ЧЕЛОВЕК НА ЛЕСТНИЦЕ ИАКОВА

(Духовное целительство и фазы эволюции)

 

Какой мерой мерить?

Вопрос о духовности принадлежит к кругу так называемых вечных вопросов. К ним относится, например, вопрос о смысле жизни. Ответить на него чрезвычайно трудно, ответить конкретно, видимо, вообще невозможно. Когда жизнь бессмысленна, это достаточно очевидно; когда исполнена смысла  - тоже, но в чем это выражается? Я строю дом, ращу детей, делаю то-то и то-то, говорит человек, и все эти занятия наполняют мою жизнь смыслом. Верно. Человек ставит себе цели,  достигает их, решает  возникающие каждодневно задачи и живет активно, результативно. Общий  смысл вырастает из разнообразных  жизненных занятий, однако к ним не сводится и не определяется ими.  Чтобы выразить его точно, у человека не хватает ни понятий, ни слов. Смысл жизни неуловим и непостижим.
Вопрос о духовности еще труднее. Что же она такое? Корень этого слова – дух. А что такое дух? Это слово из одной семьи со словами «воздух», "дыхание" "вздох"• А дыхание - основа жизни. Следовательно, мы можем мыслить дух как невидимую силу - жизнендающую сущность, глубоко захватывающую и пронизывающую нас, или как источник, который приводит в движение все, действуя извне и изнутри. Дух не очевиден, не проявлен, не манифестирован. Так как слово “manifest” в латыни буквально означает «то, что можно удержать в руке», то дух - это нечто такое, что удержать в руке невозможно. Он трудноуловим, «тонок», он противоположен тому,  что очевидно, проявлено, манифестировано. Можно вообразить очень тонкие сети для «ловли" реальности» но дух столь «тонок» что не попадается ни в одни из них.
Итак, дух непостижим, невыразим в точных категориях. Он  ускользает от однозначных определений. Но нас это не смущает. Мы охотно о нем рассуждаем. Так, мы говорим о духовном целительстве, не имея ясного представления, что же это такое. По-видимому, духовное целительство – это, как и всякое целительство, некоторое целенаправленное воздействие, только в данном случае не на тело, не на биополевые - энергетические структуры, а на структуры духовные, короче - на дух. Ради чего оно производится? Логика подсказывает: ради их коррекции, укрепления, очищения, нормализации, гармонизации и так далее. Иначе говоря, ради повышения духовности.
Так мы неизбежно возвращается к вопросу, что же такое духовность. Ибо, не зная этого, нельзя судить об успехе или неуспехе духовного целительства. Повысилась ли духовность пациента в результате вмешательства целителя? Иди же в духовных структурах больного ничего не изменилось? И, собственно, по каким критериям об этом судить? Количественных, разумеется, нет. Оценивая духовность или бездуховность, мы пользуемся качественными, а вернее сказать, именно оценочными критеьриями.
Бездуховность, говорим мы, это прагматичность, зацикленность на материальном, скаредность, низкий культурный уровень. Бездуховный человек не читает книг, не слушает классической музыки, не ходит в музеи и прочее. Напротив, духовность - это широкие интересы, образованность, интеллигентность, спокойное отношение к материальной стороне жизни. Бездуховность - это потребительство, корыстолюбие, зависть, жестокость, эгоизм, духовность - жизнь по совести, вера в Бога, признание высшего начала, доброта, стремление помочь ближнему,  справедливость, альтруизм.
Мысля в таких категориях, мы подменяем духовные потребности социальными, отождествляем духовность с общественными, религиозными или  личными добродетелями, а бездуховность, соответственно, с пороками, с христианскими смертными грехами.
Эта система оценок, конечно  же, зыбка, непоследовательна и, к тому же, крайне субъективна: то, что одному человеку кажется непростительным недостатком, уродливым изъяном, на взгляд другого вполне извинительно, если вообще не благопристойно. Однако возможна ли другая система оценки духовности -  последовательная, стройная и объективная? Оказывается, да. Правда, она не будет количественной в строгом смысле  слова, скорее, качественной, но эти качества можно расположить иерархически, поставить каждое на свое место и определить  количество каждого качества.
Эта – косвенная - система оценки духовности опирается на один из фундаментальных законов мироздания - закон эволюции, говоря конкретнее, на эволюционную лестницу, известную из эзотерических источников под именем лестницы Иакова. Любой объект Вселенной - нашего проявленного, тварного мира должен подняться по ней, начиная с самой низшей ступеньки. Путь вверх занимает у человека не одно воплощение, может быть, невообразимо длинную череду воплощений. Любой человек в любой  момент времени находится на вполне определенной  ступени эволюционной лестницы, а это (как мы выясним в дальнейшем) позволяет объективно судить о степени его духовности.
Представление о лестнице Иакова дает знакомая с детских лет история Робинзона Крузо.

Путь Робинзона


Вообразим Робинзона, добравшегося после кораблекрушения до необитаемого острова. Он замертво падает на песок и засыпает, но вскоре пробуждается от голода и жажды. Ему надо искать воду, добывать пищу, обороняться от хищников. Ему необходимо бороться за жизнь, выживать, и ничего другого для не¬го сейчас не существует. И Робинзон начинает трудиться на пределе человеческих сил. Спасает все, что можно спасти с затонувшего корабля. Строит убежище. Проявляя чудеса изобретательности и смекалки, изготавливает инструменты и оружие. Шьет себе одежду и обувь. Заводит огород. Приручает коз.
Спустя год, два или три он обнаруживает, что может перевести дух. Емy больше не грозит голод, не страшны ни жара, ни стужа. Дом уютно обустроен, козье стадо исправно доится и размножается, огород дает приличный урожай. Теперь Робинзон ест вволю, а вечерами подремывает перед очагом, сначала смутно, а затем все отчетливее припоминая, что Господь кроме мужчины создал еще и женщину.
Однако на острове вместо женщин появляются мужчины – воин- ственные туземцы. Приходится создавать систему обороны. Попутно Робинзон понимает, что вел свои дела хаотично, а ими, оказывается, можно управлять. Численность козьего стада и площадь посевов можно планировать и регулировать. Отбив набеги, Робинзон принимается за научную организацию труда. Он создает систему хозяйства. Спустя несколько лет оно переходит в полуавтоматический режим.
А еще через год Робинзон, к своему ужасу, видит: все, что он с такими муками, создавал, потеряло для него цену. Проснувшись одним прекрасным утром, он замечает то, чего не замечал раньше - что остров, куда забросила его судьба, необыкновенно красив. И в его сердце поселяется благодарность Богу. Теперь Робинзон целыми днями предается молитвенному созерцанию. Чего стоят плоды его трудов в сравнении с дивным совершенством природы, с мудростью Провидения? Жить как прежде он уже не может. Но как надо жить?..
Его выводит из оцепенения мычание голодного стада. Хозяйство  близко к окончательному развалу,  но восстанавливать его в прежней виде нецелесообразно. Одной рациональности мало. Нужно еще, чтобы было красиво. Совершенно. Безупречно, Хозяйство, функционирующее, как машина,  - пройденный этап. Оно должно ожить, одухотвориться. А для этого нужно вложить в практическое дело переполняющую Робинзона любовь к миру.
Еще лет через пять, изготовив пергамент и чернила, Робинзон садится писать воспоминания. Он обобщает свой жизненный опыт. Ему есть, то вспомнить, он знает жизнь с разных сторон, он многое перепробовал, он заблуждался и выходил на верную дорогу. Теперь ему виден скрытый смысл происходившего, понятны причины ошибок, ясна правильная линия. Записки Робинзона мудры, потому что он действительно мудр.
В конце жизни Робинзон забывает свое имя. Он уже не человек, он остров, символ человека, нашедшего приют на необитаемом острове. Теперь он слит со скалами и растворен в  источниках. Закаты,  дожди, шелест листвы, ум прибоя, голоса птиц  -  все исполнено благодати и высшего смысла. Он ощущает себя послушным и счастливым орудием Бога, назначившего ему такую судьбу. Он выполнил свою миссию. В чем она состояла, когда -нибудь прочтут в его рукописи. Ежедневно Робинзон добавляет к ней по несколько строчек. Пусть ему не суждено увидеть людей, но пергамент обязательно найдут. Рано или поздно. Господь провел его этой дорогое, он, слуга Господень, поможет одолеть ее другим.

Семь чакр – семь уровней


За свою жизнь на острове Робинзон прошел семь эволюционных
ступеней. Он был человеком муладхары, затем человеком свадхистханы, затем – манипуры, затем – анахаты, затем – вишудхи, затем - аджны и умер человеком сахасрары.
Да, площадок на лестнице Иакова именно семь. Семь энергетических уровней,  на которые последовательно  поднимается разворачивающая  свой потенциал система. Семь эволюционных фаз, которые проходит объект в своем развитии.
Совершенно фантастическим образом их последовательность и смысл совпадают с эзотерическим содержанием тонкоматериальных энергетических центров человека, называемых, как известно, чакрами. С другой стороны, совпадение совершенно естественно. В нем зримо проявляются действие во-первых, принципа единства мира, во-вторых, фундаментального космического закона семиричности. Человек, согласно закону аналогий Гермеса Трисмегиста  («Что наверху, то и внизу») подобен Космосу, строение человека тоже семирично. Он имеет семь тел – плотное, или физическое, и шесть тонких – полевых, энергетических: эфирное, астральное, ментальное, каузальное, буддхиальное и атманическое. Жизнь и эволюция человека подчиняются семи принципам или началам, которые отождествляются с семью чакраами.
Первая чакра, муладхара, является корневым, основным центром, хранилищем огромной потенциальной энергии, символизируемой дремлющей змеей Кундалини. Соответствующая  эволюционная фаза – выживание.
Вторая чакра, свддхистхана, или половая чакра, связана о продолжением рода, с жизнедеятельностью, творчеством (как сублимацией сексуальной энергии). Эволюционный уровень – процветание, размножение.
Третья чакра, манипура, чакра солнечного сплетения, чакра  низшей воли, обеспечивает такие качества как решительность, независимость, сила воли. Эволюционный  уровень –управление, собой и внешним миром, дисциплина, власть над другими людьми.
Четвертая чакра,  анахата, или сердечная чакра,  ответственна за любовь, сострадание, доброжелательность. Соответственная эволюционная фаза – сотрудничество, партнерство, служение, любовь.
Пятая чакра,  вищудха, или горловая чакра, дает такие свойства, как коммуникабельность, экспрессивность,  высокий творческий потенциал, способность испытывать вдохновение. Эволюционный уровень  -   мастерство, совершенство.
Шестая чакра, аджна, или третий глаз,   чакра высшей воли, считается центром  мудрости. Если аджна в порядке, активны интеллект и психика, воображение, волевые качества,  парапсихологические способности, способность соединять, устанавливать связи. Эволюционный уровень -  мудрость, синтез.
Седьмая чакра, сахасрара,  или дыра Брамы (через которую, по оккультным представлениям, душа покидает тело), ответст¬венна за речь, за связь с космическим сознанием, высшим началом. Эволюционный    уровень – непосредственная связь  с высокими слоями тонкого мира и космической иерархии.         
Выстроим  эволюционные ступени в порядке возрастания. Эволюция начинается с фазы выживания. Затем следуют фазы размножения и процветания: регулирования, управления и укрепления; сотрудничества, служения и любви; мастерства и совершенства, мудрости и синтеза. Венчает восхождение по лестнице Иакова растворение объекта в формах плотного мира, слияние с высшим началом, полное единство с мирозданием.
Если на сахасраре / в идеале/ объект представляет  собой одно целое с миром, то на муладхаре объект максимально отделен от мира, вычленен из него, максимально локализован. Это понятно: он только  что родился, его со всех сторон подстерегают опасности, угрожающие самому его существованию. Таким образом, эволюция  -  это переход от состояния наибольшей разъединенности с миром к состоянию наибольшего единения  с ним. На языке формы это значит, что обособленные, локальные объекты, характернее для муладхарной фазы, в процессе эволюции трансформируются в растворенные,  нелокальные, характерные для сахасрарной фазы. Эволюция  - это рост нелокальной и убывание локальной составляющей объектов.

Стирание личности

Но  нас интересует не всякий объект, а человек с его духовностью. Локальная составляющая объекта по имени человек - что это? А это его личность, ибо именно личность выделяет  нас из массы, обособляет от других, делает Ивана непохожим на Петра, а Петра - на Федора.
Ярче всего личность выражена на  мулаладхаре. Варвар, дикарь абсолютно самобытен  - он не подчиняется никаким правилам, не вписывается ни в какие рамки. Это   не обязательно представитель племени, затерянного в дебрях Амазонки, он может жить в Москве, Париже, Риме, быть гражданином одного из цивилизованных государств. Однако цивилизованность дается человеку муладхары с трудом: он часто плохо социально адаптирован /бомж, уголовник, профессиональный бузотер, люмпен, алкоголик, наркоман и т.д./, предельно эгоцентричен, неотесан, груб, жесток. Такие типажи – «плохие парни» - в изобилии представлены в примитивных голливудских боевиках. Тут правильнее говорить даже не о личности, а о необузданном характере, "норове". Но нельзя отрицать, что этот «норов» по-своему ярок и выделяет человека из толпы хорошо социализированных сограждан.
На  второй эволюционной ступени, свадхистхане, личность расцветает, то есть - оформляется. Причем, как ни странно, во многом благодаря социальным ограничениям. Оформленная личность – это  окультуренная,  «причесанная»,  социализированная личность. Пафос жизни человека свадхистханы  -  потребление, но, так сказать, культурное, в установленных обществом рамках. На этом человеке заметна печать социальных стандартов и стереотипов поведения. Поэтому внешне личность выглядит уже не так вызывающе ярко, как на муладхаре.
На третьей эволюционной ступени, манипуре, человек сознательно  приглушает свой нрав, темперамент, обуздывает желания, личностные проявления. Радости свадхистханы - взять то,  что дают,  что можно,  что не запрещено, - здесь кажутся второсортными. Здесь необходимо навязать миру выгодные правила и условия - конечно, выгодные для себя, а не для мира. Но при этом взаимодействие с ним совершенно обязательно. Чтобы эффективно управлять, влиять, властвовать, нужно хотя бы в минимальной  степени учитывать интересы других. Личность на манипуре иной раз просто не видна - видны  межличностные связи, межличностные отношения.
Так уже  на первых трех эволюционных уровнях можно наблюдать постепенное стирание личности и, соответственно, увеличение  надличностного начала - постепенную интеграцию в мир. На следующей ступени - анахате  она возрастает скачком. И это вызывает у человека настоящий шок.

