной энергетикой, разной физиологией, разной психологией, разными ориентирами, разным отношением к миру. В кризис вошел один человек, вышел из кризиса другой. Точнее говоря, человек-то тот же самый, с тем же телом, той же внешностью, тем же именем, тем же паспортом. А вот жизнь у него – другая.
…Блестящий гусар, граф Алексей Буланов, был героем аристократического Петербурга. Имя великолепного кавалериста и кутилы не сходило со страниц светской хроники. Портрет красавца-графа часто появлялся в иллюстрированных журналах. За ним катилась слава участника многих тайных дуэлей, прочувствованных кутежей и явных романов с наикрасивейшими и наинеприступнейшими дамами света. Граф был удачлив и богат, дерзок и смел. Он был вызывающе счастлив. Он купался в роскоши и наслаждениях.
И вдруг однажды граф исчез. Его долго искали и обнаружили в Аверкиевой пустыни. Гусар стал монахом и принял схиму. Говорили, что он будто бы имел видение умершей матери, что он сбежал от долгов, а может, несчастной любви. На самом деле гусар пошел в монахи, чтобы постичь жизнь. В обители граф Алексей, принявший имя Евпла, изнурял себя великими подвигами. Он носил вериги, но ему показалось, что этого недостаточно для познания жизни. Тогда он изобрел для себя особую монашескую форму: клобук с отвесным козырьком, закрывающим лицо, и рясу, связывающую движения. Но и этого показалось ему мало. Он удалился в лесную землянку и стал жить в дубовом гробу, питаясь только сухарями.
Так прошло двадцать лет. Евпл считал свою жизнь мудрой и единственно верной. Жить ему стало необыкновенно легко и мысли его были хрустальными… Тем временем случилась революция, большевики разогнали монахов и устроили в обители совхоз. Но схимника это не касалось. Светлый и тихий, он лежал в гробу и радовался познанию жизни. Однажды к нему в землянку явились люди с маузерами. Старец встретил их лучезарным взглядом, и новые хозяева монастыря, пожав плечами, удалились…оставив после себя ненароком занесенных клопов.
В ночь, наступившую за тем днем, когда подвижник окончательно понял, что в его познании все светло, он проснулся, чувствуя сильное жжение в спине. По углам дубового гроба быстро перебегали вишневые кровопийцы. Пришлось начать великую борьбу с клопами. Через два года просветленный затворник случайно заметил, что совсем перестал думать о смысле жизни, потому что круглые сутки травит клопов.
Тогда он понял, что ошибся. Жизнь так же, как и двадцать пять лет назад, была темна и загадочна. Уйти от мирской тревоги не удалось, жить телом на земле, а душой в небесах оказалось невозможно. Тогда отшельник встал из оскверненного клопами гроба и вышел из землянки. Он стоял среди темного зеленого леса. Пора ранней сухой осени была прекрасна. На ветке пела птаха, из-под хвои перли грибы. Старец, не оглядываясь, пошел вперед.
Сейчас он служит кучером конной базы Московского коммунального хозяйства, – закончил свой рассказ Остап Бендер. Да-да, конечно, история про гусара-схимника – это вставная новелла из «Двенадцати стульев» Ильфа и Петрова, наполненной забавными и смешными историями книги. «В высшей степени поучительная» история графа, рассказанная Остапом Воробьянинову, тоже забавна и где-то даже смешна. Но в чем-то и печальна. Наверно, правильнее всего обозначить ее как трагикомическую – сквозь комическое в ней просвечивает тихий трагизм обыкновенной жизни, которая, как бы помимо воли человека, распадается на три самостоятельных этапа: за первой жизнью с неотвратимостью наступает вторая, а ту с непреложностью сменяет третья.
Первая жизнь Алексея Буланова – это жизнь петербургского светского льва. Вторая прошла в обличье схимника Евпла. Кучер в коммунальном хозяйстве – третья, финальная роль того, кто уже сыграл раньше роли гусара и отшельника… Интересно, сколько лет было графу, когда он, круто переложив руль, удалился в монастырь? Сорок два? Судя по тексту романа, – меньше? Может быть, тридцать семь? Или же еще меньше, например, двадцать семь?
Но что за кризисы приходятся на возрасты 37 и 27 лет, если вообще приходятся? И разве есть какие-то указания на кризис 12-летия? А между тем, его пережила одна из самых известных особ ХХ столетия – болгарская провидица Ванга.
Однажды летом 12-летняя девочка возвращалась в село с двумя двоюродными сестрами. Они шли полем, когда вдруг налетел смерч. Он бросил на землю двух сестер Ванги, а ее саму поднял в воздух и отнес на два километра. Потом ее с трудом нашли в поле – засыпанную песком, камнями, ветками. Она почти обезумела от страха и не могла открыть глаза: в них тоже попал песок. Спасти глаза девочки не удалось. Первая короткая жизнь Ванги закончилась. В другой жизни она превратилась во всемирно известную слепую ясновидящую Вангу.
Нет никаких указаний и на кризис 23-летия. Но для кого-то оборачивается бедой именно этот возраст.


