Т Е Х Н О Л О Г И И

 

АЛМАЗЫ В ПЫЛИ


Они могут  стать основой  масштабных международных проектов


Если бы 12 лет назад американский сенатор Пелл серьезнее отнесся к предложению российского ученого Андрианкина, возможно, не было бы ни трагедии 11 сентября в Соединенных Штатах, ни  истерии по поводу терроризма, ни повода для нападения на Ирак. Во время встречи 12 лет назад г-н Андрианкин изложил г-ну Пеллу идею совместного российско-американского проекта, в результате которого должна была появиться система наблюдения, позволяющая выделять потенциальных террористов в   людском  водовороте Нью-Йорка или Москвы и  следить  за ними денно и нощно. Сенатор Пелл  12 лет назад отверг идею под тем предлогом, что ее не поддержит ни одно правительство в мире, поскольку следить можно будет не только за террористами, но и за кем угодно, в том числе, за очень важными персонами.
Двенадцать лет назад Отдел теоретических проблем  (на правах института) Академии  наук СССР представлял собой мощную интеллектуальную силу, а его директор, доктор физико-математических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Эраст Иванович Андрианкин был желанным гостем зарубежных научных организаций и членом зарубежных академий, таких, к примеру, как Академия Медичи во Флоренции. Двенадцать лет назад корреспонденты французской телекомпании «Антенн-2», снимавшие передачу об Отделе, были поражены царившей здесь атмосферой творческой свободы, равной которой  им не доводилось видеть в научных центрах Западной Европы.
К тому времени Отдел существовал без малого 10 лет. Он был создан в 1982 году при Президиуме Академии наук СССР фактически по воле Политбюро ЦК КПСС для решения особо тонких  оборонных задач, генерирования прорывных идей и разработки основ наукоемких технологий. Под этот  веер проблем  стали набирать людей. Вернее, подбирать – поштучно. Подобрались ученые, соединяющие в одном лице необходимый теоретикам универсализм с глубокой специализацией в какой-то области, народ совсем не меркантильный, превыше всего ценящий свободу и возможность заниматься любимым делом. Среди них был, например, член-корреспондент АН СССР, генерал-лейтенант Григорий Кисунько, руководивший в свое время созданием системы  противоракетной обороны Москвы. В Отделе он работал в последние годы жизни, занимаясь гравитационными волнами. И был профессор физики и философии Герман Дишкант,  создавший новую версию нечеткой логики и на ее основе  разработавший   экспертные системы  прогнозирования поведения людей в экстремальных условиях. Всего же под началом Андрианкина трудилось 16 докторов и около 70 кандидатов наук – теоретиков с изобретательской жилкой,  а консультантом был недавно скончавшийся известный ученый, академик РАН Василий Авдуевский.
Творческая свобода сочеталась в Отделе с отсутствием конкуренции. Вместо нее  - взаимодополнение, взаимопомощь, сотрудничество. На тех же принципах действовала лаборатория нобелевского лауреата Фрэнсиса Крика (совместно с Дж. Уотсоном создавшего модель структуры ДНК). Известно, что лаборатория Крика отличалась неслыханной производительностью труда. Тем же славен и  Отдел  теоретических проблем. Его наследие – около 50 (только открытых!) технологий,  методик и  готовых для коммерциализации разработок. Например, основанная на теоретических предпосылках Отдела и доведенная до «железа» вместе с несколькими российскими организациями (ГКНПЦ им.. Хруничева, НИИАС и другие) и американской фирмой «Боинг» система метеоритной защиты блока «Заря» Международной космической станции «Альфа», признанная лучшей в мире. Систему завершали уже в период разорения Отдела, когда его сотрудников даже не пускали в здание!..
Наверно, в этом прекрасном особняке близ Арбата и таилась главная опасность для Отдела. Его существование вообще не было безоблачным. Отдел быстро перерос заданные при создании рамки, не вписывался ни в одно из подразделений Академии наук, все они оказались для него узки. Новые идеи и технологии рождались не по академической принадлежности, ведь лучший женьшень, говорит Андрианкин, растет не на плантациях, а сам по себе. Каналов влияния на Отдел, созданный хотя и при Президиуме Академии, но с благословения высшего руководства страны, у академического начальства  было мало, а те, что имелись, оказывались не слишком эффективными. Когда, например, прекратилось финансирование Отдела через Академию наук, подоспела перестройка, а с ней и возможность прокормиться самостоятельно.
Теоретики собирались зарабатывать себе на жизнь и дальше. Э. Андрианкин, по его словам, давно понял, «что наука сейчас стоит не на том, кто раньше сказал, а на том, кто раньше сделал», что фундаментальная наука все теснее смыкается с изобретательством, что теоретические проработки должны заканчиваться изобретениями. Поэтому Отдел следовало  преобразовать в Институт теоретических проблем при Государственном комитете по  открытиям и изобретениям,  сохранив широкий  профиль научных исследований и поручив вневедомственную экспертизу открытий и приоритетных изобретений. На этот счет есть поручение Правительства СССР от 12 ноября 1986 года ПП № 3007. Его  подписал заместитель председателя Совмина Г. Алиев… Превосходная была идея! Ее не стыдно, не поздно осуществить и сейчас, а тогда…тогда она намного опережала время.   Но все попытки Отдела  вырваться из академической  иерархии ни к чему не привели. Не удалось перебраться под крыло Объединенного института ядерных исследований в Дубне. Не удалось стать Межведомственным институтом теоретических проблем, что предлагал советник Президента Ельцина Михаил Малей. Как вспоминает Андрианкин, Малей, работая в Отделе без обеда и отдыха,  выслушал всех сотрудников, поведавших ему о многом – от проблем агроценоза, магнитосферы и ядерного синтеза до вопросов психотроники и связи между вспышками на Солнце и океанскими течениями. А выслушав, убедился: Отдел – национальное достояние. И предложил дать ему особый статус.
Но вышло совсем иначе. Отдел фактически разорили. Чудесный особняк вблизи Арбата, где, на свою беду, работали ученые, по словам Андрианкина, оказался разменной монетой в… как бы сказать поделикатнее?…в процессе налаживания  деловых отношений между Хозяйственным управлением Администрации Президента РФ и академическим начальством. Науку из особняка вымели, там разместились представительства некоторых регионов. Сейчас Андрианкина утешают: заказчиков разорения  надо, мол, искать далеко…в тех кругах и странах, где планировалось разрушение структур, ответственных за национальную безопасность России. Прицельно, дескать, били по многим чувствительным точкам, твой Отдел – лишь одна из них.
Но это, считает Андрианкин, не утешение и не оправдание. И тем более не повод отказаться от возрождения Отдела. Часть  площади особняка ему удалось вернуть через суд. Да и вообще, формально Отдел не закрыт, есть печать, есть счет в банке, он существует как правопреемник того Отдела, что создан в 82-м. И при нем существуют три академии: Академия теоретических проблем, Международная академия «Авиценна» и Православная русская академия. Есть лаборатории со столами…покрытыми многолетним слоем пыли. Когда-то здесь кипела жизнь, поражавшая своим интеллектуальным напряжением и качеством европейцев, теперь царит запустение. Молчат телефоны. Не горит свет. За это надо платить, а платить пока  нечем… И при все том возобновить работу  Отдела не так уж и сложно. Потому что сам Отдел возрождать не надо. Надо просто запустить остановившийся на время механизм. Залить в бак бензин и завести мотор.
-Нам и сейчас не понадобятся бюджетные деньги, - говорит Андрианкин, - только чуть-чуть. Чтобы зазвонили телефоны и зажегся свет. Пыль со столов мы сотрем сами.
Отдел целесообразно, полагает его директор, переименовать в Государственное учреждение «Институт теоретических проблем» и подчинить тому ведомству (а может, и двум – по линиям образования и науки),  где понимают, что новая эпоха требует новой организации научного поиска, что принцип конкуренции в науке уступает место принципу взаимной поддержки, что искры идей высекаются при соприкосновении,  «соударении» специалистов разных, подчас очень далеких друг от друга сфер. В Отделе разработана эффективная технология исследований, нащупаны технологии коммерциализации их результатов. Какому ведомству они окажутся ближе?..
…Пока же Эраст Иванович Андрианкин то и дело наведывается в Отдел, чтобы проведать  сокровища, томящиеся под слоем пыли.
Все открытые разработки Отдела могут лечь в основу серьезные международных проектов. Например, следующих.

Связь между вспышками на Солнце и океанскими течениями действительно существует. Существует и  возможность управления магнитосферой Земли. Зачем это нужно? Затем, что процессы в магнитосфере ощутимо  влияют на здоровье людей и на процессы в биосфере, скажем, еще Чижевский установил их влияние на скорость размножения насекомых.

Прямой ядерный синтез – безнейтронный, экологически чистый – тоже заманчивая международная тема. И,  как следует из разработок Отдела, совершенно реальная, - до такой степени, что удивительно,  почему такой синтез еще не осуществлен.

Оптимизация технологий получения материалов с заданными свойствами.

Рассеяние тумана, что особенно актуально в аэропортах, как часть более общей проблемы управления климатом. Управление гигантской энергией облаков с помощью звуковых и электромагнитных волн.
Управление смерчами  в атмосфере.

Управление стоками больших гидроэлектростанций, с тем, чтобы стоки водохранилищ зимой замерзали, как положено водоемам, а не парили, меняя климат целых регионов не в лучшую сторону, как то и происходит в Сибири.

Противометеорная защита космических аппаратов и будущих космических станций на поверхности планет. 

Обнаружение биосистемы на расстоянии и оценка ее состояния по особенностям полевых сигналов, в том числе под обломками зданий, в снежных лавинах, в лесу и так далее.

Чистая энергетика с использованием тепловых насосных установок (ТНУ). Сами насосы – не новинка. В Америке и Европе их насчитывается много миллионов, причем -  самых разных конструкций.  В России их практически нет. Сейчас у нас готовится пуск станции мощностью 20 мегаватт. Руководит проектом замдиректора Отдела,  доктор наук,  лауреат Госпремии  С. Ивлиев. Благодаря ТНУ можно экономить до трети тепла, которое сейчас рассеивается в атмосфере или сбрасывается в реки. Это так, но где здесь место международному сотрудничеству? Оно есть, и большое. В этом деле множество тонкостей, и вот на них-то в России существуют ноу-хау, касающиеся теплоносителей, сорбентов и прочего.

Управление прорастанием семян, ростом и развитием животных и урожайностью растений с помощью излучений и физических полей (сельскохозяйственные технологии).

Программа «Комфортное жилище». Используется целый куст изобретений. Цель проекта: постройка дома или квартиры под запросы и индивидуальные особенности человека.

Непосредственный практический интерес для международного сообщества  представляют проекты в области психотроники. Это не только совместные программы борьбы с терроризмом (именно такую программу обсуждали 12 лет назад в Вашингтоне российский ученый Андрианкин и американский сенатор Пелл).
Программа «Перекодировка образа» - поиск инструментов управления сознанием, разработка методик быстрого восприятия и запоминания образов, создаваемых разными физическими полями.    Поняв, как работает механизм перекодировки, мы получим ключ к объяснению большинства так называемых «аномальных явлений», связанных с человеком.
В рамках программы «Образование в новом веке» мировому сообществу потребуются новые учебные курсы, способные, например, сократить время подготовки специалистов. Для этого недостаточно увеличить  скорость чтения. Очень важно учить восприятию музыки и вообще звуков, это стимулирует мозговую деятельность, разрабатывать методики обучения альтернативному видению и слуху.  На повестке дня – обучение новому восприятию фундаментальных наук,  что достигается введением в учебные курсы «подкладки», влияющей на подсознание.

От психотроники до магнитосферы, от комфортного жилища до управления климатом – не слишком ли широко? Не слишком. Отдел генетически многогранен. В точности как знаменитый Институт планетарного синтеза в Женеве. Их структуры похожи.  Между прочим, наш Отдел появился раньше. Но дело совсем не в первородстве, а в тенденциях современного научного поиска.


Кстати…

Работа лаборатории нобелевского лауреата Ф. Крика базировалась на следующих принципах.
Подбор талантов.
Атмосфера дружелюбия.
Взаимопомощь сотрудников.
Отсутствие соперничества внутри лаборатории.
Оценка труда по индексам без ущемления зарплаты.
Полное отсутствие административно-управленческого аппарата.
Обеспечение научной информацией.

Кстати…

Из Устава Академии Медичи во Флоренции

Целями Академии являются:
a)    демонстрировать общественности яркие примеры для подражания, проявляемые гениальными людьми из всех стран мира в литературе,  искусстве и науке;
b)    служить делу совершенствования и прогресса человечества и способствовать таким образом второму «возрождению» -  духовному и интеллектуальному; помогать молодым талантам, способствовать их совершенствованию и утверждению;
c)    способствовать тому, чтобы человек осознал себя человеком в своем естественном предназначении, создающим свою индивидуальность достоинство и свободу; поднимать прямо или косвенно уровень исследований в области создания лучшего мира; продвигать  и стимулировать  новые инициативы, ведущие к взаимопониманию между народами земли, к правде, красоте, добру и справедливости.