Проблемы перехода

Жил-жил  человек и дожил до кризиса собственной личности. Был он активен, организован, инициативен, деловит, сделал кое-какую карьеру и этим гордился. А тут вдруг захандрил. И хандрил до тех пор, пока не понял, что от привычных  дел его тошнит, а служебные успехи больше не интересуют.  Ни должности не интересуют, ни деньги, ни прочие социальные знаки отличия и признания. Кто будет начальником? Неважно. Сорвался выгодный контракт? И ладно. Машину увели? Пусть. Так, значит надо. Что Бог ни делает, все к лучшему. Будем приспосабливаться к обстоятельствам.
И это, заметим,  самый безболезненный вариант. Обычно человек не хочет покоряться обстоятельствам. Он пытается с ними бороться. Но каждая попытка изменить их испытанными методами -то есть за счет активности, деловитости, планирования своих ша¬гов и волевого напора кончается очередным ударом судьбы. Не везет уже фатально. И только потеряв все или почти все, человек догадывается (и хорошо, если догадывается), что  надо не противостоять судьбе, а довериться ей. Тогда  - сразу, а со временем, обнаруживается, что кризис совсем не страшен, на¬оборот, отчасти благотворен.
Так что же произошло? Человек переместился с одного эволюционного уровня на другой  -  с манипуры на анахату. Казалось бы, ничего страшного. Поскольку энергетика анахаты выше энергетики  манипуры, то личная энергетика человека возросла, у него прибавилось сил: делай то, что делал раньше, только больше и лучше. Однако это совсем другая энергетика, вот в чем главное.
Анахата требует отказа от силовых приемов, от насильственного преобразования окружающего, переоценки всех ценностей и качественной перестройки сознания, перехода к пассивному и созерцательному мировосприятию  /миро-приятию, приятию мира/, что для напористого и деятельного человека манипуры непривычно и непереносимо. Выбивает из седла не только карьерные и материальные неудачи, но и куда менее важные вещи. Например, появляется отвращение к спиртному, организм не принимает мясо и рыбу. На дружеских застольях непьющий вегетарианец теперь лишний. Круг общения сужается, человек чувствует себя отверженным, выброшенным из жизни.
Переход с первого эволюционного уровня на второй, то есть с муладхары на свадхистхану, не травмирует человека, наоборот, воспринимается как вполне естественный, заслуженный. Жизнь, как говорится, продолжается. А может, только начинается  - хорошая жизнь. Война закончилась,   потому что рано или поздно должна была, закончиться, и солдаты едут домой; больного переводят из реанимации в палату для выздоравливающих; завод получает инвестиции от западного магната; редакция находит спонсора и возобновляет выпуск журнала.
Цель человека свадхистханы -  преодолеть оставленную отцами нищету и разруху или сберечь и приумножить капитал, если он есть. Достижение личного и семейного благополучия на этом уровне -  важнейшая  задача, а семья в ряду ценностей выдвигается на первое место и приобретает статус основной ячейки общества, чего и в помине нет на муладхаре /там часто просто не до семьи/.  Дружная трудовая семья, целеустремленно обустраивающая и расширяющая жизненное пространство /осваивается дачный участок,  приобретается машина, обновляется мебель, дети получают престижное образование и закрепляются в престижных сферах, с разбором подыскивается жених для дочери/, типична для свадхистханы. Типичен для нее и тот, кого называют хорошим человеком – пpocтoй и  широкий, хлебосольный, живущий сам и дающий жить другим, может быть,  чересчур плотоядный, но как-то  вкусно, не противно плотоядный.
Переход со второй ступени на третью, то есть со свадхистханы на манипуру, тоже не наносит болезненных ран, хотя и выглядит не так естественно, как предшествующий. Человек манипуры не меняет жизненного пространства, ему вполне подходит то, что обустроено человеком свадхистханы, однако сам человек другой. Его никак не назовешь простым. Наоборот, это сложноорганизованное существо. Человек манипуры втискивает себя в рамки дисциплины, самоуправления, жестко регламентирует социальную  жизнь,  жестко управляет ею посредством жесткой организации, включающей конституцию, законодательство, полицию, суды и тюрьмы. Эта система адекватна внутреннему миру человека манипуры. Он сознательно ограничивает себя в земных радостях, естественных для человека свадхистханы. Он трудится "через не могу", приказывает себе соблюдать диету, палкой выгоняет себя на прогулку и ходит в музеи по плану приобщения к культуре. В его душе есть и собственное законодательное собрание, и собственная канцелярия, и собственная тайная служба, и собственный суд, и собственный концлагерь.

Свечение Божией Искры

И вот этот волевой, высокоорганизованный, целеустремленный человек, отработав третью ступень эволюционной лестницы, переходит на четвертую – анахату. И испытывает настоящий шок. Мало того, приводит в шок окружающих. С их точки зрения, он «блажит». Ведь только блаженный может сказать: «увели машину и пусть, так, значит, надо, что Бог ни делает, все к лучшему». С точки же зрения человека анахаты это никакая не блажь. С его новых позиций так оно и есть. Личность с ее обычными стандартными потребностями - проявившаяся на муладхаре, оформившаяся на свадхистхане и трансформировавшаяся на манипуре - в нем умерла. На взгляд с трех этих ступеней, характер человека анахаты аморфен, нечетко очерчен, размыт. 
Но ведь, с другой стороны, эта размытость означает не что иное, как высокую степень погруженности в мир. В человеке проступают надличностные черты. Его ведет непонятная ему самому надличностная сила. На анахате можно с полным правом сказать: "будет день - будет пища". И она действительно появится, причем без специальных усилий со стороны человека - просто управляющая им сила приведет его к накрытому столу, где он в благодарность подарит всем дружелюбие и тепло. Человек анахаты принципиально дружелюбен, потому что признает равенство всех перед Высшим Началом. Он всем партнер, и безусловно нравственный партнер. Это про него говорят "гость в дом – Бог в дом", а иногда - "тебя мне Бог послал". Неведомая сила  частенько приводит человека анахаты в нужное время в нужное место, например, чтобы скрасить умирающему последние мучительные минуты жизни. Сам он при этом ощущает себя скромным инструментом Господа Бога, его глазами и ушами. В основном это не деятель, а заинтересованный и внимательный наблюдатель, созерцатель, "очаровавши странник".
По  мере подъема по эволюционной лестнице  личность все больше стирается, зато все более выпукло проступает  надличностные  свойства.  За ними угадывается некое Высшее Начало - Божество, Единый  или Абсолют, некоторая пронизывающая мир имперсональная стихия, в которой шаг за шагом растворяется восходящий  по эволюционной лестнице человек. Его природа, вообще говоря, не совсем персональна. Он вообще не слишком отчетливо обособлен, отграничен от мира. Полная обособленность существовала бы в том случае, если бы человек состоял лишь из одного физического тела. Но ведь оно, согласно эзотерической доктрине, только одно из семи.
Три высших тонких тела  - каузальное, буддхиальное и атманическое - ответственны за кармические программы разного  уровня и несут информацию об индивидуальном предназначении человека, о его миссии  в данном воплощении,  об идеалах, которым он будет служить, об идеях, которые будет разрабатывать, о целях, к которым будет стремиться и об убеждениях,  которые будет отстаивать. Эта информация настолько «тонка», что недоступна сознанию, то есть более плотному ментальному телу. Это информация духовного порядка. Она проскальзывает сквозь сколь угодно тонкие сети. То же самое мы говорили в начале наших размышлений о духе: можно вообразить очень тонкие сети для «ловли» реальности,однако дух столь «тонок»,  что не попадается ни в одни из них.
Значит, природа тонких тел (хотя бы трех высших из них) - духовна, благодаря чему  человек и не является полностью обособленным образованием. Духовность присуща человеку изначально, а бездуховных людей не бывает. Если, конечно, повторим еще раз, понимать под духовностью не социальные и личностные добродетели, а нечто  другое. Что же? Скажем так, одухотворенность, понимаемую опять же не как некоторое личностное или социальное свойство /романтический настрой, поэтичность, сияющий взор и т.д./, а в метафизическом смысле - как степень напряжения в человеке Духа Святого.
Это одна да высших энергий или эманации Абсолюта, прони¬зывающая все мироздание, присутствующая во всех его объек¬тах. Частицу Святого Духа в человеке образно называют "Иск¬рой Божией". Ее лишен только труп, всякий живущий наделен ею, причем от рождения в равной мере, поскольку Вселенная для энергий Единого изотропна. «Размер», видимо, одинаков, но  дело не в размерах Искры Божией, доставшейся человеку от Творца, а в ее свечении. У кого-то  она едва тлеет, у кого-то уже заметно мерцает, у кого-то светит ровным и теплым светом, у кого-то пылает, словно раскаленный уголь.
Вот это-то свечение и можно назвать напряжением Духа Святого. Чем оно выше, тем зримее обнаруживается, тем заметнее проявляется в человеке его божественная природа. Говоря на языке, которым мы пользовались при описании эволюционной лестницы, - тем отчетливее проступают надличностные свойства, тем больше сжимается, уходит в тень личность, тем полнее включенность человека  в  мир, тем он ближе к Богу.
А так как обособленность уменьшается, а интегрированность возрастает по мере эволюционного роста, то по мере последнего увеличивается и степень напряжения Святого Духа, или, иными, более привычными словами, - одухотворенность, духовность. Одухотворенность-духовность минимальна на муладхаре При каждом переходе она нарастает. Духовность свадхистханы выше, нежели духовность муладхары. Человек манипуры одухотвореннее человека свадхистханы, но уступает в духовности человеку анахаты.  Тот, в свою очередь, проигрывает в одухотворенности человеку вишудхи, последний менее духовен,  чем человек аджны. Наивысшая одухотворенность-духовность присуща человеку сахасрары,  на этой  ступени напряжение Духа Святого максимально.

Творение мира

На анахате (продолжим путешествие по ступенькам вверх) напряжение еще относительно невелико, его достаточно только для того, чтобы быть глазами и ушами Бога, пассивно созерцать. На следующее, пятой эволюционной ступени, вишудхе, начинается творческая деятельность, так сказать, по прямому заказу Высшего Начала. А творчество  - это всегда напряжение, подчас огромное, запредельное, непрерывное. Еще бы: ведь идет творение мира - через создание новых, несуществовавших ранее форм - произведений искусства, философской мысли, литературы, инженерии, экономики, социальной жизни.
Не будет преувеличением оказать, что мир руками мастера творит сам себя. Недаром у художника, писателя, мыслителя уровня вишудхи часто возникает ощущение, что он работает в контакте с некоей' сущностью тонкого плана, что его рукой, кистью, пером водит ангел-покровитель. А у целителя уровня вишудхи – что учитель подсказывает ему, как лечить болезни. Это   можно понимать и буквально, но метафизически это означает,  что мастер  уже является неотъемлемой и необходимой Вселенной созидающей силой, транслирует в плотный план - по своей специализации - божественную творческую энергию.
На шестой эволюционной ступени, аджне, напряжение Духа Святого и творческий накал возрастают еще больше. Здесь творятся не столько вещественные формы, сколько идеи и символы, в которых материализуются идеи, а этот процесс более энергоемок. На первый план выдвигаются связи между элементами мира и главной задачей творца становится их балансировка, увязка, притирка, то есть работа одновременно со многими сущностями и планами тонкого мира, работа, доступная немногим.
Как  можно назвать такого человека? Синтетиком. Универсалом. Мудрецом. На аджне делается понятным, обретает плоть принцип единства мира. Именно на этом эволюционном уровне открывается "третий глаз", появляются способности к ясновидению,  проскопии. (Кстати, целитель,  лечащий по «фантому, - это целитель уровня аджны.) Принцип единства мира, разумеется, применим и к самому человеку. Его обособленность, локальность уже едва заметна - личность идентифицируется с идеей, которой служит, а эта идея, независимо от области деятельности, всегда  масштабна и исполнена высшего смысла.
На последней, седьмой эволюционной ступени, сахасраре, мир стягивается в точку, напряжение в которой колоссально. Христос или Будда, творя свои учения, вобрали в себя все сущее, чтобы потом превратиться в бесконечность - в христианство к буддизм. Были ли основатели этих религиозно-философских систем реальными личностями - вопрос риторический, а для  их последователей принципиально несущественный. Для них Христос и Будда - воплощение, символы самой духовности.
Итак, духовность человека  - как характеристика напряженности  энергии Абсолюта - задается высотой эволюционной ступени, на которой человек стоит.  Духовность, разумеется, качественная характеристика. Но поскольку высота  или порядковый номер ступени совершенно определенны и выряжаются не чем иным,  как числом,  то есть возможность     количественной оценки духовности  -  оценки количества качества.