Дары с того света

На Виктора просто нельзя было не обратить внимания. Он ел и пил с нескрываемым удовольствием, как-то по особенному вкусно, с настоящим смаком. И, к тому же, очень много, что, впрочем, выглядело вполне естественно при его габаритах. Он совершенно походил бы на сонного гиппопотама, если бы не глаза – колючие и умные. Я видел их в зеркале, перед которым он поставил нас с товарищем, велев сравнить отражения и заметить разницу.
Разницу мы, конечно, видели. К тому же,  один начал лысеть, другой – седеть.
– Нет, не то! – поморщился Виктор. – Неужто не видите, кто перешел рубеж, а кто еще нет?
Какой рубеж?.. Ну… предел, за которым начинается другая жизнь, пояснил он. Человек заодно появление на Земле, за одно, как говорится, воплощение, иногда переживает две или даже больше жизней. Первая, начавшаяся с рождения, в какой-то момент отсыхает, отваливается, сбрасывается, как змеиная кожа, и начинается новая. Если рубеж перейден, попадаешь под покровительство высших сил и будешь жить долго… Один из вас этот предел миновал, продолжил странный человек, адресуясь к нашим отражениям в зеркале.
– Кто?! – разом выдохнули мы с товарищем.
– Не могу сказать. Не имею права. Попробуйте догадаться сами – по выражению глаз, по цвету кожи.
– А конкретнее?!
В ответ он только махнул рукой. Не объяснить…
«Гиппопотам» не дурачил нас и не шутил. Он действительно каким-то образом умел определять жизненный запас человека. «Мощный мужик!» – бросал он, прищурившись на иного щуплого инвалида. «Хиляк», – выносил приговор иному здоровяку. И никогда не ошибался. Щупленький мужичок тянул себе и тянул без устали, дутый Геракл на глазах сходил на нет. Своих оценок Виктор не скрывал, но и не навязывал. Хотите верьте, хотите нет, дело ваше.
О том же, что видит на человеке «печать смерти», вообще помалкивал. Он замечал «знак ухода» дня за три-четыре. Если знак указывал на фатальную ситуацию, Виктор ничем помочь обреченному не мог, оставалось глухо мучаться бессилием и напиваться от беспомощности. Если же положение не было безнадежным, развитие событий допускало варианты, Виктор осторожно вмешивался. «Ты это, не пей хотя бы три дня, – предупреждал соседа по подъезду. – А то плохо кончится. Скажи жене, чтоб из дому тебя не выпускала. Скажешь? Ну и я скажу, пусть тебя под замок посадит». Однако сосед жену не слушал, предупреждениям не внимал и через три дня, пьяный, попадал на переходе под машину.
Угаданных смертей «на счету» Виктора  было два десятка, но чем тут гордиться? Он и не гордится. Он с радостью отказался бы от этого специфического, бесполезного и обременительного дара, которым неизвестно, за какие грехи или заслуги наградил его Господь Бог, возвратив с того света и назначив продолжать жизнь, хотя и не прежнюю, первую, а вторую.
Дело было так. В молодости Виктор шоферил на Алтае и вез однажды по Чуйскому тракту мохер из Монголии в Барнаул. Грузовик одолевал перевал, когда кабину прошила автоматная очередь. На мохер нацелились бандиты, но Виктор не отдал им товар, сумел спустить машину вниз, в долину. Как он смог сделать это с пробитыми легкими, печенью и оболочкой сердца, не понятно. Конечно, он был очень здоров, молод, весил в свои 23 года 83 килограмма, перед рейсом выпил для бодрости рюмку водки. Может быть, 6 километров спуска он одолел только благодаря этому допингу… Внизу он обнаружил, что плавает в луже крови, но боли не чувствует. Как, впрочем, вообще не чувствует тела ниже сердца.
В больнице Виктор умер и пролежал покойником целую ночь на цинковом столе в морге, а ранним утром ожил, пришел в себя, содрал простыню с соседки, укрылся – уж очень холодно было! – и стал стучать кулаком по столу, пока не приковылял ополоумевший сторож. Виктора оперировали 8 раз и сумели хорошо заштопать. Сегодня о смертельных ранах напоминают только внушительные шрамы, а так Виктор здоров, работает, как другие здоровые мужики, а ест-пьет – куда больше.
С того света он возвратился другим человеком. В прежней жизни парень и понятия не имел ни о каких «биополях», всякими «сенсами» не интересовался, о том, что можно лечить голыми руками, не подозревал. В новой жизни обнаружилось, что от его рук исходит непонятное тепло, которое особенно чувствуется головой и воздействует именно на нее. В новой жизни он стал снимать головную боль, просто держа ладони над затылками страждущих. Врачевать ему нравилось, угадывать, насколько силен человек, на какой срок он рассчитан, – тоже. Казалось, в новой жизни ему позволили прикоснуться к сокровенным тайнам мира, и он был исполнен благодарности Богу, но затем эти тайны обернулись жутковатой стороной, прорезался еще один, совсем уж таинственный дар – дар распознавания «печати смерти». Как надлежит им пользоваться, Виктор до сего дня не знает. Он не хочет об этом думать. Он боится развивать в себе способности к врачеванию, чтобы, не приведи Господи, не инициировать попутно еще какие-нибудь нечеловеческие задатки.
Он уверен, что получил свои дары «там» – там, куда уходил умерев, и откуда вернулся, воскреснув. А что действительно уходил, не сомневается. Его тело и вправду умерло, окоченело и даже пошло трупными пятнами. Бездыханное, оно всю ночь пролежало в морге. А где был всю ночь ОН? А ОН смотрел фильм о собственной жизни, который с бешеной скоростью прокручивался перед глазами – мгновенье за мгновеньем. В последнем кадре значилось «продолжение следует». Ввиду молодости лет ему полагалось продолжить земной путь. Или, вернее, начать новый его этап.
Пейзаж за поворотом
Вторая жизнь Виктора тянется уже 20 лет. Сменит ли ее в назначенный час третья? А ведь час очередного поворота уже, возможно, назначен! И может быть, к тому же, не один час. Вероятных точек излома в судьбе (или кармической программе) человека множество. И все они определяются. Так что можно вычислить, где стоит подложить соломки. Как? По гороскопу.
Кризис 42-летия совпадает с оппозицией Урана своему исходному положению в гороскопе человека. Поворотные моменты жизни соотносятся также с циклом учитываемых в астрологии фиктивных небесных тел – Лунных узлов, который составляет 18,6 лет. Это – возраст первой проверки выполнения кармической программы. Вторая проверка наступает в возрасте 37 лет. Тут спрос куда строже. Если итоги неутешительны, возможен в буквальном смысле слова удар убойной силы, недаром цифра «37» относится к роковым. «На этом рубеже легли и Байрон, и Рембо», – спел Высоцкий, сам сдавший экзамен 37-летия (но не одолевший «уранического» рубежа 42 лет). А также, добавим, легли и Рафаэль, и Ван Гог. А также – Маяковский. А еще – сам Пушкин…
Возраст третьей проверки – 56 лет. Здесь судьба уже не столько бьет, сколько гнет. Гнет. Сгибает. Пригибает. Пришибает. Прижимает к земле. Это тот рубеж, откуда уже хорошо различимы осень и зима жизни, где готовятся к наступлению заморозков и стужи – грустной поры усталости, старости, болезней, где ясно ощущается приближение предпенсионной жизни – вероятно, третьей, а затем и жизни пенсионера – следующей и последней.
Но четырьмя названными поворотными точками список опасных пунктов отнюдь не исчерпывается. Потому что, скажем, имеют значение не только циклы, но и полуциклы Лунных узлов, когда кризисы приходятся на возрасты 9 лет, 27–28 лет (смерть Лермонтова), 45 лет и так далее… Очень значим цикл так называемой Черной Луны (еще одно фиктивное небесное тело астрологии) с «черными метками» на возрастах 45–46 лет и 65–66 лет.
Крутые виражи в судьбе нашего гусара-схимника, графа Алексея Буланова можно, при желании, соотнести сразу с двумя циклами – циклом Лунных узлов и циклом Черной Луны. Скажем, в возрасте второй проверки по циклу узлов, то есть в 37 лет он превращается в Евпла, а в 64 года, значимые во втором цикле, – в коммунального кучера. Однако не менее вероятно, что все названные циклы не имеют к переломным моментам в жизни литературного героя никакого отношения.
На изломы судьбы нашего реального героя, воскресшего из мертвых шофера Виктора, они, пожалуй, действительно не повлияли. Виктор начал вторую жизнь в возрасте 23 лет. И цикл Урана, и цикл Лунных узлов, и цикл Черной Луны насчет этой точки молчат. Это никакой не рубеж, не барьер, это даже не ступенька, не ямка на дороге, это ровная дорога – прошел и не заметил. А вот для Виктора эта ровная дорога едва не превратилась даже не в ямку, а в могильную яму. В чем же дело?
Дело в том, что для конкретного человека с его единственной и неповторимой судьбой поворотным, опасным, критическим может оказаться любой возраст, любой день, любой миг жизни. По циклам Урана, Лунных узлов, Черной Луны определяются переломные моменты, общие для всех людей. Кризисы 27-летия, 37-летия, 42-летия касаются всех без исключения. Но кроме того, каждый человек несет еще свой и только свой груз, над каждым властны не только общие, но и сугубо индивидуальные планетные ритмы.
Например, личный ритм Сатурна. Когда эта планета пересекает границу между 1 и 12-м домами гороскопа, астрологически – Асцендент, входит из 12-го дома в 1-й, человек часто ощущает сжимающую «руку судьбы», с ним, скажем, происходят заметные физические изменения, к коим надо отнести также раны и травмы. Сатурн, подошедший к концу 12-го дома, символизирует окончание некоторого цикла развития, исчерпанность прежних обстоятельств жизни. Социальные и личные программы отработаны, пора сходить с круга, пора начинать следующий. А если и не отработаны, все равно пора. Исправление ошибок не предусмотрено. Их просто поставят в кармический счет.
«Рука Сатурна» сжимает нашу жизнь один раз в 29 лет, причем у каждого – в свой срок, в свое время, заданное личным гороскопом, который, как известно, принципиально неповторим. Значит, кто-то переживает кризис в два года отроду, кто-то – в 12 лет (не так ли было с Вангой?!), а кто-то – в 23 года, как наш герой.
С позиций единства мира, в котором все события взаимосвязаны, взаимообусловлены и взаимозависимы, история Виктора выглядит так. Рок настиг его в тот момент, когда алтайский бандит нажимал на спусковой крючок автомата. Машина Виктора в этот миг одолевала горный перевал, а Сатурн в гороскопе шофера начал переваливать через границу 12-го и 1-го домов.
Ночь путешествия Виктора, оставившего свое окоченелое тело в морге, по иным мирам – это время неторопливого, основательного вхождения Сатурна в 1-й дом гороскопа, время, когда на небесах решалось, жить парню дальше или умереть, когда ведущий эгрегор раздумывал, перерезать или не перерезать «волосок», на котором висела жизнь шофера. Ввиду молодости лет Виктору было предписано возвратиться в мир. И когда Сатурн окончательно пересек границу домов, мертвец ожил и стал барабанить по столу. Пока Сатурн полз по 1-му дому гороскопа, Виктор поправлялся, созревали его новые неожиданные способности. Они себя никак не обнаруживали, дремали под спудом… до поры. А именно, до той, когда Сатурн не распростится с 1-м домом и не войдет во 2-й дом гороскопа. И когда это в конце концов случилось, наступила другая жизнь. Очередная. Вторая.
Так оно, видимо, и было. Или вполне могло быть. Но могло и иначе. По той простой причине, что индивидуальные ритмы судьбы не ограничиваются сатурнианским. Множество других ритмов задаются транзитами – взаимодействиями планет гороскопа при их взаимных относительных перемещениях. Находящиеся в вечном движении небесные тела то и дело образуют разнообразные фигуры с углами разной величины – так называемыми аспектами. Некоторые – напряженные аспекты – свидетельствуют, что судьба готовит нам очередные «подарки», сигналят о будущих кризисах, не исключено – разрушительных, катастрофических.
…Нет, наш земной путь отнюдь не похож на ковровую дорожку, усыпанную розами. Прожить беспроблемную жизнь принципиально невозможно – это не входит в намерения высших сил. Переломы, кризисы запланированы и запрограммированы. Это метки этапов пути. За поворотом открывается незнакомый манящий пейзаж, начинается очередная другая жизнь. Чем больше жизней умещается в одно воплощение, тем больше сфер удается освоить, тем больший опыт накопить, тем больший отрезок эволюционного пути одолеть. Чем больше жизней, тем лучше. Тратить целое воплощение на единственную было бы безумным расточительством. Да, переломы болезненны, а иногда смертельно опасны. Но такова уж плата за ускоренный эволюционный рост.