Часть II, статья 3


ИННОВАЦИОННАЯ  ОНТОЛОГИЯ,

или каким должен быть современный проект

1
Горячая новость начала марта: региональный GSM-оператор  СМАРТС в очередной раз собрался создать в России  четвертого федерального  оператора сотовой связи. Три оператора – МТС, Билайн, Мегафон в России, как известно, есть. Нужен ли четвертый?.. Кто-то из  участников рынка,  включившихся в  интернетовскую дискуссию,   назвал инициативу утопией, кто-то – нет. Кто прав?...
Понятно, что с ходу на этот вопрос не ответить. Но на него не ответить и после тщательной проработки конъюнктуры и  анализа конкурентной среды. Видимо, не сумели  придти к однозначным выводам и в самой фирме СМАРТС, которая, заметьте, подступается к проекту в четвертый раз.  Скорее всего, три первые попытки не были доведены до конца ввиду неопределенности ситуации. Потому что  ведь и на самом деле неизвестно, нужен ли России четвертый оператор или не нужен.
Как же это  выяснить? С помощью нескольких вспомогательных вопросов. Они могут показаться не относящимися к делу, но это не так, они прямо касаются  бизнеса – начинать его не имеет смысла, пока не получены ответы. Итак, в России есть три  федеральных оператора. Обогатит ли  жизнь появление четвертого?  Какие новые, насущно необходимыми блага он принесет людям?, Есть ли у  людей потребность в подобных благах? Ощущается ли она, а если да, то насколько отчетливо? Или, короче, приведет ли появление четвертого оператора  к улучшению жизни  через улучшение качества связи, устранение монополии,  введение справедливых тарифов?..  Если да, то  новый оператор нужен, поскольку страна остро нуждается в любых улучшениях жизни. Если нет, то не нужен.
Иными словами,  целесообразно реализовывать только такой проект, который отвечает истинным потребностям бытия страны и народа. В кризисные времена  нет смысла заниматься  другими проектами.    Те же,  что отвечают истинным потребностям бытия, вводят в  политическую, экономическую, социальную, культурную практику  необходимые для их удовлетворения,  адекватные механизмы и методы, надо назвать   онтологическими.
2
Что такое онтологический проект? Проект, реализация которого позволит добиться давно ожидаемого, насущного, глубинного улучшения жизни. Однако - до какой степени? Ведь идеал, как известно, недостижим, поэтому на практике всегда реализуется некоторый компромиссный вариант,    и это приходится принимать как должное. Конкретная работа всегда идет в режиме «управляемого компромисса».  Отсюда – практический вывод. При составлении или отборе любого значимого проекта, преследующего цель улучшения  тех или иных сторон жизни, в том числе, разумеется,  инновационного проекта,   необходимо ответить на следующие вопросы:
а) до каких пределов возможно улучшение?
б) какие улучшения удовлетворят всех, то есть, до каких «нижних», «минимальных» пределов они должны быть доведены, иначе, начиная с какого уровня   результаты могут считаться улучшениями?
в) какая информация  необходима для того, чтобы ответить на два первых вопроса, где ее можно получить, какие источники привлечь и т.д.?
Если ответы на эти вопросы получены, проект может считаться онтологическим.
3
Стоит прислушаться к мнению, что из двух проектов – онтологического, не обязательно являющегося инновационным, и инновационного, не обязательно являющегося онтологическим, большие шансы на успех имеет первый – онтологический. Примеры такого рода дает мировая практика.  Исследования некоторых европейских стратегических центров показывают, что в развитых странах  из множества инициативных проектов правительственными экспертами отбираются и рекомендуются  для внедрения только те проекты, что соответствуют уровню Нобелевской премии. Эти проекты отнюдь не всегда являются  инновационными, но, тем не менее, предпочтение отдается им  - они отвечают критериям онтологичности, которыми подсознательно руководствуются  эксперты и чиновники, в том числе принимающие окончательные решения. Одобрение власти  - достаточно точное (даже при возможной коррупционной составляющей) свидетельство того, что  проект  приближен к онтологическому.
Поэтому заслуживающие  внедрения важные, особенно прорывные инновационные проекты необходимо доводить до уровня онтологических.

4
Инновационный онтологический  проект  направлен на удовлетворение назревшей (часто перезревшей) потребности.
Пример такой потребности  – потребность в альтернативных источниках энергии, появление которых позволило  бы начать процесс  сокращения в общем энергоснабжении доли тепловых электростанций,  сжигающих органическое топливо. Имеющиеся  в распоряжении цивилизации альтернативы (солнечная, ветровая, приливная и пр.) способны дать лишь несколько процентов необходимой мощности. Не удивительно поэтому, что в странах, не имеющих собственных угля, нефти, газа  идет активная работа над серьезными энергетическими альтернативами, в том числе установками холодного ядерного синтеза. В Японии, Китае, Индии, Италии,  Франции, Израиле  исследования по холодной трансмутации финансируются государством.  На них -   по доступным сведениям -   тратятся огромные средства. Ученых всячески поддерживают и поощряют (так, в Японии добившиеся  результатов исследователи награждаются императорской премией и специальной премией  концерна «Тойота»).  Не отстают от Евросоюза и азиатских гигантов Соединенные Штаты. В США масштабные засекреченные    исследования ведутся с 1990 года, ученые работают    в лабораториях  военно-морских и военно-воздушных сил. Косвенные данные позволяют  оценить  число ученых, вовлеченных в   секретные  изыскания. Их более 200 человек -  больше, чем в проекте «Манхеттен», приведшем к созданию атомной бомбы.  Если объединить  их в одну команду и централизованно финансировать, то такой "фабрике мысли" нечего будет противопоставить.
Согласно неофициальной информации, с «подачи» президента Буша американский истэблишмент  проникся идеей в течение 20 лет создать в стране альтернативную  энергетику. Приветствуются любые усилия, направленные на достижение этой цели. Внимание государства к альтернативной энергетике не  противоречит интересам нефтяных компаний, которые   решили с самого начала поставить  ее под свой контроль и поэтому наряду с властью финансируют работы по холодному синтезу – инвестируют в будущее.  Оптимисты утверждают, что лет через 15-20 страны, овладевшие прорывными энергетическими технологиями, будут иметь столько энергии, сколько захотят.  Более осторожные аналитики   относят появление конкурентоспособных, полноценных  энергетических альтернатив на 2030-2035 годы,  но это уже не принципиально. 

5
Реализация инновационных онтологических проектов  происходит успешнее, чем просто инновационных. Это касается не только финансирования, привлечения инвестиций, но и объединения организационных, материальных, интеллектуальных, политических ресурсов. Так, уже налажено конструктивное сотрудничество   в области холодного ядерного синтеза между США и  Израилем. Международная кооперация быстро развивается,  между Италией и Японией, Италией и Израилем. Вот-вот войдет в этот «клуб» Индия.  Работы по холодному синтезу ведутся почти  два десятка  лет, накоплен  большой опыт, обозначились главные проблемы, и к исследователям в самых разных странах пришло понимание того, что надо объединять усилия, иначе ничего не получится.  Приходит понимание того, что одним из решающих факторов успеха становится сотрудничество. 
Из ситуации, складывающейся в мире вокруг  альтернативных энергетических источников, следует, что сотрудничество должно, во-первых, основываться на инновационных онтологических проектах – это значительно повышает шансы на успех. Во-вторых, свои коррективы в понимание и организацию сотрудничества  вносит мировой кризис,  меняющий представления о конкуренции.
Осознать, что назначением конкуренции становится  подготовка почвы для сотрудничества, нелегко, но необходимо. В той новой реальности, в которую мы вступаем, на первый план выходит сотрудничество, конкуренция отступает на второй; сотрудничество становится магистралью, конкуренция начинает его обслуживать. Речь здесь идет, конечно, о назревших потребностях, на  удовлетворение которых направлены инновационно-онтологические проекты.
В условиях кризиса  главной целью может стать овладение технологиями, инструментами, механизмами жизнеобеспечения (в пределе – выживания),   а  рыночный,  успех коммерческая выгода     - утратить роль стимула. Политическая конкуренция,  соперничество  кланов, элит, олигархических группировок, корпораций и пр. может попросту сойти на нет.   Вместо сегодняшней рыночной конкуренции  мы можем   увидеть нечто другое - конкуренцию идей и технологий жизнеобеспечения, из которых для внедрения  будут отбираться наиболее эффективные и устойчивые. Внедрение будет организовано на базе стратегически, или, по сути,  онтологически обусловленного инновационного и инвестиционного сотрудничества самых разных сил, в том числе международного (именно в таком ключе,  скорее всего,   будет эволюционировать партнерство между Казахстаном и Россией).     В новой реальности ему попросту не будет альтернативы.                
6
К инновационно-онтологическим проектам безусловно относятся проекты, направленные на инициацию, развитие и использование сильных сторон казахстанского социально-психологического генотипа – по примеру многих азиатских народов. Первыми в ХХ веке реализовали подобный проект японцы, глубоко изучившие и осмыслившие особенности своего национального характера     и положившие их в основу  успешной государственной программы развития. Успех Японии вдохновил всю Юго-Восточную Азию. Аналитики Тайваня, например, при выборе стратегических векторов остановились на самом согласованном  с «национальной  генетикой» проекте – производстве микрочипов. Сегодня Тайвань – мировой лидер в этой области, а молодежь там меняет свои мобильники на более современные не реже, чем раз в три месяца.
Успешность в сегодняшнем мире,  способность  народа к прорыву в той или иной области во многом  задается генетическими факторами. Что характерно для культуры Великой степи, которой наследует  народ  Казахстана? Открытость миру. Что означает это в практическом плане, технологически? Органическую способность  воспринимать и перерабатывать  большие объемы информации, в том числе образной, художественной, толерантность к ее содержанию, приятие других религий и культур, свободу мышления,  мобильность, адаптивность, понимание бесконечности и безграничности пространства-времени,  стремительность и  смелость в принятии  решений. Это богатство,  придав ему  современный блеск,  предстоит использовать для построения успешного государства и превращения в успешную нацию. 
Инициация сильных свойств социально-психологического генотипа должно начинаться со школы.  Отсюда же, со школы должен начинаться параллельный процесс – построение общества равных возможностей, где человек, имея гарантированные условия для старта, сам  отвечает за свое будущее. Человек с инициированной номадической генетикой, к тому же воспитанный в обществе равных возможностей, имеющий за счет этого определенные преимущества перед типичным представителем стран «золотого миллиарда»,  не затеряется на международной арене ХХI века,  наоборот, будет   там активно востребован.
Приступать к воспитанию таких  людей и строительству такого общества можно уже сегодня: функциональная грамотность населения высока, инфраструктура развития в главных своих чертах создана. Дело за созданием насыщенной информационной среды с богатым набором информационных технологий, которая позволит всем гражданам, независимо от их социального и имущественного положения, места жительства, возраста получать любую информацию, приобретать любые знания, пользоваться любыми услугами.
Это абсолютно инновационный проект. И, к тому же,   очевидно онтологический.   Наконец, это еще и прорывной проект, ибо отнологические проекты, как правило, являются прорывными. Как правило, подобные проекты  базируются на прорывных технологиях.
7
Без прорывных технологий  невозможен переход  к устойчивому развитию, объявленный одной из приоритетных государственных задач.
Концепция перехода Республики Казахстан к устойчивому развитию на 2007-2024 годы принята 14 ноября 2006 года Указом Президента Республики Казахстан в целях реализации Стратегии развития Казахстана до 2030 года.  Этим же Указом правительству Республики Казахстан было поручено в трехмесячный срок разработать и утвердить план мероприятий по реализации Концепции на 2007-2009 годы и далее, поэтапно, а государственным органам  республики Казахстан в своей деятельности руководствоваться положениями Концепции.
Во исполнение Указа Президента 14 февраля 2007 года было издано Постановление Правительства Республики Казахстан «Об утверждении плана мероприятий на 2007-2009 годы по реализации Концепции перехода республики Казахстан к устойчивому развитию на 2007-2024 годы». Постановление обязывало центральные и местные  исполнительные органы, государственные органы, непосредственно подчиненные Президенту обеспечить надлежащее и своевременное исполнение плана. Постановлением Правительства были также приняты  Единые целевые показатели перехода к устойчивому развитию, вплоть до 2024 года.    Этих показателей  предписано придерживаться на всех уровнях управления.  Предписано также  при разработке государственных и отраслевых программ обязательно  учитывать принципы устойчивого развития, разумного и эффективного пользования природными ресурсами, сбалансированной демографической политики.  В процессе оптимизации уже действующих программ нужно обеспечивать их полное соответствие Концепции перехода к устойчивому развитию.
Условием входа в режим устойчивого развития является определенная величина эффективности использования ресурсов, или, говоря проще, КПД в целом по стране.
В 2005 году усредненный коэффициент эффективности использования ресурсов всех производств, технологий и процессов был равен 31%. Это больше среднемирового уровня, равного 24%, но меньше в 1,15 раза, чем в наиболее технологически развитых странах мира (Японии, США, Германии).
Казахстан  сможет конкурировать с наиболее развитыми странами только в том случае, если показатель эффективности ресурсов повысится  в стране до 37% к 2013 году и до 43% к 2019 году. Только при таком КПД можно  рассчитывать на вхождение в число 50 наиболее развитых стран мира. Для того  чтобы  удержаться в элитном клубе и после 2024 года, необходимо поднять  уровень ЭИР экономики к 2024 году  до 53%. Тогда полезная мощность на «выходе» общественной системы начинает расти не за счет все большего потребления ресурсов, а за счет снижения потерь, темпы прироста экономики удерживаются на уровне 12—14% в год,  благодаря чему становится возможен  переход на траекторию устойчивого развития -  с  ростом благосостояния людей, а с ним, если нет экологических и социальных провалов, и ростом  качества жизни. 
Собственно, достижение   нового качества жизни и  является главным  инновационным проектом страны. Собственно, ради этого осуществляется  инновационный проект «Переход к устойчивому развитию».  А выполнение этого последнего  обеспечивают прорывные технологии.
8
Что такое прорывные технологии и проекты?
Концепция устойчивого развития дает следующий ответ.  На основе компьютерного моделирования устойчивости развития мировой системы показано, что обобщенный КПД технологий, существующих в настоящее время, составляет 0,30 – 0,32, а для  входа в режим устойчивого развития  он должен быть не менее 0,62 (в казахстанской «Концепции», напомним, этот показатель  принят равным 0,53).
Иными словами, для перехода к устойчивому развитию требуются технологии с КПД больше 0,62. Такие технологии относятся к классу прорывных.
Прорывной проект – это проект, в основе которого лежит система прорывных технологий.
Прорывные технологии необходимы во всех системах жизнеобеспечения. Например, в системе образования это технологии управления устойчивым развитием,     в системе здравоохранения – технологии духовной и физической гармонизации и развития и т.д. В системе энергообеспечения – технологии генерации мощности на основе резонансной синхронизации и трансмутации ядерных отходов.       
Реальные прорывные технологии существуют в таких областях как строительство и  транспорт. 
Прорывные технологии строительства, в первую очередь строительства жилых домов, существенно сокращающие сроки возведения жилья,   расходы на него и повышающие его качество. Сегодня уже появляются технологии скоростного домостроения на основе многослойных теплоэффективных стен, а они создаются на базе материалов с заранее заданными свойствами (которые должны дать нанотехнологии и технологии трансмутации). Затраты на отопление в таких домах в 3—3,5 раза ниже, чем в кирпичных, сроки строительства сокращаются в 5 раз, строительных материалов требуется в 4,5 раза меньше, в том числе на фундамент — в два-три раза. Снижаются и транспортные расходы. К прорывным строительным можно также отнести технологию струнного армирования.
К прорывным  транспортным проектам относится  реально разработанный и прошедший все экспертизы проект Юницкого в основе которого - так называемая «струнная технология», позволяющая сделать пассажирские и грузовые перевозки экологически безвредными, скоростными, экономичными, безопасными и  комфортабельными.
Реализация прорывных технологий устойчивого развития обеспечит выход из системного кризиса и  обеспечит  будущее развитие страны. Этот вывод подтвержден расчетами  и обусловлен исторически. На протяжении всей истории человечества устойчивость развития общества обеспечивается за счет новых прорывных идей, более эффективных источников мощности, основанных на белее совершенных технологиях, требующих лучшей организации и качества управления.   Особенно актуально это в кризисных ситуациях.
В самом деле, вклад технологий качества организации управления в темпы экономического роста может достигать 20—30%. Под ними прежде всего следует понимать организационные механизмы. Мировая практика дает массу примеров того, как наиболее развитые страны (страны Северной Европы, США, Япония) обеспечивали  непрерывность своего развития не столько за счет технических новшеств, сколько благодаря очень четкой организации управления и вообще всей жизни общества. Подобная система – система «Спутник — скалар» существовала и в Советском Союзе.
9
Прорывные технологии просто по определению являются «высокими», «наукоемкими» (точнее -  «знаниеемкими»).  Однако обратное  утверждение было бы неверно:  не все «высокие», «наукоемкие» технологии являются прорывными,   что отнюдь не умаляет их  важности и необходимости.
Человеческая цивилизация технологична,  современная – технологична абсолютно, она целиком держится на «ноу хау». 
Развитие сельского хозяйства, дающего  продовольствие, одежду, природные лекарства полностью зависит от   эффективных земледельческих, животноводческих, растениеводческих, ирригационных и прочих технологий,  потому что системы обустройства земель, адаптированные к природным ландшафтам, системы сохранения и восстановления естественного плодородия почв без них невозможны, как невозможны и способы получения экологически чистой продукции.
Развитие природосберегающих, малоотходных, безотходных производств, способных остановить деградацию  окружающей среды и экологическую катастрофу,    невозможно без новых высоких технологий и запрета на использование и ввоз устаревших.
Без наукоемких технологий невозможно  ресурсосбережение, использование возобновляемых источников энергии и вторичного сырья,   без чего, в свою очередь, недостижим  обобщенный КПД по стране, обеспечивающий переход на путь устойчивого развития.
Именно эти и многие другие высокие технологии  в силу своего понятного преобладания над настоящими прорывными технологиями составляют фундамент  «инновационной», «наукоемкой» экономики,  «экономики интеллекта» или,  при более  глубокой постановке  проблемы, «общества знаний», «инновационного общества».
Отметим, что, на наш взгляд,  говорить об «инновационном обществе» и «инновационной экономике» следует весьма осторожно. Прежде всего потому, что  слово «инновация» не имеет точного соответствия ни в русском, ни в казахском языках, как не имеет его слово «бизнес». Поэтому  правильнее говорить об инновационной деятельности.
10
Что такое инновационная деятельность во всем ее многообразии,  от  замысла до продажи продукта на рынке? Это такая деятельность, которая ведет к созданию принципиально нового продукта, принципиально новой услуги или принципиально нового знания,  в результате которой   появляется то, чего раньше не было, например,  летательный аппарат тяжелее воздуха, лампа накаливания, автомобиль,  компьютер. Модернизация, улучшение, перекрашивание не являются инновациями. Поэтому,  скажем, транзисторный телевизор, пришедший на смену ламповому, к ним не относится, а мобильный телефон принадлежит с полным правом.
В основе инновации часто лежит изобретение.    Но не всегда и  не всякое. Только запатентованное. Попов изобрел свой радиопередатчик на  год раньше Маркони, но Попов его не запатентовал, а Маркони – запатентовал и создал тем самым предпосылку для производства и для   выхода продукции на рынок.  Это обязательный признак инновации. Если изобретение не  ляжет  в основу рыночного продукта,  не впишется в рыночные отношения,   то не станет  инновацией. Инновация должна либо вытеснить с существующих  рынков другие продукты, либо создать новый рынок. Персональные компьютеры – это инновация, которая  вытеснила с рынка пишущие машинки, изменила  типографские  технологии и создала   не только рынок самих компьютеров, но и  рынок программных продуктов и рынок оборудования (сканеры, принтеры, модемы и т.д.).  Мобильный телефон – инновация, приведшая к возникновению рядом с рынком обычных телефонов нового рынка, тесно связанного с рынком информационных технологий и услуг связи. Что же касается автомобиля, то это инновация  поистине планетарного масштаба. Она не просто создала новый рынок,  она   породила новую потребность, которая, в свою очередь, инициировала потребности в разнообразнейшем автосервисе, в автомобильных дорогах, в дорожной технике, в дорожном оборудовании и машиностроении, в дорожных  материалах.