Взгляд снизу и взгляд сверху

Итак, о духовности человека можно судить по его эволюционному  уровню.  Этот последний - последний - база для |ее качественной, а в определенном смысле и количественной оценки, для ее «измерения». Значит, дело за малым - за тем, чтобы установить эволюционный уровень.
Как распознать,  до какой ступеньки лестницы  Иакова человек уже добрался и какую ступеньку он сейчас штурмует? По характеристикам эволюционных фаз. Каждой из них соответствует определенный тип личности, или психологический тип (всего, как легко догадаться, в этой системе их семь - по числу эволюционных ступеней) и определенный социальный тип. Если человек обладает чертами того или иного типа, можно с достаточным основанием отнести его к тому  или иному эволюционному уровню, а значит, «измерить» его одухотворенность.
Зная уровень духовности пациента, целитель может работать с его духовными структурами. В чем же должна заключаться эта работа? Или, поставим вопрос шире, - в чем состоит смысл духовного целительства? Чтобы понять это, зададим еще один вопрос: стремится ли человек к повышению своей духовности или нет?
Лет  пятнадцать назад (не говоря уж о советских временах, когда дискуссии о духовности и бездуховности не сходили со страниц печати) положительный ответ был гарантирован. Тогда "бездуховность" и «потребительство» считались социально неприемлемыми, да что там - попросту неприличными. Заявить о своем равнодушии к проблемам духовности  значило при¬мерно то же самое, что появиться на улице в неглиже. Духовность была безусловной ценностью, каждый стремился к ней в силу своего разумения - следя за литературными но¬винками, посещая музеи и симфонические концерты и изгоняя "беса потребительства". Это проходило совершенно в стиле манипуры.  Даже план такой работы существовал - Моральный кодекс строителя коммунизма.
Как обстоит дело сейчас, в точности неизвестно. Ясно, что появились новые ценности, несовместимые с прежним представлением о духовности. Насколько актуален вопрос о ней для современного российского общества? По-видимому, он актуален хотя бы для тех людей, которые испытывают потребность в духовном  целительстве и приходят к целителям. Скорее всего, они уверены, что стремятся повысить свой духовный уровень. А целители, со своей стороны, уверены, что могут в этом помочь.
Тогда почему их усилия чаще всего пропадают втуне? Много ли людей следует мудрым советам учителей, наставников, священников? Многие ли способны искренне следовать десяти христианским заповедям? Многие ли готовы истребить в себе зависть, злобу, агрессивность, возлюбить ближнего как самого себя?.. Очень и очень немногие. В результате недоумевающие наставники разочаровываются в учениках, ученики - в наставниках. И напрасно. Причин для разочарований и взаимных обид нет. И наставники, и ученики обманывают сами себя и невольно  вводят в заблуждение друг друга.
На самом деле человек вовсе не стремится к повышению духовности. Она растет по мере эволюционного роста и нара¬щивать ее искусственно - значит форсировать последний и стремиться поскорее перебраться на следующую ступень, например, с помощью гуру, который втащит туда за шиворот. Мало того, что это невозможно - существует принцип запрета насильственного эволюционного роста (разговор о котором впереди).  Главное, человек в действительности  не спешит перебраться на  следующий уровень, не ставит себе такой задачи, ибо просто не может ее осознать и поставить.
Ступень, которой он достиг, на  которой проходит его жизнь, в стиле которой он действует, потребляет, общается с миром, для человека абсолютна естественна. Более того,  он не в силах представить какой-то другой стиль, другие потребности и ценности, короче, другую жизнь. Не понимаю, как это можно быть кролиководом, говорит собаковод. Из этого простенького, в одну фразу анекдота видна вся сложность взаимоотношений между людьми разных эволюционных уровней.
Бог иногда приходит в форме хлеба, сказал Махатма Ганди. Бог для человека муладхары, вынужденного  сражаться за каждый кусок, обитает на свадхистхане, где вдоволь не толь¬ко хлеба, но и других вкусных вещей, о которых на муладхаре можно только мечтать. Идеал человека первой эволюционной фазы - перестать бороться за существование и начать жить. Человек второй фазы - не выживающий, но живущий - воспринимается им не как объективно более продвинутое в эволюционном отношении существо, получающее по прежним заслугам перед Богом, а как тот, кто сумел лучше устроиться, как ловкач, которому почему-то повезло. А вот ему, человеку муладхары, не повезло, хотя он ничуть не хуже.
Глядя снизу вверх, воспринять другого адекватно очень трудно. Стоящие на низших ступенях эволюционной лестницы смотрят на стоящих выше не с чувством смирения, не с пониманием, что до такой жизни надо дорасти, а с обыкновенной завистью, а то и со злобой. Человек свадхистханы искренне полагает,  что власть, появляющаяся на манипуре, надо использовать исключительно для расширения потребления, для личного обогащения. У начальника, думает человек свадхистханы, куда больше возможностей безнаказанно воровать /грубо говоря/, и грех ими не воспользоваться. Не отсюда ли вековое российское убеждение, что государственные чиновники всех рангов - непременно взяточники и казнокрады?..
В свою очередь, человек манипуры смотрит на человека анахаты с непонятной самому  завистью и необъяснимым раздражением. Легкость, непривязанность, свобода анахаты для втиснутой в рамки дисциплины манипуры одновременно притягательны и запретны, непристойны. Брошу все и пойду бродить по свету, подумает иной раз человек манипуры, а потом придет в себя и вздохнет: нет, блажь не для нас, нам надо дело делать, и с облегчением вернется к упорядоченной жизни, однако мысли о несбывшемся время от времени будут посещать его, вызывая смутную тоску и беспричинную боль и заставляя сочинять песни про туманы и про запахи тайги.
Радости анахаты человеку манипуры совершенно непонятны.   Радости вишудхи - творчество - ясны и чрезвычайно притягательны для человека анахаты, но выразить свой внутренний мир, переполняющие его чувства ему не удается, это становится возможным только на вишудхе, на анахате человек обречен на мучительную немоту.
Конечно,  он страстно желает заговорить, обрести талант для самовыражения. А человек муладхары страстно хочет избавиться от нищеты. А человек свадхистханы  - войти в число сильных мира сего. Но - и это принципиально важно - оставаясь самим собой. Человеку и в голову не приходит, что блага следующей эволюционной ступени не даются на предыдущей, а при¬ходят в свое время,  по мере зволюционного роста. Но им-то как раз человек и не озабочен. Он представляет собой определенный  тип личности,  психологический и социальный тип с определенным набором качеств,  умений и добродетелей,  заданным высотой / номером/ эволюционной ступени. Что на ней положе¬но, то положено,  на большее не претендуйте.
Однако человек, как правило, хочет получить большее, не собираясь подниматься выше. Он не в состоянии осмыслить и поставить перед собой  и решать задачу   перехода на следую¬щий эволюционный уровень. Он туда не стремится. А стало быть, не стремится и к повышению своей духовности.
Этот вывод звучит не слишком утешительно, не слишком лестно для человека,  но такова уж природа вещей.  Может  ли повлиять на нее тот, кто взял на себя труд помогать другим на духовном пути  -  наставник, священник, наконец,  целитель? В какой-то степени - может.

Чакра – план – подплан

Как происходит эволюционный рост?  Самый простой и самый  верный ответ: последовательно.  Не пройдя одной фазы, нельзя перейти в следующую.  Ну что ж, путь, вроде бы, не так долог - ведь  фаз всего семь.  Если бы! Коли б дело ограничивалось цифрой семь!.. Нет, спектр вибраций каждой чакры слишком широк, поэтому он делится на семь частей, называемых планами, а каждый план, в свою очередь, разбивается на семь подпланов. Следовательно, уточненный   эволюционный уровень  характеризуется триадой «чакра-план-подплан». Например, в триаде «манипура – аджна – сахасрара» манипура есть чакра и  указывает на общий уровень, аджна - план, сахасрара -  подплан. Таким образом, число возможных эволюционных состояний человека равняется 7 в кубе, 343. Но и это еще не все. Вспомним, что человек имеет семь тел - физическое и шесть тонких. И каждое из них может пребывать в 343 состояниях. Всего в эволюционной лестнице  7 в четвертой степени, то есть 2401 ступенька.
Одолеть их все за одну жизнь немыслимо. Путь от варва¬ра до святого занимает множество воплощений. В целом эволю¬ционное развитие разворачивается по таком схеме: к следую¬щему плану человек переходит, лишь освоив все подпланы предыдущего; к следующей чакре - лишь освоив все планы предыдущей. Каждый  из нас воплощается на кармически определенных чакре, плане, подплане и начинает с того места, где остановился в прошлой инкарнации, и часто топчется на том  же самом пятачке, за жизнь вскарабкиваясь на один подплан вверх.
К тому же любое из семи тел находится на своем уровне, и не исключено, что все на разных. Блестящий интеллектуал может быть абсолютно не развит физически и ущербен эмоционально, то есть его физическое, эфирное, астральное и ментальное тела могут иметь различные эволюционные параметры: ментальное вырвалось далеко вперед, прочие безнадежно отстали. Физическое и эфирное тела королевы красоты совершенны, то есть находятся на уровне вишудхи, а умственные способности красавицы удручают - ментальное тело пребывает где-то внизу  муладхары.
В триаде чакра-план-подплан чакра представляет основной фон жизни человека, естественную для него среду,  план - основной акцент, главное содержание жизни, подплан – стиль, характер средств, используемых для достижения целей.  Напри¬мер, муладхарный план дает пафос удержания достигнутого, борьбы с врагами,  пытающимися отобрать завоеванное. Таков пафос революции. А муладхарный подплан - стиль борьбы за что-то или против чего-то с помощью угроз, шантажа, подавления, ультиматумов. Таков стиль забастовок, голодовок,  маршей протеста, а равно стиль полицейских разгонов мирных демонстраций.
Бизнес как деятельность и как этап в развитии экономики на стадии муладхары невозможен, здесь господствуют экспроприация, натуральный обмен, карточное распределение, Он появляется только на свадхистхане, когда, во-первых, образуются излишки произведенной продукции, а во-вторых, возникают разнообразные человеческие потребности, и, соответственно, нужда в их удовлетворении. Купец - это фигура уровня свадхистхана  - манипура-манипура, той фазы в развитии феодализма, когда жизнь уже не идет сама по себе, куда ей хочется, а в некоторой степени организуется и структурируется, обзаводится специальными механизмами,  функциональными системами, на¬пример, торгово-посредническими. 
Современный   бизнес - занятие уровня и людей манипуры. Meлкий и средний предприниматель, а также фермер, по идее, должны располагаться на манипуре-свадхистхане. Они и располагаются - в странах с развитой рыночной экономикой. У нас этот бизнес в эволюционном отношении на целый план ниже; его  пафос типично муладхарный - выживание. Ступеньку честного бизнеса занимает криминальный. По многим признакам, уточненный уровень рэкета - манипура-свадхистхана-муладхара, поскольку он четко организован и управляем (манипура), процветает (свадхистхана) и использует насилие в качестве основного средства достижения своих целей (муладхара). Такой вот интересный эволюционный перекос.
Крупное предпринимательство, как и крупное производство, находится на  манипуре-манипуре. Здесь же располагаются государственные служащие, техническая интеллигенция, менеджеры а также юристы, экономисты, коммерсанты. Подплан покажет профессию: муладхара - начальник службы безопасности, свадхистхана - секретарша президента корпорации, манипура -  директор по производству, вишудха - руководитель рекламного отдела, аджна - главный бухгалтер, сахасрара - коммерческий директор.
Подплан может характеризовать и стиль работы человека, и стиль его общения с другими. Грубый чиновник - муладхара, «свой парень», которого водят в ресторан - свадхистхана, бездушный – манипура, вежливый, улыбающийся – анахата, виртуоз канцелярского дела – вишудха, компетентный – аджна, некто без лица и в сером костюме, изъясняющийся языком циркуляров, - сахасрара.

Насильно не осчастливишь

Для посетителя,  обратившегося с прошением в канцелярию, этот «некто» выглядит воплощением бюрократа. Но вот вопрос: какое из семи тел  его организма находится на уровне манипура -манипура-caxacpapa? Физическое?  Может быть, поскольку у чино¬вника «нет лица». Эфирное? Вполне возможно, ибо от него ве¬ет энергетической стужей. Астральное? Тоже не исключено - это человек без эмоций. Ментальное? И это вероятно; ведь он изъясняется языком циркуляров. Если на манипуре-манипуре-сахасраре находятся все четыре упомянутых тела чиновника, то перед нами очень цельный человек. Эволюция большинства его тел шла согласованно, примерно с равной скоростью.
Но так бывает редко. Обычно тонкие тела эволюционируют почти независимо друг от друга. Эфирное тело умственно ограниченной красавицы успело за предыдущие инкарнации подняться до уровня тройной вишудхи, а ментальное тело прошлые  жизни проспало. Ментальное тело интеллектуала достигло уровня аджны, астральное застряло на муладхаре.
Правомерно ли в таком случае говорить об общем эволюци¬онном уровне безмозглой красавицы и бездушного интеллектуала? Да, хотя в разные периоды их жизни, в разных условиях могут быть преимущественно активны разине тонкие тела (и тогда, видя глупость  красавицы, забываешь о ее внешности,  наталкиваясь на черствость мужчины  -  о его yмe),  все же, как правило, есть некоторый основной уровень, на котором находится человек, на который  настроено его сознание, его поведение, способы взаимодействия с другими людьми. Красавица воспринимает себя именно как красавицу, интеллектуал - именно как интеллектуала. Именно это в первую очередь воспринимается в них и окружающими. Когда самоощущение человека совпадает с впечатлением о нем, распознать эволюционный уровень не так уж сложно.
Оставим в покое нашу красавицу - она не нуждается в услугах целителя, разве что косметолога и массажиста. Зато визит  к целителю нашего интеллектуала более чем вероятен. Рано  или поздно у него возникнут серьезные проблемы в общении с другими людьми и самим собой, вызванные эмоциональной неадек¬ватностью. Чтобы помочь такому пациенту, целитель должен поднять его астральное тело хотя бы с муладхары на свадхистхану - с первой эволюционной ступени на вторую. Другими словами, целитель должен совершить невозможное: перетащить пациента на ступень вверх. Это действительно невозможно. Эволюция вдет последовательно,  и нельзя перепрыгнуть через целый этап развития. Не позволяет принцип запрета насильственного эволюционного роста.
Он неоднократно проиллюстрирован в фантастической литературе. Прилетев на далекую планету, земляне обнаруживают цивилизацию, находящуюся, допустим, на стадии раннего феодализма. При виде нищеты, невежества, болезней сердца землян- гуманистов разрываются от сострадания, они хотят творить добро активно. И начинают тянуть аборигенов к счастью за уши, пока не  убеждаются, что это безнадежное занятие. "Ни¬каких сил не хватит, чтобы вырвать их из привычного круга забот и представлений. Можно дать им все. Можно поселить их в самых современных спектроглассовых домах и научить ионным процедурам, и все равно по вечерам они будут  собираться на кухне, резаться в карты и ржать над соседом, которого лупит  жена. И не будет для них лучшего времяпрепровождения". К такому грустному выводу приходит один из симпатичных героев братьев Стругацких.
Никаких сил не хватит, чтобы принудительно осчастливить, строем загнать в светлое будущее. Ничего хорошего из этих попыток, как правило, не выходит. Ужу из сказки Горького незачем рваться за соколом в небеса: он пока что пресмыкающееся, а не птица, он таков, каков есть, и это, право, не позорно. Обломову не стоило вставать с дивана, чтобы пробовать превратиться во второго Штольца: вскормленный в патриархальной неге Илья Ильич слишком глубоко врос в почву свадхистханы, тогда как Штольц уже примеряется к манипуре.
Увы, полнокровный, жизнерадостный, практически здоровый индивид, наслушавшись мудрых, но не имеющих к нему  лично отношения советов, садится на строгую диету, морит себя голодом или решает стать вегетарианцем, В результате он вянет, падает духом и заболевает. Не удивительно: до отказа от мяса, до умеренности в пище надо еще дорасти. Для муладхары, свадхистханы и манипуры обильное питание и мясоедство естественны. Зачем же, спрашивается,  себя мучить?.. Особенно твердолобо человек «воспитывает» собственных детей, упорно лепя их по своему образу и подобию. Ему и в голову не приходит, что сын или дочь изначально, от рождения могут стоять на  ином эволюционном уровне,  у них могут быть иные ценности, иные жизненнее задачи, иные цели и способы их достижения.
И это нормально. Ибо на эволюционной лестнице 2401 ступенька, на каждом из семи тел человека могут быть включены разные чакры, планы, подпланы, так что число возможных энергетических состояний есть невообразимо огромное число с семнадцатью нулями.