Смерть-воскресение

Переломное, а иногда и смертельно опасное событие, разделяющее две жизни, называется посвятительным событием или просто посвящением.
Посвящают и посвящаются, во-первых, во что-то – в тайну, скажем, или в веру, или, что куда обыденнее, в знания, в профессию; во-вторых, – в кого-то: в студенты, во врачи, в монахи.
Посвящение в монахи связано с ритуалом пострижения и принятия нового – духовного – имени. Посвящение в монахи – это обряд.
Тщательно разработанный и неукоснительно соблюдавшийся обряд сопровождал у древних египтян посвящение в жрецы.
Впрочем, приобщение к жреческому клану было финалом долгого и трудного пути, которым предстояло пройти стремящемуся к свету истины ученику. Вот как описывает его в «Великих посвященных» Эдуард Шюре. Сначала  стремящемуся предстояло доказать свое право стать учеником. Это – малое – посвящение включало испытание бездонным колодцем, падение в который означало падение в вечную тьму, испытание огнем и испытание водой. Благополучно преодолев их, он сталкивался с искушением в виде женщины «нубийского типа, знойная и пьянящая чувственность которого сосредоточивает в себе все могущество животной стороны женщины…»
Если посвящаемый поддавался соблазну, то терял сознание в объятиях нубийки, а очнувшись, видел перед собой иерофанта, который говорил ему: «Ты остался победителем в первых испытаниях. Ты восторжествовал над смертью, над огнем и водою, но ты не сумел победить самого себя. Ты, дерзающий стремиться на высоты духа и познания, ты поддался первому искушению чувств и упал в бездну материи. Кто живет рабом своей плоти, тот живет во мраке. Ты предпочел мрак свету, оставайся же в нем. Ты сохранишь жизнь, но потеряешь свободу; ты останешься под страхом смерти рабом при храме».
Если же посвящаемый отталкивал искусительницу, его торжественно вели в святилище Исиды, где иерофанты в белых одеждах ожидали его в полном составе. Здесь прошедший через испытания новичок под страшными заклятиями давал обет молчания и подчинения. Он входил в число учеников, и теперь для него начинались долгие годы труда.
Длинный путь венчало посвящение в жрецы. Адепту предстояло пройти через символическую смерть, ибо ни один человек не может избежать ее, и каждая живая душа подлежит воскресению. Посвящаемый должен был живым лечь в гробницу и «ждать появления света». И он ложился в саркофаг, оставался один во мраке, холод могилы проникал в него, леденил его члены. Адепт постепенно походил через все страдания смерти и впадал в летаргию, его жизнь развертывалась перед ним в последовательных картинах. Его земное сознание становилось все более и более смутным. По мере того, как тело цепенело, эфирное существо освобождалось и чудесно сливалось с высшими мирами…
Такой являлась во время посвящения смерть: не только совсем не страшной, но желанной – она являлась светом, освобождением. Воскресение же приходило как страшное потрясение, как падение в свое собственное тело. Адепт пробуждался от летаргического сна. «Ты воскрес к новой жизни, – говорил ему иерофант, – идем вместе с нами на собрание посвященных. Ибо отныне ты – наш брат».
Не правда ли, переживания ученика в храме Древнего Египта в описании Эдуарда Шюре удивительно похожи на то, что довелось испытать нашему современнику Виктору в ночь своей кончины? И древнеегипетский жрец, и советский шофер получили посвящение смертью и воскресением. Его можно назвать и посвящением холодом, с одной стороны, вполне натуральным (холод саркофага в недрах каменной пирамиды, холод цинкового стола в морге), с другой – символическим (проникающий в сердце холод планеты, холод могилы, пустоты, небытия, смерти). Это посвящение может произойти там, где в буквальном смысле слова холодно, и поэтому принять вид посвящения подземельем, высокогорьем, Севером, Арктикой, абсолютным молчанием чувств – полной холодностью или ледяной ненавистью.
Во всех этих случаях смерть носит символический характер. А вот простой русский парень Виктор, в отличие от древнеегипетского жреца, умирал всерьез. Ему выпал предельно жесткий вариант посвятительного ритуала. И конечно же, крайне редкий – именно по причине своей крайней жестокости. Ведь посвящаемый должен остаться в живых, иначе затея теряет смысл. Видимо, владыки кармы «перерезают волосок» лишь тогда, когда путь более-менее естественного возвращения в мир отрезан, но экзамен на адепта кандидатом безоговорочно провален.
Посвящение Ванги (вспомним, в 12 лет ее унес смерч) не было предельно жестким. То есть не представляло прямой угрозы для жизни, оно было просто жестким – окончилось физическим увечьем, слепотой. Такие – с членовредительством – варианты тоже редки. А вот разновидности посвящений, которые можно назвать не жесткими, но определенно сильными, встречаются гораздо чаще.


Мерцание Божьего интеграла


В 1960 году 24-летний лейтенант Иванов, служивший в дальневосточной тайге на глухой ракетной «точке», заболел сыпным тифом и в бреду, с температурой сорок, был доставлен в госпиталь. Здесь произошло с лейтенантом нечто удивительное. Его существо словно разделилось на тело и мозг. Тело горело в огне сыпняка, а мозг занялся совсем другими делами. Мозг Иванова полностью отсоединился от реальности госпиталя и подключился к неизвестному каналу информации, о котором раньше и не подозревал.
За всю свою яркую, творческую жизнь профессор, доктор наук Владислав Александрович Иванов так и не сумел  в точности описать тот феномен. Это, вспоминал он, был направленный откуда-то извне в его мозг поток ярких образов и потрясающих идей. Идеи именно приходили со стороны, а не рождались в результате логических умозаключений. Тот молодой лейтенант просто не мог последовательно размышлять над проблемами такой сложности, потому что не имел о них должного представления. Вряд ли тот Иванов слышал что-то о ядерном магнитном резонансе, так как знали о нем лишь немногие специалисты. (Это явление было нащупано в 1941 году группой казанских физиков под руководством Е. Завойского. Проверить и застолбить находку группа не успела – ушла на фронт. Американцам Ф. Блоху и Э. Перселлу, повторившим открытие в 1946 году, идти на фронт не требовалось, они стали лауреатами Нобелевской премии).
Об этих драматических перипетиях лейтенант Иванов не знал, от ядерной физики был куда как далек, но именно открытие ЯМР повторил еще раз, валяясь в бреду на больничной койке. Ему не пришлось ставить эксперименты, писать громоздкие уравнения и делать вычисления. Он просто увидел, как поведут себя протоны атомных ядер в магнитном поле. Они, увидел Иванов, начнут «поворачиваться» в зависимости от напряженности поля и состояния помещенного в него вещества.
А если, допустим, вещество живое – ткани тела? Тогда, осенило лейтенанта, разные ткани будут давать разные сигналы, больные и поврежденные будут сигналить иначе, чем здоровые. А если эти сигналы измерить, то можно отделить больные ткани от здоровых. Можно ли измерить сигналы? Можно. Что же отсюда следует? Что с помощью ЯМР можно находить нарушения в органах тела, проводить медицинскую диагностику, значительно более эффективную и безопасную, чем просвечивание рентгеновским излучением. Можно, по сути, заглядывать внутрь тела! Практическим применением ЯМР является внутривидение. Это слово тоже явилось горевшему в сыпняке лейтенанту извне. Он пошел дальше нобелевских лауреатов – открыл не просто новое физическое явление, он открыл новый принцип интроскопии.
Нет, мысль Иванова шла отнюдь не так последовательно, как здесь описано. Она, мысль, собственно, вообще не шла. Разум вообще был не при чем, просто лейтенант видел и знал… ну, как Д. И. Менделеев, увидевший свою периодическую таблицу во сне. В. А. Иванов увидел свое открытие не во сне, а в бреду. Но что такое был его бред? Что такое вообще был его тиф? Посвятительный огонь.
Выйдя из госпиталя другим человеком, он составил и послал в Госкомитет по изобретениям три заявки. В них, если коротко, был сформулирован принцип томографии – открытия, которое впоследствии назвали одним из самых выдающихся открытий ХХ столетия, приведшего к созданию магниторезонансного томографа, одного из ярчайших научно-технических достижений ушедшего века. (Увы, в историю науки оно вписано не под именем В. А. Иванова. В 1960 году заявки безвестного лейтенанта эксперты отклонили, признав метод нереализуемым и не имеющим практического значения. Через 13 лет открытие повторили и запатентовали американцы П. Лаутербур и Р. Дамадиан.)
А в марте 60-го Владислав Александрович, сидя на далекой таежной «точке», ждал ответа из Москвы. Кроме трех заявок по внутривидению, лейтенант отослал в столицу еще одну, где впервые в мире сформулировал принцип спутниковой навигации. На конверте он поставил патриотические буквы «СС» – «совершенно секретно», вследствие чего заявка автоматически попала в Генштаб и осела там навсегда. Своему начальнику Иванов намекнул, что сделал гениальное оборонное изобретение. «Брось дурака валять, – отрезал отец-командир, – займись службой». Но к службе лейтенант охладел. Гироскопы в системах наведения ракет – его прямая специальность – стали ему неинтересны. На «точке» получившему посвящение Иванову делать было больше нечего. И неизвестно, как сложилась бы его вторая жизнь, если бы не счастливое стечение обстоятельств: хрущевское сокращение армии.
За 30 лет своей второй жизни Иванов стал автором сотни научных работ и сотни изобретений, десятка технических книг и нескольких сборников стихов. Оригинальные идеи били из него фонтаном. И все долгие 30 лет профессор размышлял над тем, откуда же они все-таки берутся. Из ноосферы, гипотетического вселенского банка данных, из какого-то другого источника? Или их внушают нам внеземные сущности, «вознесенные Учителя человечества»? Или так доносится до нас голос Бога – в виде идей, образов, гениальных поэтических строк, математических формул?.. В конце концов Владислав Александрович решил, что слышит голос Бога, разговаривающего лично с ним, Ивановым, на языке математике.
Но что такое лично он, профессор Иванов? Этот вопрос возник в свой срок – когда вторая жизнь профессора закончилась и уступила место третьей. Тогда же пришел ответ: лично он, Иванов, – это некоторая сущность, по-своему мерцающая Божия искра. Она заявляет о себе во взаимодействиях с другими сущностями – с другими людьми, с собакой, с цветком, с озером. Вступая в контакт, сущности сообщают друг другу без искажений некоторый объем информации, они словно созданы для того, чтобы хранить неизменный какой-то запас сведений и передавать его другим сущностям. Ее нельзя отбросить или поменять, она дается изначально, при акте творения, раз и навсегда, и одинаково воспринимается всеми, причем – в первую очередь, сразу, без разночтений. Каждый, кто видит, допустим, кота, мгновенно понимает, что это кот, а рыжий он или серый, не суть важно.
Можно ли каким-то образом определить сущность количественно? Например, взвесить на весах, как душу? Нет. А вычислить? Оказывается, можно. Сущность любой системы исчисляется через меру Хаара (Артур Хаар – венгерский математик, работы которого, как считал Иванов, до сих пор не оценены по достоинству). Мера Хаара – это интеграл. То есть, мерцающая в нас искра Божия – просто интеграл? Согласитесь, это ужасно непоэтично, это даже обидно. Какое-то наглое торжество алгебры, поверившей гармонию. Ничего страшного. Физиология человека более чем непоэтична, однако тело – храм души.
Наши сущности не статичны, а динамичны, они имеют вид информационно-энергетических потоков (их профессор назвал хааритами). Поток хаарита связывает левое и правое полушарие мозга, причем не напрямую, а через общее информационное поле, информационный банк всего человечества. Работа разума, логического полушария должна, оказывается, подкрепляться фантазией, плоды ментальных усилий требуется эмоционально оценить. Верна теория или не верна, можно сказать лишь после того, как образное полушарие примет прошедший через ноосферу поток хаарита. Для творчества необходима именно такая циркуляция. Потому что наши эмоции – это не только наши личные эмоции. Они корректируются архетипами, хранящимися в банке коллективного бессознательного.
Отсюда – третье следствие. Мы, люди – «листья одного древа», мы – единый живой организм. Поток хаарита, определяющий сущность каждого из нас, всего лишь тоненькая струйка общего информационного потока человечества. Интересно, что физики, изучающие так называемые лептонные структуры, говорят о существовании единого лептонного поля человечества. Мы братья и сестры «во лептонах», одно пятимиллиардноголовое существо… Так бесплотные интегралы наполняются плотью, потоки хаарита соотносятся с лептонными полями, информация обретает материального носителя. Концепции хорошо дополняют друг друга, что совсем не удивительно, наоборот, естественно мир един.
Итак, с одной стороны, мы слиты, с другой, мы четко обособлены. У каждого – свой канал к Богу. Бог,  утверждал математик Иванов, разговаривает с нами на языке математики. Здесь профессор сам себе невольно противоречил. Потому что, выражаясь точнее, Бог разговаривает с нами потоками хаарита, то есть на языке сущностей. Математический язык, по-видимому, к нему наиболее близок, но все же это уже перевод. Математик переводит сущностный язык на язык формул, художник – на язык красок, композитор – на язык музыкальных аккордов, балерина – на язык танца, орнитолог – на свой профессиональный «птичий» язык, гадалка – на язык бубен и пик. И так далее, до бесконечности.
Все человеческие языки вторичны. Это вербальное, звуковое, цветовое, символическое представление сущностей, поступающих в мозг потоками хаарита. Выразить их непосредственно человеку не дано. Потрясающие переживания в минуты вдохновения, миги озарения, интеллектуального или мистического восторга – тогда, когда идет прямой диалог с Богом – запоминаются навсегда, но остаются внутри нас.
В эти мгновенья мозг замыкает потоки хаарита. Мозг может замкнуть их по координате протяженности и тогда сворачивается пространство, все звезды и планеты Вселенной оказываются в той же точке, где находитесь вы. Или по координате длительности, и тогда исчезает время, настоящее становится прошлым, прошлое – будущим, будущее – настоящим. Космические полеты или путешествия во времени перестают быть необходимыми. Зачем строить космические корабли, если, не сходя с места, можно побывать в центре Галактики? Нужно лишь правильно замкнуть потоки хаарита. Без всяких технических устройств можно отправиться в гости к древнеегипетскому фараону Тутанхамону. Теория ясно обозначает эту возможность – возможность управления пространством и временем. Существует простой, доступный и результативный способ изменения реальности. Нам он пока неизвестен. Но лишь пока.
Открыть этот способ, начать  свою четвертую жизнь внутри одной земной жизни профессор Иванов, светлая ему память,  не успел. А если бы успел? Был бы  отмечен очередной переход потрясением или прошел бы  гладко?  Этого   теперь не скажешь.  Главные, разрушительные возрастные кризисы Владислав Александрович  к моменту предполагаемого перехода уже миновал, а насколько опасны оказались бы для него потенциально злокозненные аспекты планет в гороскопе, определить невозможно…