11   
Какой системой технологий располагает Казахстан?
Полного  и достоверного ответа на этот вопрос, по-видимому, не существует.
Приоритетные для Казахстана   технологические направления  были не раз названы в выступлениях   Президента Н.А. Назарбаева: информационные технологии, космос, нанотехнологии, ядерная энергетика и альтернативные источники энергии, биотехнологии плюс технологии нефтедобычи, добычи полезных ископаемых и сопутствующие технологии.    
Именно на этих направлениях можно ожидать если не прорыва, то заметного рывка. Именно здесь  наиболее  вероятно найти проекты, отвечающие требованиям онтологичности, национальной пригодности и т.д.  Именно  эти направления требуется в первую очередь обеспечить  ресурсами.
Скажем несколько слов о технологиях информатики, которые с  полным правом могут быть отнесены к  прорывным.  Однако до прорыва в этой области  еще далеко -  эволюционный путь для Казахстана здесь исключен, он слишком долог, а для рывка, подобного тому, что совершили  азиатские «тигры» или «драконы», в стране нет условий. Мало квалифицированных специалистов, а те, что есть, слишком хорошо живут, слаба конкурентоспособность большинства программистов, низка компьютерная грамотность населения, не готовы к рывку в информационных технологиях  образование и  наука.
Что же может обеспечить прорыв? Говоря коротко, создание новой инновационной среды. Она не возникнет, если не будет необходимых кадров, а их появление зависит от   системы образования,  которая, как мы уже говорили, должна быть создана в результате  осуществления прорывного проекта по инициации номадической генетики.   Поэтому не будет преувеличением назвать эту инновационную среду инновационно-образовательной. Страна,   создавшая у себя подобную среду, имеет большие шансы обрести статус инновационной страны, нового мирового технологического лидера. Сможет ли Казахстан стать той страной, где экономика сумеет повернуться лицом к технологиям будущего? Именно от этого (а не от наших пожеланий или сомнений) зависит то, станет ли он «государством будущего», «гарантом устойчивого развития», удастся ли ему не просто войти в 50 наиболее конкурентоспособных стран мира, но и остаться в истории государством небывалого технологического прорыва.