Прыжок и падение


Есть, однако, выражение, намекающее на возможность эволюционного скачка - "взлет  духа" или «духовный взлет». И поскольку бессмыслиц в языке не бывает, не означает ли оно, что невозможное все-таки возможно - возможен прыжок через ступеньку лестницы Иакова, а то и через две или три? И да, и нет. Такие прыжки случаются. Ну, например, взлет с манипуры на аджну, казалось бы, не будет выглядеть противоестественно. И манипура, и аджна - чакры воли,  соответственно, низшей и высшей; системный взгляд свойствен и манипуре, и  аджне; и там, и там приводится работать с системами, в частности, их создавать. Но! Манипурные системы - системы технические, производственные, социальные, экономические,  а аджновские - символические. Разница между ними колоссальна, что сразу же ощутит внезапно взлетевший на аджну человек манипуры.
Так, астроном-практик теряется,  столкнувшись с символическим
языком астрологии, хотя речь идет о тех же созвездиях и планетах, хотя в астрологии вроде бы все то же самое, разве что зодиакальные созвездия превратились в знаки, а планеты -  в принципы. Однако получившаяся в результате этих замен система решительно недоступна пониманию астронома.
Испытавшему духовный взлет, то есть прыгнувшему вверх на чакру или на несколько чакр человеку /если прыжок не обес¬печен, не подготовлен предшествующим эволюционным ростом/ нечем дышать на чужих высотах. Здесь, может быть, и прекрасно, но не хватает кислорода. Поэтому духовные взлеты обычно краткосрочны. Через некоторое время человек падает  вниз, на исходную эволюционную ступеньку, испытывая смешанные чувства разочарования и облегчения: все-таки та жизнь была не для него. Вероятно, так ощущает себя директор экономического института, которого реформаторская волна вознесла в кресло министра, а потом швырнула назад.
Временный взлет  духа показывает человеку далекую перспективу, заманчивую цель, к которой можно /если захочешь/ стремиться. Периодически приоткрывая краешек  туманной завесы будущего, владыки кармы стимулируют человека к эволюционному росту. Правда, они же, владыки, на две трети берут на себя управление подъемом по лестнице Иакова. Две трети на¬шей судьбы, определяемой тонкой и  плотной кармой, - в руках Божиих, и только треть - в собственных руках человека. Так решает метафизика вопрос о соотношении предопределения и свободы воли. Иными словами, человек может в соответствии со своими желаниями совершать примерно треть своих действий.
В число этих желаний не входит, как мы уже говорили, же¬лание повысить сбою духовность, а следовательно, и свой эволюционный уровень. Для его повышения человек обычно не предпринимает никаких действий, бессознательно передоверяя управление своим эволюционным /духовным/ ростом Господу Богу. Подъем к вершинам духовности свершается целиком по Его воле.
Но раз так, то духовное целительство, казалось бы, полностью лишается смысла. Казалось бы, целителю не по чину вмешиваться в дела высших сил. И все же работа для него находится. Целитель призван сделать процесс эволюционного роста максимально безболезненным и комфортным. Он должен исходить, во-первых,                                                              
из того, что фаза, в которой пребывает человек,  кармически обусловлена, а значит, естественно для него, а во-вторых,  что человек не спешит перебраться на следующую ступень и чаще всего вообще не подозревает, что это когда-нибудь произойдет. Задача целителя - не ускорять эволюционный рост, не подталкивать пациента к следующей эволюционной ступени,  не втаскивать на нее силой / это неизбежно кончается падением обратно/, не замахиваться в гордыне на Божьи дела /это повредит пациенту и неизбежно утяжелит собственную карму целителя/, а помочь человеку наилучшим образом приспособиться к данному эволюционному уровню, с пользой потрудиться именно там, где сегодня назначил Бог, или, говоря оккультным языком, честно проработать данный этап развития и подготовиться к переходу на следующий. Проще говоря, задача целителя - привести духовные структуры /духовность/ пациента в состояние, адекватное конкретной фазе эволюции.

Целитель и пациент

Поэтому целителю необходимо уметь определять эволюционный уровень пациента.  Иначе неизбежны ошибки, а эффект воздействия оказывается минимальным либо просто нулевым.
О пользе правильного питания написаны горы книг, а много ли людей правильно питается? Вегетарианству посвящена целая библиотека исполненных упреков и страсти трудов, а мно¬гие ли стали вегетарианцами? Целители огорчаются, возмущаются, отказывают пациентам, когда те не выполняют их безусловно правильные рекомендации. Зачем вы пришли ко мне, если не слушаете моих советов? – удивленно спрашивает целитель пациента. А удивляться-то нечему.  Совет хорош, но адресован не тому человеку.
Призывы отказаться от животной пищи воспринимаются начиная с анахаты, люди трех предыдущих фаз в большинстве считают вегетарианство блажью и глупостью. Когда целитель расхваливает человек манипуры кашу из проросших зерен, он рискует больше не увидеть пациента. Зато тот же пациент способен посадить себя на жесткую системную диету и соблюдать ее неукоснительно. Совет ограничить прием жиров и углеводов, а также потребление спиртного будет принят им благосклонно. Эта же рекомендация не дойдет до человека  свадхистханы: любые ограничения  в пище для него противоестественны, он органически не способен вычеркнуть из меню ветчину и колбасы, он лучше дополнит его  каким-нибудь сжигателем жира.
Болезни посылаются нам в наказание за грехи, за нарушение законов земных и небесных,   за несогласие с собой и с Провидением, говорит пациенту целитель христианского  толка.  Смертными грехами в христианстве считаются гордыня, уныние, гнев, блуд, стяжательство,  жадность,  зависть. lНе унывай, не завидуй, не будь агрессивен, не развpaтничай,  не скаредничай, не задирай нос, не греби под себя увещевает целитель пациента, и будешь здоров и счастлив. Но стоит ли говорить «не гневайся» человеку муладхары, если агрессия - его обычное состояние / или он побеждает враждебное окружение, или его поглощает среда/? Глух останется этот пациент и к бодрому "не унывай!" - он очень целен, переживания захватывают его целиком, а уж переживания собственных недугов - в особенности. А как, скажите, можно всерьез советовать человеку  свадхтистханы «не грести под себя» - не потреблять? /А поскольку, заметим, он потребляет и секс, то отвращать его от "блуда" бесполезно/. Или вразумлять такого пациента не скаредничать, когда задачу накопления и преумножения богатства он, в соответствии с природой своего уровня, рассматривает как важнейшую?..
Вобщем, оказывается -  к немалому недоумению и огорчению целителей - что христианские моральные нормы, вернее, антинормы, известные под именем "грехов", отнюдь не абсолютны а относительны.  Не потому ли с течением веков и тысячелетий число грешников на Земле ничуть не уменьшается? Относите¬льными оказываются и десять библейских заповедей. Например, заповедь "да не будет у тебя других богов перед лицом Моим" воспринимается начиная с уровня аджны, ибо только здесь принцип единства мира обретает предметное содержание, конкретный смысл, подтверждается индивидуальным опытом. А заповедь «возлюби ближнего как самого себя» находит понимание начиная с уровня анахаты. Для пациента этой ступени Бог есть любовь, перед Его лицом все равны, все возлюблены, я  - это ты, а ты - это я. Но для людей муладхары, свадхистханы, манипуры все не так. Истинный смысл этой заповеди до них не доходит. Темны для них и слова апостола Павла о Вере, Надежде, Любви, из которых Любовь больше.
Интересно, всегда ли прозрачен смысл библейских заповедей и изречений для включающего их в свой аресенал целителя? Увы, не всегда. Целитель, подобно своему пациенту, может стоять на эволюциоинной ступени ниже аджны и даже ниже анахаты. В этом, разумеется, нет ничего страшного. Манипура - вполне приемлемый уровень для целителя, практикующего в обществе, многие структуры которого находятся именно на уровне манипуры (в целом, наше общество занимает на эволюционной лестнице большой пролет от муладхары до манипуры). И все же весьма желательно, чтобы целитель, да еще подвизающийся в деликатной духовной сфере, включал в свой арсенал методы, соответствующие уровню своей собственной духовности. Кроме того, предпочтительнее подбирать пациентов по себе, а именно: стоящих на более низких ступеньках, в    крайнем случае - на той  же самой, но не выше.
Целительство - это всегда взаимодействие двоих. С позиций эволюционной гипотезы, оно зависит от соотношения эволюционных уровней целителя и пациента. Взаимодействие невозможно без взаимопонимания. Наибольшее взаимопонимание наблюдается тогда, когда партнеры находятся на одном уровне. Тогда это, что называется, люди одного круга, говорящие  на одном  языке. Более или менее адекватно воспринимаются пар¬тнеры, стоящие ступенькой выше или ниже. Так, со сваджистханы относительно понятны муладхара и манипура. Людям, по своему эволюционному уровню отличающимся на две или более чакр, очень трудно найти общий язык /что иллюстрирует история с кратковременным взлетом человека манипуры на аджну/. В этом случает между ними невозможно равенство, возможны лишь отношения учительства.
В идеале целитель должен быть учителем для пациента. Ведь последний несет к целителю не только физическую, но и душевную боль. У пациента ноет не только поясница, но и душа. Одолевают тревожные мысли, гадко, муторно. Ему нужен не просто лекарь, нужен утешитель, советчик, наставник, учитель. Само собой, пациент ждет от целителя рецепта растирания поясницы. Но  еще он хочет знать, какие упражнения делать, как  питаться, как отдыхать. Он подозревал, что радикулит - только вершина айсберга, что настоящие причины его недугов и неудач скрыты от глаз, что они, возможно, лежат в неправильном настрое на жизнь, в душевном беспорядке, в ошибочном отношении к миру. Короче, пациент хочет, чтобы целитель наставил его на путь истинный, ибо самостоятельно туда не выбраться,  это проверено.
Во многих случаях целитель действительно становится учителем   для пациента. Это те случаи, когда целитель превосхо¬дит пациента по эволюционному уровню. При взгляде сверху понятны трудности более низких ступеней, а главное, удается посмотреть на них иначе, под другим углом зрения, который «нижестоящему» недоступен. Целитель уровня манипуры, рассматривая проблемы своего свахистханного  пациента системно, выявляя новые подходы, новые повороты, о которых пациент и помыслить не мог, кажется тому мудрецом, высшим существом. Пациент благоговеет перед целителем и безоговорочно признает его превосходство над собой. Доверие пациента к целителю в этом случае полное, причем не только как к целителю, но и как к наставнику, учителю жизни.
Обратная картина наблюдается, когда целитель берется лечить пациента, эволюционный уровень которого выше собственного уровня целителя. Например, блестящий  специалист ступени вишудхи может показаться пациенту ступени аджны поверхностным, неинтересным, ограниченным. Человек аджны всегда видит стоящие за явлениями и объектами высшие силы, прозревает за событиями то, чего не видят окружающие, понимает причины, непонятные другим, А целитель, при всех своих выдающихся способностях, будучи человеком вишудхи, всего этого не видит, не прозревает и не понимает. Пациент догадывается о глубинных корнях своих проблем и истинных причинах болезней. Он, собственно, пришел не столько лечиться, сколько услышать подтверждение своим догадкам от целителя. Но целитель, вот беда, подтвердить этого не может. Как не может и опровергнуть. Он предлагает что-то свое, по мнению пациента, мало относящееся к делу. Целитель теряет обычную уверенность, он почти в смятении. Пациент смотрит на него с сожалением. Он ощущает свое превосходство,  а целитель – свою ущербность.
Именно так и бывает при контакте людей разных эволюционных уровней: их общение и сотрудничество не может быть равноправным, это всегда отношения ведущего и ведомо, учителя и ученика. Роль последнего в данном случае, сог¬ласитесь, не лучшая роль для целителя.
Наконец, при равенстве эволюционных уровней целителя и пациента они воспринимают друг друга как равные партнеры. Сложностей во взаимопонимании нет,  но чего-то недостает. Чего же? Пациенту  -  признания безусловного авторитета целителя,  того почтения к нему, которое испытывает отставший в эволюционном росте; целителю  - полной уверенности в себе, чувства превосходства, которое испытывает обогнавший. Отношения между ними чисто деловые, что делает атмосферу контакта не особенно благоприятной для духовного целительства.