Путем шамана

Может ли посвящение выглядеть  совершенно буднично, так что человек  даже не замечает  грани, отделяющей первую жизнь от второй или вторую от третьей? Так бывает. Но чаще все-таки с посвящаемыми что-нибудь да случается. Не зря, видно, считается, что настоящим целителем человек становится лишь пройдя через тяжелую болезнь и излечившись от нее. Верно, и древнеегипетские жрецы-врачеватели, и шаманы получали право лечить других только после того, как самостоятельно справлялись с собственным недугом. Будущий врачеватель подавлял страх болезни, сознательно идя ему навстречу, преисполняясь несокрушимой верой в возможность самоисцеления. При этом он, как правило, символически умирал и возрождался, проходил через переживания смерти-воскресения.
В современном варианте посвящение мнимой смертью выглядит, скажем, так. Живет – не тужит 36-летний майор, здоровяк, мастер спорта по борьбе, а однажды засыпает и – просыпается в реанимации. Слепота, потеря координации, полная немощь. Он лежит и готовится помирать, но нет, мешает сосед по палате. Он послан майору так же, как когда-то был послан комиссар легендарному Маресьеву. Сосед, смертельно обгоревший в танке на Курской дуге, но выживший, третирует майора за безволие. И майор заставляет себя встать. Он заставляет себя поверить в то, что выздоровеет: отчаянно, всем существом, как верят, когда надеяться не на что.
Однако, дух духом, а что делать с телом? Заставить подчиниться духу. Отказаться от таблеток. Заняться гимнастикой. Самомассажем. Попробовать ходить. Двигаться, двигаться, двигаться!.. Причем, двигаться самым экономным, самым точным, самым полезным образом. И такие движения рождаются как бы сами собой, словно в нужный момент кто-то подталкивает руки-ноги в нужную сторону. Будто водит нашим майором посторонняя сила. Впрочем, для него факт незримой помощи очевиден, без всяких «будто». «Это – фея», – сразу же понимает он. Что ж, у кого – ангел, у кого – фея, у кого – голос, у кого – гид. Дело вкуса.
Зрение возвращается через полтора месяца, и наш майор инвалидом второй группы едет к матери в деревню. Он еле ходит, его ветром качает. В деревне испытывает все народные средства. Становится чуть легче… Но в это время распадается семья, кончается служба… Майор слаб, неприкаян и несчастен. «Ты же умер! – в ужасе говорит ему знакомый, с которым случайно сошлись на улице. - Сказали, ты умер… разве ты не умер?!» И до майора доходит: ну да, конечно, умер! Не семья, не служба, не карьера рухнула – кончилась первая жизнь. А что же дальше? Наверное, будет вторая. Но – не на этом асфальте, где прошла первая. Значит, бежать? Бежать!.. Он идет в управление народного образования, наугад показывает на карте какой-то поселок. И уезжает туда учителем физкультуры.
За четыре года в этом глухом углу майор восстановился полностью. Впрочем, бывший майор. Он стал совсем другим. Дело – другое, люди вокруг – другие, вера – другая. Образ – другой. Лик – иной. Взгляд – новый. Дух – обновленный. Даже тело чужое… До посвящения – один человек. После – другой. Чем занимался он «до»? Сам говорит: учил убивать. Боевое самбо преподавал в военном училище, огневую подготовку. Чем занимается «после»? Лечит и учит лечить.
Но это ему на роду написано. На роду написано не убивать, а спасать. Прабабка, бабка, мать – все знахари. У самого с детства как-то странно покалывало ладони. Иногда колотье делалось столь сильным, что он заболевал. Теперь он уверен, что это рвалась наружу энергия, которую надо было отдавать. Майор сжигал ее спортом, но зола накапливалась, припорашивала душу: что-то не так, не то. А это были сигналы: и впрямь живешь не так, творишь не то. Свалившая его в одночасье болезнь явилась последним предупреждением. (Кстати, что это была за болезнь, неизвестно, поставленные диагнозы не подтвердились). Майору словно дали понять: у каждого из нас свое предназначение на Земле, твое призвание – спаситель. А ты убиваешь. Не сам, так руками тех, кого научил убивать.
Майор «фее» внял. Идеологию его целительского метода определил личный опыт. Основные посылки таковы. Человек страдает, как правило, не от недостатка биоэнергии, а от ее избытка. Энергию надо щедро отдавать, и чем больше отдаешь, тем больше вырабатывается (недаром в Писании сказано: не оскудеет рука дающего). Энергия, не излившаяся вовне, становится отрицательной, патогенной, разъедает организм изнутри. Ее нужно сбрасывать – это может делать сам человек. Или вытягивать – это делает врачеватель.
Сам новоявленный целитель, пожалуй, ничего не изобрел. Он только свел воедино некоторые из известных приемов авторитетов. Синтез он проводил очень целенаправленно, подчиняясь не разуму, а интуиции – стояла за спиной его «фея», нашептывала, он слушался. И изваял свой метод в виде упражнений настолько элементарных, что так и хочется протереть глаза, помотать головой, отгоняя наваждение. Освоить метод можно за полчаса. И – осваивают. И – начинают применять самостоятельно. И – излечиваются. Не говоря уж об относительно легких недугах, есть случаи самоизлечения желтухи, мастопатии и – не поверите – рака… К бывшему майору, нынче модному целителю идут и идут больные. Их подкупает простота метода и великая уверенность врача в своих силах. В этом он похож на шамана, потчующего пациентов толчеными пауками. Шаман для племени – могущественный врач, непререкаемый авторитет. Он ведь когда-то был ужасно болен, он сам себя исцелил, пойдя навстречу страху смерти. Теперь он имеет право лечить других.
Путь шамана для целителей типичен. В начале – тяжкий недуг, отчаянные попытки спастись, включение всех сил организма, мольбы о чуде. Приемы исцеления рождаются как бы незаметно. Встав на ноги, врачеватели осмысливают случившееся, приводят знания в систему и однажды решаются помочь ближнему, а затем – и дальнему.
Путем шамана проходят многие целители, но, конечно же, не все. Совсем не обязательно посвятительный недуг превращает человека в инвалида, пусть и на время. У замечательной целительницы Н.Н. способности открылись в тот момент, когда она наблюдала сеанс экстрасенсорного лечения. На экстрасенса Н.Н. смотрела с огромным любопытством, хотя целительством как таковым не интересовалась, ей были любопытны люди – в каком режиме существуют, чем отличаются друг от друга? Работа экстрасенса, священнодействующего над пациентом, казалась Н.Н. чересчур театральной, а сам он казался немного смешным.
Почему бы не сделать все это проще, – подумала она и, поймав выражение глаз целителя, постаралась придать своим такое же и взглянуть на больного глазами экстрасенса. К своему громадному изумлению, Н.Н. «увидела недуг» – так, как видел его целитель, а видел он мало. Почувствовав ужасное разочарование, Н.Н. страстно захотела увидеть больше. И – увидела! Она увидела все: скелет, органы, энергетические вихри в районе головы, вдоль позвоночника, в ладонях…
Н.Н. еле добралась домой. Каждый шаг давался ей с трудом, каждый таил в себе опасность и мог стать роковым. С мира словно содрали кожу, он стал полупрозрачным, туманным, зыбким. Границы между тротуаром и мостовой, между платформой и поездом метро исчезли. Непонятно было, отошел или еще только подходил к платформе поезд, открыты или закрыты двери вагона: по мостовой неслись какие-то призрачные чудовища – автомобили… Дома Н.Н. слегла с высокой температурой и пролежала двое суток, к концу которых мир вернулся к своим обычным плотным, четко очерченным формам… С тех пор внутренний рентген включается и выключается у Н.Н. только по ее желанию.
На долю врачевательницы выпало посвящение огнем, причем в довольно мягком варианте. Символически оно означает, что сгорает все лишнее, ненужное, а оставшееся необходимое закаляется. Кроме горячечного состояния с бредом, болезни с высокой температурой посвящение огнем может принять форму какого-нибудь происшествия, связанного с огнем – с костром, с печью, с камином, с очагом, с неприятным и опасным случаем, когда что-то возгорается, воспламеняется, когда даже, упаси Бог, занимается пожар. Во время посвящения огнем человека как бы опаляет, а опалить может и выстрел, и взрыв, и война, и ненависть, и, наконец, страстная любовь.