СВОБОДНАЯ ЭНЕРГИЯ ПРОРЫВА

К альтернативным источникам энергии упорно причисляют  солнце и ветер. Лучше всего  удается использовать солнечное тепло: КПД простых нагревательных установок, например, водяных баков на крышах доходит до  50 и более процентов. Однако для выработки электричества  потребно не тепло, а солнечный свет, то  есть световой поток, или же воздушный поток, создаваемый ветром.     Увы, их удельная мощность низка, а  методы повышения концентрации пока несовершенны.   Это не позволяет строить ветровые и солнечные электростанции с мощностью более 50 мегаватт.  К тому же, их КПД довольно низок.  Работы по повышению КПД усиленно ведутся, результаты есть, но цена затрат еще высока. Плюс к тому, мощные ВЭС и СЭС оказывают негативное воздействие на экологическое равновесие.  Над этой проблемой тоже работают, но в целом не удивительно, что доля ВЭС и СЭС в мировой энергетике пока не превышает несколько процентов.
Так что солнце и ветер – хорошее и нужное подспорье в энергетическом балансе, но  называть их  полноценными альтернативными источниками не стоит.   Понимая ситуацию, в 1992 году все правительства мира подписали документ ООН «Повестка дня на XXI век», в котором, по сути,  признавалось, что существующий экономический порядок не соответствует реалиям,   чреват планетарной катастрофой  и что необходимо переходить к экологической экономике, отказываясь  от концепций техноцентризма, базирующихся на тезисе Ф.Бэкона о возможности «покорения» природы,  в пользу  концепций космоцентризма, основанных на неразрывном единстве  человека  и природы, более того,  человека и Космоса. А из них следует, что возможны системы и устройства, работающие на свободной энергии Вселенной. И не просто возможны. Они  уже существуют в разных видах и вариантах.
Прежде всего такими системами или устройствами являются живые организмы. Наглядным и неотразимым примером служит простая форель, которая в горном потоке скоростью десятки метров в секунду может стоять почти неподвижно. Аномальные энергетические проявления  демонстрируют дельфины.  Их изучение позволило английскому зоологу Джеймсу Грею  еще в 1936 году сформулировать свой известный парадокс: определив  мышечные возможности дельфина, исследователь пришел к выводу, что для того, чтобы плыть с такой скоростью, с которой он плывет, дельфин должен развивать мощность раз в семь большую, чем позволяет его организм.  Настоящим энергетическим чудом является также майский жук и  все подобные ему создания, которые теоретически не могут летать, но летают.
Как видим, живая природа всегда использовала и использует свободную энергию Вселенной, не подозревая о запрете науки на «вечный двигатель». Ей не знаком и  «принцип Карно», устанавливающий  верхний предел КПД,  недостижимый ни для одной машины. Форель, дельфин, майский жук и миллионы других существ с легкостью преодолевают «запреты» и «принципы» техноцентризма, развивая мощность больше теоретически возможной. А вот для нас они пока святы, хотя  именно они  стоят на пути внедрения   в практику  новых энерготехнологий,  одновременно стимулируя  рост потребления органического топлива.
Настоящая альтернативная энергетика может базироваться только на свободной  энергии  Вселенной. Ее вокруг нас много.  Безгранично много. Собственно,  она неисчерпаема.  Ей полон воздушный океан, в котором мы живем, -  атмосфера Земли.   Установлено, что между различными ее точками, находящимися на разной высоте, имеется разность электрических потенциалов. В среднем, вблизи земной поверхности величина изменения потенциала с высотой составляет около 1,3 вольт на сантиметр. А если есть разность потенциалов, есть и напряжение,   может течь ток. То есть, никто не запрещает получать электричество фактически из воздуха. Вопрос только в том, как это сделать.   Никола Тесла его решил.  Нужно разместить одну металлическую пластину   как можно выше над поверхностью земли, вторую заглубить в землю. Соединив эти пластины с противоположными обкладками конденсатора, зарядить его. Подсоединив к конденсатору разрядник и первичную катушку, создать условия для периодического процесса: заряд - разряд - импульс тока. Поместив внутрь первичной катушки вторичную многовитковую катушку, получить в ней индуцированный усиленный электрический импульс тока высокого напряжения.  Тесла так и поступил. И  построил не что иное, как «вечный двигатель». Однако его работа не нарушает никаких законов природы. Он действует, потому что   существует градиент электростатического  поля планеты -  источник свободной  энергии Вселенной. Ее-то  - с помощью элементарной схемы - и  использует трансформатор Тесла.
Чрезвычайно прост и «вечный двигатель» знаменитого белорусского академика А.Вейника: в вакуумированном сосуде  непрерывно горит микронеоновая лампочка, использующая разность температур 0,3 градуса Цельсия. Вейник в 1979 году получил на свое устройство авторское свидетельство.  Но, конечно, не на «перпетуум мобиле», а на «псевдо перпетуум мобиле».  Ведомствам, регистрирующим открытия и изобретения, пришлось вводить такую  парадоксальную категорию, иначе  -  конфуз. К ней стали относить реально работающие опытные машины, имеющие КПД больше единицы. Например, беспроводной     холодильник В.Зысина, производящий  холод за счет тепла охлаждаемых тел. Авторское свидетельство было выдано автору в 1978 году. Да и как его было не выдать, если машина не нарушала закона сохранения энергии? Она нарушала «принцип Карно», но, как говорится, тем хуже для принципа. 
Так не пора ли сдать в архив сам  термин «вечный двигатель»? Не пора ли вводить другие понятия,  подкрепленные реальными примерами из практики,  примерами самоорганизующихся, самообеспечивающихся систем,  в том числе объектов живой природы?   Пора сделать базовым понятие прорывных технологий жизнеобеспечения,  едва или не главными из которых являются альтернативные энергетические технологии. Прорывными считаются технологии, КПД которых не ниже 62 процентов, а верхний предел не ограничен.   Только при КПД 0,62 и выше возможно устойчивое развитие – то, которое идет с нарастанием полезной составляющей мощности и поэтому само себя поддерживает и усиливает.
К  прорывным технологиям относятся, например,  вихревые технологии немецкого ученого, изобретателя, конструктора Виктора Шаубергера (1885-1958),    летательные аппараты которого,  построенные и испытанные в Третьем рейхе, породили версию о земном происхождении «летающих тарелок». Суть вихревых технологий  в том, что поток,  если организовать его в форме динамической структуры (атмосферного торнадо или  вихря Ленгмюра в водоеме), может одновременно выступать насосом, увеличивающим энергию потока – сам себя подпитывать, превращаясь в «вечный двигатель».   Никто этот парадокс не замечал, а Шаубергер заметил и развил новое направление в технике,   очень нужное и в энергетике, и в авиации, и в космонавтике, и в экологии.   Однако – не востребованное. Вихревые технологии мало кому известны и  практически никому не нужны. Как и множество удивительных энергетических и энергоэкологических технологий.  Поэтому приходится признать,  что вопрос развития альтернативной энергетики – вопрос не столько научный и технический,  или, сказать иначе, научный и технический в довольно небольшой степени. Прежде всего, это  вопрос  мировоззренческий, экономический и политический. 
Вместо долгих  рассуждений сошлемся здесь на пример Николы Тесла. «Славянский гений», как его называют в мире,  на  изобретениях которого фактически  основано  вся современная электротехника и все современное электроснабжение, продав патенты  трансформаторов, ЛЭП, электродвигателей, еще до завершения их внедрения разработал  принципы другой электротехники и электроэнергетики.  Они не требовали   проводов для передачи электроэнергии, не требовали генераторов для ее производства,  так как электричество  можно было вырабатывать в любой точке пространства. Но, увы, маховик выжимания   прибыли из вложенных в электрификацию средств уже раскрутился. Никола Тесла не смог внедрить ни свои свободно-энергетические устройства, ни свои бестопливные генераторы. Процесс  освоения экологически чистых, не требующих добычи, транспортировки и сжигания  топлива технологий затормозился почти на сто лет. Его, процесс, надо начинать заново. Если,  конечно, на то есть желание и воля. Если не собираемся  опять ограничиться благими разговорами об альтернативной энергетике. 
Радует только то, что за век появилось много новых альтернативных энергетических технологий. Выбор широк. Однако начнем обзор с  предшественников Тесла. Джон Уоррел Кили (John Worrell Keely) (1827 — 1898) в своей лаборатории в Филадельфии, США,  в течение более 25 лет демонстрировал  удивительные эксперименты,  сотрудничая со скрытыми силами природы, рождающими неисчерпаемую энергию. Кили назвал основанную им науку Sympathetic Vibratory Physics -  «физика симпатических (ответных) вибраций». Говоря  современным языком,  это «физика волновой резонансной синхронизации», развиваемая в Объединенном институте ядерных исследований в Дубне профессором Ф.А. Гареевым.  Законы Кили связывают электричество, магнетизм и гравитацию, поскольку все они порождаются вибрациями и, следовательно, являются только частными случаями некоторого единого закона.
В 1881 году российский исследователь  Н. Слугинов открыл энергетическую асимметрию в процессе электролиза воды. В его опытах энергия на выходе была почти на  треть больше, чем энергия на входе, хотя должно бы быть наоборот.  Спустя  сто лет, в 1980 году, группа американских ученых  воспроизвела   эксперименты, доказав, что при использовании сбросного тепла паровой турбины КПД электролиза воды достигает 120 процентов.
В 1885 году  Никола Тесла  зажег без проводов от  генератора Ниагарской ГЭС угольные лампы накаливания в радиусе 25 миль.  После этого один из его проектов получил финансовую поддержку, и  Тесла на специальном полигоне создал установки, использовавшие энергию вакуума. Однако в 1898 году все установки и полигон были уничтожены, так как стало очевидным, что если дать им дорогу, то органическое топливо человечеству больше никогда не потребуется…
В России доктор физики Филиппов, повторив эксперимент Н. Тесла,  зажег на расстоянии без проводов электролампы в Царском Селе от созданной им установки, находившейся в Санкт-Петербурге. Филиппов погиб в 1914 году при невыясненных обстоятельствах…
В 1921 году  появляется электромагнитный генератор А. Хаббарда,  в 1928 году - Л. Нидершота. И тот, и другой   работают   без подвода внешней энергии.
В 1927 году Т. Браун (Англия) получает патент на способы создания движущей силы и мощности за счет электрического поля. Позднее, в 1955 году, работая во Франции, он демонстрирует движущуюся  установку, используя поле до 2 киловольт… В 1934 году Н. Тесла демонстрирует автомобиль с электродвигателем, источником энергии для которого был генератор неизвестной конструкции.
В первой половине 90-х годов москвичи Рощин и Годин построили генератор свободной энергии. При весе в 350 килограмм он выдавал до 10 киловатт электроэнергии, не потребляя топлива и  не требуя крутящего момента извне, то есть, работая без внешнего подвода энергии. Вокруг установки появлялось характерное розовое свечение,  она теряла в весе до 120 килограмм, а температура в лаборатории понижалась на 8 градусов. В 1993 году  по чьей-то «указке» лаборатория Рощина и Година была закрыта -  фактически, разгромлена.
В 1957 году под руководством И. Филимоненко разработан агрегат, который не просто производил энергию (в виде пара высокого давления), но и давал на выходе водород и кислород, да, к тому же, подавлял радиацию. По этой  машине в 1960 году было издано специальное секретное постановление ЦК КПСС и СМ СССР,  инициированное «тремя К» (академиками Келдышем, Курчатовым, Королевым). Однако после смерти Курчатова работы начали «сворачивать», а после смерти Королева - закрыли вообще. Установку специальная комиссия АН СССР признала «противоречащей законам природы». И. Филимоненко уволили и исключили из партии. В 1980-1991  годах работы были частично возобновлены. Несколько опытных установок заложили  в Челябинской области, но  так и не достроили,  а использовать передвижной   агрегат для ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС отказались.
В 1960 году Л. Стовбуненко, по разработкам которого было принято специальное решение ВПК, демонстрировал на стареньком «Москвиче» свои электродвигатели, позволявшие ездить целый день по городу на обычном аккумуляторе…
Уже неплохо, правда? И это далеко не все. Есть еще электростатический генератор Ефименко,  использующий разность  потенциалов между поверхностью планеты и ионосферой, которая составляет около 100 вольт на один метр высоты. Ее же, мы говорили,  использовал Тесла, а вообще подобные устройства известны с  1800-х годов… Есть еще генераторы В.Соболева из Волгограда, которые, как писали, будет строить для всех желающих  российско-канадское предприятие. Даже называлась сумма подписанного договора - 168 миллионов долларов. Но не строят… Есть генератор свободной энергии О. Грицкевича, опытный образец которого  мощностью 1500 киловатт работал в Армении.  Там же он  и  пропал во время армяно-азербайджанского конфликта. Правительство России о нем прекрасно знало, обещало изобретателю всяческую поддержку.  Но почему-то не поддержало…
Есть, наконец, устройство А. Мельниченко, позволяющее  при минимальной исходной мощности получить мощность на нагрузке в 10-15 раз большую за счет резонансной синхронизации источника с нагрузкой, причем автоматической.    Если  снабдить   таким  преобразователем   типовую трансформаторную  подстанцию, можно  снимать мощности в десятки мегаватт  и  питать от нее  энергией половину Москвы.  Мельниченко удостоился положительного отзыва на преобразователь от Отдела теоретических проблем РАН, возглавляемого  Э. Анрианкиным, что совершенно  беспрецедентно – ведь речь шла, по сути, о «вечном двигателе».  Старший научный сотрудник Н. Невесский и ученый секретарь А. Долгов написали, что проверенное ими устройство представляется крайне перспективным.  Надо ли говорить, что внедрять его никто и подумал? А Отдел теоретических проблем РАН, подбиравшийся, по словам Андрианкина, «человечек к человечку», славный научным свободомыслием и, главное, прорывными результатами,   вскоре тихо прикрыли…
Это все наши. Теперь посмотрим на иностранцев. Джозеф Свенсон научился, как он говорил, «извлекать  мощность из воздуха», что и демонстрировал в  серии простых экспериментов… Флойд Свит  создал «вакуумный триодный усилитель».  Он запускается от карманной 9-вольтовой батарейки, а дальше не только  сам себя питает как автогенератор, но  и выдает наружу  целый киловатт мощности при напряжении 120 вольт  и частоте 60 герц… Ну и, наконец, отметим мотор Клема и «Тестатику» Бауманна.
В  1972 году техасец  Ричард Клем, работая с оборудованием для  закачки и распыления жидкого  асфальта, заметил, что асфальтовый конический насос после выключения питания продолжает работать еще минут тридцать.  Этот факт натолкнул Клема на идею нового бестопливного мотора.  Сделать его было нетрудно. Поставив   мотор на свой автомобиль,  Клем часто ездил по центральной магистрали Далласа, пропагандируя свое изобретение и предлагая желающим оснастить их машины подобными двигателями, не требующими бензина.  Необходимо лишь через каждые 250 тысяч километров (!) менять масло, заявлял  Клем. Он  никогда не подавал заявку на патент, поскольку его конструкция основывалась  на ранее запатентованной конструкции асфальтового насоса. Возможно, поэтому 15 фирм отклонили его изобретение, прежде чем большая угольная компания предложила ему финансовую поддержку по   выпуску и продаже моторов.  Однако развернуть дело  Клем не успел, он вскоре неожиданно умер от сердечного приступа, а  все его документы были изъяты новоявленными партнерами.  Пытаясь спасти хоть что-то,  сын   изобретателя отвез один из двигателей на ферму неподалеку от Далласа, запустил,  поместил в яму на глубину 10 футов  и залил бетоном.  После заливки  мотор не остановился.  Он продолжал работать несколько лет!.. Пытаясь объяснить этот феномен, эксперты пришли к выводу, что он питается  от ядерного источника, чего, разумеется, не было. Мотор Клема  использовал неведомую экспертам энергию – свободную энергию Вселенной.
Что же касается Пауля Бауманна, не то скромного швейцарского физика, не то  часовых дел мастера, а еще – предводителя христианской общины из 500 человек в одной из деревень Швейцарии, то с его именем связан качественный скачок в истории электротехнических «перпетуум-мобиле».  В 1980 году  в общине начали работать электростатические машины его конструкции суммарной мощностью 750 киловатт,  обеспечивающие все бытовые нужды поселения.  Таким образом, на карте мира появился населенный пункт, который раз навсегда решил все энергетические проблемы, забыв о поставках  какого-либо топлива и мифах о «энергетическом кризисе».
Свой странный двигатель, или, может быть, генератор, названный «Тестатика», Бауманн   придумал полтора десятка лет тому назад. Он  напоминает обычную школьную электростатическую машину с лейденскими банками,   имеет два акриловых диска с наклеенными на них 36 узкими секторами из тонкого алюминия, которые вращаются в разные стороны. Никаких внешних источников энергии машине не требуется. Чтобы  запустить ее, нужно   просто  раскрутить диски.   После пуска    они вращаются самостоятельно неограниченно долго со скоростью  50-70 оборотов в минуту. При этом в электрической цепи развивается напряжение постоянного тока 300-350 вольт при силе тока до 30 ампер. «Тестатика» вырабатывает мощность от 200 ватт до  30 киловатт в зависимости от модели. Интересно, что никому до сих пор, несмотря на кажущуюся простоту,  не удалось построить аналогичную работающую машину,  а сам изобретатель не выдает секрет ее устройства, мотивируя это тем, что новые знания могут быть использованы во вред человечеству.
Чтобы  разобраться в секретах «Тестатики»,  профессор, директор Института фундаментальной физики в Граце (Австрия) Стефан Маринов специально вступил в общину Бауманна и даже вошел в ее правление.  Однако ему не удалось убедить старейшин обнародовать    тайну генератора.  Все  они, кроме него самого, проголосовали против, ссылаясь  на   незрелость человечества и его неготовность к восприятию этого открытия.  Маринову ничего не оставалось, как  проводить  изыскания  на свой страх и риск. Об их  результатах профессор   сообщил в ряде публикаций. По-видимому, он близко подошел к разгадке, и   подпускать еще ближе его не собирались. 15 июля 1997 года  кто-то  выбросил Маринова из окна университетской библиотеки в центре  Граца. Преступника, как водится,  не нашли, а дело закрыли…

Автор использовал для обзора материалы Кафедры устойчивого инновационного развития Университета природы, общества и человека «Дубна».