Божественная магия

Верно ли, однако, разделять целительство на «духовное» и «прочее»?В его исконном смысле целительство значило и значит приведение к целостности, а целостность - это единство тела и духа. Даже самое элементарное врачебное действие не может быть направлено только на физическое тело - всегда должна учитываться "божественная параллель» происходящего.
Аксиомой для древнего целителя было то, что все проблемы его пациента имеют отражение в высших мирах, что земной болезни предшествует неприятность, случившаяся где-то на "космической лестнице», а земному выздоровлению - выздоровление "космическое". Поэтому знание  теологии, мифологии, космогонии, иначе, эзотерическое образование считалось совершенно обязательным для целителя. Им становился только тот, кто мог выстраивать "божественные параллели".
В Древнем Египте занятия медициной  входили в перечень обязанностей определенной ветви жреческого клана. Жрецы ни  в коем случаен не были просто  служителями религиозного культа. Главным предназначением жреческой касты было сохранение  и преумножение знаний. В древнеегипетской медицинской   доктрине  все болезни рассматривались как нарушение индивидуального равновесия между человеком и космосом. Его и требовалось  восстановить врачу. Другими словами, жрецам нужно было найти и устранить причину, из-за которой нарушилось это равновесие /или целостность «человек-космос»/.
Современная медицина долго и мучительно шла к осознанию истин «надо лечить на следствие, а причину» и «надо лечить не болезнь, а больного» и когда наконец осознала, то испытала потрясение. Египтяне знали эти истины всегда. Жрецы-целители посвящались в них во время длительного и трудного периода обучения. Интересно, что одним из элементов и условий посвящения было самоисцеление врачевателя - чтобы получить право исцелять других, он должен был привести в порядок свои тело и дух.
Проводником врача в тонких планах чаще всего был бог Тот, покровитель магии, медицины, хирургии, а также арифметики, геометрии, исследований, астрономии, предсказаний, музыки, письма. Тоту приписывались подвиги магического исцеления, обычно совершаемые силой его голоса. Именно так он излечивал от смертельного укуса скорпиона. Впрочем, врач, в зависимости от своей специализации, мог взять себе в проводники и другого бога. К нему надлежало обратиться с молитвой. Вот как, например, обращался целитель к приносящему здоровье богу Хонсу:
О Хонсу, Ясноликий,
Могучий целитель,
К тебе я взываю, чтобы был ты со мной сейчас,
К тебе, кто изгоняет все болезни,
К тебе, кто побеждает нездоровье и страдание,
К тебе, изгоняющему невзгоды и несчастья,
О Хонсу, Рассекающий  Столетья,
Возлюбленный миллионами,
Ясный в храме своем,
Раствори двери свои предо мною,
Освети душу мою светом своим,
Проникни глубоко в дух мой, исцели все мои недуги.
О Хонсу, лишь ты один можешь изгнать навечно недуги,
лежащие в душе моей, сделать мое тело здоровым, разум ясным,
душу чистой и светлой в явление духа моего.
О Хонсу, приходящий по зову тех, кто искренен, как я  сейчас,
Я склоняюсь пред тобою, и признаю твое господство,
и хочу стать частью тебя.
О Хонсу, благослови меня своим даром исцеления, чтобы
я тоже мог исцелять больных телом, или душою, или духом.
Подними же меня, о божество Света, откликнись на мои
жалобы и одари меня своим дыханием Здоровья, чтобы я
тоже мог познать тебя,  познать твою милость, познать пути твои.
О Хонсу, услышь меня, молю тебя, ибо я пришел к тебе
и кладу мольбы мои к стопам твоим,  храму твоему, и буду
я вечно восхвалять тебя в сердце моем.
Приветствую тебя, о Славный Целитель.
Анетч Хра-ку Хонсу Хе!
В этот замечательный текст стоит вчитаться повнимательней. По сути, в нем поэтично изложены древнеегипетские медицинские взгляды. Тело, душа, дух нигде не отделяются друг от друга, они поминаются только вместе: там, где тело, обязательно дух и душа. Точнее, сначала упоминается дух, а уж потом – разум, тело, душа. Проникни глубоко в дух мой, просит целитель бога, и тем самым исцели все мои болезни – сделай тело здоровым, разум ясным, душу светлой и чистой.
Искусство врачевания в глазах египтян имело божественное происхождение, поэтому каждый медицинский документ считался священным текстом, а наука врачевания смыкалась с магией. Чтобы установить тесное взаимодействие между целителем и пациентом, объединить их усилия, направить в нужное русло, произносились магические заклинания. Многие из приемов древнеегипетской медицины имели явно шаманский характер и были исполнены магическим подтекстом. Например, соника.
Целитель в Древнем Египте, непременно будучи еще и магом, то есть тем, кто управляет Словом, владел Гекау, или Словом Силы. Как бог врачевания Тот исцелял  силой своего голоса, так и работавший под его покровительством врачеватель мог воздействовать на пациента, произнося его тайное имя или просто личный звук, частота которого соответствует сущности - главную ноту живого существа. Конечно, эту ноту надо было еще найти, услышать, но ведь целитель недаром назывался магом.
Магические навыки требовались врачевателю и для изготовления талисманов, оберегов здоровья, знаков на счастье. Талисман придумывался и делался с учетом определенных оккультных или астрологических требований, так что целителю необходимо было разбираться в тонких энергиях Вселенной и знать, каким образом заключить их внутри какого-то объема, орнамента, совокупности символов и знаков в соответствии с индивидуальными потребностями пациента.
Использование талисманов, оберегов, амулетов относилось к низшей магии, как и гадания, предсказания, заклинания, как и все действияs направленное на укрепление здоровья, благополучия, удовлетворение прочих житейских потребностей. Высшая магия была направлена на развитие, совершенствование, духовный рост, эволюционный подъем.  А вот на «черную»  и «белую» целительская магия не делилась. Сведущее в метафизике египтяне отлично понимали, что любые вселенские энергии совершенно безличны, они приобретают позитивную либо негативную окраску лишь в процессе использования. Так, огонь - это всего лишь огонь, им можно обогреть собственный дом, а можно спалить дом соседа. Чтобы маг не обращал свою силу во зло, всякие проявления «эго» в магии решительно изгонялись.
Как видим, наука врачевания не просто смыкалась с магией, а переходила в магию. Между ними не было четкой границы. Магия была научной, наука – магической,  магия – точной,  наука - исполненной воображения. Скорее всего, магия была той отраслью высшего, полного, синтетического знания о природе, которая занималась тонкими измерениями, чьи тайны лишь начинают приоткрываться перед нынешними физиками. А древнеегипетская наука - это не только астрономия и геометрия, это еще и космогония, и, безусловно, метафизика. Главный научный по¬стулат дан в первом же предложении «Изумрудной Скрижали» Гермеса Трисмегиста: «Что наверху - то и внизу, а что внизу - то и вверху; оно являет нам чудеса одной и той та вещи /работы/». Это не что иное, как  микрокосмически-макрокосмическая аллюзия, закон подобия или аналогий, универсальный принцип мироустройства .
Основываясь на этом фундаментальном постулате, древнеегипетское знание разработало философские и научно-магические концепции о связи между заболеваниями и равновесием четырех стихий в системе человека, об  эфирном мире, который предшествует физическому и отражается последним; о колесе кармы: о происхождении заболеваний и о многом-многом другом. Всем этим богатством жрец-врачеватель должен был владеть в совершенстве, не говоря уж о специальных знаниях, которые излагались в медицинских папирусах, скажем, в «Папирусе Эбера»,  сообщавшем о тонких телах и о необходимости устранения нарушений в них.
Более того, целитель был обязан не просто знать метафизику, но и руководствоваться ей на практике. Например, не всякому пациенту маг взялся бы изготовить амулет на благополучие, так как помнил: запрос на него со стороны человека, чья карма не располагает к богатству,  чреват расплатой. «Наколдовать» денег бедняку можно, но для восстановления кармического баланса у человека будет отобрано нечто, имеющее  эквивалентную стоимость.

Договор со смертью

Проторелигия. Протомедицина. Самая древняя духовная традиция. Так характеризуют шаманизм современные исследователи. Возможно, здесь есть преувеличение. "Самая" или «не самая»  по древности это традиция, в действительности, конечно, не известно, но ее длительность оценивается, по меньшей мере,  в несколько тысяч лет,  а значит, она сравнима с древнеегипетской, при том, что в отличие от жрецов-врачевателей,   целители-шаманы практикуют и по сей день.
Кто такой шаман? Это человек, который может по своему желанию входить в измененные состояния сознания, ощущать себя в этих состояниях «путешественником» по иным мирам и использовать эти путешествия для приобретения знаний, силы,  а также помощи членам своей общины.
Шаманы  выполняют в общине или племени много функций, однако самое главное их предназначение - целительство. Сами они считают свои целительские способности в первую очередь духовными. Почему? Потому, что «в нашем уме существует такая часть, о которой мы действительно ничего не знаем, и именно от этой части зависит, болеем ми или остаемся здоровыми».  Такое объяснение предложил одному из антропологов знахарь племени навахо.
С точки зрения европейски образованного ученого, шаман говорил не а духовном целительстве, а о психотерапии  - ведь он, в переводе на «правильный» научный язык инея в виду не «часть ума», а часть психики, часть сознания» вероятно – подсознание. А с ним и  работает психоаналитик, психотерапевт. И действительно, многие шаманские техники проще всего определить как психотерапевтические. Исследователи шаманской  медицины отмечают, что шаманы как и все целители, используют суггестию и ожидания, ритуалы, способные создать мощный плацебо-зффект (о нем peчь впереди), применяют психологические и психотерапевтические приемы для снятия физических и ментальных симптомов, для лечения соматических заболеваний.
Это находит полное понимание у знакомого с медицинской статистикой западного врача. Подсчитано, что примерно поло¬вина визитов к врачам-терапевтам на Западе мотивирована психологическими  факторами. Огромное число людей, жалующихся на физическое недомогание, на самом деле страдают от  психических и психосоматических проблем. Это же соотношение наверняка справедливо и для пациентов шамана. Только последний назовет психологические проблемы «потерей души». «Потерявший душу» впадает в состояние удрученности и уныния, что - по шаманским верованиям - является причиной большинства болезней.
Как психотерапевт шаман помогает соплеменникам снимать беспокойство и чувство вины, которые мучают многих из них. В таких сообществах, находящихся на самых нижних, безжалостных планах первой эволюционной ступени, муладхары, проблема выживания стоит очень остро, будущее ужасает своей неизвестностью, жизнь ограничена бесчисленными табу, малейшее нарушение которых может повлечь за собой болезнь, страдания и смерть не только самого нарушителя запретов, но и членов его семьи, а то и всего, племени. Шаман смягчает непереносимое подчас напряжение, освобождает от страха перед жестоким и непонятным миром, от боязни сделать ненароком роковой шаг.  Психотерапия? Конечно. Но не только. Ведь шаман, по сути, адаптирует пациентов к муладхаре, тому эволюционному уров¬ню, на котором они находятся, приводит их духовные структуры в состояние, адекватное первой фазе эволюции. Значит, шаман решает главную задачу духовного целительства и являемся истинным духовным целителем.                                 
Может быть, шаман из племени навахо,  говоря о «части ума»,  имел в виду не ее,  а часть нашей духовной структуры, некоторые духовные аспекты нашего существа, о которых мы ничего не знаем в обычном состоянии сознания, но которые  изредка  постигаются в измененном? Именно к этим «частям», «аспектам», видимо, и адресуются шаманы, используя совсем уж экзотические средства лечения. Целители разных племен и шаманских школ в качестве панацей применяли и применяют самые разнообразные вещества и предметы: кровь ящерицы, толченых пауков, протухшее мясо, крокодиловый помет, жир медведя, лисьи легкие и мало ли что еще, что и вообразить-то трудно. И что же? Все эти вещества и предметы действительно помогали. При одном непременном условии: и шаман, и пациент крепко верили в эффективность данного средства.
Здесь налицо так называемый плацебо-эффект: исцеление наступает благодаря вере в целителя, в его силу, в его методы. Допустим, шаман заговаривает обыкновенную бородавку или, чтобы свести ее, велит пациенту зарыть красный лоскут в полнолуние на перекрестке трех дорог, или... Подойдет любое средство, любое действие, лишь бы пациент в него верил. Он скажет, что бородавка сошла, потому что ее заговорил целитель, потому что ее утащил зa собой зарытый в землю лоскут и так далее. А целитель - что скажет он? Ничего. Случилось маленькое чудо, но его механизм неизвестен. Такие чудеса наблюдаются постоянно и повсеместно. Причем при наличии проблем куда сложнее бородавки - при сердечно-сосудистых заболеваниях, гипертонии, артритах, язвах, мигрени, аллергии, лихорадке, склерозе, диабете, паркинсонизме, радиоактивном поражении, психических расстройствах, даже при раке. Статистика свидетельствует, что приблизительно треть больных, в лечении которых применялись абсолютно неактивные плацебо, например, обыкновенная вода под видом суперпрепарата, чувствует значительное улучшение.
Не на этом ли эффекте, по существу, основана вся терапия? Не он ли является основным целительным фактором медицины? Не в нем ли кроется тайна так называемой колдовской смерти, когда туземец умирает, узнав, что на него напущена порча?.. Отрицать плацебо рациональная технологическая медицина не может, но почитает его загадкой. Она заставляет думать, что в каждом из нас существует какой-то "сверхразум", какое-то "сверх-я", обладающее знаниями, недоступными пониманию современной науки.
Это "сверх - я" с позиций метафизики, видимо, не что иное, как "Искра Божия", пронизывающая нас с той или иной мерой напряжения энергия Абсолюта. Собственно, с ней и работает шаман-целитель, руководствуясь простым и ясным правилом: «Если пациент действительно верит мне, тогда он выздоравливает, если же не доверяет мне, то это его проблемы». Шаман использует в лечении "исцеляющую силу веры-ожидания". Это делает шаманское вмешательство относительно безвредным (что согласуется с золотым принципом западной медицина «не навреди») и мягким (что характерно для духовного целительства).
Раз боль пациента вызвана прежде всего "потерей души", нарушениями в духовной структуре, то и лечение должно быть духовным. Механистическое мировоззрение западного медика представляется шаману абсурдным. Миром правят могущественные не¬предсказуемые силы, но их все-таки можно понять, их можно умилостивить, с ними можно сотрудничать, ими можно овладеть, наконец, а значит, можно победить болезни и зло и даже лишить ужаса смерть.
Тот, кто способен договориться со смертью, в полной мере наделен исцеляющей силой верой-ожидания. Иначе ее можно назвать просто целительской силой. Существование этой особой силы признавали и Фрейд, и Юнг. Ей обладали и обладают все выдающиеся врачи всех времен и народов. Сплошь да рядом чудодейственные системы и методы чудодейственны только в руках их авторов, в руках последователей и учеников они теряют по¬ловину своей  эфективности, а то и вовсе не тиражируются. Как ни парадоксально, но целительский метод - это зачастую сам целитель с его уникальной личной целительской силой. Она проявляется при подъеме на достаточно высокую эволюционную ступень, когда напряжение Духа Святого, или энергии Абсолюта достигает необходимой величины.
Древнеегипетские жрецы-врачеватели поднимались на нужный эволюционный уровень с помощью посвящения. По-видимому, эту цель преследует   и система суровых испытаний и аскетических практик периода шаманской подготовки. Внимание отвлекается от внешнего мира и направляется к внутреннему духовному началу ("Царство Божие внутри нас"). Так же, как жрец-египтянин, шаман должен сначала вылечить себя и лишь потом лечить других. Будущий целитель подавляет страх болезни, сознательно идя ему навстречу, преисполняется несокрушимой верой в возможность самоисцеления. Ожидания действуют как самосбывающиеся пророчества, духовное равновесие восстанавливается. Шаман нащупывает центр духовной силы внутри себя. Он пробуждается - испытывает трансформацию сознания, приходит к новому пониманию космоса и человека.
Что же это за понимание? Оно отражено в библейской заповеди любить ближнего как самого себя. Но это возможно только в том случае, если ближний - это я, а я - это ближний, если и он, и я - одно и то же, одно тело и один дух. Небо, земля и десять тысяч вещей образуют одно тело, говорил Конфуций. "Увидь себя в других. Кому тогда причинишь боль? Как сможешь навредить?" - вопрошал Будда. Для шамана все в мире наполнено высшим смыслом, все взаимосвязано, как связана кровными узами одна семья, для него все создания на Земле и в космосе - частицы огромной паутины жизни. Новое понимание - это понимание целостности мира, всеобщего единения в Духе.