Цена вопроса

Ничего этого не испытывал во время своего посвящения в целители художник М.М. Он сидел в кресле и читал. Оторвавшись от книги, ни о чем не думая, он скользнул взглядом по стоящей в вазочке одинокой увядшей розе и неожиданно для себя стал всматриваться в нее все внимательнее, все пристальнее, не в силах отвести взгляд и постепенно сознавая, что происходит что-то очень важное. Художник увидел розу на кусте в виде еще не раскрывшегося бутона, внутри матового пузыря. Сколько времени заняло его присутствие в далеком саду и отсутствие в собственном доме, он сказать не может, но когда он опять обнаружил себя в кресле с книгой на коленях, созерцающим розу, то вскочил как подброшенный: эта увядшая роза стала свежей благоухающей розой. Подойдя ближе, М.М. понял, что чуда в буквальном смысле не случилось, что роза не помолодела, но отжившие бархатные лепестки, кое-где продырявленные временем, дрожа от напряжения, из последних сил тянутся к жизни… Сил у них хватило еще на три дня, и все эти три дня потрясенный художник наблюдал за борьбой цветка со смертью.
Его посвятили в целители потрясением, продемонстрировав, что реальность за пределами нашего понимания не менее реальна, чем реальность будничная. Засохшая роза ожила – значит можно, говоря условно, в символическом смысле, оживлять людей, возвращать их к жизни, давать им здоровье и силы.
Второе посвящение целителя М.М. отстояло от первого на несколько лет. Посвятителями выступили три человекообразные сущности гигантского роста: две держали М.М. так, что он не мог шелохнуться, третья сдавливала горло каким-то механическим «ошейником». Дыхание прервалось, в глазах потемнело, сознание уходило, но М.М. не испугался ни на секунду, зная – его испытывают. Проверялась его готовность перейти на следующий этап целительства. К этому он был готов, больше того, он туда стремился. И после второго посвящения, получив от сущностей-посвятителей новые знания, перешел на вторую ступень в иерархии врачевателей.
А третьего посвящения М.М. не прошел. Оно предполагало удаление гениталий, конечно, только на тонком плане, но согласиться даже на такую, чисто полевую операцию, на символическую кастрацию, – выше сил нормального мужчины. М.М. в страхе и отвращении отказался… заодно отказавшись и от новых знаний, и от перехода на следующую ступень целительского мастерства. Твой выбор, – якобы сказали ему сущности-посвятители. Ты еще слишком привязан к телесным ощущениям, к плотному плану, к земной жизни. Пока ты не готов принять новые знания и новые ценности.
Вспоминая о несостоявшемся переходе, М.М. все-таки винит себя за то, что не сумел поставить потребности духа выше потребностей тела, избавиться от земных привязанностей. На поверку оказалось, что он не способен сосредоточиться исключительно на духовных ценностях. Наверное, именно это и стало для самого М.М. самым неприятным сюрпризом. Ведь он, несомненно, считал себя духовным человеком, и вдруг – конфуз…
…Представьте себе, что в результате какой-то мутации или генетической болезни у вас не остается никаких других потребностей, кроме духовных. Как вы будете их удовлетворять? Как вообще будете жить, что делать? Быть может, ваша жизнь наполнится ощущением собственного могущества, превратится в непрерывное творческое горение? Вполне возможно. Как возможно все, что угодно. Ситуация чисто гипотетическая, поскольку еще ни одному человеку в обыкновенной жизни не удалось отбросить материальные потребности, сосредоточиться только на духовных. Видимо, это принципиально недостижимо, ибо человек – тело и дух, дух и тело в их неразрывном единстве: видимо, переход к чисто духовной жизни в земном воплощении для человека закрыт. Но почему бы не пофантазировать на сей счет, не смоделировать ситуацию, чрезвычайно, согласитесь, любопытную?
Ее смоделировали братья Стругацкие в повести «Гадкие лебеди». Герой повествования писатель Виктор Банев думает, что заразился генетической болезнью и превратился в мутанта со сверхспособностями. «Он счастливо засмеялся, ступил на пол и, хрустнув мышцами, подошел к окну. Мой мир, – подумал он, – глядя сквозь залитое водой стекло, и стекло, исчезло, далеко внизу утонул в дожде замершей в ужасе город, и огромная мокрая страна, а потом все сдвинулось, уплыло, и остался только маленький голубой шарик с длинным голубым хвостом, и он увидел гигантскую чечевицу галактики, косо и мертво висящую в мерцающей бездне, клочья светящейся материи, скрученной силовыми полями, и бездонные провалы там, где не было света, и он протянул руку и погрузил ее в пухлое белое ядро, и ощутил легкое тепло, и когда он сжал кулак, материя прошла сквозь пальцы, как мыльная пена. Он снова засмеялся, щелкнул по носу свое отражение в стекле и нежно погладил бугорки на вспухшей коже.
– По такому поводу необходимо выпить! – сказал он вслух».
Но от джина Банева тошнит, курить не хочется, ничего не хочется, от всего мутит. Виктору становится грустно. «Ощущение потери, сначала легкое, чуть заметное, как прикосновение паутины, разрасталось, мрачные ряды колючей проволоки вставали между ним и тем миром, который он так любил. «За все надо платить, – подумал он, – ничего не получают даром, и чем больше ты получил, тем больше нужно платить, за новую жизнь надо платить старой жизнью».
Дать такую цену Банев не готов. И наметившееся посвящение в «homo super» отменяется. Сыпь, покрывшая его с головы до пят, оборачивается не признаком трансмутации, а симптомом банальной аллергии. Ничто не мешает пить, курить и любить женщин. На секунду Виктор ощущает сожаление о каких-то огромных упущенных возможностях, но только счастливо смеется.

Прощай, Несбывшееся!..