ТРАНСМУТАЦИЯ: ОТ ГИПОТЕЗЫ – К ЭКСПЕРИМЕНТУ,
ОТ ЭКСПЕРИМЕНТА – К ПРАКТИКЕ

О современной алхимии – со слов Бориса Большакова, академика РАЕН, профессора Университета природы, общества и человека «Дубна»; Фангиля Гареева, доктора физико-математических наук, теоретика Объединенного института ялерных исследований, и Владимира Кривицкого, доцента университета «Дубна»

ПРЕВРАЩЕНИЯ ЭЛЕМЕНТОВ ПРЕДУСМОТРНЫ ОБЩИМ ЗАКОНОМ ПРИРОДЫ

Общий закон природы записан в координатах пространства- времени, в  LT-системе,    на LT-языке, говорит Борис Большаков. Система Менделеева является проекцией закона, представленного в табличной форме. В современной формулировке периодический закон звучит так: свойства химических элементов не являются случайными,  а зависят от электронного строения данного атома и закономерно изменяются с изменением атомного номера.
Свойства химических элементов выражаются в терминах LT-величин – величиной массы или величиной заряда. Они имеют частотную природу. Связь между этими величинами тоже имеет частотную природу. Это дает основание рассматривать элементы-атомы как движущиеся тела, как процессы, протекающие  во времени-пространстве, то есть в LT- системе. Поэтому периодический закон естественно выражается на LT- языке, а  каждому элементу  соответствует определенная – LT величина. Каждая такая величина, то есть каждый элемент занимает свою клетку в бесконечной пространственно-временной матрице, в которой    возможен переход из клетки в клетку. Иными словами, одна величина может переходить в другую с помощью тензоров Г. Крона. С переходом изменяется качество и количество, то есть один химический элемент превращается в другой. Таким образом, заключает Борис Большаков, на трансмутацию элементов не существует никаких теоретических запретов.

МИР ПОЛНИТСЯ НЕПРЕРЫВНЫМИ ПРЕВРАЩЕНИЯМИ, ЗА КОТОРЫЕ ОТВЕТСТВЕН РЕЗОНАНС

Всякое новое – это хорошо забытое старое, напоминает нам Фангиль Гареев. Исследования по трансмутации имеют давнюю историю. Ей активно занимались в 1924-1927 годах. Ставили, например, такой опыт: тщательно очищенный жидкий свинец подвергали действию высоковольтных и сильноточных электрических разрядов в течение нескольких часов и получали ртуть. В те годы никому и в голову не приходило объявить трансмутацию лженаукой и ересью.  Это сделали после 27-го года, когда результаты экспериментов стали  подрывать господствующие положения ядерной физики, так называемую центральную догму, в которую  к тому времени превратилась квантовая механика. Хотя открытие радиоактивности доказало, что мир полнится непрерывными превращениями, к исследованиям  вернулись только в 70-х годах прошлого века. После открытия Мессбауэром эффекта, получившего имя открывателя, стала медленно осознаваться универсальность законов природы, что проявляется, например в  распространении законов механики на объекты микромира.
Энергия, потребляемая в процессе трансмутации, связана с частотой через постоянную Планка, продолжает Гареев.  Эта частота подчиняется тем же законам сохранения, что и энергия, она тоже аддитивна, то есть частота системы получается путем сложения частот подсистем. При этом каждая подсистема выступает и как «хозяин», и как «раб» общей системы. Это означает, что в самосогласованной системе подсистемы равноправны, но подчиняются общему ритму, в противном случае нарушается резонанс и система разваливается.
Так, наше тело состоит из триллионов клеток и гигантского числа атомов, и  все они как резонаторы функционируют согласованно. Стоит выпасть из этого ансамбля какой-то группе клеток, какому-то органу, и вчера еще здоровый человек погибает. Образование новых или развал существующих систем случается только тогда, когда что-то или приходит в самосогласованный режим, или из него выходит. Отсюда вытекает принцип резонансной синхронизации или принцип гармонии.     Кто вводит сей принцип,  задает частоту резонанса, гармонический ритм? Какой-то мировой дирижер, говорит Гареев.
Резонанс ответствен и за стабильность, и за разрушение. Представьте себе струну, предлагает Гареев. Дерните за нее, и по ней побежит волна, имеющая узлы и пучности. Теперь приложите силу в узле. Зазвучит струна? Нет, какой бы внушительной ни была сила. Чтобы струна зазвучала, надо приложить силу в пучности. Та же самая  картина наблюдается при трансмутации химических элементов. Прикладываемый к исходной комбинации веществ электромагнитный импульс должен быть выверен и по частоте, и по месту. Он должен быть в резонансе с системой – исходным элементом. Именно  резонанс и развалит систему. Трансмутация идет на частоте, заданной космическим дирижером, то есть идет по космическому закону. И идет постоянно. Например, изотопы фосфора фосфор-32 и фосфор-33 живут только несколько часов, поэтому, казалось бы, обнаружить их в природе  невозможно. Однако эти изотопы находят в дождевой воде в измеряемых количествах. Откуда же они берутся? Образуются в процессе трансмутации во время грозы.

По словам Фангиля Гареева, у него никогда не было сомнений в возможности холодной трансмутации и холодного синтеза ядер. Эти процессы не нарушают никаких принципов квантовой механики и ядерной физики. Поэтому эксперименты по трансмутации набирают силу и направление активно развивается. Буквально за год появилось несколько квалифицированных групп исследователей. Лет через пять они должны получить серьезные результаты. Поэтому по направлению наносятся упреждающие удары.   По мнению Гареева, третирование работ идет, в основном, от традиционной энергетики и оплачивается нефтяными и газовыми магнатами. Не дремлют и ученые-ортодоксы, объявляющие трансмутацию лженаукой. Может быть, лженаукой скорее следует считать работы по управляемой  термоядерной реакции? Начиная с 50-х годов на них, по разным оценкам, во всем мире потрачено от 30 до 100 миллиардов долларов. Еще столько же  нужно вложить, чтобы получить результат к 2040 году. А холодный  синтез по сравнению с горячим просто ничего не стоит.   Установку можно построить за десятки тысяч долларов. Сотня тысяч, миллион – уже с избытком.  Кривицкий построил свой агрегат всего за 15 тысяч.

ИСКУССТВЕННЫЕ ПРЕВРАЩЕНИЯ СЛЕДУЮТ АЛХИМИЧЕСКИМ МОДЕЛЯМ ЖИЗНИ

Проблема трансмутации лежит на стыке физики, геохимии, петрологии, минералогии, полагает Владимир Кривицкий.     Это – первое. Второе: следует говорить не о сложном строении атома и его месте в структуре и симметрии вещества, а о сложном его поведении и состоянии, рассматривая атом химического элемента как процесс. Перейти  от «атома-кирпичика» к «атому-процессу»  позволяет  универсальный  резонансный принцип Гюйгенса – принцип синхронизации и самоорганизации вещества макросистем. Из него следует, что элементарные частицы, атомные ядра, атомы в кристаллах и органических соединениях имеют квазикристаллические  гомологические конструкции, основанные на одних и тех же фундаментальных физических законах, а соответствующие частоты, скорости, импульсы и энергии движения в них квантованы, соизмеримы и, следовательно, синхронизированы. Этот принцип положен в основу выдвинутой Кривицким концепции ядерной диссоциации химических элементов.

Из глубин Земли, согласно этой концепции, поднимаются не готовые элементы – те, что находятся в земной коре, а протовещество, протоядра, которые существуют  на больших глубинах в жестких термодинамических условиях. В  недрах планеты химическое вещество теряет свою периодичность, элементы уже не подчиняются закону Менделеева, а собственно глубинное вещество представлено в виде голых ядер и свободных электронов, обладающих весьма высокой частотой собственных колебаний и высокой частотой вращения вокруг собственной оси. Эти динамические системы и есть протоядра. Их гипотетическая масса – около 900 единиц. Поднимаясь по флюидо-динамическим системам, они диссоциируют, распадаются на составные части, подчиняясь принципу резонансной синхронизации. В результате диссоциации образуются химические элементы, а из них – минералы земной коры.
Этот распад и есть не что иное, как холодная трансмутация. Она идет в пропорции «золотого сечения». В таком отношении находятся разделившиеся массы, что, по утверждению Кривицкого,  доказывается и эмпирически -   геологическими   данными, и экспериментально.  Если воздействовать на свинец импульсным током в сильном магнитном поле, он будет делиться на сурьму и рубидий, а эти последние – на медь, калий, натрий, кислород и серу. Тройки элементов – исходного и двух производных – дают «золотое сечение». Каждый из двух производных элементов делится в той же пропорции. Что получается? Так называемая «канторова пыль», говорит Кривицкий. Ее-то, оказываются, в принципе и представляют собой химические элементы. Наша атмосфера, гидросфера, литосфера, биосфера образована «канторовой пылью» рассыпавшихся протоядер. Но это – с математической точки зрения. Физически это «пыль» первовещества, заложенного в ядра планет Солнечной системы.
Процесс диссоциации или трансмутации в природе начинает развиваться  только тогда, когда наличествуют определенные природные условия – геотектонические, физико-химические и другие. Для искусственной трансмутации надо создать физико-химические условия искусственно. Нарисовав теоретическую картину, можно приступать к эксперименту. Первый эксперимент Владимир Кривицкий поставил еще в начале 90-х годов, смоделировав в лабораторных условиях процесс диссоциации. В недрах Земли на магму воздействуют сильные, до 1 миллиона ампер, электрические токи и магнитные поля. Рассчитав  потребные ток, величину магнитного поля и мощность импульса, проще говоря, определив необходимое воздействие,  можно приступать к опытам по практической трансмутации.
Опыты Кривицкого  показали, что она идет и обладает следующими особенностями. Во-первых, это процесс «коллективный» - в расплаве используется  несколько элементов. Они дают «мощные превращения». Выход новых элементов составляет 25-30 процентов, доля исходных падает до 80 процентов, они распадаются и дают целую группу новых по образцу «канторовой пыли». Чем не старая добрая алхимия? Она же  - современная ядерная физика, то есть, «офизиченная»  алхимия. По предположению Кривицкого, здесь имеет место  наложение двух процессов: импульсное воздействие вводит ядро атома в процесс резонансной синхронизации и сдирает с ядра электронную оболочку. Как только  происходит ионизация, ядро рассыпается (это доказано и в других российских и зарубежных опытах).
Сейчас Кривицкий готовит серию «алхимических» экспериментов на ядерно-химическом уровне. Современное знание – это точное знание, в отличие от древнего, мифологического, интуитивного. Но у древних была метафизическая философия, которой нет у современных «алхимиков». Даже Менделеев,  в молодости отдавший дань философии, отошел от нее после построения периодической таблицы, что, по мнению Кривицкого, понятно: играть в «кирпичики» легче. С открытием радиоактивности наметился было поворот к «алхимии», однако испытания урановой бомбы его отменили и закрыли для понимания метафизику, хотя нужно было лишь  повторить сделанное природой.
Холодная трансмутация в природе идет постоянно. И не только в недрах планеты. Она идет в человеческом организме, синтезирующем химические элементы, что давно доказано. Так, мозгу для нормальной работы необходим стронций, и организм его постоянно производит. Каждый из  полутора миллионов видов живых существ, начиная с бактерий,   выполняет  свою задачу по синтезу либо новых элементов, либо новых соединений, которые используются более совершенными существами. Менее сложные биологические системы поставляют материал для строительства более сложных. Человек стоит на вершине пирамиды, поэтому в его организме можно найти следы алхимических превращений, произведенных  какими-нибудь микробами миллиарды лет назад.

Так что Кривицкий «лишь повторил» процесс диссоциации-трансмутации. И что из всего этого может получиться? Технологии. В технологиях  трансмутации нет ничего необычного, ничего запретного, они давно используются. Вспомните, например, знаменитую травопольную систему академика Вильямса, долго применявшуюся в сельском хозяйстве, а потом осмеянную и изгнанную, говорит Кривицкий. Согласно ей, на полях периодически высевали траву: в   первый год – злаковую, скажем, тимофеевку, во второй – клубеньковую, допустим, клевер. Злаки обогащали почву фосфором, клубеньковые – азотом. То есть, первые  синтезировали  фосфор, а вторые – азот.  Растения – это, по сути,   настоящие алхимические реакторы. Травопольная система была,  по сути, технологией, следующей природным образцам, то есть, естественной, а потому – эффективной.
Такие вот естественные и эффективные технологии  и разрабатывает Владимир Кривицкий. Во-первых, получения уникальных (редкоземельных) элементов и их изотопов, которые требуются, например, в медицине, электронике, без переработки тысяч тонн породы, что делает  добычу очень дорогой, экологические последствия  - плачевными. Во-вторых, технологии извлечения химических элементов из горных пород. Импульсно воздействуя на сгусток шламов в магнитном поле, можно трансмутировать оставшиеся в них элементы и легко извлечь получившиеся вещества. Это весьма  актуально для полиметаллических металлургических комбинатов, в отвалах которых содержится огромное количество полезных компонентов. 
Представьте себе экологически чистую  металлургию, говорит ученый, металлургию без карьеров, не калечащую землю, не отравляющую реки, представьте, что  из    той же руды на плавильных заводах получают не два элемента, как сейчас, а четыре, шесть, восемь!.. Это же настоящий прорыв,  меняющий  всю энергетику, всю экологию, больше того, всю психологию человечества. Пока оно действует подобно первобытному   дикарю, срубавшему  пальму ради одного ореха, при том, что   все прочие живые существа природу не покоряют, они живут с ней в гармонии, довольствуясь тем, что дается, а если  этого мало, то синтезируя для себя вещества.   Человек должен повторить алхимические  способности жизни в своих технологиях. Во-первых, в технологиях получения более ценных, более нужных чистых элементов и их изотопов из готовых элементов. Во-вторых, технологиях перевода элементов  в более доступную форму и получения из них новых легкоизвлекаемых элементов. Вот в чем смысл готовящегося прорыва.  По убеждению Кривицкого,  он вполне возможен.  Проблема грандиозна, но нам она по силам.  