Приобщение к традиции

Но в таком случае подлинное взаимодействие между людьми происходит на тонких планах, в таком случае целительство, какие бы формы ни принимал процесс на плотном плане, - это прежде всего работа в тонких, духовных измерениях. По¬этому попытки обосновать его "научно" выглядят по меньшей мере странно и обычно заканчиваются ничем. Так и должно быть: методам механистической науки духовная реальность принципиально недоступна.
Сакральный смысл целительства был ясен древнеегипетскому жрецу, он ясен шаману, а вот современный целитель о нем обычно просто не подозревает. Возьмем ту же эволюционную гипотезу с ее главным символом - лестницей Иакова, по имени одного из библейских патриархов. "И увидел во сне: вот лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней" /Быт.28,12/.
Подобную же лестницу видел и пророк Мухаммед - по ней взбирались правоверные, чтобы достичь Бога. Вообще же этот символ широко распространен в иконографии всего мира. Он охватывает следующие главные идеи: восхождение, градацию и связь между различными вертикальными уровнями. Восхождение понималось как в материальном, так и в эволюционном и духовном смыслах /весь космос есть путь восхождения к духу/. Обладало символически значением и число входящих в лестницу ступенек.
Древнеегипетский жрец-врачеватель чаще всего подразумевал 9-ступенную лестницу: тройную триаду, символизирующую девятку главных богов, которые вместе с Осирисом составляют число 10, символизирующее полный цикл развития и возвраще¬ние к единству. Во многих египетских захоронениях находили амулеты в виде лестницы. В «Книге мертвых» говорится: "Я в том месте пути, откуда я могу видеть богов".
В митраизме насчитывалось 7 церемониальных ступенек, каждая из которых была сделана из определенного металла и соответствовала определенной планете /для первой, например, это свинец и Сатурн/.
Идея восхождения была подхвачена алхимиками позднего средневековья, которые иногда отожествляли ступени с фазами процесса превращения: Очищением, Выпариванием, Растворением, Разложением, Дистиллированием, Сгущением, Настаиванием. Впрочем, число ступеней могло быть и больше семи и соотносились они не с алхимическими стадиями, а с добродетелями: Смирением, Благоразумием, Умеренностью, Стойкостью, Благоговением, Справедливостью, Милосердием, Знанием, Советом, Пониманием и Мудростью.
Хорошо, если целитель, приобщаясь к эволюционной теории, отдает себе отчет, к каким мощным глубинным пластам культуры он прикасается, Это может смутить, но к вдохновить. Традиция строга, однако раздвигает привычные горизонты, дает новые возможности для творчества. Например, алхимические стадии очевидно соотносятся с эволюционными фазами, и если целителю ближе именно алхимическая терминология, могут лечь в основу индивидуальной методики. Небесполезен в практическом отношении и список средневековых добродетелей.
Кроме того, приобщение к традиции позволяет уточнить задачи духовного целительства. Итак, целитель становится на ту ступеньку эволюционной лестницы, на которой находится ere пациент. Целитель, говоря слогами египетской «Книги мертвых», определяет «место пути» пациента - пути к Богу, как пройденного, так и оставшегося. (Это второй этап). Возможности пациента, его энергетика /количественно и качественно/ определяются "расстоянием до Бога". Oт   степени удаленности зависят и проблемы пациента. Они порождены несоответствием объективных возможностей, наличной энергии, которыми располагает человек на данном эволюционном уровне, и амбициями, притязаниями, желаниями, для удовлетворения которых не хватает ни возможностей, ни энергии. Проблемы могут быть обусловлены и тем, что имеющиеся возможности и энергетический потенциал используются недостаточно и неправильно. Из-за этого естественный, пусть и медленный, незаметный эволюционный рост тормозится, психика испытывает фрустрации, разум - дискомфорт, а физическое тело разруша¬ется.
Отсюда ясен третий шаг целителя. Уяснив проблемы пациен¬та, поняв их природу, он должен сказать человеку примерно следующее: "Ты тот-то и тот-то. Ты находишься в этой точке бесконечного пути. Ощути себя человеком на своем месте. Как говорили мудрецы, делай то, что должен, и будь, что будет. Ты придешь в согласие с самим собой и будешь счастлив своим собственным счастьем. Не завидуй другим, не бери их за образцы - у каждого своя дорога к Богу, каждый одолел свою часть пути, каждому еще шагать и шагать". |
Примерно так /по сути, по смыслу/ должен сказать целитель пациенту, отдавая себе полный отчет, с одной стороны, в своих скромных возможностях, в своей скромной роли - роли проводника, рядового труженика, солдата эволюции, а с другой - в своей включенности в общемировой процесс, в своем сознательном в нем участии. Целитель все-таки ускоряет эволюционный рост пациента - не прямо, но косвенно. Целитель, скажем так, содействует эволюционному росту, при том, надо полагать, что  рост пойдет и без участия целителя. Эволюционная гипотеза учит смирению и помогает понять, что такое недеяние. Оно, видимо, состоит в том, чтобы не делать ничего такого, что противоречило бы естественному ходу событий, мешало бы естественному ходу жизни.

Библейское доказательство

Учение об эволюционных уровнях может  стать практическим инчструментом целителя. И все же…все же оно загадочно. То, что люди стоят на разных ступенях развития, есть факт элементарной жизненной мудрости. Существуют ли, однако, хоть какие-то доказательства, что развитие происходит именно так - в соответствии с семиричной диалектикой? Что характеристики эволюционных уровней именно таковы, что их смысл и последовательность совпадают с эзотери¬ческим содержанием тонкоматериальных энергетических центров человека, называемых чакрами?., Неопровержимых доказательств, основанных на конкретном жизненном материале, нет, вернее, каждый может попробовать добыть их самостоятельно, применив эволюционный ключ к собственному опыту. А вот эзотерическое доказательство - есть. Оно содержится в Библии и открывается при эзотерическом прочтении текста.
Названную по его имени "лестницу в небо" Иаков увидел во сне: "вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней." И увидел Иаков, что на лестнице стоит Господь и говорит:" "Я с тобою; и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь, и возвращу тебя в сию землю; ибо Я не оставлю тебя, доколе не  исполню того, что Я сказал тебе." /Быт,28, 15/. Пробудившись ото сна, Иаков сказал: "истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал!» И сказал дальше: "это не иное что, как дом Божий, это врата небесные."/Быт. 28, 16,17/."И положил Иаков обет, сказав: если Бог будет со мною, и сохранит меня в пути сем, в который я |иду, и даст мне хлеб есть и одежду одеться,
И я в мире возвращусь в дом отца моего, и будет Господь моим Богом;
То этот камень, который я поставил памятником, будет до¬мом Божиим; и из всего, что ты, Боже, даруешь мне, я дам тебе десятую часть." /Быт. 28» 20-22/,
Библейский текст, как текст символический, допускает множество толкований. Одно из них видится таким. Господь назначает Иакову его земной путь, пройдя который, Иаков должен возвратиться "в сию землю", на место се», - по сути же, не «в землю» и не "на место", а в "дом Божий", к "вратам небесным". Это ли не намек на конечную цель пути, цель эволюции - возвращение индивидуальной частицы духа к мировому  духу? Намек, звучит на фоне видения лестницы, по которой восходят и нисходят ангелы. "Восхождение», "нисхождение" - слова, описывающие эволюционные и инволюционные перемещения, а ангелы - существа чисто духовные. Значит, путь, назначенный Иакову, это прежде всего духовный путь, путь восхождения по лестнице, верх которой касается неба, то есть - эволюционный подъем, эволюционный рост.
Но Иаков, по-видимому, истолковывает сон неверно. Он решает, что заключил деловой договор с Богом. Бог обязуется  сохранить Иакова на земном пути, дать хлеба и одежды, за что Иаков поставит ему земной дом - храм, церковь, и станет жертвовать из своих доходов десятину. И действительно, Господь обещает не оставить Иакова, однако не оставить на духовном пути, который есть предмет Божьего промысла, внимания и забот Господа. Для идущих по этому пути установлены божестве¬нные порядок и закон. Но поскольку эволюционное восхождение совершается человеком, духом   в оболочке плоти, то этапам духовного, космического пути соответствуют этапы пути земного. Они обязательны для всех, и Иаков тут не исключение.
Эти этапы - ступени "лестницы в небо - даны в жизнеописании Иакова. Он служил Лавану за полюбившуюся ему Рахиль семь лет /Быт.29,20/ и потом еще семь лет /Быт.29,30/, Семь первых лет был Иаков одиноким бедняком, работником, пасшим скот Лавана, "томился днем от жара, а ночью от стужи"/Быт. 31,40/. Семь лет отрабатывал Иаков первую эволюционную ступень - муладхару.
За семь следующих лет Иаков обзавелся женами, наложницами,  многочисленным потомством и, неустанно трудясь, "сделался этот человек весьма, весьма богатым, и было у него множество мелкого скота, и рабынь, и рабов, и верблюдов, и ослов" /Быт, 80,43/, За семь этих лет прошел Иаков вторую эволюционную ступень  - свадхистхану.
Одолев ее, почувствовал Иаков свою силу, которую давали ему дом, семья, богатство и решил, что пора употребить власть (переход на третью ступень эволюции – манипуру).
"И послал Иаков, и призвал Рахиль и Лию в поле, к стаду мелкого скота своего.
И сказал им: я вижу лице отца вашего, что оно ко мне не таково, как было вчера и третьего дня...
Вы сами знаете, что я всеми силами служил отцу вашему,
А отец ваш обманывал меня и раз десять переменял награду мою. Но Бог не попустил ему сделать мне зло." /Быт. 31, 427 4-7/.
И ушел Иаков от Лавана со всем, что у него было, даже не предупредив того, и выстоял в споре в Лаваном, и заключил с ним союз.
"И сказал Лаван Иакову: вот холм сек и вот памятник, который я поставил между мною и тобою.
Этот холм свидетель, что ни я не перейду к тебе за этот холм, ни ты не переедешь ко мне за этот холм и за этот памятник для зла». /Быт. 3I, 51,52/.
В типичном стиле манипуры, то есть сознавая свою силу, соблюдая свои интересы, но в то же время признавая интересы противоположной стороны, Иаков договорился с Лаваном. Затем же произошло следующее.
"И остался Иаков один. И боролся Некто с ним, до появления зари;|
И увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его, и повредил состав бедра, у Иакова, когда он боролся с Ним." /Быт. 32, 24,25/.
Оказалось, что противником Иакова в этой борьбе "до появления зари", таинственным и могущественным Некто был сам Господь Бог. Для чего вдруг возникает эта богоборческая нота, чтобы прозвучать всего раз и тут же исчезнуть? Для того, чтобы Господь сказал Иакову "отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль"? /Быт.З2, 28/. Да, затем - это важно для последующих библейских историй. Но не только. Еще и затем, чтобы Иаков признал: «я видел Бога лицем к лицу» и сохранилась душа моя" /Быт,32,30/.
Как можно трактовать этот эпизод в свете эволюционной гипотезы? Предположим следующее. Богоборчество - типичное искушение манипуры: достигнув власти над плотным миром, человек замахивается в гордыне на то, что ему неподвластно. За гордыню богоборчества положено кармическое наказание. Иаков наказывается мгновенно; в ночной схватке противник повредил ему "состав бедра", и "хромал  он на бедро свое». (Быт.32,31). Однако смысл эпизода глубже. Иаков выходит из поединка другим человеком: он узрел наяву Бога, сохранил душу свою /а риск потерять ее для человека манипуры существует всегда/ и получил новое /посвятительное/ имя. Поединок - это переломный момент духовном в развитии Иакова, момент перехода на следующую эволюционную ступень, посвящения в анахату. Не случайно на следующий день Иаков примиряется со своим братом - договаривается полюбовно, совершенно в стиле анахаты и совершенно не так, как с Лаваном.