Этот беспечный смех рано или поздно отзовется в душе Виктора Банева тоской о Несбывшемся.
«Рано или поздно, под старость или в расцвете лет, несбывшееся зовет нас, а мы оглядываемся, стараясь понять, откуда прилетел зов».
Александр Грин, придумавший «Алые паруса» и «Бегущую по волнам», так и не нашел ответа на свой пронзительный вопрос.
Так откуда же прилетает зов? Из отцветших и увядших жизней, на смену которым приходят следующие. Их приход был предопределен, записан в книге судеб, в нашем космическом паспорте – в звездной карте. Жизни сменяют друг друга, подчиняясь объективному порядку вещей, независимо от желания человека, часто раньше, чем ему хотелось бы. Поэтому предыдущие жизни остаются в чем-то незавершенными. Что-то человек не успел доделать, к чему-то задуманному даже не сумел приступить, что-то сделал как бы начерно, а на чистовик не хватило времени.
Несбывшееся – это груз невыполненных и нереализованных идей, которые никогда уже не будут выполнены и реализованы. Это печаль воспоминаний. Это тоска по ушедшей молодости, по утраченной любви, по прекрасным городам и странам, в которых не побывал и уже не побываешь. Это бередящая душу иллюзия каких-то гигантских упущенных возможностей…
Сдан экзамен или не сдан, а если сдан, то с какой оценкой, определяют Владыки Кармы, под неусыпным присмотром которых проходит жизнь человека от первого крика до последнего вздоха. Если жизнь прожита на «двойку», кармический счет возрастает. Однако переэкзаменовка в том же самом воплощении обычно не предусмотрена. Недаром говорится, что прошлого не вернешь.
Поэтому надо как можно скорее выпутываться из томительных сетей Несбывшегося. Поэтому совершенно необходимо понять, что настала пора сойти с прежнего круга, отказаться от устаревших программ – если они сорвались, не реализованы, то, значит, так и было суждено, а теперь уже нет ни потребности, ни смысла их осуществлять. Эволюционная развилка пройдена, когда-то многообещающий вариант отпал.
Впрочем, понять мало, надо еще уметь сойти с круга. А это очень и очень непросто. Будь иначе, в Атлантиде не существовал бы жреческий Орден Перехода. Жрецы и жрицы Ордена руководили всеми ритуалами перехода, к которым относились ритуалы рождения, полового созревания, брака, климакса (у женщин и у мужчин) и окончательного испускания духа. По сути, «служители перехода» были спутниками и проводниками человека на кармическом пути, оказывая квалифицированную помощь в столь трудном и ответственном деле, как выбор судьбы, смягчая боль неизбежных ушибов на крутых виражах.
Что же, можно лишь позавидовать метафизической просвещенности атлантов, понимавших, что каждому человеку предстоит в назначенный срок сойти с очередного натоптанного круга. Что, стало быть, каждому в свой срок предстоит очередное посвящение, пусть внешне будничное, незаметное. Что все мы, люди, посвящены в ту или иную жизнь. Что нет среди живущих ни одного непосвященного, что каждый находится на предназначенной ему ступеньке в одной из иерархий и занимает отведенную ему ячейку в мироздании.
Понять, какую именно, интересно и важно. Но только очень трудно – ведь это означает познать самого себя, отгадать наконец вечную загадку. Надо ли говорить, что вечные тайны до конца не открываются никогда и никому? А вот приоткрыться – могут.


Когда говорит эгрегор

Что же такое зов? Голос эгрегора. Иной раз он звучит как трубный глас, как мощный рев. Так ревет стотысячеголовый стадион, когда в международном футбольном матче побеждают «наши». Это сотней тысяч глоток выражает свой агрессивный патриотический восторг эгрегор государства ( Даниил Андреев называл эгрегор российской государственности демоном  великодержавия  по имени  Жругр).
Зов, услышанный блистательным гусаром, графом Алексеем Булановым, повелел ему бросить Петербург и удалиться в лесную глушь, чтобы превратиться в схимника Евпла. К графу в категорической форме адресовался эгрегор православия. Зов, донесшийся до 24-летнего лейтенанта Владислава Иванова, служившего в дальневосточной тайге на ракетной «точке», подтолкнул его в объятия изобретательского эгрегора. Майору, обучавшему  курсантов убивать, а затем преобразившегося во врачевателя и учившего больных искусству самолечения, что-то «нашептал» целительский эгрегор. Этот эгрегор вообще весьма активен, он вербует кадры и среди инженеров, и среди художников, и среди докторов медицины, и среди домохозяек.
Зов может прозвучать в любой момент жизни, средь шумного бала или в тиши уединенья, и переживается как необъяснимое и непреодолимое влеченье -  «род недуга», как внезапно нагрянувшая любовь, как неудержимая тяга к чему-то, о чем вчера не имел понятия. Эгрегор вправе потребовать от человека серьезных перемен в образе жизни, в занятиях, в знакомствах. Он вправе требовать даже жертв – расставания с семьей, с домом, с прежней работой, иной раз – с родиной. Но… По какому такому праву? По космическому, предполагающему вертикальное согласование планов, во-первых; по праву сильного, во-вторых -  по праву силы, принадлежащей миру  горнему, высшей относительно человека силы.
Кармические задачи человека решаются только в сотрудничестве с ней. Эгрегор требует служения, но взамен осеняет дело благодатью и санкционирует успех, потому что это дело значимо и для самого эгрегора. Другими словами, речь о выполнении совместной кармической программы. Для этого эгрегор, говоря обычным житейским языком, берет человека на службу и назначает ему жалованье,  натуральную зарплату в деньгах. Конечно, эгрегор не платит лично, но, как рачительный хозяин, организует события в плотном мире таким образом, что финансовый ручеек к «служащему» не пересыхает.
Послушаем уже знакомого нам художника М.М., завербованного целительским эгрегором.
– Однажды собираю я опята. Сижу на корточках около пня, режу, кладу в корзину. А мысли – далеко, мысли такие скучные, материальные, будничные… И вдруг – порыв ветра, шум пронесся, верхушки сосен закачались. Я отвлекся и невольно посмотрел вверх. И вижу – облако, не облако, серое такое… и оттуда входит мне в мозг слово «отрешение». Ответ на тот вопрос, который я себе все время задавал: как выжить, как продвигаться в целительстве дальше… «Отрешение!». Понимаю – от земных страстей, привязанностей, забот, особенно материальных, которые меня достали… Как, мысленно кричу я «облаку», какое такое отрешение, когда мне зарабатывать надо, у меня дом, жена, дети! «Этот вопрос будет решен», – звучат в моем мозгу слова. Когда?! – мысленно ору я «облаку». «Все в свое время», – доносится оттуда.
Не скажу, что вопрос «решен» окончательно, но он решается каждый раз по мере необходимости. Раньше я из-за денег вечно нервничал. Знал, что будет день, будет и пища, но к себе не относил. А теперь не волнуюсь, сидишь на пределе, кажется, совсем провал, и вдруг появляются какие-то деньги, помощь откуда-то. Причем, держат меня на том уровне, чтобы не бедствовать, но никак не роскошествовать. На машину скопить не могу. Хотя ведь она мне и не нужна! Год назад мне тесть предлагал свои старые «Жигули», а я совершенно искренне отказался. Лишние заботы, суета. Завел машину – заводи гараж, а это деньги. Оставлять под окнами – это вскакивать среди ночи, психовать… На кой мне это нужно? А бензин, а запчасти, а обслуживание?
Мне дается, как и обещало «облако», но дается ровно столько, чтобы просто достойно жить… Это понятно. Непонятно – кем дается. Кто же все-таки ведет нас? Формирует ситуации, чтобы, получив что-то, скажем, деньги, мы могли двигаться дальше? Можно обозначить ЕГО словом «судьба». Или – «Бог», «Космический Разум». Но это ничего не прояснит. Ясно только одно: тебя ведут по избранному пути и не дают с него сойти.
ЕГО лучше назвать эгрегором. Это грамотнее в эзотерическом плане. По избранному (и не всегда по нашей воле) пути нас ведут, передавая друг другу, эгрегоры. Переходя от жизни к жизни в границах одного воплощения, человек переходит на службу к новому эгрегору, точно так, как в дольнем мире меняет место работы. На новой службе приходится осваивать новые сферы, учить новый язык – «родной» язык очередного эгрегора. (Лейтенанту Владиславу Иванову пришлось овладевать языком ядерной физики, художнику М.М. – медицины). Отныне беседы с Богом будут вестись на этом языке. Человек всегда общается с ним через посредников, ибо до Него, скажем так, далеко и высоко. Голос Бога является нам как голос промежуточной инстанции – эгрегора. Но и наши слова не доходят до Всевышнего напрямую. Молитва доносится только до ушей гения одной из церквей, эгрегора одной из конфессий.
В исконном  эзотерическом смысле эгрегор – это небесный покровитель человеческого коллектива, будь то семья, школьный класс, фирма или страна. За  годы реформ в России сложился слой бизнесменов, то есть как на дрожжах вырос очень внушительный предпринимательский эгрегор. Это значит, что бизнес имеет опору «наверху», в горнем мире; это значит, что по прихоти какого-нибудь автократа или по желанию трудящихся инициативную экономику, частную собственность просто так уже не прихлопнешь. Отважившийся на это получит сокрушительный ответный удар – реакция тонкого мира будет очень жесткой… Скорее всего, очень мощным и час от часу усиливающимся эгрегором является и Бог, Который Живет В Сети, тот сетевой демиург, которому молятся «продвинутые интернетчики». Раньше ни того, ни другого эгрегора не было. Тонкая реальность тоже меняется, а вместе с ней меняется и плотная. Нижнее аналогично верхнему и верхнее аналогично нижнему, благодаря чему и удается проникать в целое. То, что наверху, и то, что внизу, вместе развивают чудеса единой вещи.
Вот они, чудеса: зов эгрегора звучит в душе человека не когда придется, а в критических точках, поворотных пунктах. На возрастных рубежах жизни, укладывающиеся в одно земное существование, сменяют друг друга, подчиняясь объективному порядку вещей. Так и эгрегоры дают о себе знать, сообразуясь с циклом Урана и с циклом Лунных узлов: в 27 лет, в 37 лет, в 42 года, в 56 лет… В «окрестностях» 40-летия мужчина подключается к еще одному эгрегору, не обязательно расставаясь со старыми. Эгрегоры обнаруживают свой интерес к человеку не только в согласии с общими астрологическими циклами, но и в согласии с личным Сатурна, другими индивидуальными планетными ритмами.
Знакомство, однако, не обязательно приводит к сотрудничеству. Таинственный голос, проснувшийся внутри, порой слабеет, потом, бывает, исчезает вовсе. Это значит, что человек не прошел посвящения, не выдержал вступительно- посвятительного экзамена. Посвящение, с этой точки зрения, есть символический акт вхождения в эгрегор, настройки на его частоты. Точка сборки получившего энергетический канал человека сдвигается в положение, в котором слышен голос «хозяина». Чем серьезней начинающееся сотрудничество, чем значимей отрабатываемая совместно кармическая программа, тем тяжелей экзамен, тем жестче и опасней посвятительное испытание. Целителям бывает достаточно посвящения огнем, а для адептов, жрецов, шаманов уготованы «смерть и воскресение», огонь для них слабоват. Вообще же ступени посвящения неисчислимы. Божественная Одиссея не более чем ряд метаморфоз, где каждая форма, результат предшествующих является одновременно и материалом для последующих форм.