ЧТО  И  НЕ  СНИЛОСЬ  НАШИМ  МУДРЕЦАМ

России необходим центр сверхтехнологий,
открывающих новый путь к знанию и процветанию

В четвертом десятке
О новейших технологиях, созданных постсовременной, или интегральной наукой у нас почти ничего неизвестно обществу и власти. И общество, и власть пребывают в убеждении, что российская наука занимает передовые позиции в мире. Ведь она наследует советской, а советская наука – это первый спутник, первый космонавт, первая АЭС, самые большие гидроэлектростанции, самые совершенные истребители и танки, самые  высокотехнологичные металлургические переделы.
Поэтому нам трудно, да что там, невозможно поверить, что нынешняя Россия занимает 33 место в мире по качеству технологий. Этого, как сказано у Чехова, не может быть потому, что этого не может быть никогда. Но именно такое место отвело России исследование, проведенное с помощью новейших информационных технологий. И ничего особенно сенсационного в этом результате нет. Это видно, что называется, невооруженным глазом, на примере обычной вычислительной техники. Страна, не имеющая ни одного суперкомпьютера с быстродействием свыше триллиона операций в секунду (а в мире их насчитывается уже несколько сотен), не вправе рассчитывать на более почетное место.
Так что не стоит  становиться в позу и тешить уязвленную гордость, утверждая, что мы по-прежнему «самые-самые». Кто сам себя выставляет на свет, тот не блестит; кто сам себя восхваляет, тот не добудет славы; кто, не имея знаний, делает вид, что знает, тот болен, - гласит древняя и вечная мудрость. Наоборот, мудрый ставит себя позади других, благодаря чему со временем оказывается впереди. Будем же мудрыми! Наша сегодняшняя  роль должна быть ролью мудрого. Наша задача – окинуть беспристрастным взором панораму современного знания, сделать хладнокровные выводы и обдумать дальнейшие шаги.
Букет сверхтехнологий
Исследование, поставившее Россию на 33 место в мире по качеству технологий, выполнено не на суперкомпьютере, нет. Это ведь все та же вычислительная машина, только очень большая, очень мощная, очень скоростная и очень энергоемкая. Сверхновые технологии не нуждаются в суперкомпьютерах, ибо значительно превосходят их по быстродействию: Меллограф Ортега (Ortega Mellograf-5) выполняет 40 триллионов операций в секунду, тогда как самый скоростной суперкомпьютер IBM ASCI White – 11,3 триллиона.   Сверхновые науки используют компьютеры только как вспомогательную технику - для ведения банков данных. Компьютер уже не может считаться технологическим шедевром. Даже тот, что оснащен японской системой мысленного управления, реагирующей на нейронные импульсы мозга. Она разрабатывалась в помощь инвалидам, поэтому называется «Без рук», но стала эффективным инструментом аналитиков, брокеров, пилотов, астронавтов. Четверть века назад никто бы не поверил в возможность такой технологии. Сегодня «японское чудо» свободно продается во многих странах за 45 тысяч долларов. Оно рассекречено. Однако у него есть и секретный аналог. Он стоит 20 миллионов долларов, но не продается. Несложно предположить, какие технологические чудеса прячутся в секретном секторе!
Представление о них дают материалы, которые неправительственные научные центры, где и сосредоточены сверхновые исследовательские методы, передают пяти международным организациям: ООН, ЮНЕСКО, Всемирному Фонду  Ортега (Вашингтон), Всемирной Федерации футурологии (Рим), Всемирной Академии искусств и наук (Стокгольм). Благодаря содействию одной из них мы и имеем возможность вкратце познакомить читателей с высшими достижениями мирового знания. Правда, в самых общих чертах. Как и следовало ожидать,     почти половина методов, которыми пользуется мировая наука, окутана тайной и тщательно оберегается от потенциальных противников и конкурентов. Засекречены, разумеется, и сверхтехнологии. Известны только принципы их действия, но эти принципы весьма нелегки для восприятия. Во-первых, потому, что труднодоступно породившее их знание; во-вторых, потому, что человеческий ум обычно сопротивляется новому; в-третьих, научные открытия последних десятилетий столь необычны и авангардны, столь непривычны в мировоззренческом смысле, что проще объявить их шарлатанством, ересью, лженаукой, чем попытаться понять.
Использование Луны как природного информационного сателлита – технология ZetaEpsylon (Испания); использование земной атмосферы как информационного банка (Испания);   декодирование атомарной памяти, осуществленное Иоаннисом Галанисом (США); молекулярный банк информации Бругеманна (Германия); «Флорион –10000», изобретенный Жаном-Мишелем Вайсом - генератор природных излучений, вскрывающий человеческое подсознание по принципу резонанса, являющийся одновременно и самым совершенным детектором лжи, и самым совершенным медицинским прибором, и самым совершенным обучающим устройством (Франция) - все эти достижения постсовременной науки какой-нибудь замшелый ретроград может объявить ересью. Тем более что создатели супертехнологий и не подумают защищаться, полагая, что  дискуссия здесь невозможна. Современная позитивистская наука просто не имеет платформы для диспута с постсовременной, говоря грубо, элементарно не владеет предметом; официальная наука сама себя загнала в тупик, высокомерно отвергая нетрадиционные знания (интересно, что при этом правительства почти ста государств держат при себе консультативные группы астрологов). А самое главное, интегральная наука готова представить реальные доказательства своей правоты.
Так, в январе 1999 года цент «НОСТОС» установил численность армии освобождения Косово в 32300 человек. Международные эксперты, вооруженные традиционным профессиональным арсеналом, оценивали ее в 13 –17 тысяч человек. Кто был прав, определила сама жизнь. Дальнейшие события заставили экспертов пересмотреть свои выводы и согласиться с данными «НОСТОС».
Итак, доказывать, что «этого не может быть потому, что этого не может быть никогда» - неблагодарное дело. Ибо, гласит древняя и вечная мудрость, знающий не доказывает, доказывающий не знает. Огульное отрицание – не для мудрого. Послушаем знающих.
Основные принципы
Семьдесят  лет назад испанский ученый, профессор Динча  Гадиали из Малаги открыл принцип биопризмы. Ею является каждый живой организм, разлагающий свет подобно известной со школы стеклянной призме, причем спектр разложения строго индивидуален. Иными словами, существует биокод индивидуальности, столь же неповторимый и неизменный, как генетический код. На этом фундаментальном открытии основан метод голографической биопризмы, разработанный Радомиром Фере (Италия).  Прибор «Синолон» (Synolon), созданный в Испании в 1997 году, выявляет присутствие биокода в любой среде. Обнаруживая и измеряя его, можно проследить жизненный путь человека.
Измерение осуществляется с помощью Меллографа Ортега – сверхточного детектора информации, используемого с января 1998 года. Меллограф – это, в сущности, счетчик меллонов. Меллон – это семантическая единица информации. Его фундаментальное открытие принадлежит испанскому ученому, академику  Луису Ортега (1990). Результат меллографических исследований – информация: параметры процессов, качественные характеристики явлений, числовые показатели и многое другое. Метод позволяет получить исчерпывающие сведения об интересующем процессе или объекте. Например, можно измерить: факторы социума – такие, допустим, как средняя продолжительность жизни или пищевые предпочтения городских и сельских жителей; экономические факторы – действительную собираемость налогов, долларовый эквивалент денежной массы на руках у населения; технические и технологические параметры производств, систем, устройств; уровень экологической чистоты продуктов или лекарств; плодотворность научных гипотез, политических решений, законов, принимаемых парламентом, акций протеста оппозиции и вообще всего,  что душе угодно. Меллограф умеет то, чего не умели раньше: измерять количество качества.
Разработка сверхновых информационных технологий началась 20 лет тому назад, когда особенно активизировались исследования поля и стало ясно, что изучение реальности возможно не только «снаружи», но и «изнутри», поскольку сама она содержит полное знание о себе самой. А вообще к этому подходу, лежащему в русле древнейшей традиции знания, ученые-универсалисты стали обращаться с 30-х годов ХХ века. Он лег в фундамент таких новейших наук, как синергетика, триалектика, тринитарная экология, герменевтика, холизм.
На их плечи и встала постсовременная наука с ее практическими инструментами – супертехнологиями. Их принципы различны, но есть и общие закономерности, скажем, использование «голографического интегрирования». Известно, что каждый фрагмент голограммы содержит полную картину. (Фрагментом вселенской картины жизни является живая клетка, пишет один из авторитетов интегральной науки доктор Бурден. «Клетка голографична  по отношению к организму и по отношению к космосу».) Но если  это так, полную картину можно восстановить по фрагменту изображения. Вопрос, как это сделать, то есть вопрос технологий был решен в последние 15 лет усилиями в основном испанских, французских и японских ученых.           
Тупики  и перспективы
Исследование, поставившее Россию на 33 место в мире – фрагмент глобальной панорамы технологий. Место в четвертом десятке – это не так уж и плохо. Кстати сказать, Россия делит его с Ираном. Его высокий рейтинг объясняется патронатом исламских центров, серьезные финансовые и организационные возможности которых общеизвестны. А возглавляет список Ватикан, располагающий самыми эффективными – качественными – технологиями. Следом идет Бельгия. На третьем месте – США.
Можно только порадоваться за ученых, получивших в руки мощные инструменты познания, а вместе с ними – прекрасную возможность избежать хотя и соблазнительных, но ложных путей, сосредоточиться на реальных направлениях прорыва. Возьмем генетику.     Обнаружилось, что версия биологов о равном количестве генов у людей неверна. Что в среднем у человеческого существа 36200 генов в диапазоне от 30 до 70 тысяч. Что только 17,4 процента человеческих генов уникальны и неповторимы, тогда как остальные встречаются у других живых  существ. Что наследственность лишь на 63,2 процента предопределена набором генов. И что человек как целостное существо, как система описывается генетической формулой всего на 6,6 процента!
Вывод: получить точную генетическую копию человека не удастся, а значит, работы по клонированию homo sapiens обречены на неудачу. Клонирование – это тупик. В него ведет преувеличение роли генетики. Ученым казалось, что, погружаясь в глубины  генома, они приближаются к разгадке тайны жизни, а значит, к созданию совершенных средств борьбы с болезнями. Теперь понятно, что генетических теорий рака явно недостаточно для объяснения этого системного недуга. Увы, колоссальные усилия не приблизили биологов к пониманию космического человека, лишь на 6,6 процента описываемого генетической формулой.
Прозрачный мир
По аналогии с голографическим интегрированием можно восстановить прошлое по его следам в настоящем, реставрировать засекреченную информацию. Это позволяет провести невозможные раньше исторические исследования, скажем, получить реальную картину Куликовской битвы или раскрыть волнующую тайну жизни и смерти Рауля Валленберга, признанного одним из величайших героев ушедшего века. Фотографии и образцы почерка Валленберга сохранились, что дает возможность определить его биокод и по нему отследить жизненный путь шведского дипломата после ареста в Будапеште советской военной контрразведкой.
Закрытость документов в архивах спецслужб больше не является непреодолимым препятствием на пути к истине. С помощью супертехнологий программа «Рауль Валленберг» уже выполняется. Уже установлено, что Валленберг спас 64 тысячи жизней – не 30, как полагают одни исследователи, и не 100, как полагают другие, а именно 64 тысячи. Установлено, что Валленберг сознательно принял предложение американцев сосредоточиться на спасении людей,  что он действительно отказался сотрудничать с НКВД, что он действительно сидел во Владимирской тюрьме три года и что одновременно с ним в централе находилось еще 8 секретных узников, что подлинные документы о смерти Валленберга сохранились, что он действительно написал письмо Сталину и что это письмо до сих пор цело…С помощью сверхновых информационных технологий установлено: на сегодняшний день не обнародовано 8 процентов документов по делу Валленберга, но именно в этой, незначительной количественно части документации содержится 99 процентов самой важной информации. Исследователям, таким образом, до сих пор доступно не более  одного ее процента. На этих, ничтожных по сравнению со скрытыми сведениях и основаны многочисленные, но не доказанные версии. Российская сторона утаивает 6 процентов документов, шведская – два процента.
Правительства поступают так, как поступали всегда. Но стереотипы уже радикально отстают от прогресса науки. Супертехнологии делают мир прозрачным и  не совсем уютным для мастеров темных дел. Теряют смысл  бастионы государственных секретов. Национальная безопасность напрямую зависит от владения новейшими информационными технологиями. Безусловное преимущество получает та страна, которая ими располагает. Россия такими технологиями не располагает. Впрочем, не располагают ими ни США, ни Япония, ни страны НАТО. Монополия на сверхновые исследовательские методы принадлежит пяти неправительственным международным организациям.
Дело в том, что почти все удивительные открытия, приведшие к созданию сверхтехнологий, сделаны не в государственных, а в частных лабораториях, где процветает научное свободомыслие. Обладая монополией на самые эффективные методы, независимые исследователи не желают фальсифицировать результаты в угоду кому бы то ни было. Научная честность становится нормой. Власть и капитал не могут больше диктовать ученым свою волю, из рук бюрократии уплывает ее безотказное оружие – тайна.
В такой ситуации преимущество обеспечено той стране, которая, не владея супертехнологиями, тем не менее, получает доступ к ним благодаря сотрудничеству с неправительственными исследовательскими центрами. Пример здесь подает правительство Швеции, ведущее переговоры о привлечении нетрадиционных методов к программе «Рауль Валленберг». Оно обратилось  к новым технологиям, отказавшись от жестких стереотипов, в рамках которых обычно действует власть. Но оставаться в рамках значит обречь себя на отставание.
Как показало исследование, примеру шведского правительства готовы последовать и другие серьезные структуры. Главы международных организаций, государств и религиозных конфессий, обремененные ответственностью, расположены к новейшим технологиям на 93 процента, крупнейшие ученые, президенты  академий наук, знающие состояние и проблемы мировой науки – на 97 процентов, эрудированные врачи – на 98 процентов, независимые интеллектуалы – на 99 процентов. А вот ученые-догматики и карьерные чиновники, ориентированные, прежде всего на собственные интересы, относятся к новейшим методам подозрительно. Они обычно апеллируют к здравому смыслу, к благоразумию. Благоразумие весьма похвально, но только не там, где речь идет о супертехнологиях. Стереотипы уже безнадежно отстали от прогресса науки. Возможности традиционных технологий, созданных традиционным научно-техническим прогрессом, любимым детищем всех правительств мира, очень и очень ограниченны.       
Проблемы и решения
Все мировые технологии применяются для исследования семи типов систем, с которыми имеют дело современная наука и практика.
К первой группе – ординарных систем – относятся обычные явления, проблемы, задачи вполне понятные, доступные для изучения и обычно изучаемые исходя из практических нужд человека и общества, с целью создания новых машин, материалов, веществ, производства новых товаров и так далее.
Вторая группа – сложные системы. Вот, возможно, забавный, но наглядный пример. Задачу определения политических взглядов московских бомжей можно решить, опросив их, но практически это сделать невозможно по чисто организационным причинам – побеседовать с большинством бомжей не удастся. При исследовании сложных систем могут возникать непредвиденные препятствия, технические или финансовые трудности, хотя уровень знаний  не препятствует исследованиям.
Сверхсложные задачи входят в третью группу. Это, например, сравнение психологии русского, японца и папуаса. Для этого нужно представить ее в точных категориях, что нелегко, но возможно.
Четвертая группа проблем – проблемы, которые наука неоднократно пыталась, но не смогла решить из-за непреодолимых трудностей. В конце концов, эти задачи объявили не имеющими решения с точки современного знания. Это особенно наглядно проявляется в медицине, признающей свое бессилие перед некоторыми болезнями. Надо сказать, что ученые с удовольствием отправляют в разряд нерешаемых надоевшие проблемы, все то, что представляется непонятным. С особенным удовольствием наука проделывает это с проблемами пятой группы (так называемые «аномальные зоны» - нетипичные явления, всяческие чудеса и странности вроде пси-феноменов). К шестой группе относятся футурологические системы. К седьмой группе современная наука вообще не рискует подступаться, ибо сознает свою неспособность нарисовать «онтологическую интегральность», то есть полную картину бытия, включающую физические и метафизические краски (параметры). Если ведется исследование древнеегипетской цивилизации, например, то к первым будут относиться размеры и другие конструктивные особенности пирамид, их привязка к ландшафту и к звездному небу, а ко вторым – уровень духовных достижений иерофантов, задумавших и осуществивших грандиозный проект.
Системы семи этих классов могут исследоваться с помощью четырех классов технологий – трех классов традиционных и одного нетрадиционных, о которых мы и толкуем.  Наиболее совершенными и мощными технологиями, считается, располагают центры стратегических исследований разных стран. И это верно. Однако их мощи хватает лишь для  адекватного описания ординарных  систем. Гораздо менее уверенно эти центры чувствуют себя при исследовании сложных систем, еще хуже их самочувствие при обращении к сверхсложным. Четыре высших класса систем практически не поддаются традиционным технологиям. При исследовании «непонятного», «аномального», «онтологической интегральности», а также футурологических прогнозах требуются методы постсовременной науки с ее сверхтехнологиями.
Впрочем, они дают колоссальное преимущество и при решении относительно простых задач. К ним относится, например, перепись населения. Сосчитать число жителей можно методом опроса – весьма неточным, допускающим ошибку в 12 процентов, честно говоря, совершенно неприличную. Американцы, полагая, что во время  переписи 1990 года «потеряли» от 4 до 6 миллионов человек, разработали метод моделирования, имеющий 92-процентную точность. Однако и с ним во время последней американской переписи «потеряно» 9 миллионов человек.  Супертехнологии дают здесь точность в 99,5 процента, в 70 раз ускоряя процесс и удешевляя его в 120 раз. И это уже оценено правительствами некоторых стран, готовых использовать при переписи нетрадиционные методы.       
Нравственность науки
Их можно использовать только для благородных целей. С появлением супертехнологий тезис о безнравственности науки, ее равнодушии к добру и злу уходит в прошлое. Да, наука, создавшая ядерное, химическое, бактериологическое оружие и допустившая экологическое бедствие, абсолютно безнравственна. Но что это за наука? Это наука технократическая. Она действительно страдает этическим дальтонизмом.
В отличие от технократической, интегральная наука, являющая собой  сплав точного знания, философии, искусства, новое качество с заметной духовной составляющей, в этическом плане отнюдь не индифферентна. Использованию сверхтехнологий в недостойных целях препятствует не только безупречная нравственная позиция ученых, но и чувствительность самих технологий к этической стороне задания. Онтологический метакомпьютер, называемый «Модератор Диего», может объявить задачу безнравственной и отказаться ее решать. Это кажется невероятным, но это так. И, в общем-то, понятно, почему. Нетрадиционные методы исследований основаны на фундаментальных законах мироздания, а это законы этические.
«Свет правит Физикой, Логикой и Этикой. А также высшими невидимыми энергиями, которые могут мыслить», - написал когда-то Гете, поэтически сформулировав принцип единства мира.  Постсовременная, или интегральная, наука, следуя исконной традиции знания, его подтвердила.  Вот характерный пример.
В 1973 году Мартин Шонбергер установил тождество 64 звеньев ДНК и 64 гексаграмм И-Цзин – древней китайской «Книги перемен». Семью годами раньше Луис Ортега доказал аналогию И-Цзин и системы Таро – древнейшей системы символического описания Вселенной. Веком раньше французский метафизик Элифас Леви, он же аббат Альфонс Луи Констан раскрыл тайну происхождения алфавита. Алфавит берет начало от арканов Таро, которые тождественны гексаграммам И-Цзин, которые, в свою очередь, тождественны звеньям ДНК. Следовательно, алфавит и ДНК имеют общую структуру. Следовательно, геном человека прямо связан с речью. Речь, слово отпечатывается в генах, в наследственности. Поэтому-то каждое слово или ядовито, или благотворно, каждое несет в себе не только информацию, не только эмоциональный заряд, но и преобразующую энергию.
Исследовательских технологий, основанных на преобразующей силе слова, пока что не создано. Но не исключено, что они появятся. Интегральная наука способна на самые удивительные вещи. Поэтому, выбирая путь страны, мудрый не станет исключать ни одну возможность, какой бы фантастической она сегодня ни казалась.