Кто есть кто

Уйдя в область эзотерических доказательств, мы лишний раз признали неразрывную связь целительства с эзотерикой.
Слово силы древнеегипетского жреца, толченые пауки шамана, руки мастера рейки – только средства, запускающие механизм восстановления целостности. Как работает этот механизм, в точности неизвестно. Он эзотеричен. И сами средства тоже эзотеричны.
Во избежание двусмысленностей и путаницы надо пояснить,  в каком значении употребляется здесь это слово. Во-первых, прилагательное «эзотерический» означает тайный, скрытый, «сакральный», «относящийся к области тайных учений». Во-вторых, эзотерический подход, эзотерический взгляд на мир предполагает разделение мир в целом и любого объекта в нем на тонкую и плотную части, аспекты или планы, а говоря иначе, признания наличия в любом объекте мира не только плотной, но и тонкой ипостаси.
В разговоре о целительстве актуальны оба этих значения. Целительство эзотерично, потому что использует тайные, скрытые, неизвестные духовные механизмы восстановления утраченной целостности. Целительство эзотерично, потому что существование в человеке плотной части (тела) и тонкой (души и духа) для него аксиома, потому что для восстановления целостности оно обращается  к обеим этим частям, ставя, в зависимости от обстоятельств и используемого метода, акцент на той или другой части или на обеих частях сразу.
Духовное целительство – целенаправленное воздействие на духовные структуры пациента. Однако неясно, в чем оно должно состоять и к каким результатам приводить. Должна ли, скажем, повышаться духовность пациента после работы с ним целителя? Это тоже неизвестно, ибо существующие системы оценок духовности непоследовта5льны и субъективны.
Духовное целительство встает на прочный фундамент, если предложить последовательную им объективную систему оценки духовности. Она базируется на законе эволюции. Человек эволюционирует подобно любому другому объекту во Вселенной, в любой момент времени находясь на вполне определенной ступени эволюционной лестницы, известной из Библии как лестница Иакова. Это позволяет объективно судить о степени его духовности, соотнося ее с конкретным эволюционным уровнем или с номером ступени, на которой человек стоит.
Ну что ж, пора приступать к методике определения эволюционных уровней. Как распознать, до какой ступеньки лестницы Иакова человек уже добрался и на какую, стало быть, сейчас взбирается? По характеристикам эволюционных фаз. Каждой из них соответствует определенный социальный тип и определенный тип личности. Если человек обладает чертами, признаками того или иного типа, можно с достаточной уверенностью отнести его к тому или иному уровню.
Характеристики эволюционных фаз частично даны при их описании. По необходимости это были характеристики сущностные, а значит, чрезмерно заостренные и схематизированные. Поэтому могло сложиться впечатление, что человек муладхары – непременно варвар, человек свадхистханы – исключительно накопитель и обжора, а человек сахасрары – святой во плоти, что муладхара – плохая фаза, а сахасрара, - напротив, самая лучшая.
В действительности плохих и хороших фаз эволюции нет, как нет плохих или хороших знаков Зодиака. Для эволюции мира и для самого Творца все фазы равнозначны и одинаково важны. Поскольку в любой момент времени в мире зарождается огромное количество новых структур, а те, что уже существуют, находятся в разных фазах развития,   то энергетика любой эволюционной фазы  одинаково необходима мирозданию.
В действительности типы личности, соответствующие эволюционным фазам, вовсе не одномерны. Они гораздо разностороннее, богаче и противоречивее, чем может показаться.

МУЛАДХАРА

Человек муладхары ярок, выпукл, резко очерчен, имеет сочные, отчетливые психологические черты независимо от того, «положительные» они или «отрицательные», приятные или неприятные, нравятся вам или нет. Обладает большой энергией — дикой, хаотической, необузданной. Она может быть направлена как на созидание, так и на разрушение. Не признает рамок, норм, ограничений, не вписывается в стереотипы. Именно поэтому муладхара — самый творческий из всех эволюционных уровней. В конструктивном варианте — творческая личность в лучшем смысле слова, первооткрыватель, изобретатель. Прокладывает новые пути там, где другие их не видят.

Типичные социальные роли, виды деятельности, профессии.
Солдат на войне. Боец ОМОНа, спецназа, подразделения по борьбе с терроризмом. Сапер.
Пожарный. Спасатель.
Каскадер. Автогонщик. Мотогонщик.
Заключенный, мелкий уголовник, хулиган, баламут, бузотер.
Безработный, бомж, забастовщик, участник голодовки протеста.
Профессиональный революционер, подпольщик.
Летчик-испытатель.
Альпинист, турист — любитель трудных маршрутов, первопроходец — покоритель необжитых земель Арктики, Антарктики.
Мореплаватель, в одиночку огибающий земной шар.
Воздушный гимнаст, акробат, канатоходец в цирке.
Изобретатель.
Операционная медсестра, сестра в реанимации. Врач-реаниматолог. Фронтовой хирург, фронтовая медсестра. Врач и санитар «Скорой помощи». Специалист медицины катастроф. Эпидемиолог. Акушерка.
Больной на грани жизни и смерти.

Человек находится на ступени муладхары, если он:
— согласен с максимами вроде «на войне как на войне», «победить или умереть», «голосуй или проиграешь»;
— ощущает неустойчивость жизни, которая может прерваться в любой момент;
— чувствует себя включенным в случайный поток хаотических событий;
—  живет одним днем, не планируя завтрашний, тем более — послезавтрашний;
— не копит денег, не откладывает их на «черный день», а бестолково их проматывает;
— не помнит добра и зла;
— не верит в справедливость;
— не верит в перевоплощения и бессмертие души;
— верит в слепую судьбу — «судьбу-индейку», рок;
— непостоянен, способен мгновенно переходить от любви к ненависти, от жестокости — к милосердию, от собранности — к растерянности, от неуверенности в себе — к излишней самоуверенности;
— имеет завышенную самооценку, гипертрофированное самомнение, амбиции выраженного эгоиста, эгоцентрика;
— склонен к авантюрным проектам, неуместным, дурацким инициативам;
— одержим жаждой деятельности, но редко доводит дело до конца;
— разбрасывает идеи, тут же забывает о них и начинает выдумывать новые;
— недисциплинирован, необязателен, не держит слова, не выполняет обещаний и условий договора;
— мусорит где попало, не обращая на это внимания, нередко, что называется, «гадит под себя»;
— сам себе создает трудности и сам же героически их преодолевает;
— жаждет ощущать себя талантливым, независимым, непредсказуемым, творческим и очень этим гордится;
— никогда не теряет надежды, борется, может мгновенно собраться и выложиться до конца, способен найти выход даже из безнадежного положения;
— невнимателен к окружающим, ломает их под себя, сам же приспосабливаться не желает или приспосабливается с большим трудом, не признает компромиссов;
— болезненно воспринимает любую критику, в том числе доброжелательную, конструктивную;
— очень эмоционален, переживает эмоции на пределе: если радость, то ликующая, горе — безудержное, гнев — яростный, страх — смертельный;
— говорит коротко, афористично, часто незаконченными предложениями;
— имеет пронизывающий взгляд и выразительные жесты;
— крепко стоит на земле, видно, что вынослив, обладает медвежьей грацией;
— страдает неврозами и фобиями, во многом происходящими от инфантильности и неуверенности в себе;
— жалуется на плохую память;
— заболев, становится невыносимым, способен говорить только о своей болезни, требует служения;
— имеет кличку или прозвище и охотно награждает кличками других.

СВАДХИСТХАНА


Человек свадхистханы обычно лишен крайностей. Это не ниспровергатель, не бунтарь, не первопроходец. Он предпочитает руководствоваться принятыми в обществе нормами, без труда подчиняется ограничениям, легко усваивает господствующие стереотипы мышления и поведения. Это умеренный, обыкновенный, нормальный, приличный человек, законопослушный гражданин, хорошо адаптированный к социуму.

Типичные социальные роли, виды деятельности, профессии.
Солдат, возвращающийся с фронта.
Миновавший кризис выздоравливающий больной.
Крестьянин, хлебороб. Животновод, птицевод, зверовод.
Ремесленник.
Народный умелец, мастер золотые руки.
Купец, торговец, мелкий лавочник, мелкий предприниматель.
Кондитер, кулинар, колбасник, сыродел, повар.
Рекламный агент. Специалист по маркетингу.
Рантье. Богатый бездельник, ищущий развлечений.
Рассеянный путешественник, с комфортом переезжающий из страны в страну.
Гурман. Искатель наслаждений.
Дачник. Курортник.
Жена на содержании мужа, делящая время между парикмахерской, портнихой, магазинами и бассейном.
Коллекционер.
Знахарь. Травник, фитотерапевт. Натуропат. Диетолог. Сексопатолог. Массажист.

Человек находится на ступени свадхистханы, если он:
— не склонен торопиться, может отложить срочные дела;
— не слишком пунктуален;
— может пообещать, но не сделать, не прийти и даже не извиниться, но иногда старается загладить вину услугами и подношениями;
— трудно принимает конкретные решения;
— избегает говорить «да» и «нет», ходит вокруг да около, не давая однозначной оценки;
— может часами рассуждать о своем достатке или богатстве, а если беден — то о бедности, находя ее привлекательной и честной («да, мы живем скромно, зато не воруем»);
— привязан к своей собственности, коллекции, имуществу, профессии, чувствуя себя без них незащищенным и неполноценным;
— тщательно следит за своей внешностью, его уверенность в себе во многом зависит от того, как он выглядит;
— считает обязательным иметь то, что задается стандартом потребления (дом — «полная чаша», дача, автомобиль, зарубежные поездки и прочее), подчас совершенно не обращая внимания на качество продуктов, вещей и услуг, не стремясь к гармонии, уюту, комфорту;
— считает себя добрым, но при этом часто злословит;
— может сделать другому гадость, но это не влияет на высокую самооценку;
— снисходителен, производит впечатление дружелюбного;
— помнит не конкретное содержание событий, не факты, не точные обстоятельства, а скорее общую окраску, общую тональность происходившего;
— добивается своего давлением, уговорами, заходя на цель с разных сторон, меняя аргументы и позицию;
— предпочитает не конфликтовать, а договариваться, идти на компромиссы;
— чрезмерно пассивен, склонен уступать там, где уступать не следует;
— может оказаться беззащитным перед агрессором, откровенным хищником;
— терпим к критике, готов признать отдельные свои недостатки и отреагировать конструктивно;
— уходит, когда его не воспринимают;
— в работе следует четкому порядку и строгим правилам;
— новых идей не генерирует, но прекрасно воплощает чужие;
— предпочитает скрупулезно оговорить условия задания, но не любит мелочной опеки во время его выполнения;
— не сможет работать диспетчером;
— в литературе предпочитает длинные романы, например, любовные, и телесериалы типа «мыльных опер», где действие разворачивается неторопливо, а отношения персонажей бесконечно обсуждаются и уточняются;
— не терпит мотовства, уважает бережливость, но не скареден, способен тратиться на роскошь, на удовольствия;
— склонен к полноте, но это для него естественно;
— предпочитает худеть без ограничений в пище, благодаря пищевым добавкам, сжигателям жира и прочим «чудо-препаратам»;
— пластичен, имеет округлые движения, легко учится танцевать;
— производит общее впечатление мягкости, уютности, теплоты, приятности.

МАНИПУРА

Говоря о человеке манипуры, обычно говорят о его социальных параметрах. Он прежде всего социален, личностное в нем как бы второстепенно. В этом человеке важны и интересны его должность, звание, признание, известность, слава, карьера, состояние, авторитет, общественное положение, влиятельность, властные полномочия, принадлежность к привилегированному кругу. До интереса к его характеру, семье, здоровью, если это, конечно, не президент страны, дело доходит редко. Да и саму его личность не просто разглядеть под мощным слоем социальных норм и штампов.

Типичные социальные роли, виды деятельности, профессии.
Начальник. Директор. Администратор. Чиновник.
Менеджер. Инженер, представитель технической интеллигенции — «технарь».
Промышленный, индустриальный рабочий.
Фермер.
Офицер, военачальник, военный интеллигент.
Финансист. Банкир. Коммерсант, коммерческий директор. Главный бухгалтер.
Крупный предприниматель.
Политик. Депутат. Профсоюзный босс.
Министр. Член правительства. Крупный государственный чиновник.
Редактор. Журналист.
Гуманитарный интеллигент — литературовед, кинокритик, преподаватель вуза, экономист, историк, искусствовед.
Учитель.
Христианин — ревностный прихожанин. Священник. Миссионер.
Психолог. Психотерапевт, психоаналитик.
Врач-специалист, например, кардиолог, офтальмолог. Врач, использующий приборные и технические средства — рентгенолог. Лаборант.