Семь иерархий

Каждый человек, пройдя хотя бы несколько из неисчислимых посвящений, связан с какими-то эгрегорами, хотя бы даже с одним единственным – своим собственным кармическим, ведущим его по жизни. Поскольку же эгрегор есть главная единица тонкого мира, поскольку тонкий мир, собственно, и состоит из эгрегоров как конструктивных элементов, то человек постоянно сотрудничает с потусторонними силами. Непрерывно общаясь с эгрегорами, мы и часу не живем без контакта с «потусторонним», редко это сознавая.
Мы, даже не подозревая об этом, входим в различные иерархии тонкого плана и занимаем в них определенное место.  Существует семь возможных иерархий, к которым может относиться человек, получивший получивший соответствующее посвящение, полагает Авессалом Подводный, проложивший немало новых троп в стране эзотерических тайн.  Возможных посвящений в каждой иерархии, соответственно, тоже семь: семь духовных, семь магических, семь ритуальных, семь социальных, семь подвижнических, семь космических, семь черноучительских.
Духовное посвящение характеризует уровень связи человека с тонким планом. У человека первого посвящения – атеиста – такая связь практически отсутствует; и наоборот, у человека седьмого посвящения – пророка – она настолько сильна, что через него звучит Глас Божий. Промежуточная стадия характерна, например, для человека, нашедшего свой духовный путь в служении. Это, скажем, может быть, монах – человек четвертого духовного посвящения.
Магическое посвящение показывает уровень, на котором человек способен управлять тонкой реальностью. Экстрасенс, иначе – колдун находится в этой иерархии на четвертой ступени. Однако в социальной иерархии – при так называемом «научном анализе» - колдун чаще всего выглядит дикарем, едва ли не шарлатаном, не дающим себе труда приспособиться к обществу и заняться общественно полезным делом.
Будучи уважаемым членом магической иерархии, человек в то же время может быть социально отверженным типом, презираемым и гонимым, то есть, в какой-то степени, мучеником. А мученик – это человек четвертого подвижнического посвящения, заметный представитель так называемой открыто-космической иерархии. Ничто не мешает ему при этом занять пятую ступеньку в космической иерархии. Пятое космическое посвящение означает, что человек имеет представление о своей настоящей миссии, которая значима для всего человечества. Допустим, ему на роду написано совершить в области экстрасенсорики нечто такое, что серьезно поколеблет скептическое к ней отношение со стороны образованных кругов и тем самым будет способствовать становлению новой науки.
Вы, я, ваш сосед, ваш начальник, жена соседа, секретарша начальника – все получили, по меньшей мере, семь посвящений, все занимают свою ступеньку в каждой из семи иерархий. Место человека во Вселенной, его персональная ячейка в матрице мироздания определяется этими семью числами или, на языке метафизики, векторами. (Желающие могут попробовать определить свое место, руководствуясь книгой Авессалома Подводного «Каббала чисел».) Все ячейки снабжены номерами и табличками. Все мы – на учете, все под наблюдением, все ходим под Рукой Божией. Во всех обыкновенных жизнях присутствует смысл – не видимый нам, но известный Творцу. Счастлив тот, кто сумел понять, в чем он заключается, попасть в резонанс с высшими энергиями, сделать свое бытие дважды осмысленным.


Отбор неофитов


Лет пятнадцать назад это захотели понять очень и очень многие. Тогда как раз начался  эзотерический бум. Тогда каскадом открывались клубы экстрасенсов, парапсихологические курсы и школы. Уже 15 лет назад только в Москве, по оценкам экспертов, насчитывалось от 50 до 100 подобных групп, в которых одновременно занималось не менее трех тысяч человек. Курс был рассчитан в среднем на два месяца, Так что за год через школы проходило примерно 20 тысяч москвичей. И работали такие школы не только в Москве. И до сих пор работают по всей России. И масштабы их деятельности доподлинно неизвестны. По-видимому, счет прикоснувшихся к необычному надо вести на сотни тысяч, если не на миллионы. Следовательно, перед нами процесс. И, возможно, ускоряющийся. Что все это значит?
Подъем эзотерической волны очень просто, а потому и очень заманчиво истолковать как оживлении лженауки, возрастание тяги к мистическому, что типично для кризисных периодов, когда народ, вконец устав от окружающей безнадеги, ждет чуда – второго ли пришествия Христа, высадки ли инопланетян… Он, народ, хочет, конечно, денег, справедливости и порядка, но еще больше – другой жизни. Какой-то совсем не такой, как эта.
Уход от действительности отчасти объясняет  эзотерический бум, но лишь отчасти, поскольку с социометрической плоскости не видно разницы между бегством на садовый участок и бегством в клуб экстрасенсов, а разница принципиальная. Земледельческий труд – воплощенная норма, а экстрасенсорика – за пределами нормы, за парапсихологическими способностями закрепилось название «паранормальных».
Вернее всего могут судить о мотивации своих учеников преподаватели эзотерических школ и целительских курсов. По их наблюдениям большинство курсантов преследует утилитарные цели: овладеть приемами диагностики и врачевания, поправить здоровье, научиться помогать близким – в общем, получить дополнительный шанс в борьбе за существование. Такой же, как дает картошка без нитратов со своего участка. А меньшинство? Практический результат для меньшинства не так уж важен. Его мучают загадки жизни и собственное несовершенство. Оно желает разобраться и понять. Оно ищет веры. Оно не прочь поймать за хвост птицу счастья – не в этой жизни, так в другой.
В школы, ясно, берут всех желающих. Плати и овладевай ремеслом исцеления ближнего. За десять занятий. А иногда и за пять. Впрочем, что за пять, что за двадцать пять. Стать целителем, оказывается, легче легкого. Поэтому впечатление однозначное: профанация, халтура, надувательство.
Но не станем спешить с приговором. Выслушаем аргументы «за». Вот они. Есть два подхода к экстрасенсорике. Первый – жреческий, когда в круг посвященных допускаются лишь прошедшие длинный и тяжкий путь, где каждый шаг дается с напряжением, преподносится как откровение, как ступень подъема к запредельной тайне. Это путь осознанный, уважаемый, верный, путь к Богу, но он поглощает человека целиком, вырывает его из социума, что для большинства обыкновенных людей совершенно неприемлемо.
Второй подход – массовый. Он оправдан, если полагать экстрасенсорные способности отнюдь не уникальными, а естественными, данными природой всем без исключения, хотя и в разной степени. Они лежат под спудом в темных глубинах нашего существа, напоминая о себе то интуитивными прозрениями, то неясными предчувствиями, то воспоминаниями о незнакомых дальних берегах, то острой тоской по другой жизни. Они, как правило, остаются невостребованными, и человек умирает, так и не узнав о своем потенциальном могуществе. Повседневность редко раскрепощает эти задатки. Их можно и нужно пробудить искусственно – специальными приемами, например, психотехническими играми. Особыми методиками самосовершенствования удается разрушить стереотипы мышления, научить отключать логику и доверять интуиции, дать веру в собственные силы. И тогда лопается пелена в мозгу, возможность превращается в действительность, «паранормальные» способности инициируются. Человек овладевает психической энергией.
Конечно, пять уроков или даже двадцать пять – только азы, только прикосновение. Но ведь девять из десяти курсантов этим и удовлетворяется. Идет дальше один из десяти. Вероятно, это не случайное совпадение. Как раз десятая часть людей, приходящих учиться, согласно статистике, обладает повышенной сенситивностью. Половина от этих десяти процентов одарена по-настоящему, именно она продуцирует феноменов. И если пять процентов – стабильная доля, а она стабильная, значит, появляется пласт людей с новыми качествами!
Их тестирование, выявление, отбор как раз и происходят в школах экстрасенсов и на целительских курсах. Не для того ли они создаются?.. Похоже. Строго говоря, они обслуживают процесс, тот, что ускоряясь, разворачивается на наших глазах. Так что же он такое?
В общем плане – процесс трансформации сознания, его перехода на новый уровень. Сознание раздвигает рамки привычного, отказывается от генетических клише – медленно, трудно, но, видимо, необратимо. Забывается страх, сдают посты внутренние сторожа, люди распрямляются, легче и охотнее учатся, благожелательно воспринимают идеи, еще вчера казавшиеся безумными. Они взыскуют града и задумываются о вечном. В народной толще происходят могучие тектонические подвижки, отзываются поверхностной рябью, скажем, экзотическими увлечениями. Взятая отдельно, внезапная тяга к экстрасенсорике выглядит достаточно странно. Ее можно объяснить, лишь поняв, что идет ускоряющийся процесс расширения сознания. А внутри «большого», глобального процесса идет локальный – отбор людей со сверхспособностями, тех самых пяти процентов. Шаг за шагом выполняется эволюционная программа. Эволюция, ни на секунду не останавливаясь, продолжается. Биологическая. Социальная. Или даже качественно иная – биосоциальная. Только и всего.
Пять процентов «отобранных» участвуют в ней сознательно. Они осознанно вступают в резонанс с высшими энергиями. Абсолютное же большинство, 95 процентов, довольствуется прикосновением к неведомому. По правде, эти люди и не собирались становиться целителями или развивать в себе парапсихологические способности, в глубине души понимая, что развивать-то особенно нечего. На курсах они вооружаются кое-какими умениями, например, снимать головную боль. Овладевают начальной эзотерической грамотой. А главное, получают толчок, выбрасывающий из заезженной жизненной колеи, импульс к духовному росту.