Направление прорыва

Супертехнологий в России нет, но их нет ни у одной страны. Правда, у других стран есть то, чего нет у нас – суперкомпьютеры, например, и прочие технократические чудеса.  Здесь мы отстаем капитально. Здесь ситуация тяжелая. Догнать Соединенные Штаты по традиционным технологиям нам вряд ли удастся. Это потребует огромных денег – ведь суперкомпьютер, сравнимый по быстродействию с лучшим американским, стоит 250  миллионов долларов, а в Штатах таких машин сотни.
Но так ли уж нужна нам эта гигантская вычислительная машина, значительно уступающая инструментам из арсенала постсовременной науки? Мудрый сказал бы – нет. Мудрый сказал бы – следует обращать недостатки в достоинства.  Наше технократическое отставание, вызванное, не в последнюю очередь, повышенным вниманием к этической, духовной стороне дела и в некотором роде естественное, нужно превратить в естественное преимущество. Нам вовсе не обязательно последовательно подниматься по ступеням технократизма, вернее, повторять его зады. Нет у нас суперкомпьютера? И не надо. Надо миновать эту стадию, сразу перейдя к сверхтехнологиям. Для России доступ к ним не закрыт.



ШЕСТЬДЕСЯТ ШЕСТЬ ПРОЦЕНТОВ ОПТИМИЗМА

Человеческий фактор, о котором трубили в начале перестройки, благополучно забыт. Через 15 лет он откатился на то место,  где всегда и стоял в России - на последнее.
А жаль!.. Потому что социально-психологический ресурс - это, говоря конкретнее, запас оптимизма населения. Есть в народе оптимизм - выполняются предначертания и планы, воплощаются идеи, строятся города, цветут сады, армия побеждает врагов, растет рождаемость и падает смертность. Нет в народе оптимизма - получается "как всегда".
Ясно, что в Бразилии, скажем, народ жизнерадостней, чем в России. Недаром на карнавалы в Рио-де-Жанейро съезжаются туристы со всего света, чтобы зарядиться оптимизмом и весе льем, а вот на "день города" в Москву поедет только ненормальный. Но ясно по ощущениям. Чтобы сравнить уровни оптимизма и пессимизма, их надо измерить. А это не количественные характеристики, а качественные. Это качества. Стало быть, нужно измерить количество качества. Возможно ли это? Не только возможно, но уже сделано. Исследование проведено в Международной лаборатории параметров "АМАЛЬФИ" /Канада-Италия/. С его результатами автора любезно познакомил Эдмунд Суворофф, канадский ученый русского происхождения. (Заметим, что данные эти доступны далеко не всем, они предоставляются лишь пяти международным организациям: ООН, ЮНЕСКО, Всемирному Фонду Ортега, Вашингтон, Всемирной Федерации футурологии, Рим, Всемирной Академии искусств и наук, Стокгольм).
Результаты исследования сведены в таблицу, озаглавленную «Уровни оптимизма и пессимизма в 46 странах». Найдем в таблице Бразилию. Присущий ее народу уровень оптимизма выражается цифрой 98%, пессимизма –9%. Теперь  найдем Россию. И, как говорится, почувствуем разницу: уровень пессимизма у нас 37%, что на 28% выше бразильского, оптимизма - 66%, что, соответственно, на 33% ниже.
Если сложить проценты оптимизма и пессимизма, получится больше 100 процентов – и в Бразилии, и в России. А в Индонезии сумма выйдет не больше, а меньше сотни - 86%. И для Беларуси меньше, и для Румынии... Исследование показывает не процент оптимистов и пессимистов в стране, не их число на каждую сотню жителей, а именно уровень оптимизма и пессимизма как качестсв, как социально-психологических характеристик, свойственных гражданам данной страны или, если угодно, данному обществу. Это, скажем так, некоторое типичное, преобладающее настроение, самоощущение и мироощущение людей.
Что способствует оптимистическому отношению к миру, к жизни, к будущему? Гордость за свою страну, благополучие (не только материальное), комфорт, стабильность, безопасность, наличие перспективы, власть закона. Оптимизм будет, скорее, свойствен гражданам страны, находящейся на подъеме – экономическом, технологическом, культурном. И наоборот, в стране, вползающей в кризис, будет преобладать пессимизм. Чувство национальной униженности, низкое качество, неустроенность жизни, вопиющие социальные контрасты, бедность, экологические проблемы, преступность, произвол - все это питательная почва для массового пессимизма.
Но все-таки мы имеем дело не с арифметически вычисленными параметрами, а с  качествами. Возьмем Индию. Ее народу одновременно свойст-вен огромный оптимизм /91%/ и жуткий пессимизм /46%/. Как уживаются они друг с другом? В европейском представлении это невозможно. Но, видимо, оценивать индийскую цивилизацию нужно не по европейским, а по ее собственным меркам. Очевидно, уровни оптимизма и пессимизма зависят не в последнюю очередь от особенностей национальной психологии, национального характера и менталитета и исторической памяти народа.  Вполне благополучные Италия и Германия  характеризуются высоким уровнем пессимизма, менее благополучная Греция куда более оптимистична. Цифры по Великобритании, Бельгии, Дании, Нидерландам, Франции, Швейцарии, США, Испании еще раз подтверждают репутацию этих стран как процветающих. Лидирует здесь Австралия - настоящий рай земной.
На другом полюсе - послевоенная Югославия, где уровень оптимизма опасно низок, а пессимизма - катастрофически высок. Ничего удивительного для страны, униженной на глазах у всего мира и лишь умножившей неразрешимые проблемы. Очень низкий оптимизм характерен для Румынии и для Беларуси. Отнюдь не лучшее соотношение уровней в Китае /впрочем, к этой стране, как и к Индии, не стоит подходить с европейскими шаблонами/. Украинские показатели численно близки к российским, но попадают в другие диапазоны качеств, по тер-минологии исследователей - «диапазоны оптимизма и пессимизма»,  что принципиально меняет картину.
Как следует понимать? Если уровень оптимизма в какой-то стране не ниже 93%, то есть вписывается в так называемое "созидательное поле", то настрой населения можно считать важнейшим ресурсом развития страны. Такая страна имеет максимально благоприятные шансы для движения вперед /например, Хорватия, Иран, Мексика, Македония, Эстония, Греция, не говоря уж о лидерах/.
Диапазон оптимизма 92-86% дает хотя и не наилучшие, однако явные шансы для развития страны. К этой категории относятся, например, Пакистан, Польша, Португалия» Япония, Канада.
Если уровень оптимизма попадает в "негативное поле", все идет не так, как хочется, как планируется. В этих странах трудно жить и работать - как в России. Положи на нас в этом смысле бывшие партнеры по соцлагерю Чехия, Венгрия, Болгария и постсоветские государства - Грузия, Армения. Но не Украина.
Уровень оптимизма в этой стране лишь ненамного меньше нашего - 60%, но именно с этого значения начинается "деструктивное поле", когда не просто трудно, а очень трудно жить и работать, когда получается не просто "не так" а чаще всего вообще не получается. Таких стран в таблице немного, но они есть. Еще опаснее, что в них, как правило, деструктивным является и уровень пессимизма. При попадании показателя пессимизма в диапазон от 38 до 100 процентов нация фактически парализована. Пессимизм в диапазоне от 21 до 37 % позволяет как-то действовать (это характерно для России). Уровень, не превышающий 20%, почти не влияет на общие благоприятные тенденции развития страны. Наконец, в тех случаях, когда пессимизм не превышает 14-процентную черту, он не отражается на социальной активности народа.
Посмотрим еще раз на показатели Германии. Запаса оптимизма здесь вполне достаточно для прогресса, но велико  и тормозящее влияние пессимизма. И это обстоятельство немцам несомненно стоит учитывать. А разработчикам программ развития России следует знать, что будущему российскому правительству, кто бы его ни возглавил и кто бы в него ни вошел, придется действовать в условиях дефицита важнейшего социально-психологического ресурса. Ответственная власть должна отдавать себе отчет в том, что уровень пессимизма народа  близок к критической отметке.
Это очень грустный вывод. Но почему ему надо верить? С какой стати принимать без доказательств исследования лаборатории «АМАЛЬФИ»? Позвольте!.. А  по какой методике они произведены, какой научный аппарат использован?
На Западе подобных вопросов не задают, там понимают, что ноу-хау, как правило, засекречены /к секретным относится 47% современных технологий/. На Западе потребителей информации интересуют результаты, а не подробности исследовательских методов. В России о технологических секретах спрашивают обязательно.  Известная российская недоверчивость - понятное следствие извечного российского пессимизма. И с ним приходится считаться.
Итак... Международная лаборатория параметров "АМАЛЬФИ" является одной из исследовательских структур Международной Ассоциации "ЛОИФ" /штаб-квартира в Вашингтоне, филиалы в Мадриде, Риме, Париже, Москве/. С разрешения руководства Ассоциации и генерального директора лаборатории могу сообщить следующее. "АМАЛЬФИ" проводит исследования физических и биологических систем, исследования по социологии и политике, выполняет прогнозы референдумов, выборов, политических ротаций. В арсенале методов, в частности, декодирование атомарной памяти, метод голографической биопризмы и  меллон-технология. (Меллон - семантическая единица информации, его фундаментальное открытие принадлежит испанскому ученому, академику Луису Ортега.)
Исследование включает три этапа. На безе обширнейшего банка данных строится многомерная компьютерная модель исследуемой системы. Некоторая "точка" модели содержит полную информацию о системе - подобно голограмме, каждый фрагмент которой отражает всю картину. Эта "точка" определяется на втором этапе с использованием эксклюзивных методов программирования. На третьем этапе осуществляется "голографическое интегрирование" - считывается записанная во фрагменте голограммы любая информация об исследуемой системе. Для этой цели служит Меллограф Ортега, или дигитальный /числовой/ детектор параметров.
Эта универсальная логическая машина и сверхточный /точность - 94-100%/ детектор информации применяется с 1997 года. Меллограф позволяет выражать качественные параметры в математических величинах, в логических и цифровых кодах, в относительных числах, в процентах. Иными словами, он дает возможность измерять количество качества – ну, например, оптимизма и пессимизма, присущего населению страны.
Есть много, друг Горацио, чудесного на свете, что и не снилось нашим мудрецам… Особенно - в постсовременной науке. В эти "чудеса" можно верить, а можно не верить; данные, полученные при помощи сверхновых технологий, можно учитывать, а можно игнорировать. Тут уж «каждый выбирает для себя». И дело не только в недоверии к незнакомым методам исследований. Главное в том, что именно вы выбираете: уютное заблуждение или тревожащую, даже горькую истину. Исследования показали, что истину на протяжении истории предпочитали 38% человечества.   В последние годы число тех, кто хочет знать правду, уменьшилось еще на 4%. Две трети населения планеты - 66% - предпочитают приятно заблуждаться.
Такой результат показал Меллограф в 2000 году.