Человек находится на ступени манипуры, если он:
— представляет Вселенную как суперсложную систему, а Бога в виде суперкомпьютера;
— уверен в познаваемости мира, для чего его надо структурировать, разложить на элементы и установить связи между ними;
— уверен, что можно расставить по полкам, упорядочить и отрегулировать все вокруг: производство, экономику, семейную жизнь, воспитание детей, сексуальные отношения и т.д.;
— верит в необходимость и полезность режима, расписания, устава, распорядка и т.д.;
— склонен классифицировать и моделировать;
— рационально подходит к своему внутреннему миру, систематически приводит его в порядок, расчищает от старья и грязи, балансирует, выстраивает приоритеты и намечает цели;
— в работе требует постановки граничных условий, не нуждаясь в подробных инструкциях;
— не терпит огульной критики, требует конкретных замечаний «по существу» и готов к ним прислушаться;
— с трудом разбирается в тонких душевных движениях, переживаниях как своих, так и чужих, и не очень интересуется ими;
— теряется в ситуациях, где эмоции перехлестывают через край, проявляются сильные чувства и т.д.;
— с пиететом относится к фрейдовскому психоанализу и не прочь воспользоваться услугами психоаналитика;
— предпочитает лечиться по частям: сегодня — желудок, завтра — тонкий кишечник, послезавтра — толстый и т.д.;
— несколько угловат.

АНАХАТА

Человек анахаты может действовать в любой сфере и быть специалистом в какой угодно области. Вряд ли, однако, он будет начальником, администратором, менеджером или политиком. Он может быть общественным деятелем, но своеобразным, нетрадиционным. В любом случае человек анахаты производит впечатление существа несколько «не от мира сего». Он старается жить сердцем, жить по убеждениям, по совести, по любви, являя собой живой пример христианского смирения и недеяния, хотя не теоретизирует на сей счет.

Типичные социальные роли, виды деятельности, профессии.
Цветовод, садовник.
Воспитательница в доме ребенка. Сестра в доме престарелых.
Монах. Монахиня ордена милосердия.
Сиделка, сестра милосердия. Персонал хосписа.
Врач «от Бога», детский врач. Стихийный психотерапевт. Деревенская целительница — «бабка».
Детский писатель.
Художник-мультипликатор.
Самодеятельный поэт, бард.
Ветеринар, зоолог в зоопарке, держатель приюта для бездомных животных. Фотоохотник.

Человек находится на ступени анахаты, если он:
— способен, не испытывая раздражения и скуки, выслушать и утешить ближнего, не ссылаясь на то, что ничем не может помочь;
— считает верными пословицы «Что Бог ни делает, все к лучшему», «Наша горница с Богом не спорница» и т.д.;
— отправляясь в поездку, не берет с собой трехдневного запаса продуктов, полагая, что «будет день, будет и пища»;
— отрицает способы силового преобразования мира, например, революции;
— приходит в ужас от силового покорения природы;
— не привязан к вещам, имуществу, собственности;
— удачлив — кажется, что у него есть небесный покровитель;
— вкладывает в любую работу какой-то высший, одному ему понятный смысл;
— ставит перед собой в работе одному ему известные цели, о которых никому не сообщает;
— может без сожаления пожертвовать карьерой и престижем, если увидит, что самое ценное, что он мог бы дать, не понято, не оценено, не востребовано;
— ни при каких обстоятельствах не сможет работать на бойне;
— предпочтет профессию лесовода профессии лесозаготовителя;
— полагает, что за добро воздается добром;
— склонен разбрасываться, «растекаться мыслью по древу»;
— старается подстроиться под ситуацию, встать на точку зрения собеседника;
— со стороны кажется несколько неконкретным, неопределенным;
— не употребляет резких выражений, жестких или слишком определенных эпитетов.

ВИШУДХА

Человек вишудхи, как и человек анахаты, может быть специалистом в любой области, но обязательно специалистом высшей квалификации — мастером. Мастеров, обладающих точным и полным знанием о своем предмете, умеющих все в своем деле, виртуозов, не бывает слишком много. Точнее говоря, их совсем мало. Уровень вишудхи труднодоступен и элитарен, что лишний раз напоминает о сложностях, испытаниях и проблемах восхождения к вершинам духовности и бесконечной длительности эволюционного подъема.

Типичные социальные роли, виды деятельности, профессии.
Поскольку на вишудхе может находиться любой профессионал, достигший совершенства, перечислять их не имеет смысла. Перечень окажется очень длинным. Человек вишудхи — это и балерина, и гимнаст, и чемпионка по фигурному катанию, и мастер каратэ, ушу, других восточных единоборств, и хатха-йог, и прославленный актер, писатель, архитектор, дизайнер, ученый, и виртуозный пианист.
Из представителей медицины к вишудхе по роду деятельности принадлежат косметолог, стоматолог-протезист, любой специалист «по телу», делающий его красивым.

Человек находится на ступени вишудхи, если он:
— верит, что красота спасет мир;
— видит Бога в гармонии;
— убежден, что ничто в мире не является случайным;
— испытывает в своей работе, в профессиональной деятельности моменты высокого подъема;
— добивается максимальной точности в работе, отточенности деталей, законченности формы;
— стремится к ясности в отношениях с другими, в оформлении любого жизненного сюжета;
— испытывает ощущение, что творит не сам по себе, а в контакте с некоей Высшей Сущностью, что его рукой водит неведомая благая сила;
— преклоняется перед мастерами, волшебниками в своем деле, в своем ремесле, умеющими «подковать блоху»;
— способен непринужденно переходить от одной роли к другой, при том, что, по сути, играет одну главную роль, о которой окружающие даже не догадываются;
— ответственно относится к своему поведению, быту, одежде, позам, словам, внешности;
— чувствует себя человеком на своем месте и полагает, что это главное;
— доверяет своей интуиции и опирается на нее;
— хранит в памяти множество жизненных сюжетов, идей, задумок, наблюдений, которые когда-нибудь могут воплотиться, которые всегда под рукой как ценная информация в обширном, прекрасно организованном банке данных;
— уделяет пристальное внимание своим инструментам, будь то компьютер, набор кухонных ножей, собственное тело или мозг, содержит их в порядке, поддерживает в идеальном состоянии;
— все время осваивает новые приемы и технологии в работе;
— иногда ловит себя на мысли, что подобен флюсу, то есть, прекрасно ориентируясь в одних областях, ничего не смыслит в других и не интересуется ими;
— интересен, притягателен, но очень нелегок в общении;
— подбирает себе партнеров по принципу приверженности общей идее, по совпадению взглядов и отношения к творчеству.

АДЖНА

Человек аджны, как и человек вишудхи, может владеть любой профессией, заниматься любым делом. Но, в отличие от человека вишудхи, он зачастую лишен внешнего блеска. Точно так же может быть лишено блеска и его творчество, хотя оно глубже. На аджне живут идеи и символы, причем живут в глубине, до них еще надо добраться сквозь внешнюю сверкающую оболочку формы. Человек аджны — это живой символ научного направления, художественной школы, носитель универсальной идеи, вобравшей множество частных идей, мудрец, «зубр», «кит», «столп», основоположник течения, традиции, религии. Люди такого масштаба встречаются редко. Не часто приходят они и к целителям, но все-таки приходят.

Типичные социальные роли, виды деятельности, профессии.
Перечислять их, как и в случае вишудхи, не имеет смысла. Человек аджны — это и крупный поэт, писатель, драматург, и дирижер, и режиссер, и физик-теоретик, и дипломат, и разведчик, и премьер-министр, и целитель, например, специалист по Аюрведе, врачеватель тибетской школы, биоэнерготерапевт, владеющий ясновидением и лечением по фантому. Это системный или функциональный диагност. На аджне, в идеале, должен находиться врач-терапевт.

Человек находится на ступени аджны, если он:
— может сказать о себе без ложной скромности «я — Учитель с большой буквы», «Конструктор с большой буквы», «Городской Голова с большой буквы» и т.д.;
— способен предвидеть события;
— прозревает за событиями то, что не доступно другим;
— способен ясно наметить цель и точно поставить задачу;
— постоянно чувствует присутствие в своей жизни и творчестве высшего начала;
— ощущает свою судьбу как служение;
— уделяет много внимания методологии;
— считает, что все начинается с идеи;
— считает главной идеей идею развития;
— тяготеет к идеологии — не обязательно к политической, а например, к идеологии науки, искусства, медицины;
— серьезно относится к эзотерике, мистике, метафизике;
— выбирает партнеров по принципу служения общей идее;
— предпочитает служение идее познания служению «золотому тельцу»;
— живет в постоянном напряжении, не умея и не желая расслабляться;
— склонен к фанатизму, к поношению «неверных», а иногда и к их физическому уничтожению;
— склонен навешивать ярлыки, может грешить дидактикой, велеречивостью, пустословием;
— выбирает системных диагностов и целителей.

САХАСРАРА
Говорить о сахасраре всего сложнее, ибо с уровня обыкновенного человека уровень святого или пророка (которых один на миллиард) непостижим, для его описания нет ни понятий, ни слов. Кроме того, некоторые качества высшей фазы в физическом мире недостижимы: физическое тело не может находиться на сахасраре, иначе это было бы физическое тело Бога.
Но подъемы на сахасрару тем не менее в жизни человека не редкость. Этот уровень приходится прорабатывать каждому творческому человеку, который в моменты взлета фокусирует на себе мир, сосредоточивается только на том, что происходит внутри.
То же самое характерно и для человека, занятого интенсивной работой самопознания. Например, определяя по предложенным методикам эволюционную ступень, на которой вы стоите, вы полностью погрузитесь в себя, отключитесь от всех внешних сигналов и окажетесь на сахасраре.
Здесь же оказывается человек, принимающий на себя ответственность за судьбу какого-то дела, начинания, проекта, например, за попавший в окружение взвод, когда командир действует, исходя из своих внутренних импульсов.
Признаком подъема на сахасрару может быть и примитивный эгоцентризм восхищающегося собой человека, например, женщины, говорящей только о себе, не способной поддерживать разговор ни о чем, кроме себя, и ничем иным просто не интересующейся.
Влюбленный юноша, не видящий в мире ничего, кроме предмета своей любви, тоже находится на сахасраре. При этом сам объект обожания может быть не достоин внимания и вообще ничтожен, но только не для влюбленного безумца.
Если вы вдруг начали узко мыслить, узко смотреть на мир, это признак проработки сахасрары. Женщина, растворившая себя в семье и детях, говорит «Я — Мать!», сводя к этой роли всю свою жизнь. Когда человек стягивает мир в точку, имя которой — он сам, возможны разные мании, в том числе мания величия. Она иной раз наблюдается и при отождествлении с социальной ролью. Мелкий начальник становится капризным деспотом, подминает подчиненных, требует от них беспрекословного повиновения и безудержного восхищения. Без санкции начальника в крошечном коллективе нельзя ни выпить чаю, ни улыбнуться, ни чихнуть.
Но, как обычно, слабости человека — оборотная сторона его достоинств. Слабости сахасрары компенсируются ее сильными сторонами. Человек не раздваивается, не разбрасывается, не испытывает сомнений в правильности своего пути, своего образа жизни. Он на редкость целен. Он — монолит.

Несколько слов в заключение

Так что же такое эволюция, в которой участвует любой объект во Вселенной, в том числе человек – вы, я, эстрадная звезда,  президент страны, миллиардер и бомж? Переход от состояния наибольшей разъединенности с миром  к состоянию наибольшего единения с ним. Применительно к человеку это означает, что по мере эволюционного роста все больше стирается личность и все выпуклее проступают надличностные свойства.
Таков порядок вещей,  но принять его не так-то просто.    С тем,  что духовность присуща человеку изначально, согласиться  легче. Как и с тем конструктивным (и вполне корректным)  предположением, что под  духовностью следует понимать одухотворенность в метафизическом смысле – степень напряжения в человеке Духа Святого. Она увеличивается по мере эволюционного роста. Как характеристика напряженности энергии Абсолюта она задается высотой (номером) эволюционной ступени, на которой стоит человек.
Задача духовного целительства – помочь человеку проработать очередной этап развития и подготовиться к переходу на следующий, привести духовные структуры пациента в состояние, адекватное конкретной фазе эволюции.
При этом целитель должен знать, что:
-    человек не стремится к повышению своей духовности,
-    эволюционный рост нельзя форсировать, он происходит последовательно, в подъеме по эволюционной лестнице нельзя миновать ни одной ступеньки,
-    ускорить эволюционный рост пациента, то есть, повысить его духовность невозможно,
-    следует обязательно учитывать эволюционный уровень пациента,
-    следует знать свой собственный эволюционный уровень.
Целитель любого направления не вправе недооценивать, тем более игнорировать  методы воздействия на духовные структуры пациента. Целительство в исконном смысле никогда не разделялось на «духовное» и прочее». Ведь исцелять – значит приводить у целому, к целостности, к неразрывному единству духа, души, тела, или, иначе, разума, психики и тела.
Связывая духовное целительство с теорией эволюции, мы возвращаемся к очень древним корням – в русло интракультуры. Целительство в его истинном смысле всегда было ее неотъемлемой частью.  Интракультура – духовна, а значит, целительство просто не могло не быть духовным, потому что любое, даже самое элементарное воздействие на физическое тело    всегда имело божественную параллель.

Литература

1.    Д.Бом. Наука и духовность: необходимость изменений в культуре. Ж-л «Человек», 1993, № 1.
2.    Аввессалом Подводный. Возвращенный оккультизм, или Повесть о тонкой семерке. Часть вторая. «МОДЭК», Воронеж, 1993. – 222 с.
3.    Авессалом  Подводный. Покрывало майи, или Сказки для невротиков. Изд. Центр «Writter», Новосибирск, 1998. –320 с.
4.    Энтони Мертон. Введение в теософию. Тонкие планы. М., «Велигор», 1998. – 240 с.
5.    Мерри Хоуп. Наследие Сириуса. Разгадка тайн Древнего Египта? К., «София», 1998. – 256 с.
6.    Роджер Уолш. Дух шаманизма. Изд-во Трансперсонального Института. М., 1996. – 288 с.
7.    Х.Э. Керлот. Словарь символов. М., «REFL – book», 1994. – 608 с.
8.    Древний континент Му. К., «София», 1997. – 288 с.