Вечный сюжет

Почему необходим духовный рост? В чем его смысл? С позиций обыкновенного человека, одолевающего обыкновенную жизнь, цель эволюции абсолютно неясна. Действительно, куда ведет эволюционный путь и почему мы обязаны по нему идти?
Вот ответ герметизма. Основным предназначением человека, то есть смыслом его существования, является одухотворение материи в непрерывном и сознательном творческом процессе, называемом духовной трансмутацией. Одухотворяя материю, сам человек тоже одухотворяется – растет духовно, эволюционирует, преображается. «Высветление» материи приводит к просветлению самого человека. Одно невозможно без другого, это две неразрывные стороны единого процесса. Духовный рост, расширение сознания, подъем вверх по ступеням эволюции необходимы для того, чтобы выполнять свое предназначение. В то же время, выполняя его, делая предназначенную Творцом работу, растешь духовно, расширяешь сознание, эволюционируешь.
Как же конкретно происходит эволюционный рост? Здесь возможны варианты. Вообще говоря, он происходит через цепь посвящений разной степени жесткости. В радикальном случае, прежде чем перейти на новый уровень развития, человек должен  символически пережить состояние смерти, то есть глубоко осознать невозможность жить по-прежнему, «умереть» в прежнем качестве,   решительно порвать с  прошлым, кардинально пересмотреть   привычное отношение к миру. Надо подвести черту под старой жизнью и начать новую. А это почти всегда сопровождается эмоциональным потрясением. Кроме того,  наваливается глухое одиночество. Человек как бы повисает в холодной безжизненной пустоте. Все, что имело для него хоть какую-то ценность, умерло или агонизирует. А впереди – непроницаемая стена мрака, неизвестность, безысходность. Может быть настолько тяжко, что кажется – еще немного, и условная метафизическая смерть обернется реальной физической. Именно так и бывает, когда человек проваливает посвятительные экзамены 27-летия, 37-летия или 42-летия.
Ах, как нужен в это время мудрый наставник, учитель! Рядом с ним мучения не покажутся такими невыносимыми, под его руководством быстрее наступит следующая фаза перехода – «тишина» или «безмолвие». Это состояние полного внутреннего покоя и полного отсутствия мыслей, чувств и желаний.
«Безмолвие» владеет человеком долго,  но рано или поздно насущные потребности берут свое и  заставляют переключиться на внешний мир. Покой постепенно уходит, но не до конца – остается одна непоколебимая и невозмутимая точка, ощущаемая в области сердца. В дальнейшем «тишина» будет периодически возвращаться, возвещая о своем приближении чувствами тяжести, тоски, усталости, сильным давлением в области сердца, которое затем сменяется «расширением».
По-видимому, сердце активно участвует в процессе духовного роста и даже является центром трансмутации. Центр «раскрывается», что таит в себе новую опасность: если распахнуть сердце навстречу миру, дать волю чувствам и желаниям, оно попросту «сгорит». Поэтому срабатывают защитные механизмы и эмоции почти целиком исчезают.
В общем, на этом этапе духовный рост достаточно безрадостен. Ему сопутствуют дискомфорт, тоска, усталость. Прежде, чем стать бабочкой, надо побыть гусеницей. Но следующая стадия развития, связанная с открытием космического сознания, все-таки рано или поздно начинается.  Приходит чувство единства со Вселенной.
Так описывают свой духовный опыт люди, выбравшие режим  форсированного эволюционного  продвижения. Старые, исчерпанные жизненные программы  они сожгли в огне тяжелых и опасных кризисов. Понятно, что это удовольствие не для всех. Большинство одолевает ступени роста гораздо медленнее, зато в щадящем режиме.
Начало очередного этапа при этом варианте знаменуется, например, знакомством с каким-то духовным учением. Допустим, человек вдруг берет в руки Библию, встречается со священником, натыкается на известный  эзотерический источник – на книги Е. Блаватской, на письма Е. Рерих, попадает на толковую лекцию по астрологии.
Это событие производит на томимого духовной жаждой человека столь сильное впечатление, что у него «открываются глаза». Вот она, Истина! Словно вспышка яркого света, новая теория освещает прошлое, которое казалось хаотичным нагромождением случайностей. В них, оказывается, был смысл, и не просто смысл, а высший смысл! Жизнь, оказывается, вела человека так, чтобы в нужный момент подвести к нужной Истине!
На эзотерическом языке это означает, что человеку авансом открыли «демонстрационный» канал в высшие сферы. Никакой тоски, никакой безысходности, как в радикальном варианте, – наоборот, человек испытывает такой духовный подъем, энтузиазм и чувство всепроникающей радости, что и слышать не желает о возврате к прежним представлениям. Полагая, что нащупал новый путь, он тратит все силы на чтение удивительных книг, ходит по лекциям, знакомится с «продвинутыми».
Через некоторое время (полгода, год, два года) выясняется, что минуты просветления выпадают все реже, а периоды серого разочарования – все длиннее. Наваливается депрессия. Новая жизнь уже не выглядит сплошным праздником (и вообще «не получается»), но и к старой возвращаться бессмысленно, она вспоминается с отвращением. Та программа, видимо, отработана. Или не отработана… но все равно пора сходить с круга. Но как? Человек как бы зависает между двумя жизнями. Что тут предпринять?
Начинаются мучительные поиски ответа. Человек никак не может понять, почему учение, которому он      готов служить всей душой и всем сердцем, отталкивает его? Или этому миру не нужен новый просветленный? Мало-помалу уясняется, почему. Наконец открывается главная истина. Простая, ошеломляющая – посвятительная. Основное предназначение земного человека – участвовать в эволюции материального мира.  Ему, наконец, делается понятным так называемый «Текст, принятый через медиума для обретения сознательной эгрегориальности», которым снабдили его «продвинутые» и который прежде он читал чуть ли не со слезами умиления и восторга… но с серой пеленой в мозгу.

Этот текст таков:

«Вы призваны изменить картину реальности, наши отношения с ней. Изменить не в историческом порыве, не эзотерическими теоретическими снадобьями, а в сосредоточенном и честном труде раскрывая и проявляя те редкие возможности, которые действительно актуализируются сегодня из неисчерпаемого творческого потенциала живой картины мира. Осознайте эту неосознанно выполняемую вами онтологическую миссию. Осознайте, что вы продолжаете дело теряющихся в глубине веков солдат эволюции – известных и неизвестных, благодаря которым мы теперь обладаем и обладаемы нашей реальностью, героев, столь же похожих друг на друга, сколь непохожей была изменяемая ими реальность. Осознайте те невидимые узы братства, которые связывают вас с тысячами далеких и близких людей всего мира, живущих для того же, для чего живете и вы. Осознайте единство вашей цели и устремленности, осознайте вашу жертвенность и призванность – ведь люди платят чем угодно, за что угодно, но только не за изменение реальности. Ваши дела никому не нужны. Это факт. Но вы живете именно так, потому что не можете жить иначе. Осознайте ту огромную силу, которая заставляет вас жить так. Осознайте место этой силы. И осознайте вашу связь с ней, вашу неразрывную с ней связь…»

Вот оно, оказывается, что! – поражается человек. Вот в чем должно состоять мое служение Учению, Учителям, Богу!.. Вот как одухотворяется косная материя и выполняется высшее мое предназначение – плотным участием в мирских заботах!.. Служение конкретно означает погруженность в повседневные земные дела. Чем лучше и ответственнее я их делаю, тем плодотворнее участвую в эволюции материального мира, соображает человек. Чем больше я умею и знаю, чем искусней владею своим ремеслом, чем выше мой профессионализм, тем успешнее будут мои земные дела. Значит, моя прямая земная, но одновременно и высшая, эволюционная задача – совершенствование своего мастерства. Самосовершенствование.
Честно говоря, возможности тут не слишком велики. Человек участвует в эволюции мира только в рамках своих знаний, умений и профессии. То есть – работая, действуя. Причем, не в каких-то тепличных, идеальных условиях, а в самой что ни на есть гуще грубой жизни, в которой на духовность зачастую не остается ни времени, ни сил. В этой-то жизни и нужно действовать активно, однако стараясь все же не забывать про душу, находя средний путь между небесными искушениями и земными соблазнами, смиряя гордыню, ибо наше влияние на мир весьма ограниченно, оно, если честно, распространяется  на крохотную его часть – семью, друзей-товарищей, единомышленников, партнеров, коллег, профессиональный коллектив.  Конкретно оно распространяется  лишь на ту часть мира, где мы работаем. И где становимся мастерами. Мастер – тот, кто имеет в свое деле духовную подпитку. Если же ее нет, у работника нет того, что называется профессиональной интуицией. А если к тому же нет дела по душе, нет работы, действий, деятельности, нет и участия в эволюции мира, нет и собственной эволюции, собственного духовного роста.
…Ох уж этот вопрос о смысле жизни! Недаром его причисляют к проклятым вопросам. Гони его в дверь – он влетит в окно. И будет донимать вас до тех пор, пока не ответите – самостоятельно, без подсказок. А дать ответ, оставаясь в обыденной плоскости, как выясняется, невозможно. Нужно подняться в эзотерические выси, превратить эзотерику с системой ее законов в практический инструмент познания, в основу технологий профессиональной жизни.