НЕИЗВЕСТНЫЙ КАНДИДАТ
МОЛЧАЛИВОГО БОЛЬШИНСТВА

Он обнаружен исследованиями канадских
и интуицией российских ученых
Выборы в Петербурге показали: деньги, даже очень большие, решают не все. Не все решают грамотная кампания, благосклонность прессы, неутомимость команды, партийная принадлежность щедрость посулов кандидата и чистота его биографии. Все это важно, но недостаточно для победы. Едва ли не главную роль в ней сыграл неучтенный, неформализуемый, почти иррациональный фактор - невысказанные  ожидания избирателей. Предпочтение получили фигуры, сумевшие сфокусировать на себе молчаливые ожидания молчаливого большинства.
Чего же оно ждет? Об этом фактически ничего не известно. О силе течения в глубине приходится судить по пене на поверхности воды - экстремистским высказываниям на митингах. призывам к реваншу, как левому, так и правому. Социологи выдают за "глас народа" мнение полутора тысяч человек. Да и кто поручится, что информация не утаивается или сознательно не искажается?
Чтобы верно оценить процессы в России, нужен непредвзятый взгляд. Необходимо независимое исследование, И оно, представьте, выполнено - в Канаде, в ноябре этого года с использованием сверхновой информационной технологии и крупнейшего в мире банка данных. Нам предоставлено эксклюзивное право на первую публикацию результатов в России. Их комментирует профессор Эдмунд Суворофф, канадский ученый русского происхождения, один из исполнителей работы,  проведенной "с целью со-действия прогрессу обществ".
Итак, каким же рисуется заокеанскому взгляду портрет России? Вот базовые данные. Ее население  - 162,4 миллиона человек, из них граждан - 146,7 миллиона. Разница в 15,1 миллиона человек - без малого население Голландии – приходится на вынужденных переселенцев, беженцев, иностранцев и многочисленную категорию неучтенных статистикой и милицией жителей и гостей страны, которые, нигде не числясь, тем не менее активно потребляют, имеют на руках рубли и доллары и заметно влияют на социально-экономическую ситуацию. Далее. В России 90,8 миллиона женщин. В работоспособном возрасте находится 62% населения. Доля называющих себя русскими - 83%. При этом чистокровно русских - 34%.
Экономическая ситуация в ноябре характеризовалась следующими цифрами. На уровне благополучия (свыше 510 долларов в месяц на человека), пребывало 3,5% населения. На среднем уровне (около 116 долларов) - 16,5%. Остальные, то есть 80%, с 40 долларами на душу в месяц относились к бедным. Уровень  безработицы составлял 13,3%.
А вот базовые данные по российскому социуму. Электорат составляет 102,7 миллиона человек. Для достоверной картины выборов необходима явка минимум 33% избирателей. Интеллектуалов (в европейском смысле) - 6% от  численности населения. Понимание прав человека свойственно 23%. Сторонников монархии среди россиян 6%, советского общества - 8%, правой диктатуры - 11%, открытого общества - 73%, /прочие - 2%/.
«Сторонников открытого общества в России 73%, -комментирует Э. Суворофф. - Это означает, что модель открытого общества при конституционных гарантиях необратима. Поэтому пора выяснить,     кого представляют экстремисты в стране, в которой левая и правая диктатура вместе насчитывают всего 19% сторонников? Почему они требуют пересмотра конституции?" Они, полагает профессор, имеют право голоса только потому, что в России - демократическая конституция и мужественный президент. И Россия не захочет это потерять. "Анализ политической сцены в России подтверждает мнение о несоответствии состава Думы реальной структуре общества, - продолжает Суворофф. - Дума - кривое зеркало страны. Следствием могут быть неожиданные результаты выборов и резкое смещение политических сил. Реваншисты опираются не на большинство, как они утверждают, а на крикливую экстремистскую прослойку левых (8%) и правых (11%). Молчаливое большинстве (73%) является сторонником открытого общества".
На Западе кампания против президента воспринимается как еще одна причина недоверия к России. Рейтинг Ельцина, обнародуемый российскими социологами, совершенно ошибочен. Да и в целом российские рейтинги неверны. Причиной ошибок, предполагает, Суворофф, "возможно, являются тенденциозность либо устаревшие методы, не соответствующие современный требованиям. Политики и обозреватели, между тем, охотно жонглируют испорченным материалом, демонстрируя неосведомленность, а иногда и прозрачную завербованность. Несомненно, эти факты следует расценивать как нарушение права личности на информацию".
В середине октября рейтинги претендентов на пост главы государства (обнародованные фондом «Общественное мнение») выглядели так: Явлинский –11%, Лебедь - 12%, Лужков – 17%,Зюганов -21%. Эти показатели ошибочны. "Опрос 1500 граждан несерьезен, - комментирует Э.Суворофф, - для верного резу-льтата необходимо вовлечение в процедуру не менее 1% электората, что является трудной задачей для устаревших методов социологии. Но в этом случае не надо браться за шаткое дело. Вот истинный рейтинг: Явлинский - 13,3%, Лебедь - 15,0%, Лужков - 16,2%, Зюганов – 19,6%.Таким образом, наличествует умышленная тенденция занижать рейтинги Явлинского и Лебедя, но зато завышать рейтинги Лужкова и Зюганова".
Особенно неправдоподобно, по мнению канадских исследователей, выглядят рейтинги президента. На самом деле его рейтинг в середине октября составлял не 1-3%, а 14,3%, а при условии участия в выборах был бы еще значительнее:19%. Следовательно, в гипотетических выборах во второй  тур вышли бы Ельцин и Зюганов, и Ельцин победил бы, набрав 54% голосов, Зюганов с 28% голосов снова бы остался вторым.
Итак, поддержка президента достигает впечатляющей величины, а политическая картина в России умышленно искажается. Чтобы перепроверить этот вывод, вычислена также компьютерная модель гипотетического референдума по импичменту Ельцина на конец октября. Результаты: за импичмент – 34% против –61%,несформулированное мнение - 5%. "Итог устроил бы любого политического деятеля!" - не может не воскликнуть Э.Суворофф.
Действительно. Можно упрекнуть исследователей в незнании российских реалий, но программу-то упрекнуть не в чем, она беспристрастна. Поэтому стоит задуматься над полученными цифрами. Они впечатляют. Они должны поубавить амбиций претендентам на место Ельцина, которые, по словам Сувороффа, черес-чур самоуверенны, не имея для этого серьезных оснований и не
понимая, насколько они уступают президенту как политическому деятелю. Переоценка кандидатами своих возможностей опасна, особенно в столь конфликтном обществе. «Мир будет находиться в опасности, пока люди с недостаточным пониманием государственных дел рвутся к власти, воображая себя лидерами страны».
На взгляд западного аналитика, Ельцин имеет и моральное превосходство над непримиримыми врагами, прикрывающимися цивилизованным словом "оппозиционер". Президент следует своему известному правилу - не обращать внимания на враждебные, клеветнические и даже хулиганские выпады противников. Терпимость Ельцина провоцирует оппозицию на новые грубые нападки. В результате «враги наговорили столько гадостей, что электорат заметно отвернулся от фигур сомнительной морали».
Здесь, пожалуй, Э.Суворофф говорит о чем-то не совсем понятном для российского молчаливого большинства. Для последнего политика и нравственность - две вещи несовместные, возможно, потому, что примеров высокоморальной политики оно не знает. Но нравственное чувство людей, элементарная человеческая порядочность, к счастью, не убиты. Те, кто рвутся к власти любой ценой, вызывают подозрение электората. Не устраивает его и "любая цена". По-видимому, наиболее сомнительна в моральном плане фигура Зюганова, наименее – Явлинского. Прогноз: "Тенденции рейтинга кандидатов на высший пост в Кремле показывают возвышение Явлинского и Лебедя (условно - Примакова) и отставание Лужкова и, особенно, Зюганова".
Однако самый большой сюрприз ждал исследователей под занавес. Программа обнаружила феномен неизвестного лидера "НЕИЗВЕСТНЫЙ ЛИДЕР, не включаемый в обзоры российских аналитиков, уже сегодня (то есть, в ноябре 1998 года. – Е.П.) имеющий ВТОРУЮ рейтинговую позицию, к середине декабря выходит вперед, далеко опережая идущего на втором месте Лебедя." Сегодня доверие избирателей обращается к новым, малоизвестным фигурам,комментирует Суворофф. У неизвестного кандидата пока нет имени и фамилии. Это собирательный образ лидера, с которым связаны ожидания молчаливого большинства.
Ожидания эти, видимо, так сильны, что делают фигуру неизвестного лидера почти материальной. Во всяком случае, российские ученые А.Ракитов и В.Стороженко в статье "Какой президент нужен России?", напечатанной в "Новых Известиях" I декабря, вычислили феномен без помощи суперсовременной техно-логии. Сформулировав набор требований, которым должен отвечать будущий глава государства, авторы поставили на первое место следующее обязательное условие: непричастность к затасканной политической колоде, свобода от невыполненных обещаний поражений, интриг и преступлений. Ясно, что "товар", который предлагают нам на рынке кандидатов в президенты, не того качества. Появление неизвестного лидера, обнаруженного  технологиями зарубежных аналитиков и интуицией аналитиков российских, качественно меняет ситуацию для сторонников открытого общества - то есть, без малого, для трех четвертей россиян.

Данные приводятся по исследованию  "Россия: проблема свобод и демократического сознания". Авторы – Галанис, Калдерон, Суворофф. 1998.